Илья Мечников: Нобелевский лауреат и борец с эпидемиями

19 Мая 2020 5

Сегодня, когда умы и чувства всего, без преувеличения, человечества, заняты проблемами эпидемиологии, борьбы с коронавирусом, нелишне напомнить о вкладе отечественной науки в изучение инфекционных заболеваний, борьбу с ними.

3(15) мая 1845 г. в селе Ивановка Купянского уезда Харьковской губернии родился Илья Ильич Мечников (1845–1916), один из основоположников ряда наук о жизни -- сравнительной патологии, эволюционной эмбриологии, микробиологии, иммунологии и др.; лауреат Нобелевской премии в области физиологии и медицины (1908 г.; вместе с немцем Паулем Эрлихом, изобретателем химиотерапии).

Высшую научную награду Илья Мечников получил за сделанное им в 1882 г. открытие фагоцитоза – основного механизма, по которому живой организм борется с микробами и вообще с вредоносными агентами, проникающими в него. Фагоциты – это особые подвижные клетки (к ним прежде всего относятся белые кровяные тельца – лейкоциты), способные «пожирать» инородные тела. Phagos по-гречески, собственно, и означает «пожиратель».

Занимаясь исходно исследованием внутриклеточного пищеварения, Мечников установил, что у низших организмов все клетки выполняют функции фагоцитов в сочетании с функцией переваривания ими пищи, а вот у высших животных в процессе эволюции вырабатывается разделение клеток по их функциям – и возникают специализированные клетки-«пожиратели».

Свои взгляды на явления иммунитета – невосприимчивости к инфекционным заболеваниям – Мечников изложил в известном докладе на съезде русских врачей и естествоиспытателей в 1883 г. под названием: «О целебных силах организма».

Фагоцитарную теорию ученому пришлось отстаивать в длительной борьбе с оппонентами, среди которых особенно враждебную позицию занимал знаменитый Роберт Кох. В итоге Илья Ильич добился полной победы и всеобщего признания.

В 1901 г. вышел в свет его фундаментальный труд «Невосприимчивость в инфекционных болезнях», который надолго сделался настольной книгой для всех биологов, занятых изучением болезнетворных микробов и явлений иммунитета.    

Развивая учение о фагоцитозе, Илья Мечников разработал и общую теорию воспаления – понимая его как защитную приспособительную реакцию животного организма, выработанную, опять-таки, исторически, в процессе эволюции живого.

Немалую часть своей жизни великий ученый отдал изучению инфекционных заболеваний: холеры, брюшного тифа, бешенства, сифилиса, туберкулеза, столбняка – и борьбе с ними. С «заразой» у него, можно сказать, были личные счеты. Первая жена Ильи Ильича болела туберкулезом. Она была настолько слаба и истощена, что на церемонию венчания невесту заносили в церковь на стуле. Несмотря на старания супруга, долго женщина не протянула – и убитый горем муж попытался покончить с собой: Илья принял огромную дозу морфия, но, к счастью, его при этом вырвало.

Во второй раз профессор женился на совсем молоденькой студентке -- Ольге Белокопытовой, ставшей его другом и верной помощницей во всех делах. Вторая жена заболела теперь уже брюшным тифом -- и Илья Ильич, видимо, отличавшийся крайней впечатлительностью, в отчаянии ввел в себя тифозный материал – кровь больного возвратным тифом. Повезло: выжили оба, хотя профессор тоже тяжело переболел. Зато он убедился в том, что заражение происходит через кровь, и этот неоднозначный опыт сыграл свою роль в его дальнейшей научной деятельности.

В 1892 г. вспыхнула эпидемия холеры во Франции – кстати, и в России в том году тоже, причем на следующий год после страшнейшего неурожая и голода в ее центральных губерниях. Мечников берется за исследование патогенных свойств холерного вибриона и поиск путей борьбы с опасной инфекцией. Для этого он снова прибегнул к самозаражению, введя в себя ослабленных возбудителей холеры.

Новые работы дали подтверждение теории фагоцитоза: Мечниковым было доказано, что невосприимчивость организма обусловлена рядом факторов, наибольшее значение среди которых имеет фагоцитоз. В 1900 г. он изложил фагоцитарную теорию иммунитета в докладе на 13-м международном съезде врачей в Париже.

В 1911 г. ученый организовал и возглавил экспедицию по изучению чумы в прикаспийском регионе. Попутно был собран ценнейший материал по туберкулезу – вопросам его эпидемиологии и естественного иммунитета к нему. Т.о. Мечниковым была затронута и эта проблема, столь актуальная ныне в нашей стране.

Малоизвестный факт из его биографии: в молодые годы, будучи зоологом, он, помимо прочего, занимался вопросами борьбы с вредителями сельского хозяйства – с саранчой и жуками, поедающими посевы зерновых. Мечников выдвинул идею, лежащую в основе экологически чистого земледелия: об использовании для борьбы с вредителями биологических методов. Ученый разработал технологию заражения патогенным грибом хлебного жука кузьки и свекловичного долгоносика.

День рождения Мечникова превратился в международную памятную дату – люди, занятые и интересующиеся проблематикой продления человеческой жизни, у истоков чего также стоял наш герой, отмечают 15 мая как День Мечникова

«Для цивилизованных обществ все более и более оправдывается пословица: век живи, век учись»

Половину своей жизни Мечников прожил за границей – и умер он в Париже 15 июля 1916 г. Согласно завещанию, тело его сначала было использовано для медицинских исследований, а затем кремировано – урна с прахом его установлена в библиотеке Пастеровского института, в котором Мечников плодотворно трудился.

Занимаясь проблемами борьбы со старением, за продление жизни, мечтая повысить среднюю продолжительность жизни до 100–120 и более лет, он прожил по нашим меркам совсем немного – 71 год. Такое нередко бывает с исследователями данной проблемы – можно вспомнить и академика Богомольца, не дожившего до 70 лет, – что вызвало, скажем так, разочарование у Сталина. Наука наукой, но слишком много факторов, никак не зависящих от воли человека и его жизненного поведения, определяют продолжительность жизни в случае каждого конкретного индивидуума.

 Илью Ильича свели в могилу несколько инфарктов. Биографы утверждают, что здоровье ученого окончательно подкосили переживания по поводу начавшейся Первой мировой войны – и снова приходится констатировать впечатлительность, просто удивительную для человека, профессионально связанного с медициной!

В любом случае, Мечников прожил плодотворную  и содержательную жизнь.

Родился он в семье помещика, гвардейского офицера и весьма образованного человека Ильи Ивановича Мечникова, уехавшего по житейским обстоятельствам из столицы в провинцию. Когда мальчику исполнилось три года, семья перебралась из Ивановки в более просторное соседнее имение Панасовка – ныне село Мечниково.

В родословной Нобелевского лауреата нашла свое выражение вся сложная и богатая полиэтническая картина юго-востока Украины -- все это сосуществование, смешение, переплетение и взаимообогащение народов и культур, являющееся, по моему убеждению, источником жизненности, силы и талантливости нашего народа. 

Предками Ильи Мечникова по отцовской линии были молдавские бояре рода Спафариев. К этому знатному роду принадлежал Николай Спафарий -- выдающийся дипломат и писатель, возглавлявший в 1675–1678 гг. русское посольство в Китай и давший первое в нашей литературе описание этой загадочной страны. Племянник Николая и предок Ильи Ильича Юрий Спафарий в 1711 г. также прибыл на службу в Россию; он носил чин мечника, и поэтому уже его сын принял фамилию Мечников.

А дедом великого биолога по материнской линии был Лев Невахович – еврей, рожденный, кстати, в Летичеве, на Подолье и крестившийся в лютеранстве. Накопив крупное состояние и переехав в Петербург, он занялся литературной деятельностью; состоял в масонской ложе, был вхож в столичные салоны и знаком с Пушкиным.

Вот факт, крайне неприятный для украинских националистов, выискивающих по всему свету «великих украинцев»: любой Нобелевский лауреат, родившийся на Украине, -- кого ни возьми, обязательно еврей! Мечников являлся им на четверть; еще четверть крови в нем была немецкой – от немки, второй жены Льва Неваховича.

Имелся у нашего героя неординарный, весьма колоритный старший брат – Лев (названный так в честь деда). Лев Мечников (1838–1888) – видный географ, социолог и публицист, крупный представитель т. н. географической школы в социологии. Ее сторонники утверждают решающую роль географических факторов в развитии общества. Конкретно у Льва Мечникова это – реки и моря, водные пути сообщения.

Не понимая действительных законов развития общества и абсолютизировав второстепенный фактор, влияющий на хозяйство и в целом на общество, он разделил историю человечества на три периода: речной, средиземноморский и океанический.

По своим убеждениям Лев Ильич являлся анархистом, сторонником Бакунина. В 1856-м молодой человек был исключен из Харьковского университета за участие в революционном студенческом движении. Затем учился в Петербурге – в Медико-хирургической академии и Академии художеств. Лев Мечников владел десятком европейских и восточных языков, свои научные работы он писал на французском, а публицистические – на русском и итальянском языках. В качестве переводчика он участвовал в ближневосточной дипломатической миссии, однако, опять же, за свои революционные взгляды был уволен со службы, после чего обосновался в Европе.

В 1860 г. Лев Мечников присоединился к «тысяче» Джузеппе Гарибальди, принял участие в вооруженной национально-освободительной борьбе итальянского народа – несмотря на инвалидность (хромал, одна нога у него была короче другой); был тяжело ранен в бою. Дружил с Герценом, сотрудничал в «Колоколе». Оказывал помощь Парижской коммуне и участвовал в деятельности Первого Интернационала.

А в 1874–1876 гг. Лев Ильич читал лекции по русскому языку в Токийском университете – получается, он стал один из пионеров налаживания русско-японских культурных связей сразу после того, как Япония совершила революцию Мэйдзи и открылась миру. Живя в Японии, Лев Мечников глубоко изучил природу, историю и культуру этой страны, написав книгу с выполненными им картами и фотографиями.

Он совершил кругосветное путешествие и помогал своему другу Элизе Реклю в написании эпохального географического труда «Земля и люди». Умер Лев Ильич тоже за границей – в Швейцарии, где занимал кафедру статистики и географии.

В Илье Мечникове сочетались «гражданин мира», посвятивший жизнь благу всего человечества, и человек, поддерживавший при этом тесные связи с родиной. Он оказался, увы, тем самым пророком, невостребованным в Отечестве своем.

В 1870–1882 гг. Мечников –профессор зоологии и сравнительной анатомии Новороссийского университета в Одессе (сегодня Одесский университет носит его имя). Но там у него не сложились отношения как с начальством и коллегами, так и с радикально настроенными студентами -- время-то было напряженное: в 1881 г. народовольцы казнили царя. Не выдержав всего этого, профессор покинул стены университета и продолжил работу в домашней лаборатории, за собственный счет.

Свое главное открытие, принесшее ему Нобелевскую премию, – открытие фагоцитоза – Мечников сделал в конце 1882 г., работая в Италии, в Мессине.

В 1886 г. он вместе со своим учеником Николаем Федоровичем Гамалеей организовал в Одессе первую в России -- и вторую в мире! – бактериологическую станцию, предназначенную прежде всего для вакцинации от бешенства по методу, изобретенному незадолго до того (1885) Луи Пастером. В 1920 г. станция была преобразована в институт – Одесский НИИ вирусологии и эпидемиологии им. И. И. Мечникова. В советское время главным направлением его исследований являлась (во всяком случае, официально – так написано в энциклопедии) проблема гриппа: разработка средств профилактики, диагностирования и лечения этого заболевания.

(В 1999 г. на базе сего учреждения был создан Украинский противочумный институт, опять же – имени Мечникова. Это – одно из тех мест в нашей стране, где обосновались пресловутые американские биолаборатории, занятые непонятно чем. Запятнала наша власть имя и память великого ученого, родившегося на Украине!)

Нормально работать на бактериологической станции в Одессе у Мечникова не получилось – ученый постоянно подвергался нападкам со стороны реакционного чиновничества и врачей-ретроградов. И тогда у него созрело решение покинуть родину – навсегда. Сначала, в 1887 г., он уехал в Германию, а осенью 1888-го по приглашению Луи Пастера отправился в Париж, где организовал лабораторию при Пастеровском институте и заведовал ею до конца жизни. Позже, уже после смерти Пастера, он стал заместителем директора. Там к нему и пришла слава.

В России бывал наездами. В 1902 г. Мечникова избрали почетным членом Петербургской АН. Во время приезда в 1909-м, уже в ранге Нобелевского лауреата, Иван Петрович Павлов чествовал его как «громадную, всем миром признанную русскую ученую силу». Мечников все время поддерживал переписку с друзьями: К. А. Тимирязевым, И. М. Сеченовым, И. П. Павловым, Д. И. Менделеевым и другими.

Но самое главное то, что его лаборатория в Париже стала центром подготовки молодых русских ученых. Илья Мечников создал громадную школу эпидемиологов и микробиологов, известную как Одесская школа. Помимо упомянутого выше Н. Ф. Гамалеи, большим ученым стал Даниил Кириллович Заболотный (1866–1929).

Крестьянский сын родом с Виннитчины, он вырос в эпидемиолога мирового уровня, в конце жизни стал президентом АН Украины. Даниил Заболотный вошел в историю как неутомимый и отважный исследователь чумы, очагов и районов ее распространения. Во время экспедиций по степям и полупустыням Азии он не раз рисковал жизнью. Однажды Даниил Кириллович сам заразился чумой и едва не умер – в те времена смертность от бубонной чумы составляла 50%, а легочная чума вовсе не лечилась. Другой был случай: ученый, ставя на себе опыт, принял внутрь культуру холерного вибриона. И. И. Мечников подарил Заболотному свой портрет с говорящей за себя надписью: «Бесстрашному ученику от восхищенного учителя».

Через таких блестящих учеников Илья Мечников и реализовал свою связь с родиной, покончившей в XX веке с большинством наиболее опасных инфекций.

«Характерную черту науки составляет именно то, что она требует сильной деятельности»

Говоря принятым ныне языком, Илья Мечников в детстве был вундеркиндом. Интерес к изучению природы возник у него очень рано. Уже в восемь лет Илья под руководством домашнего учителя своего старшего брата изучал растения и составил гербарий. Мальчик любил воображать себя ученым и «читал лекции» другим детям.

Маленький Илья с жадностью поглощал литературу по естественным наукам, многого даже пока еще и не понимая. В Харьковскую гимназию Мечников поступил сразу во второй класс – и окончил ее с золотой медалью; при этом уже с шестого класса он начал посещать лекции по анатомии и физиологии в университете. Учился работать с микроскопом. Увлекался Людвигом Фейербахом, а также модными в то время вульгарными материалистами Людвигом Бюхнером и Якобом Молешоттом.

Чтобы пройти весь четырехгодичный курс естественного отделения физико-математического факультета Харьковского университета, юноше хватило всего двух лет – окончил альма-матер Илья уже в 19. В 18 лет Мечников написал не по-юношески глубокую рецензию на «Происхождение видов» Чарльза Дарвина -- эту книгу он привез из Германии, где намеревался было поступать в университет.

Далее у него была трехлетняя стажировка в Европе: в Германии – на острове Гельголанд и в городе Гисене, да в Италии – в Неаполе. (Если точнее, то Гельголанд в то время не был немецким, он принадлежал Великобритании, которая в 1890 г. обменяла этот крошечный, но стратегически важный клочок суши на Занзибар.)

В лаборатории Гисенского университета Илья Мечников работал благодаря стипендии, полученной им при содействии Николая Ивановича Пирогова. Там Илья Ильич – в 20 лет всего! – сделал свое первое значительное научное открытие: цикл чередования поколений у одного из видов паразитических червей – нематод. Однако открытие сие попытался присвоить наставник молодого человека – немецкий зоолог Лейкарт, и начинающему ученому пришлось отстаивать свой научный приоритет.

А в Неаполе началась долгая и плодотворная дружба Мечникова с другим выдающимся биологом – Александром Онуфриевичем Ковалевским (1840–1901). Вместе они и стали основоположниками эволюционной эмбриологии. В 1867 г. два друга за свои работы были удостоены премии Академии наук имени Карла Бэра (1792–1876), русского ученого, основоположника науки эмбриологии как таковой.

Уже в 23 года Илья Мечников защитил докторскую диссертацию, в 25 лет стал профессором! Он, кстати, был прекрасным лектором, излучавшим любовь к науке.

Современники особенно отмечали доброту и отзывчивость Ильи Ильича – в Пастеровском институте сотрудники величали его не иначе как «отец Мечников».

Ученый, плодотворно работавший во многих отраслях биологической науки и сделавший открытия, столь важные для людей, практически, говоривший о том, что «…работа мысли, вложенная в научные и технические открытия, оплодотворяет мускульный труд и ведет к обогащению населения…», – он всячески подчеркивал при этом значение научной теории, мировоззренческие функции науки. Илья Ильич Мечников возражал против того, «что нам нужно заниматься исключительно прикладными отраслями естествознания, непосредственно ведущими к увеличению материального благосостояния. Отдавая должное прикладной науке, которая успела уже принести столько благ человечеству, но в то же время помня, что «не от единого хлеба жив будет человек»… я думаю, что нам пора позаботиться о том, чтобы укрепить знамя теоретического естествознания». Золотые слова!

«Человек при помощи науки в состоянии исправить несовершенство своей природы»

Безоговорочно принятый еще в ранней юности дарвинизм стал для Мечникова и основой его материалистического кредо, и руководящим принципом его научной работы. Еще студентом он поставил перед собой задачу: развивая дарвиновское учение, обосновывая его, исследовать единство происхождения видов. На это и были направлены его работы в области эмбриологии в первый период деятельности.

И. Мечников и А. Ковалевский, изучая развитие личинок морских животных – губок, медуз, червей и других, – обнаружили общие закономерности зародышевого развития как у позвоночных, так и беспозвоночных животных, – что служит важным доказательством эволюции живого. В дальнейшем Мечников предложил одну из первых теорий происхождения многоклеточных животных – теорию фагоцителлы.

Продолжая работать в данном направлении, он и пришел к своему главному открытию: ведь фагоцитоз ученый открыл, изучая личинок морской звезды. Он еще провел простой, но блестящий эксперимент, пронзив тело личинки шипом розы и наблюдая реакцию организма на это вторжение инородного тела. И вот… «До этого зоолог, я сразу сделался патологом», – писал он. Однако и к явлениям иммунитета Илья Мечников подходил именно как к явлениям, развивающимся эволюционно.

Углубившись затем в область микробиологии, Мечников к концу жизни стал задумываться над проблемами долголетия, борьбы с преждевременной старостью, которую он рассматривал как болезнь -- и эту болезнь нужно и можно лечить! «Из всех дисгармоний человеческой природы самая главная есть несоответствие краткости жизни с потребностью жить гораздо дольше…» А значит, наука должна сосредоточить свои усилия на преодолении этого вопиющего противоречия.

Свой материализм, непримиримый к каким-либо проявлениям мистицизма и спиритуализма, Илья Ильич называл «рационализмом». В 1909 г. пресса широко освещала встречу нобелевского лауреата и несостоявшегося нобелевского лауреата – Льва Николаевича Толстого – в Ясной Поляне. Однако общего языка два гения, в общем-то, не нашли – ибо слишком велико было расхождение в их мировоззрении.

По своим общественно-политическим взглядам Мечников был либералом и прогрессистом. Вера в безграничные возможности науки доходила у него – как это присуще, в общем-то, многим выдающимся ученым – до представления о том, что одна только наука, без жестокой борьбы в обществе, способна обеспечить прогресс человечества, что она «одна может вывести человечество на истинную дорогу».

Для него неприемлемо было революционное насилие – известны его резкие высказывания по поводу событий 1905 г. Однако как великий гуманист Илья Мечников стоит в антагонизме и к нынешним либералам, которые под болтовню о «гуманизме» и «свободе» утверждают человеконенавистнический социал-дарвинизм.

Выдающийся ученый мечтал о том, что: «Со временем, когда наука устранит современные бедствия… человек подымется на более высокую ступень и легче, чем теперь, отдастся служению самым возвышенным целям. Тогда искусство и теоретическая наука займут то подобающее им место, которого они лишены теперь благодаря множеству забот».

Т.о. прогрессист Мечников верно понимал смысл человеческого прогресса. Смысл его не в том, чтобы зарабатывать еще больше денег и обставлять себя материальным богатством, – хотя, безусловно, человек нуждается в сытой и комфортной жизни. Смысл прогресса состоит в том, чтобы каждый человек обретал возможности жить долго и счастливо, раскрывая свой творческий потенциал и всесторонне развивая себя, обогащая себя знаниями и эстетически осваивая окружающий мир. Наука обязательно «подымет человека на более высокую ступень» – когда она вправду будет поставлена на службу всему обществу, а не будет прислуживать корпорациям и служить к тому же целям войны.

Труды Ильи Ильича Мечникова, вне всяких сомнений, воплотятся в долгую и счастливую жизнь многих и многих поколений землян. И лучше всего его место в истории науки, в истории человечества охарактеризовал его лучший ученик Н. Ф. Гамалея: «Пройдут десятки лет, человечество научится побеждать рак, проказу и многие другие неизлечимые сейчас болезни, и люди всегда будут с благодарностью вспоминать светлое имя великого русского естествоиспытателя И. И. Мечникова, который положил блестящее начало делу борьбы за здоровье человека».

Иван Кожедуб: ас из асов

8 июня исполняется 100 лет со дня рождения маршала авиации, трижды Героя Советского...

Дела громче слов

Госэкоинспекция долгое время оставалась без руководства. А с учетом ужасающей...

Законность, профессионализм и честь

Сегодня в редакции «2000» не совсем обычный гость. Он – мастер спорта по вольной...

Ярослава Руденко: «Карантин – це час зупинитися і...

Викликаний пандемією карантин вніс корективи до графіків багатьох зірок. Хтось із них...

Знай наших

О нем писали: «Иногда мы даже не догадываемся, что те, кто творил историю, живут рядом...

Олександр Марусич: «Безнадійних проблем не буває»

Завдання пацієнта — знайти фахівця, для якого проблема іншої людини стане особистим...

Борис Тодуров: «Черных трансплантологов в Украине...

Надеюсь, к концу года мы сможем сделать полноценную трансплантацию легких

На тюремном «приходе»

Двадцать лет несет пастырское служение в Запорожском СИЗО протоиерей Виктор Усатюк

«Киевская Русь»: перезагрузка

Наша главная цель — научить людей думать, анализировать, искать в событиях...

Михаил Юдовский: «Я читаю радости для»

Михаил Юдовский рассказал «2000», что научился читать в три года, что в чтении...

Мария Бузина: «У меня всегда было желание защитить...

Если бы мы не отрекались от своих героев, наша жизнь стала бы красочней, богаче и...

Наталья Бельченко: «Читая сыну истории о Муми-троллях,...

Наталья Бельченко рассказала «2000», что чтение для нее — это способ...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Авторские колонки

Блоги

Ошибка