Евгений Деменок: «Не представляю, как жить без чтения»

№1–2 (890) 11 — 17 января 2019 г. 09 Января 2019 4.3

Евгений Деменок

Евгений Деменок рассказал «2000», что читает везде, где есть возможность, только не в постели, что совсем отошел от художественной литературы и отдает предпочтение нон-фикшн, что в юности на него больше всего повлияла восточная философия, что он с детства мечтал собрать большую библиотеку, и эта мечта осуществилась.

Кто он: Писатель, журналист, историк искусства, меценат. Автор книг «Ловец слов», «Новое о Бурлюках», «Занимательно об увлекательном», «Легенда о черном антикваре и другие рассказы не только для детей», «Казус Бени Крика. Рассказы об Одессе и одесситах», «Вся Одесса очень велика». Лауреат Одесской муниципальной премии имени Паустовского, премии Корнея Чуковского, премии журнала «Дети Ра». Член президентского совета Всемирного клуба одесситов.

— Почему и для чего вы читаете книги?

— Всегда сложно ответить на такой вопрос. Я не представляю, как можно жить без чтения. Откуда тогда черпать знания, получать информацию, эмоции опять же? Это примерно как «для чего вы едите и пьете». Сразу теряешься. В общем, книги — это пища для ума, а без пищи жить никак невозможно.

— Где вы обычно читаете?

— Везде и каждую свободную минуту. Если не книги, то газеты, журналы, ленту Фейсбука в конце концов — она сейчас стала по сути новостной лентой. Даже за рулем читаю, в пробках. Хорошо читать в путешествиях. Дома — везде, только вот в постели перестал, обычно работаю допоздна и просто валюсь спать.

— Предпочитаете бумажные книги или электронные?

— С электронными как-то не сложилось. Предпочитаю бумажные. О «конфликте» между книгами электронными и бумажными замечательно рассказали Жан-Клод Карьер и Умберто Эко. У их книги хорошее название: «Не надейтесь избавиться от книг». Так вот, они предрекают то, что бумажные книги не исчезнут никогда, какие бы новые формы подачи информации ни появлялись. Кстати, в книге есть ответ на первый вопрос — о том, для чего читать: «Книга — это как ложка, молоток, колесо или ножницы. После того как они были изобретены, ничего лучшего уже не придумаешь».

— Что входит в круг вашего чтения?

— Сейчас — книги по искусству, истории культуры, биографии, в общем, в основном нон-фикшн. Увлечения разными жанрами остались в прошлом. Первой была приключенческая литература. Двадцать томов «Библиотеки приключений» прочел за два месяца. Потом — собрания сочинений Джека Лондона, Жюля Верна, Майна Рида. Потом были волны фантастики (весь Шекли и т. д.), эзотерической литературы (начиная от Раймонда Моуди и заканчивая Кастанедой), детективов (тут Рекс Стаут был вне конкуренции).

У дедушки была огромная библиотека, собрания сочинений всех классиков. Книги стояли в шкафах в три ряда, так что всегда было загадкой, что же стоит там, за первыми. Можно было параллельно читать Пушкина и Эдгара По, Гоголя и Проспера Мериме, Большую детскую энциклопедию и «Хромого беса» Лесажа.

Подростковый возраст — лучший для чтения. Позже, когда с головой уходишь в работу и она никак не связана с культурой, остается время лишь на специализированную литературу. Я много лет проработал в аудите и финансовой сфере, так что после чтения законов, указов, приказов и писем налоговой сил на что-то другое не было. Хорошо, что этот период пройден. Хотя кто знает?

— Какая книга больше всего повлияла на вас в юности?

— Одной тут не обойтись, их с десяток, причем художественных книг в этом списке меньшинство. Брат рассказал мне о Будде, когда мне было 12 лет, и я увлекся буддизмом, дзеном, даосизмом, индуизмом. Так что в списке «Махабхарата» («Бхагавадгита» и «Мокшадхарма»), «Чжуан-Цзы» и «Дао дэ Цзин», «Йога-сутра» Патанджали, потом к ним добавились диалоги Платона. Еще позднее — «Оправдание добра» Соловьева и книги Гессе (причем даже не «Игра в бисер», а «Сиддхартха»). До сих пор пользуюсь советами Дейла Карнеги — его «Как завоевывать друзей и оказывать влияние на людей» оказалась в нашем доме в начале 80-х в виде перепечатанной на машинке копии. Ну а если все же говорить о художественной литературе — это Сэлинджер, Ремарк и Маркес. Да, кстати, всем очень советую «Кабус-Наме» Кей-Кавуса.

— Что вы читаете сейчас?

— У меня никогда не получалось читать только одну книгу в определенный промежуток времени. Поэтому и сейчас читаю несколько. Во-первых, профильную литературу, необходимую для работы. Это книги по русскому и украинскому авангарду. Замечательный каталог Михаила Ларионова, изданный к его ретроспективной выставке в Третьяковской галерее. Изданные через 90 лет после написания воспоминания Николая Пунина с предисловием Андрея Сарабьянова. Вера Митурич-Хлебникова подарила большую монографию о своем дедушке, Петре Митуриче. Ну и вдобавок ко всему этому начал Homo Deus Юваля Харари.

— Как выглядит ваша домашняя библиотека?

— В школьные годы я часто бывал в гостях у соратника Николая Бердяева, Николая Алексеевича Полторацкого, который после многих лет жизни во Франции вернулся в Советский Союз и жил в Одессе. Мой папа дружил с его зятем, а я соответственно дружил с его внучкой. В его кабинете (квартира подворья Свято-Ильинского мужского монастыря, одесситы знают его как «церковь на Пушкинской») книжные полки занимали всю стену от пола до потолка. Чтобы доставать книги с верхних полок, была специальная лестница. Примерно то же было и у дедушки — книжные полки занимали всю стену.

Я мечтал о такой же библиотеке и собрал ее. В моей библиотеке сейчас около пяти тысяч томов — история искусства, философия, художественная литература, одессика. А еще я страстно люблю архивы и по мере сил собираю их. У меня довольно много рукописей Давида Бурлюка и его родных, арт-буки и стихи одесского художника и поэта Олега Соколова и кое-что еще.

— Топ-5 главных книг вашей жизни?

— Тут многое будет перекликаться с ответом на вопрос о книгах, повлиявших в молодости. Наверное, вот такой список:

1. Тора. Ну, тут комментарии излишни.

2. Те же Дао дэ Цзин и Чжуан-Цзы. Их можно читать вечно.

3. Все диалоги Платона. Когда у меня депрессия, я читаю их. Очень просветляет.

4. Книги моего учителя Йоги: «40 дней, практикуя Йогу» и «108 дней, практикуя Йогу». Совершенно практические и в то же время содержащие глубокую теорию.

5. «Йога-сутра» Патанджали. Опять же можно читать и перечитывать всю жизнь и все время находить что-то новое.

Посмотрел на список и понял, что в нем вообще нет художественной литературы. Ну, зато ответил честно.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...


Загрузка...

Роман Балаян: «Главное — сострадание. Все остальное...

Роман Балаян рассказал «2000» о том, как его путь в Киев начался с горы Арагац, для...

Максим Матковский: «Хвалим Сатану, то есть слава...

Максим Матковский рассказал «2000», что лучшей литературой считает беллетристику,...

Андрей Данилевич:«Наш проект — азбука жизни, и это...

«За откровенность мы никому не платим. У нас все по-честному»

Андрей Данилевич: «Наш проект - это азбука жизни,...

Самое рейтинговое на украинском телевидении социальное ток-шоу отмечает свой первый...

Загрузка...

Тетяна Трофименко: «Читання — це найцікавіше заняття...

Тетяна Трофименко розповіла «2000», що у підлітковому віці знала напам'ять цілу...

Олег Безбородько: «В поэзии меня привлекает музыка»

Олег Безбородько рассказал «2000», что не может себя представить без поэзии...

Игорь Кретов: «Я сознательно шел на риск, сделав...

«Миссия этого уникального человека — лечить и творить. А моя — создавать для...

Вано Крюґер: «Читайте майбутнє — воно вже написане»

Вано Крюґер розповів «2000», що в молоді роки на нього найбільше вплинули Гоголь,...

Антон Слепаков: «Я хотел стать таким же ироничным,...

Солист «Вагоновожатых» рассказал «2000», что у него нет и никогда не было...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто

Получить ссылку для клиента
Авторские колонки

Блоги

Маркетгид
Загрузка...
Ошибка