Украина, товсь!

№35 (137) 30 августа - 5 сентября 2002 г. 30 Августа 2002 0

Много стран совершили огромный рывок в развитии экономики благодаря использованию информационных технологий. Сможет ли Украина воспользоваться этим шансом, зависит от каждого из нас.

В июне в Нью-Йорке прошла очередная конференция Генеральной Ассамблеи ООН, на которой рассматривались возможности решения проблемы информационного неравенства стран в свете глобализации. В эти же дни в Вашингтоне состоялась первая ежегодная американо-украинская конференция «Информационные технологии в глобальной экономике: проблемы и перспективы». Организовали это мероприятие, цель которого — повышение интереса американского капитала к развитию в Украине высоких технологий, украино-американский бизнес-совет и Посольство Украины в США.

С докладом «Инвестиционные возможности украинского сектора ТМТ (телекоммуникации — медиа — технологии)» выступил президент инвестиционной компании AVentures Андрей Колодюк. Мы решили узнать подробности из первых уст:

— Андрей, расскажите, что же произошло в эти дни в США? Конференция ГА ООН рассматривала те же вопросы, что и американо-украинская, или там решались глобальные вопросы по всем развивающимся странам, и эти мероприятия просто совпали?

— Это совпадение. То, что происходило в ООН — одно событие, на котором в глобальном масштабе обсуждали не только влияние информационных коммуникативных технологий на мировую жизнь, но и рассматривали их как инструмент для решения определенных вопросов. В частности, ООН намерена до 2015 года избавить мир от бедности.

Ныне информационные технологии являются той сетью, которой, подобно библейскому сюжету, можно ловить рыбу для пропитания. Но до сих пор для беднейших стран Африки и Латинской Америки помощь давалась в виде рыбы, т.е. готовых товаров, которые население потребляло. Пришло время эти страны научить самостоятельно добывать рыбу.

Если в эти страны поставить компьютерную и телекоммуникационную технику, наладить соответствующую инфраструктуру и обучить местных специалистов вести бизнес с помощью этих инструментов — это и будет настоящая помощь.

Сегодня все базы знаний, в которых есть действительно ценные коммерческие данные, платные. Если маленькой африканской стране предоставить бесплатный доступ к базам данных фондовых рынков Америки, жизнь у них лучше не станет. Не помогут и привезенные новые компьютеры. А вот когда людей научат, используя технику и эти знания, зарабатывать деньги, они сами себя выведут из бедности.

Что же касается конференции в Вашингтоне, то это первый американо-украинский форум, касающийся отношений между нашими странами в области высоких технологий. Надеюсь, что после этого развернутся более тесные практические связи. Не только по части торговли различными товарами, но и по инвестициям, совместному производству, в том числе интеллектуальному.

Украина заявляет, что может продавать свой потенциал и приглашает западные компании размещать у нас свои производства интеллектуального продукта.

Эта конференция — первая в таком роде и, полагаю, она положит начало открытому диалогу между нашими странами. В середине ноября состоится Hi-Tech Cooperation Forum, практическое продолжение этой деятельности.

Кроме того, на конференции было объявлено о создании американо-украинского цифрового альянса (US-Ukrainian Digital Alliance, USUDA, www.usukraineda.com). Цель этого объединения — наладить сотрудничество между американскими и украинскими компаниями в сфере высоких технологий. Вашингтон заявил о создании этой организации, и уже ведется плановая работа, решается вопрос членства.

— Опыт украинского аутсорсингового программирования говорит о том, что при хорошем уровне программистов-исполнителей катастрофически не хватает грамотного менеджмента. Возможно, американская сторона направит в Украину своих менеджеров для организации бесперебойного производства интеллектуального продукта?

— Самые активные украинские компании, владеющие управленческим ресурсом, уже имеют инвестиции или активно работают в этом направлении. Что касается вновь созданных, то им следует пройти определенный путь развития, т.к. многие настолько малы, что их сотрудники еще работают на дому, не имея офиса.

Чтобы заинтересовать американского партнера, нужны деловые предложения с нашей стороны. Таковые уже существуют, о чем мы знаем по миллионным суммам сделок с украинскими софтверными компаниями. Возможен и другой вариант, когда американцы присылают своих менеджеров для налаживания разработки ПО. Эта схема действует в Ирландии, Индии, России. Теперь волна докатилась и до нас.

Кстати, на конференции были названы три компании, работающие в Киеве и Одессе, в которых американские менеджеры наладили разработку ПО.

— До последнего времени Индия была очень привлекательна для оффшорного программирования, но нестабильность в отношениях с Пакистаном поставила под сомнение ее как страну, благоприятную для инвестиций. Останется ли она сильным игроком на рынке?

— Индия по-прежнему очень сильна, т. к. там есть все: инфраструктура, контракты, рабочие схемы. Объем индийского рынка ПО оценивается в $6 млрд., и, по исследованиям Gartner, к 2006 году объем продаж программного обеспечения и услуг разработки приложений возрастет до $27 млрд.

Это вполне реальные цифры. Например, Израилю война не помешала быть второй после США страной по привлечению венчурного капитала в hi-tech индустрию. Конечно, если в Индии у софтверных компаний действительно возникнут трудности по ведению бизнеса, то это существенно ударит по индустрии.

Однако это риск, и многие западные аналитики рассматривают вопрос «а что будет, если...». Крупные компании задумываются, будет ли работать их бизнес в будущем. Поэтому и возникают идеи перенести работающие схемы в более политически стабильные страны. Тут и вспоминают об Украине, России и других.

А новых партнеров они рассматривают по отработанной на Западе методологии — есть ли инфраструктура, кто работает на рынке, как идет его бизнес? Можно, конечно, продавать свой потенциал, но сейчас гораздо более ходовой товар — развитая инфраструктура hi-tech бизнеса.

Многие западные проекты, к сожалению, не подходят для размещения в Украине, т. к. требуют существенных трудовых ресурсов, порядка 500—1000 программистов. А у нас даже крупные компании имеют максимум 250 человек. Поэтому мы автоматически выпадаем из определенных проектов.

—На что же нам рассчитывать?

— Не думаю, что мы не можем осилить какие-то проекты из-за сложности, а вот наличие определенного количества специалистов с опытом работы в определенных узких областях знаний — это для нас проблема. Ведь наши специалисты широкопрофильные, а западные — узкоспециализированны и знают свою область в совершенстве. Профессиональные проекты требуют именно такого персонала. К тому же нужен опыт реализации крупных проектов, а у нас пока этого нет.

Что касается аппаратного обеспечения — сейчас в стране уже несколько сборщиков компьютеров, которые делают работу согласно международным сертификатам. Но — только для внутреннего рынка. Они и дальше будут развивать свой бизнес, и, возможно, в конце концов кооперируются с западными брендами.

— Чтобы привлечь западные компании, надо достичь какой-то критической массы по производству и качеству производимой продукции или по генерации идей?

— ИТ-индустрия в Украине существует. Однако особенность венчурного капитала в том, что он идет туда, где уже есть какие-то инвестиции. На нашем рынке присутствуют только краткосрочные инвестиции. И это зачастую не ИТ-сектор, а торговля, в которой оборачиваемость капитала наиболее высока. А большинство ИТ-проектов долгосрочные, рисковые, венчурные.

Чтобы западный капитал пришел к нам, в стране должна быть создана инфраструктура, свой рынок венчурного капитала, благоприятный инвестиционный климат. Кроме того, необходима интеграция Украины в мировые структуры, (Евросоюз, Всемирную торговую организацию и т.д.).И здесь не обойтись без усилий не только бизнес-структур, но и государства.

У нас еще есть потенциал, но им эффективно не управляли. Все время чего-то не хватало: вначале инфраструктуры, затем капитала. А по структуре у нас ИТ — это малый бизнес.

— Допустим, инфраструктура есть, но она неэффективна. На уровне мелкого бизнеса предприятия готовы принять инвестиции и правильно их использовать, а инвестор приходит на верхний уровень структуры, вкладывает деньги, и они исчезают, не дойдя до нуждающихся. Инвестор разочаровывается и уходит. А если бы он пришел напрямую на средний или нижний уровень, результаты работы были бы совсем иными.

— Есть финансовые инвесторы, которые вкладывают капитал в венчурные фонды. А уже размещением средств этого фонда в конкретные проекты занимаются венчурные инвесторы, которые ищут предприятия, способные производить качественный продукт.

Есть еще механизм фондового рынка, с помощью которого частный капитал инвестирует предприятия. Но у нас нет ни одной ИТ-компании, представленной на фондовом рынке. Я не считаю при этом Укртелеком, и полагаю, что первыми компаниями, вышедшими на фондовый рынок, станут «Киевстар» и UМС.

Однако прямые венчурные инвестиции уже были в Украине (входили в предприятие своим оборудованием или сервисом). При этом они изначально минимизировали свои финансовые риски, а на практике уже многократно окупили свои инвестиции.

—Мы немного углубились в теорию инвестирования. Что касается вашингтонской конференции, кто ее участники?

— С украинской стороны там присутствовала венчурная компания AVentures и американо-украинская компания Softjourn. С американской стороны в конференции принимали участие представители таких крупнейших компаний США, как Boeing, Worldcom, 3M, Monsanto, Cargill, ADM, Hughes Network Systems, фонда Eurasia.

Инициатива форума принадлежала американской стороне.

— Украиной уже реально заинтересовались?

— При условии, что она за инвестиции поборется. Вначале были частные инициативы по данному вопросу, которые в итоге были формализованы в виде этой конференции.

На конференции собрались те, кто реально и плодотворно на нашем рынке работает, и кто наслышан о нашей стране и нашей ИТ-отрасли. Были и те, кто интересуется потенциалом развивающихся рынков, но еще лично не сталкивался с украинским hi-tech и желает знать о нем больше. В США, несмотря на растущий интерес, информации об Украине крайне мало. Мы привезли на конференцию изданный AVentures информационно-аналитический обзор рынка The Hi-Tech Navigator, впервые за десять лет комплексно представивший украинский сектор высоких технологий.

Любое сотрудничество проходит определенные стадии: сначала что-то слышали об этом, потом связались с партнерами, получили больше информации, посетили выставки, посмотрели работу партнеров живьем. Затем уже заключаются договора на сотрудничество, в том числе и инвестиции.

Чтобы получить инвестиции, надо прийти к инвестору и доказать ему, что инвестировать в тебя деньги привлекательнее, чем в соседа. До сих пор Украина занимала пассивную выжидательную позицию. Считалось, что наш рынок нужен всем. Да, продать нам свой товар хотят все. А вот купить что-то у нас, чтобы на этом заработали мы, — с этим сложнее.

5—7 лет назад наши чиновники действовали с позиции «никакому иностранцу ничего не позволю, т. к. мы самые-самые...». Это относилось к традиционным рынкам, контролируемым государством. Поскольку на ИТ-рынке преимущественно частный капитал, то его обходила стороной доля внешних кредитов и инвестиций, и на Западе о нем знали мало.

В Вашингтоне многие впервые услышали от своих коллег примеры положительного опыта работы с Украиной и всерьез заинтересовались. В выступлениях то и дело звучало: «Я сделал свой бизнес в Нью-Йорке, а развернуть его и в Украине для меня было несложно».

После таких встреч (выставок, семинаров) обычно принимаются решения «если это сделал мой компаньон, может, получится и у меня?» И возникает эффект снежного кома, когда информация, достигнув критической массы, вызывает практические действия. Сейчас мы намерены максимально поддержать это движение в сторону двустороннего диалога, чтобы оно вылилось в реальные сделки. Благодаря такой информационной кооперации в Украине, возможно, появятся реальные инвестиции.

Не следует забывать опыт Ирландии по достижению высочайшего уровня развития ИТ-технологий (в 2000 г. экспорт ИТ-продукции и сервисных услуг составил более 10 млрд. долларов). Государственные мужи и бизнесмены ездили по миру, по корпорациям, инвесторам и доказывали, что в Ирландии можно делать бизнес. И им это удалось.

И если нынче появился интерес к частному украинскому ИТ-рынку, закрепить его — задача украинских бизнес-структур, госаппарата и общественных организаций.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Новый виток милитаризации космоса

Демонстрация Китаем собственных достижений в области создания многоразовых...

Неугодне дзеркало

Тому, хто працює у закритій системі, навіть висококласному професіоналові, складно...

А судьи кто?!

Удивляет неумение авторов «загальних висновків» учитывать специфические...

Эйфория приватного космоса

Амбиции главы ГКАУ, рассчитывающего за короткое время озолотить космическую отрасль...

Стартует 25-я антарктическая: неоднозначный юбилей

На днях из Киева в путешествие по сверхдальнему маршруту отправится 25-я украинская...

Глобальные земные проблемы

Большой комплекс многогранных научных и прикладных проблем был всесторонне...

Суть медреформы — убить науку?

Министерство здравоохранения должно быть заинтересовано не в разрушении...

Надеюсь на взаимопонимание

Нравственность — важнейший элемент любого производственного и общественного...

Министерство образования, науки и профнепригодности

Конкурс WorldSkills International становится так же популярен, как Олимпийские игры

Как нам получать Нобелевки

Опыт Китая и его Единой платформы выглядит именно тем, что требуется украинской науке...

ЗНО з історії України — рівність для усіх чи...

Щороку в завданнях ЗНО присутні питання, яких немає ані в програмі, ані в підручниках

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Авторские колонки

Блоги

Ошибка