Добрый день, Добрыдень!

№22 (74) 1 - 7 июня 2001 г. 01 Июня 2001

Его знают по обе стороны границы

Знаменитое объединение «Массандра» выпустило красочный настенный календарь на 2001 год. Среди фотографий 12 выдающихся украинцев, таких, как Патон, Амосов, Шалимов, Блаженнейший Владимир, Гнатюк-старший, помещен в нем и портрет Сергея Добрыдня. Вряд ли он известен широкой общественности. Между тем на украинско-молдавской границе его знает каждый.

В подарок за лояльность — «Мерседес»

...Пограннаряд «секрет», возглавляемый Добрыднем, ночью находился недалеко от села Новое. В четыре часа утра он увидел медленно движущуюся легковую машину с потушенными фарами, за которой на некотором отдалении следовал тяжело груженый КамАЗ. Сергей Андреевич по рации связался с соседним замаскированным постом: «Мерс», похоже, разведчик, мы его пропускаем. Проверьте только после того, как тормознем фуру».

Дабы исключить любую «инициативу» со стороны водителя, грузовик решили остановить на наиболее сложном участке дороги — перед подъемом на крутой холм. Требование солдата с регулировочным жезлом шофер проигнорировал, и тогда Добрыдень на ходу открыл дверь кабины и перехватил у того руль.

— Утро доброе! Что в кузове?

— Картошка.

— Сейчас посмотрим. Тормози!

— Не могу, я на подъеме не удержусь!

Когда КамАЗ все же остановился и контролеры заглянули под тент, выяснилось: кузов до предела завален различными металлоизделиями. Результат дальнейшей экспертизы шокировал — контрабандисты везли 30 тонн бронзы!

В иномарке, задержанной вторым нарядом, ехала группа прикрытия, в том числе милиционер (в последующем уволенный из органов). От пограничников преступники попытались откупиться: Добрыдню предложили «Мерседес», а солдатам — $2 тысячи....

Сделка не состоялась.

И когда вечером прапорщик местной погранзаставы шел по селу, его остановил «Карпо» — приднестровский криминальный авторитет, прибывший в село Лучинское на двух «Мерседесах» «разобраться»...

— Прапор, тебе, наверное, больше всех нужно?

Сергей Добрыдень узнал, кто перед ним, и сразу догадался, по какому поводу. К возможной мести бандитов пограничники были готовы. Уже больше недели на подступах к заставе круглосуточно дежурили сотрудники оперативно-розыскных органов ПВУ, а своих троих малолетних детей он в целях безопасности отправил к родственникам.

На плече у Добрыдня висел АК-74, легко бы он им не дался. Впрочем, какое-то шестое чувство подсказывало: если преступники до сих пор не попытались его застрелить, возможно, эксцессов не возникнет. По крайней мере сейчас...

— Но об этом потом поговорим. Вот тебе моя визитка, звони. А теперь расскажи-ка о том, как мой КамАЗ с «Мерсом» задержали? Неужели с проводником договориться не смогли?

Узнав, при каких обстоятельствах потерян товар, «Карпо» взорвался:

— Я ж им 30 «штук» отстегнул, чтоб заранее дорогу подготовили и границу прошли без сучка, без задоринки! А они для себя «наварить» решили? Обмануть меня? Ну хорошо, я их заставлю за все заплатить!

Как это ни покажется странным, но с «авторитетом» прапорщик тогда расстался мирно. На дружбу Добрыдень не согласился, хотя «Карпо» и предлагал не торопиться с решением, а хорошо подумать. Только через пару недель в местной газете Сергей Андреевич прочитал о том, что в Молдавии неизвестными расстрелян некто Мягков (один из проходивших по тому делу преступников), а вскоре в междоусобных разборках был убит и сам «Карпо».

Искали беглеца, задержали банду

Участок, охраняемый пограничной заставой, на которой служит старший прапорщик Добрыдень, имеет протяженность всего 17 километров. Но сопредельная территория — Приднестровье, и это о многом говорит. После вооруженного конфликта в начале 90-х власти не все оружие смогли изъять у местного населения, а со временем большую его часть прибрали к рукам отнюдь не законопослушные граждане.

Немного отдохнув после суточного дежурства, Добрыдень собирался пойти поохотиться. Фазанов в здешних краях тьма-тьмущая, стреляй хоть из окна собственного дома. Вдруг — звонок начальника заставы. Тот сообщил о побеге из воинской части в Приднестровье вооруженного солдата. Все подразделения Котовского погранотряда перевели на усиленный вариант охраны границы, и Сергею Андреевичу предстояло возглавить одну из поисковых групп. Через несколько минут Добрыдень с четырьмя солдатами выехал на патрулирование.

...Случилось так, что в это же время шестеро преступников из Молдавии напали на жителей ближайшего к кордону украинского села Новое. Они ворвались в крайнюю хату, избили хозяина и его сына. А затем все, что считали ценным, начали грузить в багажник своих «Жигулей». Крики о помощи привлекли внимание соседей. Две женщины побежали к участковому милиционеру, но по пути встретили пограничников, которым и рассказали обо всем.

Добрыдень велел солдатам окружить двор и одновременно с трех сторон идти на задержание. Когда их заметили, было уже поздно. Самого крепкого, как потом выяснилось, главаря обезвредил Сергей Андреевич и, приставив пистолет к его виску, приказал остальным сложить оружие. Те были вынуждены подчиниться. Прапорщик мысленно перекрестился: на полу перед ним лежал целый арсенал — два револьвера, две гранаты, самострел, армейский штык-нож и сигнальный пистолет.

Интуиция не подвела

В молодости Сергею Андреевичу довелось побывать за рубежом. Однажды вызвал его к себе командир части и предложил поехать в загранкомандировку — охранять наше посольство. Идея показалась заманчивой, и Сергей согласился. Подготовку проходил в спецшколе КГБ во Владимире.

Загранкомандировка оказалась экзотической: на два года Добрыдня направили в Мозамбик, где в то время шла гражданская война. Его работа оказалась далекой от светских приемов, хотя, будучи телохранителем посла, естественно, бывал и на них. А вот навыки стрельбы пригодились буквально в первые дни — сопровождая диппочту, попал в засаду. Уже в гараже посольства насчитал более двух десятков пулевых отверстий в корпусе машины...

Службу на кордонах независимой Украины начал с задержания... целой армейской колонны. В 1995-м части 14-й российской армии выходили из Приднестровья. Вывоз техники и боеприпасов был плановый, но однажды наблюдатели с погранзаставы сообщили, что недалеко от села Розаливка в объезд пункта пропуска на нашу территорию проследовала большая группа машин.

Проверять информацию выехал Добрыдень и россиян нашел довольно быстро. Десять автомобилей стояли в низине на полевой дороге. Место для привала было выбрано таким образом, что невольно напрашивалось предположение: то ли ждут кого-то, то ли скрываются...

На появление украинского пограничника старший колонны отреагировал спокойно, без лишних разговоров показал документы на транспорт и груз — — спецтехнику и средства связи. На первый взгляд, все было в порядке. Тем не менее Сергей Андреевич интуитивно чувствовал: что-то здесь нечисто. Почему колонна не поехала через официальный пункт пропуска? Случайно ли для остановки выбрано столь скрытое место?

Объяснения, будто бы они сбились с пути, мол, карты старые, да и дорога здесь лучше и короче, Добрыдень выслушивал с видимым пониманием. А сам по рации передал на заставу условный сигнал. Пока сверял документы и осматривал машины, подъехала вызванная им тревожная группа. Россияне так и не смогли вразумительно объяснить причину своего появления на украинской территории, и всю колонну для дальнейшего разбирательства направили на погранзаставу. Затем пригласили туда представителей таможни. Опасения Добрыдня подтвердились очень скоро: документы на груз оказались поддельными.

Над каждым свое солнце

— Я ему говорю: не лезь ты на рожон. Ну почему все опасные задержания связаны именно с тобой? Мне страшно — за тебя, за детей, за всех нас. А он в ответ — работа такая. Вот и молюсь за него, как могу...

Жену Добрыдня, Наталью Николаевну, можно понять: жить на границе вообще непросто, а когда это связано еще и с постоянным риском — вдвойне тяжело. Но выбор места жительства ими сделан уже окончательный. Недавно мужу предлагали перевестись служить на заставу специального назначения в Одессу. Казалось бы, о чем еще можно мечтать? Повышение по службе, престиж, опять-таки — «жемчужина у моря». А он отказался. Почему? Вольному человеку, привыкшему к чистому воздуху, простору, в 42 года прижиться в большом городе сложно. Да и квартиру получишь неизвестно когда, а тут у него — двухэтажный коттедж (Погранвойска построили для офицеров и прапорщиков), своей земли — не меряно. Через четыре года можно и на пенсию пойти, огородом заняться.

При упоминании об огороде Сергей Андреевич улыбается и смущенно поглядывает на жену:

— Ежедневно хожу мимо, а даже посмотреть, что у нас растет, времени нет. До заставы сто метров, считай, там постоянно и живу. Все хозяйство — на плечах Наташи. Да вот еще мужики мои — старшему, Михаилу, 12 лет, а Павлу и Виталию — по 11, помогают. Кормильцы. Собственно говоря, с земли мы и живем.

Сегодня в послужном списке старшего прапорщика Сергея Добрыдня две медали «За мужество в охране госграницы», 14 благодарностей, 9 грамот, 3 знака «За отличную службу», 8 денежных премий. И это при том, что наградами в Погранвойсках особо не балуют. Но его ценят: профессионал, каких немного.

Общаясь с Сергеем Андреевичем, я вспомнил стража царских кордонов Верещагина из кинофильма «Белое солнце пустыни». Главарь басмачей, обращаясь к нему, философски изрекает, мол, зачем рисковать, когда уже есть хороший дом, красавица-жена, милые детишки? Примерно такой вопрос задал Добрыдню и я.

— Риск на границе — понятие относительное. Риск — это когда сознательно идешь на подвиг. Я же просто делаю свою привычную ежедневную работу. При этом стараюсь, чтобы никто меня не смог упрекнуть в халатности, ну и самому б не стыдно было смотреть в глаза людям... А от жизни лично мне много не нужно. Помните притчу об античном философе Диогене и Александре Македонском? Первый жил в бочке и фактически ничего не имел за душой, второй был сказочно богат и правил огромной империей. Как-то они встретились, и Александр поинтересовался, чем Диогена облагодетельствовать. И услышал в ответ: «Отойди в сторону, ты мне солнце заслоняешь». Македонский, стремившийся к богатству и власти, умер в 33 года, Диоген, находившийся в гармонии с самим собой, дожил до 75 лет. Для нормального человеческого счастья много не нужно...

«Риск на границе — понятие относительное. Риск — это когда сознательно идешь на подвиг. Я же просто делаю свою привычную ежедневную работу»

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Кража без взлома

В Украине ежегодно защищают в среднем 6 тыс. диссертаций, при этом количество...

«Дніпровська політехніка» — на міжнародній орбіті

Виконання наукових робіт може бути стабільним джерелом фінансової підтримки...

«Сталинский» и «соросовский» профстандарт школьного...

Суть реформы образования отражает спонсорские интересы западных грантодателей,...

Запрет цифрового коммунизма

Ученик Виктора Глушкова Владимир Ивличев разработал консолидированный...

Выносной мозжечок украинского правительства

Нацсовет по развитию науки и технологий предоставляет иностранным структурам рычаги...

Одна бджола меду не наносить

Науковій спільноті треба перейти від аналізу, роздумів про долю української науки до...

«Дело Лилии живет и процветает»

Новый вариант Порядка присуждения научных степеней ограничивает право граждан на...

Как повысить эффективность украинской науки

НАН Украины следует выйти за двери своих учреждений, перестать фокусироваться только...

Хакери проти соціології

У цьому знущанні над вітчизняною наукою не обійшлося без доморощених штрейкбрехерів і...

Интегрировать интеллектуальный потенциал страны

Нынешняя ситуация должна переориентировать нас на базовые ценности

Про вчених і тільки про вчених

Через 5—7 років ми вже не зможемо забезпечити науковими фахівцями навіть нашу вищу...

Ученый — центральная фигура в науке

Научное творчество базируется на свободе научной мысли

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Авторские колонки

Блоги

Ошибка