Игорь Панасов: «Я влюбился в литературу после инъекции Достоевским»

№47(843) 24—30 ноября 2017 г. 21 Ноября 2017 0

Главный редактор музыкального онлайн-журнала KarabasLive Игорь Панасов

Игорь Панасов рассказал «2000», что читает для тренировки умственной мышцы, любит бумажные книги, но уже привык и к электронным, взялся за «Гарри Поттера» в зрелом возрасте и предпочитает художественную литературу любой другой.

Кто он: журналист, главный редактор музыкального онлайн-журнала KarabasLive.

— Почему и для чего ты читаешь книги?

— Потому что однажды научился этому, и мне понравилось. Читаю, чтобы не засыхал мой словарный запас. Чтобы мышца, которая отвечает за работу мысли, трудилась и приятно уставала. Чтобы видеть те грани реальности и вариации вселенной, которые создали в своих произведениях мастера. Хорошая книга всегда расширяет коридор восприятия и бросает лучи на доселе темные (для меня) стороны жизни. И смерти.

— Где ты обычно читаешь?

— Дома. В дороге. Особенно люблю читать в поезде: постоянная смена картинки за окном в сочетании с увлекательным литературным миром — это настоящее пиршество, деликатес с десертом. Хотелось бы получать такой же кайф и в автобусе, но на наших дорогах трясет так, что глаза можно сломать о буквы.

— Предпочитаешь бумажные книги или электронные?

— Какое-то время сторонился электронного формата. Но однажды не нашел книгу в печатном виде, а очень хотел ее прочесть побыстрее (это был «Лавр» Евгения Водолазкина), стал осваивать в цифровом, и ничего — справился. С тех пор разницы особой не чувствую, хотя удовольствие от вдыхания бумаги и краски испытываю при первом удобном случае.

— Что входит в круг твоего чтения?

— На 90% художественная литература. Потребность в нон-фикшн я удовлетворяю онлайн-публицистикой разного рода (от психологии до исторических экскурсов). Уж если я открываю книгу, то прежде всего с желанием вовлечься в некую игру, которую предлагает автор. Ну и красота, гибкость, непредсказуемость языка — важное условие того, чтобы меня заинтересовать.

В художественной литературе у меня нет любимых и нелюбимых жанров. Принимаю и фарс в духе Константина Вагинова, и психоделику Василя Стефаника, и детективы Чейза, и могучую классику разных времен вроде Томаса Манна, Германа Гессе и Джулиана Барнса.

— Какая книга больше всего повлияла на тебя в юности?

— «Преступление и наказание». Я прочел этот роман на 16-м году жизни, в рамках школьной программы. История Раскольникова обернулась такой лихорадкой для неокрепшего ума, что вскоре изменила мою жизнь. До этого я был поклонником естественных наук (физика, химия, география), а после инъекции Достоевским влюбился в литературу. Это привело меня к филологии в университете, а после — к журналистике.

— Что ты читаешь сейчас?

— Сразу три книги: «Цветы для Элджернона» Дэниэла Киза, «Як музика стала вільною» Стивена Уитта и «Гарри Поттер и философский камень». В первую никак не могу погрузиться по полной, вторая подбрасывает мне профессиональную пищу для ума как музыкальному журналисту. Ну а третья... Я никогда не читал сагу Джоан Роулинг, для меня это белое пятно. С первых же строк она взяла меня за грудки. Это упоительно. «Никто из них не заметил, как за окном пролетела большая сова-неясыть» — в одной этой строчке зашифрована целая история человечества.

— Как выглядит твоя домашняя библиотека?

— Два шкафа и около сотни книг, спрятанных в диване, в квартире у мамы. Всякий раз, приезжая к ней в гости, я вылавливаю из этого хаоса что-то и провожу с добычей пару-тройку часов. Перевезти лучшую часть этой библиотеки к себе домой — моя маленькая мечта.

— Топ-5 главных книг твоей жизни?

— Жесткая постановка вопроса. Но раз уж принимать эти условия, то список будет таким: упомянутое «Преступление и наказание», поэма «Москва — Петушки» Венедикта Ерофеева, трилогия «Властелин колец», «Эстетика словесного творчества» Михаила Бахтина, Новый завет. Каждая из этих книг рассказала мне что-то бесценное о жизни, смерти, любви и красоте.

Роман Достоевского открыл для меня много дверей: к размышлениям о силе идей, о том, где заканчивается моя свобода и начинается свобода другого, о том, что все тайное станет явным, о величии покаяния. Я перечитывал ее дважды и всякий раз находил для себя новые ракурсы.

Поэма Ерофеева стала для меня откровением другого рода. Благодаря ей я увидел, насколько тонка грань между страшным и смешным, отчаянием и надеждой, трезвостью ума и иллюзией. Если говорить глобально, она показала мне, что ад и рай — это то, что у человека всегда с собой.

«Властелин колец» я прочел в том возрасте (под 30), когда из таких книг многие уже, так сказать, вырастают. Это был наркотик — я погрузился по самые пятки в художественную конструкцию Толкиена. Главное, что я вынес оттуда и что помогает мне в непростые моменты жизни: даже если ты мелок и слаб, а против тебя целый Мордор, это еще не значит, что ты проиграл.

Сборник филологических работ Бахтина я читал по программе в университете. Для меня он стал драматическим триллером и во многом сформировал мое отношение к искусству в целом. Я вижу жизнь любого художественного произведения (книги, песни, картины) как полноценную только в контакте с читателем/зрителем. Творчество — острое желание быть услышанным другими. Если же что-то сознательно создается «в стол», для меня это скорее форма молитвы, нежели искусство.

Новый завет — это самые емкие месседжи, которые я встречал в жизни. Концентрация мудрости в них зашкаливает настолько, что ломаются все датчики. «Возлюби ближнего своего как самого себя» — я до сих пор пытаюсь постичь суть этих слов, но не уверен, что прошел и половину пути.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

загрузка...
Loading...

Загрузка...

Луценко предложил провести предвыборные дебаты в...

Генеральный прокурор Украины Юрий Луценко предложил провести предвыборные дебаты...

Надежда Мицкевич: «Книга — это стимул к творческому...

Надежда Мицкевич рассказала «2000», что, читая книгу, мысленно ее иллюстрирует, что...

В серой зоне: обыденная жизнь в регионе украинского...

В «Записках из мертвого дома» — повествовании Достоевского о впечатлениях от...

Андрей Блудов: «На меня, перешептываясь, выходили...

Андрей Блудов рассказал «2000», что с удовольствием проглатывает новинки на берегу...

Митя Герасимов: «Я переехал в Украину благодаря любви...

Митя Герасимов рассказал «2000», что его отец поступал с ним в детстве, как...

Сказка, которую можно объять

Первая в Украине библиотека тактильных книг открылась в Черкассах

Загрузка...

«Киевская Русь»: перезагрузка

Наша главная цель — научить людей думать, анализировать, искать в событиях...

Михаил Юдовский: «Я читаю радости для»

Михаил Юдовский рассказал «2000», что научился читать в три года, что в чтении...

Мария Бузина: «У меня всегда было желание защитить...

Если бы мы не отрекались от своих героев, наша жизнь стала бы красочней, богаче и...

Наталья Бельченко: «Читая сыну истории о Муми-троллях,...

Наталья Бельченко рассказала «2000», что чтение для нее — это способ...

Давид Петросян: «Для меня книга не цель, а метод»

Давид Петросян рассказал «2000», что приучился к чтению благодаря «Жизни Дэвида...

Елена Андрейчикова: «Покажите, где у вас хранятся...

Елена Андрейчикова рассказала «2000», что в детстве, еще не умея читать,...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Loading...
Получить ссылку для клиента

Авторские колонки

Блоги

Idealmedia
Загрузка...
Ошибка