Как повысить эффективность украинской науки

№4(970) 28 января – 3 февраля 30 Января 2021 1

Ныне крайне актуально осмыслить роль НАН Украины в отечественной науке, но еще более важно — определить пути повышения роли науки в развитии нашего общества. А точнее — пути реализации огромных, зачастую не использованных ее возможностей.

Реализация этих возможностей сложна, но она необходима. Причем, несмотря на ее многогранность, ключевой проблемой является организация науки, ее менеджмент. Ранее в нашей стране этот вопрос неоднократно поднимался, и в ходе обсуждения дискутировались два противоположно разных подхода: централизованный, тот, который был в СССР, и децентрализованный, существующий в большинстве стран.

Современные авторы поддерживают в большей степени децентрализованный тип организации науки, когда научные подразделения входят в состав самостоятельных университетов. Обоснованием для такой точки зрения является то, что научные исследования в университетах тесно связаны с педагогическим процессом. Это, во-первых, позволяет научно-педагогических работников привлекать к научной работе, и наоборот. Во-вторых, организовать независимую самостоятельную научно-исследовательскую работу в различных учреждениях.

Однако исторически сложившаяся ситуация в нашей стране не позволяет в полной мере эффективно развивать науку преимущественно в университетах. С одной стороны, профессорско-преподавательский состав перегружен в учебном процессе, с другой — в университетах относительно слаба материально-техническая база. К тому же такое «разобщение» в системе, когда научно-исследовательский коллектив самоизолируется, в конечном итоге является базой для провинциализма, местничества в науке.

Но это утверждение относится к положению дел сегодня. В перспективе возможна такая организация, когда наука базируется преимущественно в университетах, и это действительно станет значимым.

Большинство наших университетов на сегодняшний день не обладают достаточной не только научной, но и педагогической базой. Следовательно, в реально сложившейся организационной ситуации, по-видимому, следует опираться в первую очередь на существующую организованную централизованную сеть научно-исследовательских учреждений, потому что именно там сосредоточен основной научный потенциал.

В состав этой группы научных учреждений входят система Национальной академии наук, отраслевые академии, наука высшей школы и отраслевая наука. Во всех четырех блоках имеется вертикальная организация, в то же время между ними взаимодействие минимально. Как результат — существуют отдельные независимые, не связанные друг с другом научные организации. Это и плюс, и минус. Плюс в том, что нет управленческого давления на отдельные научные коллективы ученых. Но это и большой минус, ибо организовать взаимодействие, а тем более совместную их научно-исследовательскую работу практически невозможно.

В связи с вышеизложенным считаем, что существующая в нашей стране самостоятельная организационная система науки должна быть сохранена, еще точнее — использована для того, чтобы уже в ближайшее время получить значимые результаты в науке, т. е. повысить их эффективность.

Для достижения такого результата следует уже сегодня произвести определенные изменения в системе организации нашей науки. На наш взгляд, необходимо обеспечить взаимодействие между отдельными элементами. Причем это взаимодействие, интеграция должны быть не формального организационного характера, они обязаны обеспечить эффективное взаимодействие в сущностном плане, взаимодействие творческое между отдельными научными коллективами и учеными. Цель этого взаимодействия — эффективное планирование, обмен идеями и информацией, создание организационного поля для формирования временных творческих межотраслевых коллективов.

В одной из предыдущих моих статей поднимался вопрос необходимости комплексного научно-практического подхода для борьбы с пандемией COVID-19. Именно проблемы такого характера и масштаба требуют интеграционных коллективных решений в науке, потенциал которой и на сегодня еще достаточен, но он не реализован.

Решение этого вопроса наиболее целесообразно на базе НАН Украины. Среди всех существующих в Украине научных структур она самая мощная по всем параметрам. В ней сосредоточено большинство научных направлений, практически все фундаментальные, которые достаточно хорошо кадрово обеспечены и имеют солидную материальную базу. Да и по результатам НИР следует согласиться, что большая часть реальных научных результатов в Украине достигнуты в стенах НАНУ.

И все же у научной общественности есть ряд вопросов к НАН. Основной из них заключается в том, что академия сосредоточила все свое внимание исключительно на работе только своих структур, учреждений. Она не только не пытается влиять на научную деятельность высшей школы, других академий и отраслевой науки, но даже реально с ними не взаимодействует. Можно сказать, что НАН самой трудно, ей катастрофически не хватает финансирования. Это так, но есть также вопросы, которые практически не связаны с финансированием и другими материальными вопросами. На наш взгляд, НАН должна стать научным штабом для всей науки, который объединяет ученых, организует научное общение, способствует концентрации научных сил страны на решении как фундаментальных, так и насущных практических проблем. Каких? Снова обращаю внимание на пандемию COVID-19, которая поставила перед человечеством огромные проблемы.

Что же может сделать НАНУ? За всю свою научную жизнь не помню ни одной общей открытой сессии академии, на которую были бы вынесены вопросы планетарного масштаба, а главное, куда были бы приглашены представители, ученые всех научных структур страны, и чтобы такой форум, его решения и рекомендации стали путеводными для нашей науки. Да, подобные научные форумы сложно организовать на уровне НАН, но они не проводились и на уровне отделений академии.

У нас отсутствует научная трибуна, объединяющая всех ученых. Имею в виду, что у нас нет таких изданий, как, например, Nature, на страницах которого бы и поднимались междисциплинарные, действительно фундаментальные вопросы, научная общественность могла бы познакомиться с наиболее важными научными достижениями как страны, так и всего мира. Да, существует «Вісник НАН», но круг вопросов, которые в нем представлены, крайне ограничен, и это не тот журнал, в котором нуждается вся наша научная общественность. И как следствие — Министерство образования и науки и администраторы науки выставляют ученым требования приоритетности публикации за рубежом. Между тем такой журнал, такую научную трибуну может организовать только НАН. Наверное, нашей академии следует выйти за двери своих учреждений, перестать фокусироваться только на академических званиях и стать национальным организатором науки, ее штабом.

При этом следует подчеркнуть, что речь идет не об управлении, а об организации научного творчества, его активации, в какой-то степени направлении, т. е. координации творческой научной элиты. Мы давно ждем это от НАН, но организационно административная замкнутость, к сожалению, отвлекает ее от проблем организации науки в стране.

И такой потенциал у НАН есть, хотя и проблемы тоже присутствуют. Мне хотелось бы обратить внимание на одну из проблем, которая присуща и всем другим организациям — старение кадров. Очень часто, обсуждая этот вопрос, говорят о том, что нужно омоложение в науке. Согласен. Но убежден, что не только путем увольнения ученых пенсионного возраста. Безусловно, необходимо максимально привлекать молодежь в науку, но этот процесс должен планироваться одновременно с организацией обучения молодежи. А здесь главным ресурсом является опыт и знание лидеров науки, как правило, старшего поколения.

У нас же сегодня, действительно, во многих случаях старшее поколение блокирует карьерный рост в науке молодежи. Обращаю внимание на этот вопрос еще и потому, что он актуален для всего научного сообщества. Сразу отмечу, что просто омоложение, даже со знанием английского (иностранного) языка и наличием зарубежного диплома еще не гарантирует профессиональной научной квалификации. Так, особенно последние годы убедительно показали фактическую инфантильность этой «фондовской» молодежи. Разве что очень красиво один министр сидел на столе, а премьер лихо катался на самокате. А если серьезно, то кто может привести примеры, когда получивший западное образование молодой ученый, работая в Украине, добился бы каких-либо значимых результатов в науке! А ведь таким молодым людям предоставлялись возможности проявить себя. Однако, скажем, в Министерстве здравоохранения за последние шесть лет такие молодые специалисты проявили себя лишь в области переводов зарубежных инструкций.

Не преследую цель поставить под сомнение уровень образования за рубежом. Просто образование, как, впрочем, и вся информация, лишь способствуют началу работы в науке, успехи в которой — плод большого труда, как правило, в научных коллективах, где и шлифуются навыки научной работы, осваивается опыт предыдущего поколения ученых.

Я знаю достаточно много примеров, когда наши молодые ученые, прошедшие научную школу в Украине, востребованны и успешно трудятся за рубежом. Следовательно, привлекая молодежь в науку, мы должны передать ей навыки и опыт старшего поколения, создать все необходимые условия для формирования молодого ученого. И опыт старшего поколения здесь бесценен. Научное руководство, научные школы, творческие дискуссии, научные форумы — вот только краткий перечень способов подготовки научных кадров.

Я далек от мысли, что отдельные мои соображения являются единственно возможными в вопросах реформирования науки в Украине. Отнюдь. Это лишь скромные попытки обратить внимание не необходимость решения этих вопросов и возможные способы, посредством которых это может быть осуществлено. Очень надеюсь, что к обсуждению данной проблематики подключатся мои коллеги, и мы сообща найдем, а затем и осуществим необходимые шаги. Уверен, что люди, посвятившие себя науке, не могут оставаться равнодушными к ее судьбе.

Тем более что, судя по всему, и в государстве нашем стали сознавать необходимость реформирования науки. Интересно, что административная система может оперировать, как всегда, только административными методами. В полном соответствии с этим попытка реформирования науки, конечно же, началась сверху. Была создана «Національна рада з розвитку науки та технологій». Следовательно, над всеми структурами науки, даже над МОН, появляется новая административная надстройка. С одной стороны, хорошо, ибо возглавляет ее премьер-министр, т. е. уровень администрирования самый высокий, но ведь это все равно администрирование.

Т. о. общая координация и управление всей наукой ввиду создания Национального совета по развитию науки и технологий может осуществляться его научными и административными комитетами, образование которых целесообразно. Однако даже краткий анализ их деятельности за три года говорит о том, что они практически не работают. Об этом свидетельствует не только крайне недостаточная их активность (не более двух заседаний в год), но и полный отрыв их от научных коллективов, которые делегировали в эти структуры своих представителей. Кроме того, странным образом эти комитеты практически сразу проявили активность не в плане созидательной деятельности в науке, а в попытках контроля, хотя именно помощи в организации научной деятельности от них ожидали в первую очередь. Причем связь с научными коллективами, всей научной общественностью они даже не попытались наладить. Как результат — ни одной организационной инициативы за три года. Кажется, даже холодный душ пандемии COVID-19 не охладил горячие головы, исполненные административного энтузиазма, и не заставил их обратить внимание на организацию и концентрацию научного общества на важнейших проблемах нашей жизни.

В этой связи хотелось бы предостеречь демократов от науки от повторения ошибок, которые возникли при реформировании медицинской практики, когда благие намерения реформаторов привели почти к полному развалу медицины. Хорошо, что медицину еще не успели «реформировать» полностью, а то бы сейчас мы оказались в трагическом положении многих стран Европы. Ведь у нас количество умерших более чем в 10 раз превысило летальность от эпидемии гриппа в 2009—2010 гг., которая тогда воспринималась как трагедия.

Не нужно начинать реформу с разрушения пусть даже не очень эффективно работающих учреждений науки. Ведь это коллективы профессионалов, которые если и недостаточно эффективно работают, то в связи с причинами, от них практически не зависящими. А это, в частности: отсутствие государственного и общественного заказа; критически малое финансирование; отсутствие какой-либо поддержки в сочетании с прямыми помехами со стороны далеких от науки лиц хотя и молодого возраста и даже говорящих по-английски (что очень хорошо, но не есть главным, а тем более единственным в организации науки).

Коллеги! Думаю, что, опираясь на существующие структуры в науке, можно выстроить или улучшить — как минимум! — систему организации науки, повысить ее эффективность.

Хотел бы обратить внимание на одно чрезвычайно важное обстоятельство — да, совершенствование управления наукой необходимо, ибо наука — это сложная часть общественного интеллектуального производства, но основным субъектом науки является непосредственно ученый, и наука как вид деятельности базируется на личности ученого.

Поэтому, организуя научную работу в обществе путем администрирования отдельных коллективов и системы в целом, следует вместе с тем создавать условия для творческой деятельности каждого ученого. При этом ясно, что объединение творческих личностей только на основе администрирования грозит отрицательным влиянием на свободу творчества.

На наш взгляд, разрешить или хотя бы попытаться решить проблему можно следующим образом. Системе административного управления наукой должны быть созданы противовесы, которые бы представляли мнения и интересы ученых, т. е. тех, кто творит науку.

Частично такие противовесы уже есть.

На уровне научных учреждений — это ученые советы, и хотя они являются также структурами управления, но они базируются на основах самоуправления, ибо их решения всегда коллегиальны и отражают мнение большинства членов научного коллектива. Однако далее, на уровне руководства (особенно министерств и ведомств) эти противовесы исчезают — остаются лишь административные структуры. Какой может быть выход? На наш взгляд, формирование на всех уровнях управления наукой структур, представляющих интересы научного сообщества, абсолютно необходимо и может базироваться на привлечении к их работе научных обществ. В стране давно существуют научные общества, объединяющие ученых той или иной науки. Думается, что параллельно с админструктурами управления наукой должны функционировать комитеты (структуры?) представителей научных обществ. Их создание на демократической основе реально, а они в свою очередь способны доносить мнение ученых, научного сообщества до всех админструктур, включая Национальный совет по развитию науки и технологий. Ведь каждая управленческая админструктура, какими бы демократическими методами она ни создавалась, немедленно становится частью бюрократической машины. Кстати, таковая действительно нужна, но только во взаимодействии с общественными организациями ученых она может работать эффективно, ибо в таком случае к решению задач государства на всех уровнях будет привлекаться интеллектуальный потенциал научного сообщества.

Уверен, что развитие нашего государства требует реформирования науки, но исключительно на основе сочетания реальных возможностей науки с использованием передового мирового опыта, что и позволит нашей науке эффективно работать на благо Отечества.

Анатолий ГОЖЕНКО,
профессор

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Запрет цифрового коммунизма

Ученик Виктора Глушкова Владимир Ивличев разработал консолидированный...

Выносной мозжечок украинского правительства

Нацсовет по развитию науки и технологий предоставляет иностранным структурам рычаги...

Одна бджола меду не наносить

Науковій спільноті треба перейти від аналізу, роздумів про долю української науки до...

«Дело Лилии живет и процветает»

Новый вариант Порядка присуждения научных степеней ограничивает право граждан на...

Хакери проти соціології

У цьому знущанні над вітчизняною наукою не обійшлося без доморощених штрейкбрехерів і...

Интегрировать интеллектуальный потенциал страны

Нынешняя ситуация должна переориентировать нас на базовые ценности

Про вчених і тільки про вчених

Через 5—7 років ми вже не зможемо забезпечити науковими фахівцями навіть нашу вищу...

Ученый — центральная фигура в науке

Научное творчество базируется на свободе научной мысли

О науке и не только

Глубокого анализа причин провальной бюджетной политики ожидало от НК научное...

Новый виток милитаризации космоса

Демонстрация Китаем собственных достижений в области создания многоразовых...

Неугодне дзеркало

Тому, хто працює у закритій системі, навіть висококласному професіоналові, складно...

А судьи кто?!

Удивляет неумение авторов «загальних висновків» учитывать специфические...

Комментарии 1
Войдите, чтобы оставить комментарий
Владимир Теренин
30 Января 2021, Владимир Теренин

Украине, как всякой современной цивилизованной стране, нужна наука не просто ради науки, что собственно предлагается автором, а как орудие на пути дальнейшего цивилизационного развития. Для того наука должна быть тесно соединена с производством и общим ходом жизни общества.

- 4 +
Авторские колонки

Блоги

Ошибка