Елена Андрейчикова: «Покажите, где у вас хранятся книги, и закройте дверь с той стороны!»

№18–19 (906) 17 — 23 мая 2019 г. 15 Мая 2019 0

Елена Андрейчикова рассказала «2000», что в детстве, еще не умея читать, старательно листала книги, что в отрочестве мечтала стать библиотекарем, что своими вдохновителями она считает Зощенко, О. Генри и Цвейга, что в Киев вместе с мужем и сыном с ней переехали купленные на барахолке Набоков и Чехов и что вместо Донцовой у нее теперь Андрейчикова.

Кто она: прозаик, автор нескольких сборников короткой прозы и романа «Тени в профиль».

— Почему и для чего ты читаешь книги?

— Во-первых, потому что я так делала всегда. Родители рассказывали (мне такое приятно слушать), что в детстве я проводила с книгами больше времени, чем с людьми. Даже когда еще не умела читать, раскладывала вокруг себя на полу книги и листала, листала, листала. Позже, приходя в гости к маминым подругам, вместо того чтобы играть с детьми, просила: «Покажите, где у вас хранятся книги, и закройте дверь с той стороны». Все началось со сказок разных народов мира и сборника советских песен. Не знаю, почему именно он мне приглянулся, когда освоила чтение. Я учила эти песни наизусть, многие помню до сих пор.

В юности все читала хаотично: Набоков, Булгаков, Чейз, Диккенс, Толстой, Сименон, Донцова (о ужас!), а еще Хемингуэй, Моэм, Ремарк, Фицджеральд. Сейчас я тоже странно выбираю книги, подозрительный разлет предпочтений. Правда, вычеркнула из списка Донцову. Вместо нее у меня появилась Андрейчикова.

Во-вторых, я читаю, потому что реальность часто предсказуема и оттого скучна. Совсем другое дело книги.

В-третьих, чтобы вдохновляться и учиться у мастеров.

— Где ты обычно читаешь?

— Лежа в постели. И только рано утром. И только бумажные книги. У меня плохое зрение и стертые шейные позвонки (тут можно всплакнуть), поэтому я и пишу часто в постели, подпирая спину и голову подушками. А вот писать можно не только утром, на ноутбуке есть подсветка, ура.

— Предпочитаешь бумажные книги или электронные?

— Только бумажные, как я уже сказала. Пыталась понять преимущества электронных, но не смогла. Мне не хватает магии, все превращается в рутину, а это меня печалит. Подаренная электронная книга лежит в коробке. Что-то пыталась загрузить, но устала на этапе чтения инструкции и больше не мучаюсь. Иногда выбираю аудиокнигу. Это действительно удобно, когда глаза заняты другим делом, но уши свободны. Например, во время приготовления ужина. Или когда я за рулем на трассе Киев—Одесса и обратно.

— Что входит в круг твоего чтения?

— Специально что бы такого новенького почитать я не ищу. Книги приходят в мою жизнь сами. Действую интуитивно. Услышу совет человека, которому доверяю, — запишу себе. У меня в телефоне три таких списка — что почитать, что посмотреть, что посетить. Стараюсь успевать читать новинки украинской литературы — после посещения презентаций, книги друзей, любимых авторов. Книги на украинском языке читаю вслух, избавляюсь от одесского акцента, приходится. Иногда читаю специальную литературу — например, «Кино между раем и адом» Александра Митты. Это я в погоне за мечтой о сценарии к фильму. Иногда перечитываю любимые книги в зависимости от того, в какое состояние и настроение хочу себя ввести.

— Какая книга больше всего повлияла на тебя в юности?

— Сложно выбрать одну, я — книжный полиамор. Но точно помню, что, зачитываясь рассказами Зощенко, О'Генри и Цвейга, однажды подумала: «Вот бы мне рассказ написать!» и что-то черкнула в первый раз. Так что они мои первые осознанные вдохновители.

Где-то лет в десять-двенадцать мечтала стать библиотекарем. Составляла каталоги имеющихся в квартире книг. Сначала просто переписывала подряд все стоящие на полках. Затем вновь переписывала, но уже в алфавитном порядке, по фамилиям авторов. Еще одно нежное воспоминание о детстве — «Камо грядеши» Генрика Сенкевича. Никак не могла запомнить название при переписи библиотеки. Открыла, прочитала, запомнила.

— Что ты читаешь сейчас?

— Не могу оторваться от романа нигерийской писательницы Чимаманды Адичи «Половина желтого солнца». Две разные судьбы дочерей-близнецов влиятельного профессора на фоне гражданской войны в 60-х годах прошлого столетия в Нигерии.

В Киеве существует Клуб книжных червячков. Очень большое сообщество, к моей литературной радости. Раз в месяц люди собираются в уютных кофейнях или хабах и обсуждают выбранную книгу. Я состою в этом клубе и раньше не пропускала ни одной встречи. Сейчас посещать собрание времени нет, но всегда слежу за выбором книги для следующего обсуждения. Передаю большой привет идейному вдохновителю и организатору клуба Тане Лукинюк. Кстати, все желающие могут вступить в клуб, его легко найти в Фейсбуке.

А еще на тумбе у кровати лежит сборник Таи Найденко «Все дано». Одно стихотворение перед сном — идеально.

— Как выглядит твоя домашняя библиотека?

— Моя библиотека состоит из двух залов. Вообще-то это просто два шкафа, но как звучит! Я же мечтала стать библиотекарем. Первый зал — в Одессе. Там все мои книги одесского периода — я много забрала из библиотеки родителей, поэтому почти все, что я читала в детстве и юности, в том шкафу. «Сказки братьев Гримм» и «Сказки острова Шри-Ланки» люблю читать сыну на летних каникулах, хотя, мне кажется, я это делаю даже больше для себя — затертые страницы, запах детства, папа читал мне эти книги каждый вечер перед сном.

В Киев со мной переехали, не считая мужа и сына, Набоков и Чехов. Нашла их полные собрания сочинений на книжной барахолке на Итальянском бульваре в Одессе, теперь вожу за собой. Во второй шкаф почти каждый день добавляются новые книги, в основном украинских поэтов и писателей: то, что в магазинах зацепило мое внимание или подарили. На съемной квартире в Киеве есть еще один пустой шкаф — похоже, будет и третий зал.

— Топ-5 главных книг твоей жизни?

— Джек Лондон, «Мартин Иден». Дафна Дюморье, «Ребекка». Генрих Белль, «Глазами клоуна». Герман Гессе, «Игра в бисер». Генри Миллер, «Тропик Козерога».

Пять книг — это очень мало, все равно что спросить о пяти любимых людях. Неуютно и приходится оглядываться, а вдруг остальные узнают, что их в этом списке нет. Скажем так: с этими книгами я чаще, чем с другими. Готова встречаться с ними вновь и вновь.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...


Загрузка...

Антиукраинские книги: в Госкомтелерадио сообщили,...

Экспертный совет выдал отрицательные заключения на 420 тысяч экземпляров книг из...

Мария Старожицкая: «Я научилась читать в 2,5 года»

Мария Старожицкая рассказала «2000», что чтение дает ей толчок к собственному...

В Польше ксендзы в присутствии детей жгли книги о...

В соцсетях требуют оградить детей от священников

Ян Валетов:«Я читал книги котятам во дворе!»

Ян Валетов рассказал «2000», что может читать все что угодно, лишь бы было хорошо...

За прошлый год 60% украинцев не прочли ни одной книги

Около половины взрослых граждан не посетили ни одного культурного мероприятия

Загрузка...

Люблю тебе на ввесь світ, аж де небо не кінчається!

Олесь опередил свое время, общество было не готово принять какие-то его суждения,...

Сергей Жадан – магический реалист Украины

Пожалуй, в этом и кроется самое величайшее достижение Жадана. Трансформируя Харьков в...

Надежда Мицкевич: «Книга — это стимул к творческому...

Надежда Мицкевич рассказала «2000», что, читая книгу, мысленно ее иллюстрирует, что...

Евгений Деменок: «Не представляю, как жить без чтения»

Евгений Деменок рассказал «2000», что читает везде, где есть возможность, только не...

Роман Балаян: «Главное — сострадание. Все остальное...

Роман Балаян рассказал «2000» о том, как его путь в Киев начался с горы Арагац, для...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто

Получить ссылку для клиента
Авторские колонки

Блоги

Лентаинформ
Загрузка...
Ошибка