«Оранжевый революционер» во главе МОН

№30-31 (470) 17 - 23 июля 2009 г. 06 Июля 2009 0

У всех на устах тестирование абитуриентов, которое, по версии МОН, расширяет доступ к высшему образованию и противодействует коррупции. Но и при большей, чем у других, сумме баллов внешнего тестирования поступление в вуз отнюдь не гарантировано — точно так же, как при конкурсном отборе преподавателей в нашей системе высшего образования наличие у одного из претендентов более высокой квалификации доцента не дает оснований для уверенности в том, что изберут именно его, а не ассистента, «договорившегося» с начальством.

«Конкурсний відбір вступників здійснюється приймальними комісіями за сумою балів, зазначених у сертифікатах Українського центру оцінювання якості освіти», — указано в п. 9 приказа МОН от 2.09.08 № 802 «Про затвердження Умов прийому до вищих навчальних закладів України». Как будто все ясно: конкурсный отбор по сумме баллов. Но ведь ни в этом, ни в других пунктах не предписано четко, что зачислять должны именно тех, у кого больше сумма баллов.

К тому же на фоне фанфаронской пиар-кампании МОН вокруг тестирования остается незатронутой, замалчивается не менее важная проблема: кто будет проводить этот конкурсный отбор? Ответ, казалось бы, известен: комиссия из преподавателей вуза. Но кто и как становится ими?

Псевдоконкурс для преподавателей

Процедура избрания преподавателя в реальности представляет собой псевдоконкурс: коллективный начальник в лице ученого совета отдает предпочтение не наиболее квалифицированному претенденту, а протеже руководства, который рабски обязан последнему.

Личный опыт — сорок квазиконкурсов на псевдофилософских кафедрах. Мои соперники почти всегда уступали по объективным признакам профессионализма, во многих случаях не имели даже базового философского образования, а некоторые — ни ученой степени, ни звания, т. е. проигрывали во всех отношениях. Тем не менее они были избраны. Вот «полевые исследования» нашей высшей школы, показывающие ее кланово-коррупционную гнилость и цинизм «околообразовательского» чиновничества.

Наивно надеяться, что конкурсный отбор абитуриентов приемными комиссиями, сформированными из преподавателей, которые попали в вуз по такому псевдоконкурсу, по блату или за взятку, будет объективным и беспристрастным.

Инструкция 1954-го vs действующее Положение: сравнение не в нашу пользу

Положение об избрании и приеме на работу научно-педагогических работников вузов III и IV уровней аккредитации (приказ МОН № 744, подписанный тогдашним министром Василием Кременем 24.12.02) своей пустотой и антидемократичностью превосходит даже подобный циркуляр эпохи сталинизма — Инструкцию о порядке проведения конкурсов на замещение штатных должностей в вузах (Минкультуры СССР, 8.02.54). В действующем акте МОН, в отличие от документа 55-летней давности, отсутствуют нормы об избрании по конкурсу на пятилетний сроке (что дает возможность ректорам держать преподавателей на коротком поводке годичного контракта), о месячном сроке подачи заявлений на конкурс (ректоры сводят его к нескольким дням, чтобы «чужие» не успели прознать). Нет требований об обнародовании за 10 дней до избрания списка претендентов с указанием их профессиональных данных, что не дает возможности гласно сопоставить хотя бы формальные показатели квалификации претендентов. Положение не предусматривает обязательность обоснования выводов о профессионализме кандидатов, в результате завкафедрой навязывает коллективу нужное ему решение, не особенно утруждая себя аргументацией.

Отсутствие четких критериев определения победителя конкурса открывает простор для самодурства, протекционизма и коррупции, ограждая вузы от ученых с критически-деятельным отношением к теперешним порядкам надежнее, чем КГБ, и фактически выполняет функцию инструмента запрета на профессии для независимых преподавателей.

Целью подлинного конкурса, в отличие от теперешнего, должен быть выбор наиболее квалифицированного преподавателя через сопоставление профессиональных качеств претендентов по объективным признакам, на основании, скажем, таких критериев: 1) соответствие полного высшего образования претендента специализации кафедры и дисциплинам, которые требуется преподавать; 2) наличие и уровень ученой степени в соответствующей области; 3) наличие и уровень ученого звания; 4) общее количество книг, изобретений, научных работ, опубликованных в специальных изданиях за последние 10 лет; 5) стаж научно-педагогической работы; 6) оценка студентами каждого из претендентов по результатам открытых лекций-дебатов.

Ученый совет обязан избрать победителем конкурса того, кто квалифицированнее по большинству этих критериев, а если принятое решение противоречит этому требованию, то оно недействительно. В случае паритета оценок по объективным данным должен быть избран тот, кого выше оценили студенты.

Министры меняются, ситуация — нет

Если ученый совет не должен отдавать предпочтение наиболее квалифицированному, то конкурс — фикция. Однако чиновники МОН отказываются ввести норму об обязательности следовать при избрании преподавателя объективным критериям квалификации — дескать, зачем же тогда ученый совет. Между тем эти критерии — своего рода аналог внешнего тестирования: профессионализм преподавателя оценен независимыми от данного вуза специалистами и учеными советами — теми, кто принимал экзамены и выдавал диплом, голосовал за присуждение ученой степени или ученого звания, рекомендовал к публикации статьи.

В 2004 г. я выступил в печати с критикой упомянутого Положения МОН и министра Василия Кременя, который, признав необходимость усовершенствования и пообещав «искать пути» к этому, никаких соответствующих официальных распоряжений подчиненным так и не дал.

Его преемник Станислав Николаенко 18 января 2006 г. поручил рабочей группе МОН усовершенствовать положение, указав срок: три недели. Дело не сдвинулось, что не помешало министру в ноябре того же года заявить (на ТВ «Тонис»): «У нас нормальная, хорошая система отбора преподавателей в университетах». А документ не принят до сих пор.

«Не Робеспьер», но «революционер года»

Министерство образования, возглавляемое ныне Иваном Вакарчуком, продолжает игнорировать необходимость принять действенное положение о конкурсе. Проект уже три года «висит» на сайте МОН, он направлялся всем вузам для сбора предложений (которые затем рассматривались рабочей группой), обсуждался общественным советом МОН, юристами-экспертами. Для его принятия не хватает желания и воли министра. Воли не к власти как таковой, а к властному решению важного вопроса, который требует минимального участия — внести в документ окончательные изменения (или поручить это другим компетентным лицам) и поставить подпись.

После безрезультатных письменных заявлений и разговоров с директором департамента и замминистра я обратился лично к И. А. Вакарчуку. На приеме у министра 19 февраля прошлого года попросил его ознакомиться с моими (как члена рабочей группы МОН) предложениями к проекту положения о конкурсе и поручить внести те из них, с которыми он согласен, подписать приказ о введении документа в действие и направить в Минюст на регистрацию.

В ответ на главное мое предложение (внести норму об избрании наиболее квалифицированного преподавателя по объективным критериям) г-н министр, не выдвигая аргументов за или против, посоветовал мне войти в другую, им самим возглавляемую, рабочую группу МОН — по разработке новой редакции закона «О высшем образовании», сказав, что поручит этой группе рассмотреть и проект положения. Данное обещание не было выполнено.

Я просил министра разобраться с ответственностью чиновников МОН за многолетнюю волокиту и нежелание создать действенное, антикоррупционное положение о конкурсе, а также за необеспечение контроля за соблюдением хотя бы того, что есть. Никаких мер не последовало, все идет, как и прежде, своим чередом.

Безуспешной оказалась и попытка привлечь внимание г-на Вакарчука к разгулу совместительства в наших вузах на фоне безработицы тысяч дипломированных ученых: одни из них трудятся не по специальности, другие ищут применения своим знаниям за границей; способные выпускники вузов деквалифицируются... А в это время сплошь и рядом на кафедрах лица, которые сумели «заинтересовать» начальство, пребывают на нескольких должностях, искусственно накручивая себе повышенную научную пенсию.

Реакция министра была такой: университет — не богадельня и не биржа по трудоустройству, его миссия — учить, творить науку, а не обеспечивать работой. Но ведь именно отсутствие подлинного конкурса и ограничений на совместительство приводит к потере перспективных кадров преподавателей и научных работников, к снижению качества образования и науки. Сомнителен весомый положительный вклад тех, кто, нередко будучи уже в преклонных годах, злоупотребляет совместительством. Не это ли, говоря словами министра, — «богадельня», которую МОН развело в вузовской системе, где к тому же ректоры, пролоббировав снятие в законе возрастных ограничений на пребывание в любимом кресле, просиживают в нем лет по 20, далеко перейдя за грань пенсионного возраста.

Я предлагал разорвать контракты с несколькими ректорами, которые вопреки закону не проводят конкурсов, или по крайней мере объявить за это выговор некоторым из них (материалы официальных проверок конкретных вузов облпрокуратурой и комиссией ОГА есть в распоряжении МОН). Вакарчук ответил, что он не Робеспьер, наказание — не его стиль.

Кстати, на сайте МОН размещено сообщение (со ссылкой на журнал «Корреспондент»), что какими-то экспертами Вакарчук признан «революционером года»*. Но если министр отказывается даже объявить выговор подчиненным за нарушение закона, то как же он на протяжении многих лет руководил Львовским университетом — неужели никого ни разу не покарал? Поинтересуемся — заглянем в интернет.

______________________________________

* Победа в этой номинации по итогам 2008 г. была присуждена г-ну Вакарчуку редакцией «Корреспондента» за введение внешнего тестирования в школах; организаторы мероприятия выразили уверенность, что «министр... попытается довести» ее «до совершенства. И надо отдать должное его настойчивости, враг, то есть коррупция, — будет разгромлен» (http://files.korrespondent.net/projects/person/2008/828825).

«Революционный» менеджмент

В начале 2005 г. из Института последипломного образования при Львовском национальном университете (ЛНУ) им. Ивана Франко отчислили студента Тараса Черновола — по официальной версии, за то, что вовремя не ликвидировал академзадолженности и не подготовил дипломной работы. Приказ, как сообщалось в некоторых источниках, подписал директор института. Но вряд ли без ведома ректора ЛНУ Вакарчука: ведь речь шла не о рядовом студенте, а об известном политике, депутате парламента и руководителе предвыборного штаба Януковича — политического противника Ющенко (тогда как ректор в 2004-м активно поддерживал последнего).

Если этот эпизод — не более чем проявление железной дисциплины в ЛНУ относительно не успевших подготовить дипломную, то почему Вакарчук-министр выступает против хотя бы деревянной дисциплины в МОН, отказываясь вынести выговор министерским чиновникам за волокиту, а ректорам — за нарушение закона (что признано и Генпрокуратурой)?

Кстати, в феврале 2005-го Иван Вакарчук, вместе с другими, писал в открытом письме Ющенко, протестуя против назначения Василия Кременя на работу в СП, о «политических преследованиях, которые массово совершались ректорами учебных заведений относительно своих студентов за их общественную и политическую активность», за которые, дескать, бывший министр несет персональную ответственность (http: //maidan.org.ua/static/mai/1108674807.html). Конкретных примеров не приводилось, и это понятно: если что-то подобное и было, то, вероятно, применялась та же схема, что и в ЛНУ в случае Черновола. Так что же, за это министр несет «персональную ответственность», а ректор — нет? По логике, теперешний глава МОН также несет персональную ответственность за нарушение закона ректорами, за непринятие мер по изменению Положения о конкурсе.

Министр лоббирует принятие новой редакции закона «О высшем образовании» в интересах ректоров, но не желает принять новое положение в интересах преподавателей и студентов, хотя мог бы сделать это легко. Когда он хотел принять нормативный акт о внешнем тестировании — все решилось за несколько недель, включая регистрацию Минюстом. А этот мусолят четвертый год.

Сегодняшний проект МОН существует, кажется, только для создания иллюзии работы над ним; это муляж, витринно-отчетная штучка, которую внедрять в практику не собираются. И даже будь он утвержден, без вышеуказанной главной нормы Положение останется по сути таким же и будет и далее играть роль сита, позволяя отбрасывать ученых с характером и убеждениями, представляющих угрозу для нынешних порядков в системе. А министерство в его нежелании принять Положение о настоящем конкурсе является конторой по обслуживанию интересов вузовской бюрократии, а не образования и науки.

Вакарчук — не Робеспьер. Но он — за революцию, а главный революционер для него — Виктор Ющенко, судя по тому, что в свое время наш герой чуть ли не первым среди ректоров приветствовал «оранжевую» революцию и признание Ющенко президентом (еще до объявления официальных результатов выборов), инициировал выдвижение его на соискание Нобелевской премии мира 2005 г. (http: //gazeta.lviv.ua/articles/2005/01/14/ 1708/). Последнее начинание не увенчалось успехом, но гарант, видимо, не забыл заслуг — и через два года присвоил Вакарчуку звание Героя Украины, а вскоре тот стал министром.

Кажется, Вакарчук достиг всего, чего может пожелать ректор. Но поднимется ли он выше ректорских интересов — к уровню государственного деятеля-реформатора, способного взять на себя инициативу и ответственность за системную демократизацию высшей школы? Уже ясно, что нет: ведь независимая оценка абитуриентов — только малая часть проблемы, а независимую оценку преподавателей министр ввести боится. Наши вузы остаются заповедниками коррупционного неототалитаризма. Сегодня, через полтора года многократных тщетных обращений к министру, мне ясно, что образование надо освободить от него.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...


Загрузка...

Войти в айти и забыть о гривне

Запуск в прошлом году  в Украине школы IT-специалистов UNIT Factory наделал много шума....

Университет будущего: ни оплаты, ни лекций, ни...

Явно нехарактерные для вуза вещи бросаются в глаза уже в вестибюле Ecole 42 — парижской...

Побрюзжим о вау-гаджете

Нашумевший украинский стартап SolarGaps, предлагающий использовать в качестве жалюзи...

Стабилизатор напряжения защитит любую технику

Избежать ремонта можно, если заранее посетить сайт elektro.in.ua и купить стабилизатор...

Загрузка...
Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто

Получить ссылку для клиента
Маркетгид
Загрузка...
Авторские колонки

Блоги

Ошибка