«Дело Лилии живет и процветает»

№6(972) 11 – 17 февраля 09 Февраля 2021

В середине января 2021 г. Национальное агентство по обеспечению качества высшего образования (аббревиатура по-украински: НАЗЯВО) предложило новый вариант проекта Порядка присуждения научных степеней (автор — руководящий сотрудник секретариата Нацагентства Л. Шипилов).

Так же как принятым с подачи тогдашней министерки МОН Лилии Гриневич постановлением КМУ от 27 июля 2016 г. №567 был фактически ликвидирован государственный контроль за аттестацией кадров высшей квалификации в аспекте лишения научных степеней и рассмотрения аппеляций, так и в случае принятия поддерживаемого ее бывшим советником М. Винницким нового варианта проекта «Порядка присудження наукових ступенів» будет начато уничтожение общественного контроля, предусмотренного ст. 78 закона Украины «Про вищу освіту».

Предыдущий вариант проекта «Порядка присудження наукових ступенів» (далее — Порядок присуждения), как и проект еще одного документа — Положения про аккредитацию специализированных ученых советов (автор — руководитель секретариата НАЗЯВО М. Винницкий), были проанализированы мною в статье ЗН «Дырявый фильтр» и признаны высоко коррупциогенными.

К сожалению, в новом варианте проекта Порядка присуждения коррупциогенные факторы не исчезли. Убрав одни (например, скопированные из несуразного приказа МОН от 23.09.2019 №1220 «О публикации результатов диссертаций на получение научных степеней доктора и кандидата наук», подписанного министеркой А. Новосад и согласованного с уполномоченным ВР Украины по правам человека Л. Денисовой и зампредседателя Научного комитета Национального совета Украины по вопросам развития науки и технологий А. Колежуком, дискриминационные положення о весе публикаций в базах Scopus і WoS для докторов философии (PhD) и докторов наук), автор добавил другие. Часть из них настолько серьезны, что позволяют говорить об антиконституционности отдельных положений проекта.

Последуем за текстом документа. Уже в пункте 9 наталкиваемся на юридическую коллизию двух нормативных предписаний, что, согласно утвержденной приказом Министерства юстиции Украины от 24.04.2017 №1395/5 Методологии проведения антикоррупционной экспертизы, считается коррупциогенным фактором, т. е. способностью «нормативно-правової конструкції (окремого нормативного припису чи їх сукупності) самостійно чи у взаємодії з іншими нормами сприяти вчиненню чи збільшенню корупційних правопорушень або правопорушень, пов'язаних з корупцією».

В п. 9 речь идет о требованиях к количеству публикаций для соискателей научной степени доктора философии. В абзаце первом сказано: «Основні наукові результати дисертації має бути висвітлено не менше ніж у трьох наукових публікаціях (здесь и дальше выделено мной. — Т. П.), які розкривають основний зміст дисертації та обґрунтовують отримані наукові результати відповідно до мети статті (поставленого завдання) та висновків».

А вот последний абзац того же п. 9: «Мінімальна кількість публікацій, які розкривають основні наукові результати дисертації, має становити не менше двох».

Такая же юридическая коллизия, а значит — еще один коррупциогенный фактор, имеет место в п. 29 проекта, где речь идет о требованиях к научным достижениям, которые могут защищаться на степень доктора наук в виде диссертации или опубликованной монографии.

Так, согласно абзацу первому п. 29, «Основні результати наукових досягнень у вигляді дисертації або опублікованої монографії, що подаються на здобуття наукового ступеня доктора наук, мають бути висвітлені у не менш ніж двадцяти наукових публікаціях».

Но уже в предпоследнем абзаце того же п. 29 сказано: «Мінімальна кількість публікацій, в яких висвітлено основні наукові результати дисертації, з врахуванням вимог, наведених вище, має становити не менше десяти».

Поскольку в последнем абзаце речь идет только о диссертации, можно предположить, что для защиты диссертации на степень доктора наук достаточно десяти публикаций, а при защите монографии — не менее двадцати.

Еще один не проясненный в проекте важный момент касается требований единоличного авторства. Если к диссертации и монографии предъявляется четкое требование: они должны быть написаны без соавторов, — то к статьям, на основе защиты совокупности которых присуждается научная степень доктора наук, подобного требования в документе нет.

Следует заметить, что монография — это форма опубликования результатов научного исследования, характерная преимущественно для гуманитарных, социальных, юридических отраслей науки, в то время как статьи — для физико-математических, технических и отчасти медицинских наук.

То, как некоторые диссертации конструируются из статей в соавторстве, мной было показано на примере докторской диссертации председателя профильного комитета Верховной Рады Сергея Бабака (см. «Академическая доброчестность в обществе двоемыслия», «2000» №1—2, 14—20.01.2021).

В связи с этим возникает вопрос: следует ли к статьям, по совокупности которых можно присуждать научную степень доктора наук, ввести требование единоличного авторства, как это введено в отношении диссертаций и монографий? Ибо дискриминировать соискателей степени доктора наук на основании формы объективации их научных достижений недопустимо.

Ведь озаботился же автор проекта уравниванием прав оппонентов при защите диссертаций доктора философии в разовом и в постоянно действующем спецсоветах. Для этого был придуман даже новый орган: профильная коллегия.

Разовый спецсовет создается ученым советом образовательного учреждения в составе 5 членов: председателя, двух рецензентов и двух оппонентов. А вот в постоянно действующем совете с оппонентами возникает проблема: один из них или даже оба членами спецсовета не являются. Для того, чтобы уравнять в правах оппонентов при защите PhD в разовом и в постоянно действующем спецсоветах, представляется, и была придумана профильная коллегия (п. 25, 26): «У разі атестації здобувача постійно діючою радою, остання одночасно з призначенням дати проведення захисту утворює профільну колегію, до якої входять голова та усі члени постійно діючої ради, які є компетентними вченими за тематикою дослідження... та доручає їй провести захист дисертації здобувача. Профільну колегію очолює голова постійно діючої ради... Під час проведення захисту профільна колегія постійно діючої ради має права спеціалізованої вченої ради, а опонент має всі права її члена (з правом голосу включно)».

Но право голоса и включение в состав спецсовета, похоже, не распространяется на оппонентов при защите степени доктора наук. Разными являются и процедуры голосования, как об этом свидетельствует п. 49: «При цьому рішення щодо присудження ступеня доктора філософії вважається прийнятим, якщо за нього проголосували не менш як 4/5 членів разової спеціалізованої ради (профільної колегії постійно діючої ради, включно з опонентами) при відкритому поіменному голосуванні; рішення щодо присудження ступеня доктора наук вважається прийнятим, якщо за нього проголосували не менш як 2/3 від складу постійно діючої ради при таємному голосуванні». (Как видим, в последнем случае о голосовании оппонентов речь не идет.)

Упомянутые две трети состава постоянно действующего совета при защите соискателя степени доктора наук одновременно представляют необходимый для правомочности заседания минимум (п. 46).

Однако если хотя бы один из этого кворума проголосует против или хотя бы один бюллетень, используемый при тайном голосовании, окажется недействительным, решение о присуждении научной степени считается не принятым. Из чего следует, что соискатель кровно заинтересован в присутствии на его защите как можно большего числа членов постоянно действующего спецсовета.

Но чем больше участников защиты от спецсовета, тем дороже сама защита.

Согласно п. 68 нового проекта Порядка присуждения, «Вартість послуг за проведення атестації здобувача наукового ступеня оплачується у розмірі: не менше 1 місячного розміру мінімальної заробітної плати, встановленої на день проведення захисту дисертації здобувача ступеня доктора філософії — голові та членам разової ради або голові та рецензентам — членам профільної колегії постійно діючої ради, опонентам; не менше 0,25 місячного розміру мінімальної заробітної плати, встановленої на день проведення захисту дисертації здобувача ступеня доктора філософії, — членам профільної колегії постійно діючої ради (окрім рецензентів);

не менше 1,5 місячного розміру мінімальної заробітної плати на день проведення захисту наукових досягнень здобувача ступеня доктора наук — голові постійно діючої ради, рецензентам, опонентам;

не менше 0,25 місячного розміру мінімальної заробітної плати, встановленої на день проведення захисту наукових досягнень здобувача ступеня доктора наук, — членам постійно діючої ради (крім рецензентів), що брали участь в атестації здобувача ступеня доктора наук.

Заклад вищої освіти (наукова установа) додатково відшкодовує витрати опонентів, що мешкають в іншому населеному пункті, пов'язані з проїздом до та з населеного пункту, у якому відбувається захист, та проживанням у такому населеному пункті, у розмірі фактично здійснених витрат, але не більше 1 місячного розміру мінімальної заробітної плати на витрати кожного оппонента».

Исходя из того, что к концу этого года минимальная заработная плата составит 6500 грн., а прожиточный минимум 2393 грн., можно рассчитать минимальную стоимость защиты доктора философии на заседании разового специализированного совета: 6500грн. х 5+6500 грн. (компенсация затрат одного оппонента при условии, что второй оппонент является «местным») + 1197 грн. (аккредитация разового спецсовета в НАЗЯВО в размере 0,5 прожиточного минимума — согласно проекту Положения про аккредитацию специализированных ученых советов) = 40 197 грн.

Если защита PhD произойдет на заседании профильной коллегии, то придется доплатить еще нескольким включенным в ее состав членам постоянно действующего совета, количество которых неизвестно (1625 грн. х n) и добавить «амортизацию» аккредитации постоянно действующего спецсовета в НАЗЯВО, которая составляет, в соответствии с проектом Положения про аккредитацию.., 14 368 грн. (6 прожиточных минимумов). Что в итоге дает около 43—45 тыс. грн. А в случае если и второй оппонент будет иногородним — приблизительно 50 тыс. грн.

Стоимость защиты доктора наук составит около 95 тыс. грн. При постоянно действущем спецсовете в составе 15 членов кворум равняется 10, но для подстраховки позитивного голосования необходимы еще минимум двое. Тогда: 9750 грн. х 7 (председатель, 3 рецензента, 3 оппонента) +1625 х 8 (12 - 4: председатель и 3 рецензента, являющиеся членами этого совета) +13 000 (компенсация затрат двух оппонентов при условии, что третий оппонент является «местным») + «амортизация» аккредитации постоянно действующего спецсовета в НАЗЯВО. Если и третий оппонент окажется иногородним, сумма достигает 100 тыс. грн.

Т. о. по сравнению с предыдущим вариантом Порядка присуждения стоимость защит уменьшена на 0—5% для PhD и на 15—20% для докторов наук.

Эти затраты предлагается возложить на государственный бюджет, если соискатель научной степени завершил подготовку в государственном учреждении (госзаказ), или на местный бюджет, если соискатель научной степени завершил подготовку в коммунальных учреждениях (региональный заказ).

В случае, когда соискатель научной степени завершил подготовку в другом учреждении, нежели то, где функционирует постоянно действующий совет, защита происходит (п. 67) «за рахунок коштів здобувача або третьої особи... Вартість таких послуг для здобувача або третьої особи, що їх оплачує, визначається вченою радою закладу (установи)».

При этом рассчитывать, что соискателям «со стороны» уменьшат суммы, не стоит, в лучшем случае они будут такими же.

Вызывает вопросы и «покупательная способность» местных бюджетов, ведь 50 тыс. или 100 тыс. грн. — это стоимость только защиты, и ее нужно приплюсовать к стоимости 4-летней подготовки PhD или двухгодичной — доктора наук.

Перекладывание на госбюджет затрат на проведение защит соискателей научных степеней обусловлено острой критикой со стороны учреждений высшего образования предыдущего варианта проекта Порядка присуждения, по которому выглядело так, что эти суммы вузы должны были выплачивать из своих спецфондов. Это — впридачу к 60 тыс. грн. за аккредитацию в НАЗЯВО одной образовательной программы (а их, как правило, в вузах сотни) — привело бы к массовой остановке защит.

Однако, перекладывая на государство затраты на проведение защит соискателей научных степеней, НАЗЯВО одновременно этим же проектом лишает значительную часть гражданского общества права контролировать процесс и результат их присуждения, что опосредованно является и контролем за расходованием бюджетных средств, являющихся, как известно, деньгами плательщиков налогов.

И если государственные контролирующие органы будут следить за тем, чтобы не было злоупотреблений при их использовании, то за качеством того, на что они будут тратиться, т. е. диссертаций и приравненных к ним форм научных достижений, в большинстве своем следят не столько рецензенты, оппоненты, научные руководители/консультанты или члены спецсоветов, сколько физические лица, не облеченные никакими официальными статусами. Именно они выявляют плагиат и иные недопустимые при присуждении научных степеней нарушения и обращаются с заявленими и жалобами в спецсоветы, МОН и Нацагентство.

И именно против них направлен новый вариант проекта НАЗЯВО, ибо он существенно ограничивает право граждан на обжалование решений специализированных советов.

Об этом красноречиво свидетельствует последний раздел проекта Порядка присуждения «Розгляд апеляцій та скасування рішення спеціалізованої вченої ради», характеризующийся наличием серьезных коррупциогенных факторов.

Так, п. 70 устанавливает: «Повідомлення щодо порушень академічної доброчесності в захищених наукових досягненнях (дисертаціях) розглядаються відповідно до Порядку скасування рішення спеціалізованої вченої ради про присудження наукового ступеня, затвердженого Кабінетом Міністрів України».

Но дело в том, что утвержденного «Порядку скасування рішення спеціалізованої вченої ради про присудження наукового ступеня» не существует! И как отдельного нормативно-правового акта не существовало. А варианты проектов «Порядку скасування...» так в этом статусе и остались.

Ссылка же в проекте нормативно-правового документа «Порядок присудження» на несуществующий акт является нарушением нормопроектировочной техники, что — согласно «Методології проведення антикорупційної експертизи» — считается коррупциогенным фактором.

И фактором серьезным. Что подтверждается анализом следующих пунктов проекта Порядка присуждения.

НАЗЯВО, наверное, не было бы собою, если бы не стремилось облегчить себе жизнь там, где проблематично заработать на собственных полномочиях. До тех пор, пока не удается монетизировать реализацию этих полномочий, они выступают настоящей обузой для Национального агентства.

Среди таковых — рассмотрение вопросов академического плагиата, заявлений и жалоб по поводу деятельности и решений специализированных ученых советов (ч. 9 ст. 19 закона «Про вищу освіту»).

15 декабря прошлого года НАЗЯВО заявило, что приняло решение приостановить рассмотрение Комитетом по вопросам этики заявлений, жалоб и сообщений о нарушении академической доброчестности, оставив без рассмотрения неудобные заявления и жалобы, в т. ч. на академический плагиат в докторской диссертации Сергея Бабака. Но приостановление — средство временное.

Чтобы кардинально решить проблему с отсеиванием неугодных жалоб, нужно было придумать нечто иное. Этим иным стало нормативное предписание п. 72, которым, в случае принятия Порядка присуждения в предложенной редакции, существенно ограничивается круг субъектов обращений в НАЗЯВО.

Согласно п. 72, «Право на звернення до Апеляційного комітету Національного агентства із обґрунтованою скаргою на рішення спеціалізованої вченої ради має будь-який суб'єкт наукової і науково-технічної діяльності».

Подобное предписание имеет место и по отношению к субъектам обращения в спецсоветы (п. 44): «Будь-який суб'єкт наукової і науково-технічної діяльності може у письмовій або електронній формі звернутися до спеціалізованої вченої ради, у якій відбуватиметься захист наукових досягнень (дисертації), не пізніше двох робочих днів до дати захисту із відгуками або зауваженнями щодо наукових досягнень (дисертації)».

В соответствии со ст. 4 закона «Про наукову і науково-технічну діяльність», «Суб'єктами наукової і науково-технічної діяльності є наукові працівники, науково-педагогічні працівники, аспіранти, ад'юнкти і докторанти, інші вчені, наукові установи, університети, академії, інститути, музеї, інші юридичні особи незалежно від форми власності, що мають відповідні наукові підрозділи, та громадські наукові організації».

Т. о. норма п. 72 резко ограничивает круг субъектов, наделенных правом обращения по поводу решений специализированных советов. Из этого круга изъяты целые категории физических лиц. Таких как лица, которые не работают в системе высшей школы и научных академий, или работают, но не относятся к перечисленным в ст. 4 закона, безработные, пенсионеры.

А также все общественные организации за пределами профессиональных объединений работников сферы науки, как это вытекает из ст. 23 упомянутого закона: «Громадські наукові організації (громадські академії наук, наукові товариства, наукові асоціації, спілки, об'єднання тощо) — це об'єднання вчених для цілеспрямованого розвитку відповідних напрямів науки, захисту фахових інтересів, координації науково-дослідної роботи, обміну досвідом».

Чтобы убедить в том, что в случае принятия данной версии Порядка присуждения значительная часть украинской общественности будет отсечена от контроля за социально значимым процессом присуждения научных степеней и его результатами, приведу фрагмент официального ответа образовательного омбудсмена С. И. Горбачева (исх. №205/20-в от 25.02.2020) на обращение к нему моей коллеги — д. филол. н. Элеоноры Шестаковой. (Э. Шестакова уже несколько лет не может устроиться на работу после ее увольнения из Донецкого национального университета из-за активного участия в выявлении плагиата в докторской диссертации декана факультета этого университета И. Артамоновой).

Цитирую с разрешения Э. Шестаковой: «Відповідно до пункту 20 частини 1 статті 1 Закону України «Про наукову і науково-технічну діяльність» науковий працівник — вчений, який має вищу освіту не нижче другого (магістерського) рівня, відповідно до трудового договору (контракту) професійно провадить наукову, науково-технічну, науково-організаційну, науково-педагогічну діяльність та має відповідну кваліфікацію незалежно від наявності наукового ступеня або вченого звання, підтверджену результатами атестації у випадках, визначених законодавством.

Таким чином, Ви не є науковим працівником, тому що не проводите наукову, науково-технічну, науково-організаційну, науково-педагогічну діяльність відповідно до трудового договору (контракту)».

Соответственно Э. Шестаковой было отказано в рассмотрении ее жалобы по сути и рекомендовано обратиться в суд. Туда же будут отправляться и все те, кто не попадает в круг избранных Нацагентством лиц.

Ограничение права граждан обращаться с жалобами на решения спецсоветов является по своей сути не только глубоко антидемократичным, но и антиконституционным. Антидемократичным только на фоне пока еще существующей практики, когда и в спецсовет, и в МОН (до момента утверждения решения спецсовета) может обратиться с заявленим и жалобой кто угодно. Но даже по сравнению с предыдущей версией проекта этого же Порядка присуждения (июль 2020) п. 62 которой провозглашал: «Право на звернення до Апеляційного комітету Національного агентства із скаргою на рішення спеціалізованої вченої ради має будь-яка особа».

Как и по сравнению со всеми версиями проекта «Порядка скасування рішення спеціалізованої вченої ради про присудження наукового ступеня» (апрель и сентябрь 2019), в которых (п. 2.1) право на обращения с заявлением об опротестовании решения специализированного ученого совета имело любое лицо.

Сам ли дошел до хитромудрых новаций п. 72 и п. 44 Л. Шипилов или ему подсказали — судить не берусь. Но в случае принятия Порядка присуждения в данной редакции ни доктор филологических наук Э. Шестакова, ни доктор экономических наук Франц Бутенец, восьмой(!) год добивающийся от МОН, а потом и от НАЗЯВО признания плагиатором В. В. Евдокимова — ректора Житомирского государственного технологического университета (Государственный университет «Житомирская политехника») не будут иметь право на обращение в спецсовет и в НАЗЯВО.

Не смогу и я от своего имени обращаться в Нацагентство, что, без сомнения, даст возможность облегченно вздохнуть членам НАЗЯВО и некоторым руководящим работникам его секретариата, а заодно «осчастливит» многочисленных плагиаторов — персонажей моих расследований.

Ибо ни я, ни Э. Шестакова, ни Ф. Бутенец, ни ряд других лиц, не равнодушных к творящимся безобразиям в сфере присуждения научных степеней, не принадлежим к тем, которые «равнее других».

На это, очевидно, и рассчитан разработанный НАЗЯВО новый вариант Порядка присуждения научных степеней.

Но дело не в конкретних личностях, а в том, что вводимые п. 72 и п. 44 нормативные предписания противоречат ст. 78 закону «Про вищу освіту», ст. 1 закона «Про звернення громадян», ст. 21 закона «Про запобігання корупції», ограничивая тем самым право граждан, гарантированное ст. 40 Конституции Украины. Ибо когда: «все имеют право» — подменяется правом для некоторых, тогда такая подмена является антиконституционной.

Как бы ни хотелось некоторым «любителям лилий» эту подмену скрыть.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Запрет цифрового коммунизма

Ученик Виктора Глушкова Владимир Ивличев разработал консолидированный...

Выносной мозжечок украинского правительства

Нацсовет по развитию науки и технологий предоставляет иностранным структурам рычаги...

Одна бджола меду не наносить

Науковій спільноті треба перейти від аналізу, роздумів про долю української науки до...

Как повысить эффективность украинской науки

НАН Украины следует выйти за двери своих учреждений, перестать фокусироваться только...

Хакери проти соціології

У цьому знущанні над вітчизняною наукою не обійшлося без доморощених штрейкбрехерів і...

Интегрировать интеллектуальный потенциал страны

Нынешняя ситуация должна переориентировать нас на базовые ценности

Про вчених і тільки про вчених

Через 5—7 років ми вже не зможемо забезпечити науковими фахівцями навіть нашу вищу...

Ученый — центральная фигура в науке

Научное творчество базируется на свободе научной мысли

О науке и не только

Глубокого анализа причин провальной бюджетной политики ожидало от НК научное...

Новый виток милитаризации космоса

Демонстрация Китаем собственных достижений в области создания многоразовых...

Неугодне дзеркало

Тому, хто працює у закритій системі, навіть висококласному професіоналові, складно...

А судьи кто?!

Удивляет неумение авторов «загальних висновків» учитывать специфические...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Авторские колонки

Блоги

Ошибка