Передовой стрелецкий батальон Дмитрия Табачника

№35 (523) 3 - 9 сентября 2010 г. 01 Сентября 2010 0

Как Табачник проучил преподавателя, с которым имел общий объект сердечной страсти? Как министр образования реагировал на просьбы депутатов и работников Кабмина устроить ребенка в вуз по блату?

Почему СБУ пришлось принимать участие во вступительной кампании в вузы?

Повысится ли зарплата учителей? Снизится ли нагрузка на школьников? Сколько университетов исчезнет в этом году? Зачем вычеркивается последнее десятилетие из учебников истории? Что общего между учебником для 5-го класса и эротической картиной?

На эти и другие вопросы министр образования и науки Украины Дмитрий Табачник ответил нашим корреспондентам в студии пресс-центра «2000».

Видеоинтервью журналистов «2000» с главными героями большой политики, известными деятелями культуры и спорта, другими яркими и интересными личностями становятся существенной частью нашей работы.

Выпуски программы «2000 секунд» будут транслировать центральные и региональные телеканалы страны, а также интернет-портал — 2000.net.ua.

Печатная версия программы предлагается в литературной обработке.


В студии «2000 секунд». Максим Михайленко, Дмитрий Табачник, Роман Барашев

Максим МИХАЙЛЕНКО,
Роман БАРАШЕВ

— Уже многое сказано о реформах в системе высшего образования Украины. Позади тесты, сданы экзамены, впервые абитуриентов зачисляли в вузы по новым правилам Табачника. Дмитрий Владимирович, прошу вас кратко подвести итоги этой кампании. Расскажите об основных успехах и проколах. Все ли получилось, как задумывали, и с какими новыми проблемами столкнулись?

— Начну с того, что в этом году во вступительной кампании принимали участие около 6,5 миллионов человек: абитуриенты, их родители и другие члены семей. В этом году мы получили рекордное число поданных в вузы заявлений: на университетские места претендовали 1 млн. 105 тыс. человек. На 70 тыс. человек больше, чем в прошлом году.

Аномальная жара усиливала напряжение...

— Большие очереди в приемные комиссии — это недоработка министерства?

— Должен сказать, что часть ректоров достаточно халатно подошли к вступительной кампании. Например, в Киевском университете им. Шевченко по приказу ректора в составе приемной комиссии работало 963 чел., и несмотря на то, что в этот вуз был гигантский наплыв, смертоубийства в университете не было. Это можно сказать и о Национальном авиационном университете. А там, где ректоры назначили в состав приемной комиссии по 120—130 чел., были сложности. Это, конечно, вызывало недовольство, но я считаю, что большинство приемных комиссий вузов с поставленной задачей справились.

Если в прошлом году в министерство с жалобами обратились порядка 250 родителей абитуриентов, то на сегодняшний день — 157 человек: почти вдвое меньше. А значит, правила были понятны, и наш брак не очень велик.

— Трудно поверить в эту цифру. В министерство поступило всего 157 жалоб? А на что чаще всего жалуются абитуриенты?

— Нет-нет. Я говорю о числе жалоб, которые лично подали абитуриенты или их родители, записавшись на прием в министерство. По большей части жаловались, что не смогли вовремя сдать документы. Напомню, что по условиям приема 6 августа, в один день все университеты должны были вывесить списки рекомендованных к зачислению студентов. И давалось пять дней на то, чтобы подать оригиналы документов. Однако я считаю, что если ты действительно хочешь стать студентом, пяти дней на эту процедуру — более чем достаточно. Мы же живем не в Советском Союзе и добираться с Камчатки в Москву не приходится.

Что касается количества жалоб в целом на какие-то изменения или нововведения в образовательной системе, то речь стоит вести не только о высшем образовании, а в первую очередь о более массовых звеньях системы: средняя школа, профессионально-техническая, дошкольное образование. Не могу сказать, чтобы количество жалоб или претензий увеличилось. Почта министерства очень большая, в среднем в день приходит порядка 560 писем и документов. В том числе — и по субботам, и по воскресеньям.

В основном это позитивная почта, учителя предлагают изменения к программам, свои методики. В ней — не более 3% писем-жалоб или обращений. Меньше жалоб в этом году поступило и касательно самой процедуры проведения тестирования, и качества тестовых заданий. Хотя здесь я не всем доволен — тесты нужно улучшать. Кстати, больше всего жалоб пишут народные депутаты по поручению того или иного избирателя.

Борьба с «позвоночными»

— Жалуются на несправедливые результаты приемных комиссий? Просят помочь такому-то и такому-то?

— Нет, обычно просят разобраться в каком-либо конфликте.

К слову, для меня лично вступительная кампания развеяла миф, который навязывала политизированная оппозиция, что наши ректоры, дескать, сухие и черствые люди.

У меня есть коллекция писем ректоров, которые вызывают душевный трепет. Это обращения с просьбой выделить дополнительное место для ребенка-сироты, ребенка без ступней обеих ног, ребенка-чернобыльца, который воспитывается бабушкой.

Понимаете, никто не обязывает ректора лично встречаться с министром, писать во всех подробностях о тех страждущих, которых нужно поддержать. Таких обращений было несколько десятков — и поступали они от ректоров как самых знаменитых университетов, так и небольших провинциальных.

Депутаты в основном жалуются на какие-то конфликтные ситуации в трудовых коллективах, просят проверить то или иное учебное заведение. Но откровенного лоббизма, чтобы устроить ребенка в какой-либо вуз, практически не было. Несколько известных депутатов также обращались в поддержку детей-льготников на официальном бланке с полным изложением ситуации.

— Неужели не раздавались звонки, дескать, Дмитрий Владимирович, мы же с вами в одном строю, помогите.

— Конечно, раздавались. Звонили и коллеги по правительству, и коллеги по депутатскому корпусу, но с этим у меня все очень просто: где сел — там и слез.

И чем, скажите, министр может помочь? Рейтинг опубликован, находится в открытом доступе в интернете. Есть результаты тестов, есть баллы за аттестат. Я мог лишь посоветовать сохранять крепость нервов и не спешить.

Например, абитуриент поступает в экономический университет, мне звонят, мол, там проходные — 780 баллов, а наш набрал — 762. А 762 — это тоже высоченный балл, который по силам только отличнику. У кого-то нервы сдавали, и они относили документы в менее престижные вузы.

Также говорил: если чувствуете, что ребенок не пройдет, например, на маркетинг, передайте документы на менее востребованную специальность. Компьютерная система «Конкурс» предоставляла возможность каждому абитуриенту и родителю все изучить и проанализировать. Пожалуйста, — говорил, — переходите в этом же университете на экономику предприятия или на финансы и кредит. Бакалаврская программа на всех этих специальностях практически одинаковая. Мечтает ваш ребенок стать маркетологом или международником — пусть классно учится на бакалавра, и через 4 года он сможет поступить в магистратуру по той специальности, которую он себе облюбовал.

Вот такие советы, конечно, давал.

— Так красиво излагаете, что создается ощущение, что взяточничество полностью искоренено из системы образования.

— Скажите, за что платить взятку, если все фамилии и оценки — в сети?

— Признаюсь, лично я в систему «Конкурс» не заглядывал, но неужели она такая уж «антивзяточная»?

— А надо было заглянуть, 50 миллионов заглянули. Возможно, в вузах остались, скажем так, неидеальные преподаватели, которые провоцируют на подобные действия. Но убежден — на это идут нерадивые студенты.

На встречах со студентами я всегда говорю, что взятки никогда не платил и подарки не преподносил. Когда я учился в вузе, у меня был замечательный преподаватель, однако мы с ним имели один объект сердечной страсти. Поскольку я был более успешный претендент на знаки внимания, он от зависти пытался на 4-м курсе нарисовать первую «четверку» в моей зачетке. И я тянул помимо своего билета еще четыре, и ему в конце концов пришлось сдаться.

Поэтому — если хочет студент учиться, для него проблемы взяточничества нет. А если он хочет сидеть день и ночь в кафе, танцевать, «зависать», еще если и родители у него чадолюбивые, то ему, конечно, гораздо проще расстаться с несколькими сотнями гривен, или, может, других денежных знаков.

Разговоры оппозиции о том, что университеты тотально пронизала коррупция, — это фантомные разговоры, пустые и бездоказательные. Этим летом лишь в двух университетах из 862 — на Ивано-Франковщине и Крыму — сотрудники методических кабинетов пытались надувать щеки и получать мзду с абитуриентов. Мы благодарны органам внутренних дел за пресечение таких случаев.

Также министерству пришлось обращаться в СБУ. Мы просили пресечь хакерские атаки на самый популярный этим летом сайт системы «Конкурс». Наблюдалось несколько попыток обрушить эту кампанию.

— Хакеры найдены и обезврежены?

— Я не большой специалист в погоне за хакерами, но после моего обращения в СБУ попытки взломать сайт «Конкурс» прекратились. Если бы обвалился такой огромный массив информации, это была бы безвозвратная потеря.

К слову, определенные проблемные моменты состояли еще и в том, что некоторые частные университеты или филиалы, скажем, Киевского национального университета культуры и искусства пытались схитрить и проскочить мимо данной системы — фактически утаить свои рейтинги, количество поданных заявлений.

Но самая сложная масштабная для сферы высшего образования проблема заключается в том, что из 862 государственных и более 150 частных вузов Украины примерно в 100 университетов за два дня до окончания вступительной кампании не было подано ни единого заявления, система «Конкурс» отображала нули. Это говорит о необходимости оптимизации сети вузов Украины.

Батьки ще не протверезіли

Максим Михайленко

— Чи це означає, що такі вузи щезнуть?

— Безумовно, вони щезнуть чи розоряться. Тому що ті навчальні заклади, які в ході вступної кампанії одержали менше ста заяв, не можуть знаходитися ні в системі державної вищої освіти, ні як приватні заклади. Останній моніторинг показав, що до них просто перекочували найбільш слабкі абітурієнти, або, як каже ректор Львівської політехники професор Бобало: «відбулася масова дифузія в ці вищі навчальні заклади».

Перед ними постане питання про приєднання до більш успішного, більш талановитого колективу, але потрібне рішення Кабміну про ліквідацію такого навчального закладу.

— Вернемся к итогам вступительной кампании.

— В этом году произошел лично для меня очень важный позитивный перелом: увеличилось количество ребят, которые решили поступить в профессионально-технические учебные заведения. По сравнению с прошлым годом таких на 21 тыс. больше. А это — высококвалифицированные рабочие кадры, в которых сегодня ощущается острый дефицит.

Кроме того, мне удалось получить поддержку Кабинета Министров, и почти на 25% был увеличен государственный заказ для тех, кто пожелал обучаться в колледжах, т. е. в высших учебных заведениях I—II уровня аккредитации, где готовят младших технических специалистов. Система техникумов получила в этом году более 83 тыс. мест государственного заказа. А госзаказ на бакалавров в обычных университетах практически остался на уровне прошлого года, увеличившись на 2%, и составил 132 тыс. Хотя мы серьезно его изменили по двум направлениям.

Первое — в сторону естественно-научных и технических дисциплин, сокращая самые невостребованные рынком труда профессии экономистов и юристов. И второе: мы прекратили политизацию при распределении государственного заказа, а ориентировались на качество обучения, традиции, известность научных школ. Думаю, вам известно, что в последние 2—3 года наблюдался явный крен на запад Украины, а в этом году в обиде не остались университеты Харькова, Луганска, Крыма...

— Часто сім'я вирішує за дитину, де їй навчатися. Батьки протверезіли після того, як ви публічно оголосили спеціальності економістів та юристів непопулярними?

— Ні, не протверезіли. Я кілька разів публічно, по телебаченню, на прес-конференціях звертався і казав: сьогодні тільки в офіційних центрах зайнятості більше 43 тис. безробітних юристів і економістів, які не можуть працевлаштуватися. Батьки, схаменіться! Я ще можу зрозуміти батьків, які віддають своїх дітей на юридичну освіту в Національний університет Шевченка, в Національний університет Франка, в університет ім. Федьковича або в Національну юридичну академію ім. Ярослава Мудрого в Харкові чи юридичну академію в Одесі. Там є за що боротися, тому що практично всі випускники юридичних факультетів цих університетів будуть працевлаштовані.

Але коли вступають на юридичний факультет Аграрного університету, та ще й не київського, а обласного центру якогось... Коли юристів намагаються готувати кооперативні, харчові вузи. Хто візьме такого юриста на роботу? Або, скажімо, економістів, яких готують також непрофільні вищі навчальні заклади? Але ретельний аналіз конкурсу показує, що все одно батьки не схаменулися, вони продовжують заганяти дітей на економічні та юридичні факультети.

Я думаю, що це абсолютне безглуздя, тому що на сьогоднішній день дизайнер, будівельник, архітектор, інженери з багатьох спеціальностей мають набагато кращі перспективи. Більше того: хто заважає гарному інженеру потім стати менеджером і організатором виробництва, якщо він досконало володіє своєю професією?

Крім того, дуже багато, скажімо, юристів і економістів також готують приватні університети. Хто йде в приватні університети? Ті, хто мають можливість платити, і хто за своїми балами не має можливості витримати конкурс в провідних університетах держави. І ситуація продовжує погіршуватися, тому що конкурс на природничі, математичні та інженерні спеціальності дуже низький. А на деякі економічні фахи претендували 17—20 абітурієнтів на місце.

Хоча в цьому році змінилася ситуація в технічних університетах. Конкурс 2—2,7 в цілому по державі. Це непогано.

На минулому тижні я був у Дніпропетровську — зустрічався з командою ректорів. Що приємно? Національна металургійна академія на 100% виконала державне замовлення, Національний гірничий університет виконав, Технічний університет в Кривому Розі та технічні факультети Дніпропетровського національного університету виконали. Був у Одесі, непогана ситуація. Був у Луганську. Думаю, що державне замовлення ми виконали десь на 99,99%.

— Яких змін в держзамовленні очікувати наступного року?

— Ми будемо пропонувати кардинально зламати цю систему. Тому що неприродно, коли 35 центральних органів державної влади беруть участь у формуванні держзамовлення. Так, Міністерство внутрішніх справ на початку року замовляло юристів більше, ніж уся система освіти! Але новий міністр Анатолій Могильов відмовився від цієї порочної практики.

Є дивовижні моменти, коли промислові міністерства замовляють психологів, діловодів, фахівців з корекційної педагогіки... Мене це навіть уже не смішить. Тому під час розгляду проблем освіти на єдиному поки що в історії України за 19 років незалежності спеціалізованому засіданні Кабінету Міністрів ми домовилися, що наступного року змінимо ідеологію та порядок формування державного замовлення.

І будемо дотримуватися головних принципів: це — профільність державного замовлення, першорядна увага інженерним професіям і скорочення замовлень юристів і економістів причому навіть найкращих університетів.

— Пане Дмитре, напевно, серед міністрів ви абсолютний рекордсмен по кількості критики. Чому ваші реформи часто не знаходять розуміння і викликають обурення частини суспільства, як ви гадаєте?

— Тому що мої політичні опоненти звикли за роки незалежності України, що чиновник вищого рангу або сановник, як казали до революції 1917 року, це щось таке безбарвне, без власних поглядів, без власної позиції. Як це так, державний службовець має сміливість висловлювали свої погляди?! Це перше. Друге. В Україні за 19 років незалежності виникли цілі прошарки «професійних патріотів», які, проголосивши себе демократами, харчуються з державного бюджету. В номенклатурі професій, яку затвердив Євросоюз, так само, як в українській національній, — професії «патріот» немає. Лікар є, сантехнік, шахтар, працівник гірничо-видобувного забою, викладач історії, біології й багато-багато інших професій. Але професії «патріот» не зафіксовано.

А у нас є професійний патріот, який уже чимало скликань носить прапорець на лацкані піджака, себто — народний депутат. Разом з тим його громадська організація напряму фінансується з бюджету, а це категорично заборонено Бюджетним кодексом: не може державний бюджет фінансувати окрему, навіть найуспішнішу, найпотрібнішу громадську організацію. Так само й ми завтра з вами можемо створити громадську організацію, проголосити себе патріотами в кубі — та хіба це підстава, щоби нас фінансували з державного бюджету?

Знаєте, під вогнем цієї критики я себе відчуваю як передовий стрілецький батальйон, який окопався в першому ешелоні оборони і завдяки його впертій обороні є можливість розгорнутися головним силам бригади чи дивізії.

Актуальная историческая лекция

Роман Барашев

— Вы согласны с тем, что сегодня в учебниках преподносится упадочный образ Украины, порождая пораженческие настроения?

— На сто процентов, и мы разрабатываем новую концепцию исторического образования. Программа преподавания истории, во-первых, должна быть деполитизированной. Во-вторых, она должна быть просто, извините, интересной.

Когда потерпело самую большую катастрофу историческое образование в средней и высшей школах? В 1990—1993 годах, когда сохранились марксистские догмы и схемы, но механически поменяли «плюс» на «минус». Были большевики, освобождавшие народ от оккупации германской армии в 1918 году, хорошими, — а теперь стали плохими. Были те, кто одевал фашистскую форму и сотрудничал с гитлеровцами в годы Великой Отечественной войны мерзавцами, мерзавцами они и остались, — но в учебниках они хорошие. Были Ковпак, Федоров, Сабуров хорошие — стали плохими.

Зато появился портрет Шухевича, который настолько хороший, что Украина теперь впереди планеты всей по дикости. Ни одна европейская страна не додумалась бы героизировать в учебнике человека, который был коллаборационистом, офицером СС, офицером гитлеровской армии. Который с оружием в руках преступил границу в момент начала войны.

Кроме того, учебники не создают позитивного канона, а действительно насаждают упадочничество. Мы не рассказываем о том, что у нас были первые металлургические заводы, о наших технических достижениях, ракетах, самолетах, что в Украине строились авианосные крейсеры, что украинские полководцы, такие как Гудович, Паскевич, в XVIII и в XIX веках поднимали на шпагу по несколько европейских столиц и не знали поражений.

Перед расширенной коллегией министерства у нас работала секция из 200 учителей истории из разных городов, областей и районов Украины, и многие учителя возмущались тем, что события XX века мы жуем по капельке несколько лет, а интереснейшие тысячелетние периоды античного мира, древних цивилизаций, эпохи Средневековья и Возрождения, когда человечество себя осознало человечеством, просто проскакиваем. Цезаря и Македонского изучаем за один урок!

Даже в жестко идеологизированной системе образования дореволюционной Российской империи гимназист был образованнее и развитее, начитаннее, возможно, даже сегодняшнего выпускника пединститута. Потому что порядка 60% времени изучения истории отводилось на историю Древнего мира, Возрождения, истории архитектуры, культуры, истории цивилизации. Старик Маркс, которого не стоит, наверное, полностью списывать со счетов истории, говорил, что античная цивилизация — это 60 процентов нормативной культуры любого образованного человека.

Если человек этого не знает, зачем ему вообще посещать лучшие музеи мира? Ведь все сюжеты пройдут мимо его понимания. Какая Юдифь? При чем здесь Олоферн, что это за царь Ирод? Откуда, из каких эпох?

Мы обязаны уйти от пораженческого преподавания истории. Ведь что делалось в предыдущие пять лет? Маленьким украинцам, маленьким по возрасту, нашим младшим согражданам все время навязывалась какая-то безрадостная темная история, причем рваными кусками.

Сначала были великие Киевские князья, потом неизвестно куда они раз — и исчезли. Пришли монголы, их разгромили, и с ХIII до XVII века, пока не появился Богдан Хмельницкий, — это вообще какой-то ужас! — 400 лет темной истории.

А в это время была создана одна из самых великих европейских конституций — Статут Великого княжества литовского, написанная на древнерусском языке. И поэтому не надо врать детям, что у нас конституцию в XVIII веке в эмиграции на нескольких страницах написал Филипп Орлик, удравший с Мазепой в эмиграцию.

У нас была конституция, если хотите — кодекс, написанный в XI веке Ярославом Мудрым: «Правда русская» и «Правда Ярославичей». Да, это не совсем полный свод законов, но Cтатут Великого княжества литовского и XIV, и XV, и последняя его полная редакция XVI века — это по сути конституция и цивильный кодекс, появившиеся за 250 лет до Филиппа Орлика.

Дальше. Был Богдан Хмельницкий, опять все провалилось, пришел Мазепа. Мазепу выгнали его казаки вместе с русскими драгунами, и опять полный провал, по сути до начала XX века. Т. е. в Украине преподается история поражений. А между этими поражениями были украинцы, являвшиеся государствообразующим элементом одного из самых великих государств мира. И они были успешны во всем: они были премьер-министрами, ректорами университетов, лучшими полководцами, казацкой шляхтой.

— Это все очень интересно. Дмитрий Владимирович, а у вас не возникала мысль проводить уроки в школах?

— Вы хотите сделать подарок оппозиции, чтобы они еще и за это меня упрекали? Я проводил уроки памяти, посвященные 65-летию Победы, в нескольких киевских школах. И, думаю, что 10- и 11-классники остались довольны. А будучи первым заместителем председателя Комитета ВР по образованию, часто выступал с лекциями перед студентами.

— До речі, щодо Мазепи. Критики оновленого підручника для 5 класу (як відомо, він зазнав змін в цьому році) помітили зникнення «помаранчевої» революції, героїв Крут, січових стрільців. Але чомусь гетьман Мазепа залишився персоною недоторканною.

— Ні, вони не все помітили, тому що вони пишуть тільки для того, щоб потішити читачів свого інтернет-сайту.

Якщо говорити про підручники, то, по-перше, їх оновлював не міністр і не міністерство. І що приємно, навіть в ненайправдивішому інформаційному джерелі чітко написано, що автори обох підручників чітко сказали, що ніхто в міністерстві не пропонував їм внести зміни. Просто, мабуть, після того, як при Ющенкові свідомо фальсифікували історію, у людей пробудилося в душах певне сумління й вони вирішили принаймні повернутися до фактів.

Але я дивився також і старий підручник для п'ятикласників, і оновлений. Там зроблено саме головне: врешті-решт зняли портрет гетьмана Сапеги, який жив на 50 з лишнім років раніше Мазепи. Цей портрет зберігається у шведській королівській колекції в галереї Гріпсгольм. Але наші державотворці ющенківського ґатунку весь час його передруковували в підручниках і підписували — гетьман Іван Мазепа. Так ось тепер пішов з підручників портрет графа Сапеги і появилося все-таки зображення більш канонічне. Більша частина істориків вважають, що саме так виглядав Мазепа.

Друге. Якщо уважно подивитися, там теж у текст внесені зміни. Скажімо, більш об'єктивно подана історія про те, як Мазепа користався війною Швеції та Росії. Але, підкреслюю, — це сумління авторів підручників, вони обоє в публічно заявили, що міністерство не рекомендувало їм жодних цензурних чи інших правок.

— В своем программном послании вы написали о том, что учебник истории не должен охватывать события последних как минимум десяти лет, иначе это не история, а политика. Я готов с этим поспорить, потому что тогда нужно преподавать и политику. Ведь хотя бы имена последних президентов дети должны знать. Или, скажем, если бы в 2005 году украинцы построили новый БАМ, согласно вашей логике, трудовой подвиг народа тоже не надо включать в историю.

— Украинцы не могли построить новый БАМ хотя бы по той простой причине, что Байкал, Амур и другие края и веси им не принадлежат. А здесь вы можете только повторить, скажем, заготовки наших наиболее радикальных националистов, которые считают, что Украина вместе с «зеленим кленом» — это претензии на земли Приморья и Приамурья.

— Скажу иначе: запустили бы в космос суперракету, создали бы какое-то грандиозное программное обеспечение...

— Что касается моей позиции, то я здесь не оригинален. В большинстве европейских стран в школах события последних десяти лет не преподаются. Согласен, что политику нужно преподавать, и она преподается в высших учебных заведениях в виде курса политологии и курса истории Украины, где 18—19-летний гражданин Украины, имеющий собственное мнение, может познакомиться с любыми событиями последних лет.

Что касается событий в школьных учебниках, то особенно в младшей школе, в общей школе до 9 класса нужно быть очень деликатным. Я считаю безнравственной позицию Министерства образования времен Ющенко, когда на обложках учебников для 5 класса, для 10-летних детей появлялись бесконечные заставки «помаранчевой» революции, и никто об этом не говорил: ни знаменитая своим демократизмом газета «Трюмо недели», ни записные защитники демократии.

Теперь говорят: да, це, мабуть, було трохи надмірно...

Как можно вообще во время обычных электоральных состязаний половину страны объявить героями, а половину мерзавцами, и пытаться с помощью государственной программы это загнать в голову десятилетним детям?

Сегодня в учебниках для пятиклассников есть имена всех президентов, но без политических оценок. Считаю, что им гораздо важнее знать о таких личностях, как великий авиаконструктор Олег Антонов, великий хирург Николай Амосов, о замечательных деятелях культуры и спортсменах. А уже в вузе, если им это интересно, они изучат наших удачливых и неудачливых президентов.

Но самое главное, я убежден: чем общество менее озабочено политикой, — а в развитых европейских странах профессионально интересуются политикой меньше 10%, — тем общество здоровее. Я вообще как либерал по взглядам не признавал многих установок в советское время. Мне кажется, что чем меньше государство находится вместе со мной дома и в повседневной жизни, тем для меня лучше, тем комфортнее мне жить в государстве.

Вы знаете, я приходил к студентам исторического факультета (не Киевского университета, другого) и пытался вести речь о самых известных архитектурных стилях. Так вот когда я назвал один из стилей, который господствовал долгое время на Пиренейском полуострове, стиль мудехар, девочки 3—4 курса так захихикали, что мне даже не по себе стало, потому что я понял, что дальше говорить о платереско, о пламенеющей готике и масарабском стиле бесполезно, — а ведь это будущие гуманитарии. Так вот пусть они лучше знают архитектурные стили, которые сформировали цивилизационный архетип Европы, чем то, сколько там и кого стояло на Майдане.

— Бог с ним — с Майданом, но разбираться в современных мировых тенденциях ребята разве не должны?

— Должны, но зачем это 5—7-классникам? Есть же мировая практика, когда на дисках с фильмами, связанными с насилием и эротикой, пишут — «просмотр только с родителями» или «старше 16 лет». Так вот, поскольку «помаранчевая» революция, на мой взгляд, была насилием над Конституцией, над электоральными правами огромного количества граждан Украины, я считаю, что сцены насилия нужно изучать и преподавать людям старше 16 лет.

Зарплата учителей будет подниматься

— Какие еще изменения в средней школе уже в этом году ощутят ученики и учителя? Возрастет ли заработная плата педагогов, уменьшится ли нагрузка на школьников?

— Да, зарплата будет подниматься в соответствии с программой президента о повышении социальных стандартов, для этого будут приниматься решения и на уровне парламента и правительства.

Нагрузка на школьников уменьшится путем перехода на профильную школу в старших классах. Если взять опыт самых лучших стран, которые имеют развитое школьное образование, — Франции, Германии, Великобритании и в какой-то степени лучших школ США, то количество предметов в старших классах там в полтора, а то и в два раза меньше. На сайте министерства уже есть новая учебная программа для 10—11 классов, составленная вместе с учителями.

— Вопрос от родителей будущих первоклашек. Многие из них пребывают в шоке от введения нормы об обязательном дошкольном воспитании. Понимают это таким образом: либо надо отдавать ребенка в детсад в 5 лет, либо собирать кучу справок в каких-то непонятных комиссиях.

— Я сочувствую их шоку, а было бы еще лучше, если бы они в 2001 году прочитали закон Украины, где дошкольное образование было тогда признано обязательной составляющей системы образования. И когда его 10 лет не исполняли, никто не приходил в шок.

Никаких справок не нужно — это раз. Никто их не требует и не будет требовать, никакой обязаловки не будет.

Во-вторых, на сайте министерства изложены рекомендации по дошкольному образованию: это развивающие игры, коммуникативное общение, это не сидение за партой.

В-третьих, на сегодняшний день в стране 422 тыс. детей 5-летнего возраста. Из них 94% — 397 тыс. — уже охвачено дошкольным образованием. Потому что родители этих 94% детей оказались мудрее и министерства, и законодателя.

Остается около 6% — это 27 тыс. по стране. Если родители пожелают, их детей примут дополнительно в детские сады, они могут записаться в группы-нулевки при школах. В конце концов они могут и этого не делать, а просто распечатать рекомендации министерства и позаниматься дома.

Проблема пятилеток как раз меня не очень беспокоит, но очень беспокоит то, что если брать деток от полугода до шести лет, то здесь охват дошкольным образованием в Украине значительно меньше — всего 56%, а в сельской местности — и того меньше. Поэтому на ближайшие два года есть грандиозная задача, каким образом восстановить, реконструировать и вернуть сеть дошкольных учреждений и многое построить. Это действительно очень важно.

Министерство уже в этом году вместе с органами местной власти вернуло в систему дошкольного образования — вдумайтесь! — 236 дошкольных учреждений, которые использовались не по назначению, находились в аренде и т. п. Мы объявили «крестовый поход» за возвращение детских садов, за строительство новых. Президент поддержал эту позицию министерства и поручил министерству вместе с областными госадминистрациями в течение сентября отработать программу восстановления сети детских дошкольных учреждений.

Блиц-опрос

Дмитрий Табачник

— Яку оцінку ви б поставили сучасній українській системі освіти за (12-бальною шкалою)?

— 7—8.

— Был ли в вашей жизни экзамен, который вы провалили?

— Нет, не было.

— Який з шкільних предметів давався вам гірше за інші?

— Креслення.

— На что вам жаль тратить личное время?

— На разговоры с дураками и на полемику с ними. А тратить, к сожалению, приходится: в последние годы выливается такое количество глупости и вранья...

— Яких рис у власному характері вам хотілося б позбутися?

— Завеликого ступеня відповідальності за те, що мене не стосується.

— Нужно ли заменить слова в украинском гимне и какие именно?

— Это вопрос политический. Пусть его рассматривает Верховная Рада. Украинский гимн — это часть государственных символов, и нужно относиться к нему с уважением.

— Чи не сумуєте ви за вільним пером журналіста?

— Іноді. Не дуже часто, але буває таке.

— Если бы машина времени была реальностью, с кем из литературных героев или исторических личностей вы хотели бы встретиться?

— С Марком Випсанием Агриппой, самым успешным администратором и ближайшим другом Юлия Цезаря.

— Чи збереглася в Україні інтелігенція?

— Безумовно, збереглася. Й набагато більше, ніж іноді здається суспільству. Справа в тому, що справжня інтелігенція не торгує патріотичними гаслами, вона сумлінно робить свою справу, вона працює, вона створює. А коли інтелігенція не затребувана, її книжки не читають, її відкриття застарілі, тоді вона починає гратися в політику, тоді вона починає навчати й напучувати інших. Взагалі інтелігентність полягає в тому, щоби, на мою думку, не нав'язувати свої погляди. А в нас цілі регіони беруть на себе відповідальність вчити інші «несправжні» регіони. Хто дав таке право? Де інтелігенція цих регіонів? Але це вже не бліц, вибачте.

— Кто из украинских государственных деятелей вызывает у вас наибольшее уважение?

— Сложный вопрос. Наверное, гетман Павел Петрович Скоропадский и Президент Украины Леонид Данилович Кучма.

— А зневагу?

— Зрадники, які хрест цілували і зраджували, цілували і зраджували. Які з чужими військами йшли на цю землю. Не визиває позитивного сприйняття Іван Степанович Мазепа. Не визивають позитивного сприйняття низка давньоруських князів-зрадників, які половців закликали на цю землю, щоб утвердити свою владу. Так само як Бандера і Шухевич привели чужу армію для того, щоб установити свою владу. Звичайно, зневажаю таких.

— Чому видохлася кампанія проти Табачника?

— Тому що хтось перестав платити, по-перше. По-друге, мабуть, самим організаторам стало зрозуміло, що одні й ті самі вигадки швидко набридають.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...


Загрузка...
Загрузка...
Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто

Получить ссылку для клиента
Авторские колонки

Блоги

Лентаинформ
Загрузка...
Ошибка