Интервью из «красной зоны»

01 Октября 2020 0

О политике жесткого, но разумного протекционизма в экономике, о грядущих выборах президента НАНУ, о плагиаторах, о мнимой борьбе с ними и о том, кто и зачем обложил данью университеты, в интервью «2000» рассказал член-корреспондент Национальной академии наук Украины Валерий МАЗУР.

Известный ученый металлург-материаловед с мировым именем, государственный и политический деятель, министр промышленности Украины (1995—1997), постоянный автор «2000» Валерий Мазур продолжает активное участие в научной и общественной жизни. Его позиция по актуальным вопросам всегда открыта и бескомпромиссна. Валерий Леонидович — по аналогии с градацией регионов по степени заражения COVID-19 (зеленая, желтая, оранжевая и красная зоны) — считает, что Украина смертельно больна и находится в «красной зоне».

«Экономическая политика власти неэффективна, если она вообще существует. Система образования разваливается, наука находится в состоянии стагнации. Общество крайне разобщено по политическим мотивам. Продолжается вооруженный конфликт на Донбассе», — перечисляет проблемы ученый.

Импортозамещение, стратегия, аудит

— Валерий Леонидович, наша страна находится в состоянии глубокого экономического кризиса. В связи с надвигающимися местными выборами, вероятно, нас ожидает еще и кризис политический. Поэтому короткий вопрос: как спасать экономику страны?

— Одной-двумя фразами, рекомендациями на этот вопрос не ответить. Да и проблемы все сразу не решить. Но есть главные, реперные точки. В экономике сейчас для Украины основное — защита отечественного производителя, который оказался в форс-мажорных обстоятельствах. Из этого надо исходить и отбросить все сантименты, игру в интеллигентность и «цивилизованность». Надо под любыми предлогами, с объяснениями и вообще без каких-либо оправданий исключить поставки, импорт в нашу страну всей, подчеркиваю, всей продукции, которую мы можем сами производить. Не церемониться и действовать безотлагательно.

Способы реализации этого решения самые разные. Например, ввести неподъемные импортные пошлины, расширить ограничительный список СНБО, внести соответствующие изменения в систему Prozorro и т. д. Примерно такие действия раньше уже применялись, когда президентом был Леонид Кучма. Я их выполнял применительно к сфере своей ответственности. Сейчас речь идет о жизни и смерти государства в буквальном смысле этого понятия.

— Как известно, еще 22 июля создано Министерство по вопросам стратегических отраслей промышленности Украины. Можно ли ожидать, что это учреждение решит все стратегические проблемы отечественной промышленности?

— Само понятие «стратегические отрасли» можно трактовать по-разному. Создание этого министерства, безусловно, давно назрело. Принятое решение следует приветствовать и поддерживать. Я знаком с его руководителями: министром Олегом Уруским и его заместителями — Валерием Иващенко и Виталием Немилостивым. Специалисты опытные. Желаю им успехов. Готов бескорыстно помогать. О том, что происходило до недавних пор в «Укроборонпроме», говорить не будем. Надеюсь, у министра хватит характера, чтобы прекратить там бедлам.

Министерство будет заниматься оборонно-промышленным комплексом, который, понятно, расходует бюджетные деньги. А как должна развиваться необоронная промышленность, которая зарабатывает деньги для бюджета? Оставаться в свободном плавании? На мой взгляд, сейчас не то в Украине время, чтобы ждать, когда все само стабилизируется и оптимизируется. Можем не дождаться.

Надо действовать, а не слушать советы заезжих «корифеев» из школы экономики. Эти теоретики, приехавшие из Канады, США или какой-то другой «демократически развитой» страны, не построили за всю жизнь собачьей будки. Однако учат нас, как быстрее угробить экономику, промышленность Украины. Беда!

— По вашему мнению, с чего должно начать работу новое министерство?

— Во-первых, с аудита проектов, выполняемых и предлагаемых предприятиями, заводами. Аудита разработок техники, вооружений, систем. Думаю, что выяснится много интересного для НАБУ.

Во-вторых, каждая разработка должна быть обоснована бизнес-планом, а не голыми обещаниями будто бы уникальных показателей, возможностей, превосходящих мировой уровень технических достижений и т. д.

Хватит нам сказочников, сочиняющих, а иногда искренне верящих в «Нью-Васюки». Нужны принципиальный подход и жесткий прагматизм. Мечты и игры в романтику оставить для писателей-фантастов.

Здесь должно быть все четко и однозначно: технические характеристики изделия, затраты на его разработку и изготовление, сроки готовности производства промышленных партий, себестоимость изделий, цена продажи, планируемая прибыль, наличие сбыта, подтвержденного предоплатой контрактов, гарантированной банковскими документами, возврат кредитных средств. Нет бизнес-плана, а есть только общие разговоры о перспективах, то нет и финансирования. Точка.

— А как же мнение президента, которое надо учитывать? Которому заинтересованные лица пообещали, что Украина сейчас сделает небывалый рывок в космосе, авиации, разработке новых вооружений и т. д.

— Я всецело поддерживаю Владимира Зеленского в вопросе достижения мира на Донбассе. Народ Украины хочет мира! Но нельзя превращать встречи президента Украины с коллективами промышленных предприятий в шоу. С проведением торгов, как на базаре. Президент спрашивает: «А сможете изготовить 100 вагонов?» Министр отвечает: «Нет, только 70—80». Президент: «А 90 вагонов?» И так далее.

Производственные показатели должны быть заводом и министерством заранее просчитаны и доложены главе государства, а не являться предметом публичного торга. Вспоминаю анекдот советского времени: генсек спрашивает знаменитого дояра, сколько он сможет надоить молока от одной коровы: «Три тысячи литров в год сможешь?» Дояр отвечает — смогу. «А четыре тысячи?» — «Смогу». «А пять тысяч литров?» — «Смогу, но молоко чересчур синим будет». У нас министр похожим образом отвечал. Но не про молоко, а про вагоны.

— Когда вы работали министром промышленности, Украина выплавляла 52 млн. т стали в год, сейчас — около 20 млн. т, горно-металлургический комплекс обеспечивал 40% валютных поступлений в державу и примерно 25% ВВП. Имеет ли сегодня перспективы развития металлургия Украины, или нам надо поставить крест на тяжелой промышленности и ориентироваться на малый бизнес, на стартапы и т. п.?

— Металлургию развивать нам суждено природой. Украина имеет свои железорудную базу, угольные месторождения, дешевую электроэнергию, развитую транспортную инфраструктуру, порты, высококвалифицированные кадры. Мы априори должны быть высокоприбыльными.

Сегодня «Метинвестхолдинг» активно модернизирует входящие в объединение металлургические и горнорудные активы. Меткомбинаты возглавляют профессионалы высшей квалификации, имеющие богатейший практический опыт. Жаль, что запоздали с модернизацией отрасли. Но ничего не потеряно. Желаю успеха металлургам, который предопределен. Готов помогать, поделиться знаниями.

Я ведь несколько лет возглавлял наблюдательный совет крупнейшего в Украине Мариупольского металлургического комбината им. Ильича. Возглавлял без какой-либо зарплаты. Понимал эту миссию как гражданский долг, обязанность перед государством, если хотите. Извините, но в голове не укладывается, за что и почему бедная Украина должна выплачивать бешеные гонорары (по сути взятки) каким-то зарубежным членам наблюдательных советов наших государственных заводов! Театр абсурда.

— Должна ли Украина разблокировать экспорт металлолома?

— Конечно, должна. Во-первых, Украина сможет получать от экспорта металлолома в год около 600 млн. долл. валютных поступлений. Во-вторых, это более 100 тыс. рабочих мест. Блокируя экспорт металлолома, мы уничтожаем ломозаготовительную подотрасль металлургии, что чревато негативными последствиями. А металлолома в Украине избыток. Нужно экспортировать все, что у нас покупают, а не блокировать экспорт.

— Работая министром, вы курировали в том числе и химическую промышленность. Ваше видение перспектив этой отрасли в Украине?

— Да, у нас тогда получилось поднять объемы производства химической продукции в Украине. Спасти от краха химическую промышленность. А задачи были крайне сложные — найти новые рынки сырья взамен утерянных, наладить сбыт продукции, установить взаимовыгодные отношения химиков с аграриями и поставщиками газа. Удалось. Наши крупнейшие химические комбинаты тогда возглавляли выдающиеся директора, руководители государственного масштаба. Многие из них и сейчас в форме. Могут передать опыт, научить, подсказать, помочь власти. Но они, к сожалению, не востребованы.

А перспективы у отрасли есть. Ведь химическая продукция — это прежде всего производство удобрений. А это продовольственная безопасность страны. Отрасль стратегическая. И пускать ее на самотек преступно.

Выборы в академии

— Среди ученых ходят легенды, что вы написали более десяти докторских диссертаций. Это правда? И еще. Говорят, что вы чуть ли не единственный член-корреспондент НАНУ, которому еще в советские времена присвоено звание «Заслуженный деятель науки и техники УССР». Притом что вы никогда не были членом КПСС. Случай, претендующий на уникальность.

— Слухи о десяти докторских диссертациях преувеличены. Хотя помогал я в подготовке диссертаций десяткам докторантов и соискателям кандидатских степеней. Я имею необходимую квалификацию для этого. Сотрудничество с молодыми исследователями мне доставляет творческое вдохновение. Обогащает. Эту деятельность продолжаю и сейчас.

В отношении звания заслуженного деятеля науки и техники УССР, то в советское время это звание было знаком признания масштабных научных достижений ученого в науке и одновременно реализации его результатов в решении народно-хозяйственных технических проблем. Не ниже. Сейчас такого высокого уровня требований — да и достижений! — нет, к сожалению.

— Скоро состоятся выборы нового президента Национальной академии наук Украины. Вероятно, вы знакомы со всеми кандидатами на должность. Кто из них наиболее достоин, на ваш взгляд, стать преемником Бориса Патона?

— Знаком со всеми претендентами. Кого-то знаю лучше, кого-то меньше. Всех уважаю. Каждый из пятерки претендентов соответствует уровню президента НАНУ. Но члены академии должны выбрать того, кто в нынешнее трудное для Украины время в состоянии поднять знамя НАНУ и повести за собой коллектив ученых.

Для этого нужна не только теоретическая подготовка. Нужно обладать умением работать с первыми лицами государства, быть близким к проблемам не только науки, но и державы в целом. Называть конкретную фамилию некорректно. Голосовать будут взрослые, умудренные знаниями и жизненным опытом ученые. Уверен, что решение будет принято правильное.

Плагиаторы торжествуют

— Вы — активный борец за академическую добропорядочность. Общими усилиями научно-педагогической общественности в Украине были выявлены вопиющие факты плагиата в диссертациях. Об этом много писал еженедельник «2000». Уже прошло почти два года, как в Украине создан специальный государственный орган — Национальное агентство по обеспечению качества высшего образования (украинская аббревиатура — НАЗЯВО). Возглавил его экс-министр образования и науки Сергей Квит. Каковы видимые результаты работы агентства?

— Никаких. Романтики мечтают. А плодами их усилий, как часто бывает, пользуются проходимцы. В конкретном примере коррупционеры из НАЗЯВО подменили саму идею, под которую создавалось это агентство, другой — позволяющей фактически грабить университеты в корыстных интересах.

— А можете раскрыть нюансы коррупционной схемы, созданной НАЗЯВО, если она существует?

— Попробую. Внешне все выглядит благопристойно. Вот только выявленные серийные плагиаторы продолжают работать профессорами, получать соответствующие зарплаты. НАЗЯВО их оберегает и прикрывает. Блокирует принятие законодательных решений, позволяющих лишать плагиаторов ученых степеней. Уже два года НАЗЯВО делает вид, что не может создать порядок лишения воров-плагиаторов незаконно полученных ученых степеней доктора наук.

Господин Квит рассказывает, что НАЗЯВО созрело лишить, например, скандально известного плагиатора Екатерину Кириленко степени доктора наук, но нет, мол, соответствующего утвержденного порядка. Поэтому она продолжает возглавлять кафедру философии в одном из киевских университетов. Позор для Украины!

При этом агентство под видом проведения т.н. аттестации учебных программ и т. д. рэкетирует университеты, требуя перечисления «на аттестацию» денег, которые затем оседают в НАЗЯВО и расходуются в интересах руководящих персоналий. Из университетов вымываются бюджетные средства, выделенные государством на обучение студентов. А агентство жирует.

— Что делать с плагиатом в научных работах: диссертациях, статьях, монографиях, против которого вы давно выступаете? Как вы можете оценить ситуацию в сфере борьбы с плагиатом?

— Остановлюсь на этом вопросе более подробно. Действительно, уже восьмой год, как я выступаю в печати с критикой плагиата в научных работах и с разоблачениями плагиаторов. За это время поменялось три президента Украины, пять министров образования и науки, но воз и ныне там.

Если в 2013 г. все нарекания приходились на Министерство образования и науки, то с 2014 г. в связи с новым законом «О высшем образовании» все надежды на то, что дело с плагиатом в диссертациях сдвинется с места, связывались с новым органом — Национальным агентством по обеспечению качества высшего образования.

Агентство должно было заработать еще в 2015 г. Но его первый состав не устроил Сергея Квита, который на тот момент был министром образования и науки. И он просто заблокировал начало работы агентства, мотивируя тем, что некоторые члены первого состава НАЗЯВО якобы подпадают под закон «Про люстрацию», принятый после майдана-2014.

Хотя, по всей вероятности, подлинной причиной такого саботажа со стороны министра было то, что никто из его сторонников не попал в первый состав агентства. Например, друг Квита, гражданин Канады Михаил Винницкий, баллотировался в члены НАЗЯВО, но не был избран, т. к. не являлся гражданином Украины.

Квит, декларируя на словах борьбу с плагиатом и позиционируя себя в качестве министра-реформатора, столкнулся с реальной проблемой — выявленным доктором философских наук, профессором Татьяной Пархоменко феерического плагиата в докторской диссертации Екатерины Кириленко — жены вице-премьера Вячеслава Кириленко.

И он сразу же дезавуировал свою добропорядочность, оставив жене своего начальника присужденную в Национальном университете биоресурсов и природопользования (НУБиП) научную степень доктора педагогических наук. Чем начал разрушение института государственного контроля за высшим образованием и наукой.

После того как научная среда взорвалась грандиозным скандалом, вызванным этим шагом министра, Квит быстро «добровольно» ушел в отставку, воспользовавшись переформатированием правительства весной 2016 г. Но, отойдя от министерских дел, Квит готовился к возвращению. И если министерская должность была занята, то и далее блокируемое НАЗЯВО — уже через коллег Квита Лилию Гриневич и Вячеслава Кириленко, благодарного ему за спасение докторской степени супруги, — оставалось без руководителя.

Блокируя на уровне Кабмина назначение председателем Нацагентства избранного тайным голосованием Сергея Храпатого, Кириленко вместе с верной однопартийкой по «Народному фронту» Гриневич таким образом готовил возвращение Квита на эту должность, небезосновательно рассчитывая на то, что уже однажды спасший его супругу от лишения научной степени чиновник обезопасит ее от этого и во второй раз.

Параллельно с блокированием работы НАЗЯВО коллеги Квита интенсивно работали над изменением процедуры формирования агентства, которая в отличие от действующей до сентября 2017 г. однозначно не только не позволяла захватить руководство НАЗЯВО Квиту со товарищи, но даже быть избранным в состав этого органа.

Группа т. н. Национальной команды экспертов по реформированию высшего образования быстренько изменила статью закона «О высшем образовании» так, чтобы члены агентства избирались не съездами университетов, а конкурсной комиссией при Кабинете Министров.

Этими изменениями от процесса формирования НАЗЯВО были полностью отсечены университеты — именно те субъекты, которые обеспечивают высшее образование в Украине. Состав конкурсной комиссии с украинской стороны был укомплектован теми членами, которые обеспечили «выборы» нужных людей. Ни одного представителя высших учебных заведений в комиссию не было допущено.

— Каким образом руководители НАЗЯВО обеспечивают себе дополнительный заработок, кроме относительно высоких зарплат?

— Квит и компания получают дополнительный заработок за фактически продажу вузам права выдавать дипломы. Сумма составляет 64 тыс. грн. за т. н. аккредитацию одной образовательной программы. Т. е. за то, что раньше называлось специализацией и аккредитовалось МОН вместе со специальностями бесплатно! Таких специализаций, то бишь образовательных программ, по Украине сотни тысяч! Помножьте на 64 тысячи и получите фантастические цифры, из которых в агентстве осядут десятки миллионов, которые пойдут снова на премии кучке присосавшихся к украинской науке и высшему образованию пиявок.

— Т. е. деньги вузов, заработанные ими за обучение студентов, которые могли быть направлены на доплаты профессорско-преподавательскому составу, или на поддержание материально-технической базы вуза, или на научные исследования, ушли на другие цели?

— Получается, что деньги ушли на поддержание Квита и его соратников, жиреющих и за счет государства, и за счет университетов. Но и это еще не все. На совещании с ректорами 4 августа этого года были озвучены поразительные в своей наглости документы. Так, от имени агентства за подписью Квита ректорам вузов, от которых есть представители в т.н. отраслевых советах НАЗЯВО, предписывается уменьшить педагогическую нагрузку на этих самых представителей!

Как заявил озвучивший подобное письмо один из ректоров, это означает, что другие преподаватели будут работать не только за себя, но и — бесплатно! — за того парня, который получает за одну трехдневную аккредитацию больше, чем месячная зарплата профессора!

Далее, чтобы ничего не пропустить мимо себя, секретариат агентства вспомнил и о защитах диссертаций, на которых решил тоже погреть свои загребущие ручки, сделав защиты платными — минимум от 50 тыс. до 120 тыс. гривен. Об этой новации НАЗЯВО есть подробная информация в СМИ.

На этом фоне борьба с плагиатом, для чего в первую очередь создавалось агентство и чего ожидала от него научная и образовательная общественность, Квиту—Винницкому просто не интересна: ведь за нее подобных денег и близко не заработаешь!

— Надеемся, справедливость восторжествует. Что бы вы хотели сказать в завершение разговора?

— Нынешняя власть должна понимать, что она состоит из украинцев, а не из представителей какой-то партии, интересы которой будто бы выше государственных. Я желаю президенту Зеленскому выполнить свои предвыборные обещания, данные украинскому народу.

Орел, ушедший в небо

Авиацией он «заболел», впервые в жизни увидев самолет в пионерлагере...

Патріарх

У цьому, 2020 році, 15 вересня виповнилося 100 років з дня народження мого Батька —...

Флагман

Жоден з очільників обласних ДТРК не наважився повторити подвиг Ставничого

Неповторимый киевлянин

Писать о покинувшем нас светлом Друге мне легко и оправданно, и в то же время —...

Есть ли будущее у высокотехнологичных отраслей в...

Если Украина создаст конкурентоспособные ракетно-космические комплексы,...

Сова Минервы еще не вылетала, но крот истории уже роет...

История движется и помимо воли людей, помимо, прежде всего, воли сильных мира сего с их...

Карпатский Робин Гуд

Романтичных и благородных опришков сменили наемные мародеры и рейдеры, а о...

Иван Кожедуб: ас из асов

8 июня исполняется 100 лет со дня рождения маршала авиации, трижды Героя Советского...

Дела громче слов

Госэкоинспекция долгое время оставалась без руководства. А с учетом ужасающей...

Законность, профессионализм и честь

Сегодня в редакции «2000» не совсем обычный гость. Он – мастер спорта по вольной...

Илья Мечников: Нобелевский лауреат и борец с...

Сегодня, когда умы и чувства всего, без преувеличения, человечества, заняты проблемами...

Ярослава Руденко: «Карантин – це час зупинитися і...

Викликаний пандемією карантин вніс корективи до графіків багатьох зірок. Хтось із них...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Авторские колонки

Блоги

Ошибка