Игорь Кретов: «Я сознательно шел на риск, сделав ставку на Комаровского»

№13 (859) 30 марта – 5 апреля 2018 г. 27 Марта 2018 3 5

Талантам нужно помогать, бездарности пробьются сами — истина знакомая, хотя и не бесспорная. Среди людей одаренных, конечно, встречаются индивидуумы с врожденной пробивной силой, но в большинстве случаев понятие «талант» вовсе не тождественно понятию «успех». В тени многих успешных людей, особенно если это публичные люди, как правило, находятся их идейные вдохновители — те, кто зажигает «звезды».

В №5(852) от 2—8.02.2018 г. мы опубликовали интервью с доктором Комаровским, которое вызвало большой интерес у наших читателей, в очередной раз подтвердив, что Евгений Олегович — не просто всенародно известный детский лекарь, популярное медийное лицо и невероятно интересный собеседник. Он — своеобразный знак качества, устоявшийся бренд, которому миллионы не только наших земляков, но и чужеземцев доверяют здоровье своих чад, штудируя его книги и сайт, внимая его телевизионным советам или записываясь к нему на прием в харьковский медицинский центр «Клиником».

Однако мало кто знает, что своим феноменальным успехом знаменитый педиатр обязан не только собственным профессиональным и личностным качествам, но и прежде всего судьбоносной встрече с человеком, который однажды поставил на кон все — налаженный бизнес, личную недвижимость, обеспеченное прогнозируемое будущее — ради призрачной, но, как оказалось впоследствии, гениальной идеи — создания проекта «доктор Комаровский».

Игорь Кретов — друг и деловой партнер Евгения Олеговича — человек серьезный и несловоохотливый. Как всякий талантливый и успешный бизнесмен он предпочитает слову дело. А дел у него, как водится, невпроворот — работа издательства, теле-, пиар- и бизнес- проекты — все, что связано с жизнеобеспечением и продвижением бренда. 12 лет назад, познакомившись с харизматичным педиатром, молву о котором разносило по Харькову «сарафанное радио», он принял для себя твердое решение: «Миссия этого уникального человека — лечить и творить, воспитывая здоровое поколение. А моя обязанность — создавать для этого все условия».

«Нас познакомил гайморит...»

— Игорь Васильевич, как бизнесмен вы не могли не понимать, что идете на определенный риск, делая ставку на раскрутку медицинского проекта. Тем более детского доктора. Что сыграло ключевую роль в вашем решении?

— Внутреннее чутье подсказало. Я интуитивно чувствую людей. Так же, как Евгений Олегович, который может за 2 минуты общения с человеком поставить диагноз. Вот и я сразу понял, что передо мной не просто хороший доктор, опытный специалист, но человек живого ума, редкого чувства юмора, обладающий невероятной харизмой и талантом доходчиво и просто говорить о сложных вещах. У Комаровского есть исключительное качество: когда беседуешь с ним, моментально попадаешь в орбиту его человеческого обаяния и доверяешь ему. А доверие пациента к доктору — это очень важная вещь.

— Вы так говорите, как будто сами были его пациентом...

— Именно с этого и началось наше знакомство. Я долго мучился гайморитом и, несмотря на старания многих врачей, никак не мог избавиться от этой болячки. Как-то обмолвился о ней своим знакомым, и те посоветовали обратиться к Комаровскому. «Так он же педиатр, а не лор!» — возразил я. А в ответ услышал: «Не бойся. Взрослых он лечит не хуже». Доверившись этой рекомендации, я вскоре действительно забыл о гайморите, но не забыл о докторе: всякий раз, когда я или мои знакомые заболевали, нас спасал Комаровский. А когда у меня родился сын — поздний ребенок от второго брака, и отношение к нему было трепетное, я понял, что доверить его здоровье могу только Евгению Олеговичу. На собственном опыте я убедился, что методика Комаровского не просто приносит здоровье детям, но качественно улучшает жизнь их родителей, делая ее спокойнее и счастливее. Я понял, что этот человек обладает редким даром, нужно только придать ему «огранку» и сделать так, чтобы о нем узнало как можно больше людей. Скольких детишек это спасет, для скольких молодых семей превратит родительство в праздник!

Воодушевившись этой благородной идеей, я решил вплотную заняться Комаровским — создать клинику и раскручивать бренд.

— Как ваша семья восприняла этот благородный порыв и удар по бюджету?

— Надо отдать должное моей жене, которая с пониманием отнеслась к моему решению и, несмотря на довольно напряженное финансовое положение, активно включилась в процесс создания клиники доктора Комаровского. Она, кстати, является одним из учредителей «Клиником».

Конечно, я понимал, что рискую, но сознательно шел на риск: продал свой бизнес, квартиру, взял большой кредит в банке — начинать приходилось с нуля. На момент моего знакомства с Комаровским у него была одна очень скромно изданная книжка «Здоровье ребенка и здравый смысл его родственников», которая стоила 13 гривен в рознице. Никакой клиники и в помине не было. Он тогда занимался частной практикой и был известным детским врачом в городе. Чем больше я общался с ним, читал теплые, искренние слова благодарности, адресованные ему, видел реакцию мам, глаза детей, которых он вылечил, тем сильнее во мне крепла уверенность, что я должен помочь этому человеку.

Через тернии — к «звезде»

— И все-таки, согласитесь, идея сделать педиатра не просто известным доктором, а «звездой», шоуменом — довольно смелая, во многом творческая. Трудно было осваивать продюсирование?

— Безусловно, непросто. Потому что ничем подобным я раньше не занимался. По образованию я физик, но почти всю жизнь посвятил бизнесу. Работал топ-менеджером в крупной фирме за рубежом, затем создал свою компанию — также за рубежом, занимался раскруткой предприятий и брендов в Украине, — все это дало мне неоценимый опыт и позволило избежать многих ошибок и лишних движений.

Но проект «Комаровский» — это был совершенно новый для меня опыт. Основная проблема заключалась в том, что он не певец, не музыкант, не актер, не беллетрист, который штампует «романчики про шпиончиков», а детский врач. Прежде чем запустить процесс, я поехал в Киев, переговорил с несколькими рекламными агентствами, советуясь со специалистами о том, возможно ли такое превращение. Они подтвердили: «Вполне возможно». И я начал действовать. Это был 2005 г.

Начать мы решили с создания клиники, чтобы доктор не растрачивал силы, мотаясь по вызовам, а мог полдня вести прием, а вторую половину посвятить написанию статей и книг, которые мы запланировали издавать. Целый год вели подготовительную работу, искали помещение для клиники, делали ремонт. А стартовали в октябре 2006 г.

— Затраченные силы и средства оправдали себя, в клинику сразу потянулся народ?

— К тому времени Евгений Олегович был известным в городе педиатром, у него были свои пациенты, но поначалу мы сталкивались с какими-то дикими ситуациями. Подъезжает к клинике какая-нибудь «Ламборджини», из которой выплывает расфуфыренная мамочка в соболях. Уверенно заходит в кабинет и спрашивает: «Сколько стоит консультация у доктора?» Услышав сумму в 250 гривен, делает круглые глаза: «Ого! Так дорого?!»

Или пишет в интернете другая мама: «Евгений Олегович, вы такой замечательный профессионал, но 250 гривен — это же просто немыслимые деньги!» И это притом, что заправить машину тогда стоило около тысячи гривен. Но почему-то у некоторых родителей это не вызывало такого возмущения, как необходимость оплатить труд доктора.

Столкнувшись со многими вещами, я понял, что мы живем в какой-то первобытной стране. Смотришь на человека — вроде бы нормальный, но ведет себя, как неандерталец. В той же ситуации с прививками или с правилами здоровья, о которых постоянно твердит Комаровский, взять хотя бы элементарный совет регулярно проветривать комнату и увлажнять воздух. До многих это до сих пор не доходит!

Даже мои друзья, которые прекрасно знают доктора и от меня не раз слышали его рекомендации, наглухо задраивают все форточки и держат ребенка в духоте. На дворе апрель, солнце вовсю светит, +20 за бортом — а дети на площадке в шапочках и теплых комбинезонах играют! Это невежество меня поражает: даже сейчас, когда о методике Комаровского знают миллионы, когда издаются книги, выходят программы на телевидении, работает сайт, многие люди никак не могут отказаться от укоренившихся привычек — по-прежнему кутают детей, пичкают разной гадостью и лишают их здоровья.

— А вам не кажется, что эти проблемы — следствие развала системы здравоохранения в нашей стране и недоверия к ней населения?

— Что касается системы здравоохранения, это отдельная песня. Взять хотя бы такой удивительный случай, который я запомнил на всю жизнь. Скорая везла в реанимацию ребенка. И по пути у мамы вдруг сработал стоп-сигнал: «Давайте все-таки к Комаровскому!» Мальчика занесли на носилках к нам в клинику, а через полчаса он вышел оттуда своими ногами. Еще через два дня он пришел к нам с мамой — веселый, розовощекий и, смеясь, резвился в коридоре. Мама рассказала доктору историю о том, как ее сына довели до реанимации, какими лекарствами лечили и какие назначения делали. Комаровский просто схватился за голову, сказав, что все назначения, которые сделал врач, — это уголовно наказуемые вещи. Но тем не менее этот человек до сих пор продолжает работать.

Чиновники против «Комарика»

— Допускаю, что у Комаровского не много единомышленников и сторонников в мире медицины, разделяющих его подходы к лечению, его философию...

— Гораздо больше завистников и тех, кто ему палки в колеса вставляет. Бывает, включаешь украинский телеканал, а в новостях говорят, что методика Комаровского — это образец того, как издеваются над украинцами и как их истребляют. Этот доктор, мол, рассказывает нам с экрана, что оксолиновая мазь неэффективна, а на самом деле именно она в 2008 г. погасила пандемию свиного гриппа! Как же можно верить такому человеку?!

Надо понимать, что подобного рода сюжеты и публикации заказывает производитель оксолиновой мази. То же самое можно увидеть на некоторых интернет-форумах, где «грамотные» мамочки возмущаются: «Да кто такой этот Комаровский?! Это же шоумен! Он же такой бред несет!» — «А вы читали его книги?» — «Да зачем мне их читать? Мне соседка все рассказала!»

— А с чиновниками от здравоохранения у Евгения Олеговича есть взаимопонимание?

— Чиновники — это тоже отдельная история. Когда у нас с Евгением Олеговичем возникла идея детского сада «Комарик» — через несколько лет после создания клиники, я пришел в горсовет Харькова к начальнику здравоохранения и стал ему говорить о том, что было бы здорово открыть муниципальный садик, который работал бы по системе доктора Комаровского. Чиновник посмотрел на меня оловянным взглядом: «И что вы предлагаете?» Я повторил все сначала, и он опять задал мне тот же вопрос. Тогда до меня вдруг дошло, что он имеет в виду мои предложения в денежном эквиваленте. И когда я в третий раз услышал тот же вопрос, ответил: «Да ничего я не предлагаю. Спасибо». Развернулся и ушел.

«Комарик» Украине оказался не нужен. Ведь садик — это не какой-то сверхприбыльный бизнес-проект, инвестиции в него — скорее благотворительность. Не дали результата ни походы к чиновникам, ни размещение концепции садика на нашем сайте, где посещаемость свыше 6 миллионов в месяц. Хотя о том, что Комаровского читают не только мамы и бабушки, говорит такой любопытный факт: когда СМИ обнародовали материалы видеосъемки в особняке беглого экс-генпрокурора Пшонки, я обратил внимание, что на столе в его кабинете лежали стопкой все книжки доктора.

А вот в Казахстане, Беларуси и Киргизии идею нашего садика поддержали. Россия тоже проявила интерес — в Москве и в Краснодаре сегодня работают наши «Комарики». Причем это не какие-то там элитные заведения. Туда ходят обычные дети. В этих садиках поддерживается нормальный температурный режим, соблюдаются санитарные нормы, о которых говорит и пишет доктор. Дети там гуляют каждый день, независимо от погоды. Их не заставляют сидеть над тарелками с кашей под страхом наказания, там нет ковров-пылесборников, нет острых углов на мебели.

— Что было для вас самой большой головной болью при раскрутке проекта?

— Самой большой проблемой оказался сайт. Мы «переиздавали» его трижды, формируя отдел IT. Но в результате достигли цели: на сегодняшний день его посещаемость — свыше 150 тысяч человек в день. Можно очень долго рассказывать о том, как рождался, креп и развивался бренд. Но главное, что 12 лет упорной работы увенчались успехом.

Практически все, что наметили, мы сделали. Книги, сайт, телевидение, интернет — все эти инструменты эффективно работают на обучение родителей. Практически невозможно найти вопрос, на который бы не было ответа на наших ресурсах в интернете. По оценкам специалистов, наша аудитория составляет более 100 миллионов человек, живущих в разных уголках земного шара, и количество это увеличивается с каждым днем.

В «ящик» благодаря свиному гриппу

— Cогласитесь, своей поистине всенародной известностью доктор Комаровский обязан прежде всего телевидению. Как он попал на ТВ?

— Однажды я у него спросил: «Женя, ты выступал когда-нибудь на телевидении?» — «Да, — говорит, — один раз на НТВ приглашали, и очень интересно получилось». Я говорю: «Супер!» Но прежде чем вывести Комаровского на экран, я пересмотрел массу различных детских программ — формат, периодичность, стоимость производства — изучил маркетинг. И только тогда пришло решение запускать «Школу доктора Комаровского».

Правда, я быстро понял, что в Украине заниматься этим бесполезно, и это никому не нужно, и отправился в Москву, начал обходить все ведущие телеканалы. Оказалось, что там все знают доктора. Согласились с нами работать, только для начала послали в бухгалтерию: «Идите, вам выпишут счет». — «Какой счет?» — «Как какой? У нас минута эфира стоит 400 долларов». Это был 2008 г. Я сказал им: «Извините». И ушел.

Но мне все-таки удалось добиться того, что Комаровского пригласили на НТВ в программу «Наше все» в качестве эксперта в одной из рубрик, где он появлялся на 2—3 минуты. По прошествии пары месяцев я понял, что 2—3 минуты это ничего, и поставил ультиматум: или отдельная рубрика — или мы больше в программе не участвуем. Ультиматум был принят, и под Комаровского создали рубрику «На кухне с доктором» продолжительностью 15 минут.

Уже тогда меня потрясло, что Комаровский никогда не готовился к съемке, он даже не знал заранее, о чем будет идти речь, и все выдавал экспромтом, безо всякого сценария и без запинки. Редактора подбегали к нему: «Давайте обсудим, что вы будете говорить!» Но Женя успокаивал их с улыбкой: «Не волнуйтесь! Все будет хорошо!» И действительно, снимали его без дублей, и рейтинги на сайте «Наше все» были очень высокие. В последующих телепроектах он все делал на экспромте, импровизируя в рамках заданной темы.

— Самым известным проектом с участием Евгения Олеговича была и остается «Школа доктора Комаровского» на «Интере», где он уже был полноправным автором и ведущим. Правда, сейчас проект не выходит. Почему?

— Проект жив, мы продолжаем его снимать, но, к сожалению, в Украине не нашлось денег для продолжения его финансирования. Поэтому приходится договариваться с инвесторами за рубежом. И уже готовые программы выкладывать в интернете для украинского пользователя. Сейчас у «Школы Комаровского» уже 9-й сезон. А появлению проекта способствовал... свиной грипп.

Когда в Украине началась паника, я сказал: «Женя! Напиши статью!» Через день она была готова, мы разместили ее на сайте, и произошел такой всплеск посещаемости, что не выдержал сервер. Если раньше мы фиксировали около 30 тыс. посещений в день, то во время свиного гриппа их было до 200 тыс. Количество обращений зашкаливало, и сайт упал. Я срочно позвонил в Киев, где находился сервер, и они заменили его на вдвое более мощный. Но его постигла та же участь. Третий сервер тоже «сдох», и только четвертый выдержал нагрузку.

Тем временем я продолжал рассылать письма на телеканалы с предложением сделать передачу с Комаровским. И в конце концов студия «Фильм UA» заинтересовалась нашей идеей, предложив попробовать. Правда, пока без гонорара. И когда были отсняты первые 10—15 выпусков «Школы доктора Комаровского» и телевизионщики увидели взлетевшие рейтинги, программа стала выходить регулярно на «Интере», где у нее было 7 сезонов.

Почему она не выходит там сейчас — вопрос не ко мне. Вообще вся эта история с Комаровским напоминает мне советский анекдот. На магазине висит объявление: «Требуется продавец черной икры». Приходит украинец и спрашивает: «А какая у вас зарплата?» — «90 рублей». — «Тю... А квартиру даете? А садик?» — «Да нет»... Он машет рукой и уходит. То же самое — с русским. Приходит еврей и говорит: «У вас там объявление висит. Оно еще актуально?» — «Да, конечно!» — «Так возьмите меня!» — «А почему же вы не спрашиваете о зарплате?» — «Как?! За это еще и зарплата полагается?!»

Так что пока украинский телеэфир закрыт для «Школы», нас продолжают смотреть зрители в 14 странах — на постсоветском пространстве, а также в Германии, Израиле, США и Канаде.

Детский мир: Финляндия — не Украина

— Вас не посещала идея сделать международный проект, учитывая известность и популярность доктора за рубежом?

— Вы попали в точку. У нас есть гениальная, на мой взгляд, идея телепроекта «Детский мир с доктором Комаровским». Это социальное тревел-шоу, в котором жизнь страны рассматривается через отношение к детям — традиции, контакты в системе дети—родители—государство, через детские медицину, спорт, отдых, педагогику.

Идея проекта состоит в том, чтобы показать, какие условия создаются государством для того, чтобы люди хотели рожать детей и спокойно, без головной боли их воспитывать. По замыслу, доктор Комаровский приезжает в гости в конкретную страну и рассказывает телезрителям о том, как там живется детям и родителям. Мы показываем семьи, ходим к врачам, заглядываем в детские сады и школы, изучаем местные рецепты детской еды, поем их колыбельные, общаемся с тамошними специалистами и с нашими мамами, которые обрели счастье вдали от родины.

Цель каждого путешествия — сравнить, как живется детворе у них и как у нас, оценить все хорошее и плохое. Примерить их опыт к нашей стране, чтобы понять, чем мы можем гордиться и делиться с другими, а что следует внедрить у нас.

Когда мы на нашем сайте сообщили, что едем в Финляндию снимать программу «Детский мир с доктором Комаровским», получили оттуда несколько сотен писем с предложением поучаствовать в съемках. Я сформировал съемочную группу, и мы отправились в Хельсинки. И, находясь там две недели, сняли пилотный проект. Познакомились с системой оказания помощи роженицам, педиатрией, детскими садами, школами, побывали в многодетных семьях. Это было необыкновенно интересно. Комаровский провел там большой семинар для родителей, где его встречали настоящей овацией.

Комаровский никогда не готовится к съемке, он все выдает экспромтом. На проекте «Школа доктора Комаровского»

— Ну а что вы почерпнули там? Чем финский детский мир отличается от украинского?

— Разительно отличается. Там есть невероятные вещи. Стоят, например, четыре больших дома, а возле них четыре садика детских! А площадок с современным оборудованием вокруг них и вовсе штук восемь. И по городу их великое множество. На этих площадках есть специальные помещения, где мамы могут пообщаться, попить чаю, поесть — все необходимое там предусмотрено. Есть центры семейного досуга с различными обучающими программами — и для детей, и для взрослых.

Ну а финские детские садики — это что-то фантастическое. Они оборудованы по последнему слову техники. Вообще надо сказать, что финская идеология близости к природе начинает воплощаться в жизнь уже в детском саду. Там ребенок понимает, что место настоящего финна не на диване перед ТВ, а под открытым небом среди берез и сосен.

Для финских детей не бывает плохой погоды, как и плохой одежды. В муниципальном детском саду есть специальные непромокаемые костюмчики, предназначенные для того, чтобы ребенок гулял в любую погоду. Есть также специальная комната для отмывания с этих костюмчиков грязи после прогулки — «мокрая прихожая», где ребенок, не раздеваясь, становится на специальную решетку, и его из специального душа прямо в этом костюмчике моют, как машину на автомойке. Воспринимают эту процедуру дети с восторгом. Общение детей с водой и грязью в Финляндии не ограничивается, а скорее поощряется. А шкафчики в саду есть не только для хранения одежды, но и для сушки.

Вообще удивило в финских садиках многое. Например, меню, которое расписывается наперед на 6 недель, и ни одно блюдо в течение этого времени не повторяется. Кроме того, в меню учтены индивидуальные особенности конкретного ребенка. Улыбнула и своеобразная библиотека в туалете — попытка совместить идеологию и физиологию.

Понравилась конструкторская идея превращения игровой комнаты в спальню. Но особенно восхитила автоматическая система климат-контроля, регулирующая температуру воздуха и влажность в помещениях садика. Есть там и система видеонаблюдения, с помощью которой родители могут посмотреть, как проводил время ребенок в течение дня. А в некоторых садах эта система работает даже в режиме онлайн. Словом, нам есть на что посмотреть и чему поучиться. Поэтому я уверен, что такой проект будет популярен и на Западе, и здесь.

Война с фуфломицинами

— У популярности, как известно, есть и обратная сторона. Вы сталкиваетесь с мошенническим использованием имени доктора Комаровского в коммерческих целях?

— Постоянно. Когда Комаровский стал раскрученным брендом, к нам пошли письма: «А это правда, что Комаровский рекламирует «Интосик» — средство от глистов?», «А средство для похудения — это реклама Комаровского? А мазь от варикоза?» и т. п. Захожу на сайты и вижу — фото улыбающегося доктора на фоне этого «Интоксика» или другого «чудодейственного» средства. В итоге я не выдержал и вывесил на нашем сайте большое объявление-баннер: «Остерегайтесь аферистов!» Но, несмотря на то что это предостережение постоянно висит на всех страницах сайта, нас продолжают атаковать вопросами: «А правда ли, что доктор советует принимать «Интоксик»?» Ну что тут скажешь...

— А вам самим предлагают рекламировать сомнительную продукцию? На какую рекламу для вас существует табу?

— Конечно, предлагают. И сулят за это большие деньги. Естественно, мы отказываемся рекламировать «фуфломицины», как называет их Комаровский. Увы, таких препаратов сегодня миллион. Мы не рекламируем гомеопатию, БАДы, средства с недоказанной медицинской эффективностью, приборы якобы медицинского, а на самом деле абсолютно шарлатанского назначения — всякий бред для «компьютерной диагностики» и т. п.

Тот же «Интоксик» — это вещество якобы от паразитов, но на деле вообще непонятно какого действия. Как-то нам позвонила женщина, которая работала в фирме, торгующей этим «препаратом», получала высокую зарплату, но однажды ее терпение лопнуло: «Сил больше нет! Не могу смотреть, как оболванивают народ! Вы даже не представляете, какое количество людей обращается за этим «фуфломицином»!».

Кстати, подобные истории заставили Евгения Олеговича задуматься над идеей интернет-проекта «Антифуфломициновая аптека», где он хочет подробно разъяснять людям, что не следует покупать, чтобы не подвергать риску здоровье и не давать себя грабить.

— У доктора есть личные изобретения? Собственные рецепты каких-то лекарств, которые могли бы заменить дорогостоящие препараты?

— Комаровский неоднократно предлагал идеи многих лекарств, которые были бы доступны по цене и эффективны. Например, препараты для помощи при запоре или солевой раствор для носа, импортный аналог которого стоит в аптеке 10 долларов. А препарат Комаровского, не менее эффективный, стоил бы примерно 10 центов. Мы обращались с этими и другими идеями на Дарницкую фармацевтическую фабрику и на другие предприятия, но заинтересованных лиц там не нашли.

— Почему клиника доктора Комаровского работает только в Харькове? Вы не думали о том, чтобы создать их сеть по Украине?

— Сеть клиник в нашей стране — это смертоубийство. Если в одной из них с пациентом что-то случится, то крайний будет Комаровский. Это огромная ответственность, необходима система переквалификации врачей. Нужно проводить обучение, постоянно держать под контролем персонал, строго спрашивать с него. В самом начале мы набирали врачей, но из десяти выпускников мединститута только один человек смог овладеть методикой доктора и успешно работать с ним.

— Игорь Васильевич, как партнер и соратник Комаровского вы знаете его больше 10 лет. Какой он за кадром? Что скрыто от миллионов глаз?

— Это человек колоссальной работоспособности. Согласитесь, что написать за полгода книжку «ОРЗ» — 600 страниц — под силу далеко не каждому. Артур Хейли отдыхает с его страницей в день. В нем море энергии, он работает, как машина. У него поразительная реакция, и мозги соображают в несколько раз быстрее, чем у обычного человека. Доктор быстро загорается идеями, может не есть, не спать, работая над ними и воплощая в жизнь. В этом смысле мы с ним родственные души. Наше мировоззрение совпадает, мы воспитывались на одних и тех же ценностях, потому что приблизительно в одно время родились и росли. Поэтому мы с ним скорее друзья, чем партнеры.

— Ну а отдыхать-то популярный доктор умеет?

— Женя называет себя «чокнутый рыбак». Как-то мы поехали с ним на пикник. Весна, солнышко, пчелки летают. Он поймал пчелку и два часа всей компании о ней и ее собратьях взахлеб рассказывал. Да так интересно, вдохновенно! Мы сидели, открыв рты и позабыв о шашлыке... Вот в этом эпизоде весь Комаровский. Он талантлив во всем и отдается целиком любому делу — будь то общение с друзьями, беседа с журналистами или спасение человеческой жизни. Я не перестаю восхищаться им и благодарю судьбу за то, что она свела меня с этим человеком.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...


Загрузка...
Загрузка...

Олег Безбородько: «В поэзии меня привлекает музыка»

Олег Безбородько рассказал «2000», что не может себя представить без поэзии...

Вано Крюґер: «Читайте майбутнє — воно вже написане»

Вано Крюґер розповів «2000», що в молоді роки на нього найбільше вплинули Гоголь,...

Антон Слепаков: «Я хотел стать таким же ироничным,...

Солист «Вагоновожатых» рассказал «2000», что у него нет и никогда не было...

Запрет русских сказок — лучшая для них реклама

Когда вы в последний раз держали в руках литературно-художественный журнал? Наверняка...

Александр Моцар: «Чтение — это вид творчества»

Александр Моцар признался «2000», что во время вьюги читает Блока, а при...

Ирина Гордейчук: «Читая «Тысячу и одну ночь», я...

Ирина Гордейчук рассказала «2000», что начала с магического «Незнайки», а...

Комментарии 3
Войдите, чтобы оставить комментарий
Валерий
29 Марта 2018, Валерий

Может быть , не всё потеряно пока в стране есть такие люди ?

- 2 +
Владимир Теренин
29 Марта 2018, Владимир Теренин

Этот человек поддержал майдан, а значит ответственен за все его последствия, включая вымирание нашего народа. Лечение немногих богатеньких и вымирание многих прочих - такова гнусная суть его "лекарской" деятельности. Вместе с Богомолец они породили мизантропическую Супрун и не может быть им оправдания.

- 3 +
Валерий
31 Марта 2018, Валерий

Вопрос ,главный вопрос - осознанно или неосознанно поддержал , раскаялся или нет .А с категорией "нет им прощения " следует обращаться сугубо аккуратно .

- -2 +

Получить ссылку для клиента
Авторские колонки

Блоги

Маркетгид
Загрузка...
Ошибка