Иван Кожедуб: ас из асов

08 Июня 2020 0

8 июня исполняется 100 лет со дня рождения маршала авиации, трижды Героя Советского Союза, уроженца села Ображиевка, что в Сумской области, близ города Шостка, настоящего героя Украины Ивана Никитовича Кожедуба (1920–1991).

В самόй украинской фамилии Кожедуб – да еще и в сочетании с именем Иван, да еще и с отчеством Никитич – слышится что-то богатырское, былинное. Сразу же вырисовывается образ могучего и статного небесного витязя, который на крылатом боевом коне поражает копьем фашистское чудовище, пришедшее на нашу землю.

Согласно официальным советским данным, Иван Кожедуб выполнил 330 боевых вылетов, провел 120 воздушных боев и одержал в них 62 победы. Уже в наши дни Кожедубу засчитали еще два сбитых самолета, по каким-то причинам не занесенных в свое время в наградные документы, и, таким образом, теперь принято считать, что лучший советский ас одержал 64 победы в воздушных боях. Что интересно, одним из этих двух «дополнительных» сбитых им самолетов значится весьма экзотический допотопный польский истребитель PZL P.24, состоявший на вооружении Румынии.

Ныне в определенных кругах сделалось модным прославлять достижения асов люфтваффе, у которых на счетах были сотни побед. Мол, Кожедубу, Покрышкину и их соратникам до немцев – как до Луны! Мы не будем в очередной раз распинаться о том, что результаты германских летчиков изрядно завышены, тогда как у многих наших – напротив, занижены, не будем вникать в организационные, технические и морально-политические нюансы, повлиявшие на боевые счета пилотов-оппонентов.

Укажем лишь на один важный момент, который как раз нередко остается без внимания. Благодаря отлично поставленной аэродромной службе немецкие летчики воевали интенсивнее, чаще поднимаясь в воздух, выполняя больше боевых вылетов. За войну некоторые из них выполнили более тысячи вылетов! К примеру, тот самый знаменитый Эрих Хартман (352 официальные победы), начав воевать только под конец 1942 г., успел выполнить 1405 боевых вылетов и провести 825 воздушных боев. Он т.о.  выполнил по сравнению с Кожедубом в 4,3 раза больше боевых вылетов и поучаствовал в почти всемеро большем числе схваток в воздухе!

При сопоставлении с этими показателями формальное превосходство Эриха Хартмана в 5,5 раза по количеству одержанных побед – повторимся, формальное, поскольку на самом-то деле Хартман одержал меньше побед, чем ему приписано, а наш лучший ас, наоборот, больше, – уже не выглядит настолько уж впечатляющим.

Соотношение числа одержанных побед к боевым вылетам или к воздушным боям – мы полагаем, наиболее адекватный показатель искусства летчика-истребителя, хотя, конечно, следует еще учитывать и характер боевых вылетов (на «свободную охоту», сопровождение бомбардировщиков, разведку и т. д.). Есть, например, такое мнение, что самым эффективным асом Второй мировой войны стал Николай Гулаев (1918–1985) – ему для того, чтобы одержать 57 засчитанных ему побед, понадобилось всего лишь 250 боевых вылетов и 69 воздушных боев. Гулаеву, кстати, принадлежит уникальное достижение: он в первых же своих 42 боях сбил 42 вражеских самолета!

Сей неудобный вопрос – почему же у немецких асов боевые счета на порядок больше, чем у наших? – задал как-то Ивану Кожедубу один его хороший знакомый, военный журналист. Иван Никитович начал свой ответ издалека: рассказал анекдот про Василия Ивановича, как тот за границей в казино несусветные деньги выиграл. И говорит: «Мы сбивали самолеты, а немцы – моторы. …Меня сколько раз ребята донимали: «Никитыч, ты же «мессера» завалил, мы все видели, как он загорелся!» А я им: «Ну и что? Вдруг [он] до своих дотянет. Нет, братцы, вот когда он в землю-то носом тюкнет, тогда я счет свой и пополню». Кожедуб сам отказывался признавать свою победу, если не был железно уверен в том, что немец уничтожен.

Он, кроме того, не фиксировал свои групповые победы, «отдавая» их молодым товарищам. Кожедуб считал психологически важным, чтобы начинающий пилот три первые победы одержал – после этого он становится для противника неуязвимым.

Так же, кстати, поступал и Гулаев, щедро уступая групповые победы (а с ними и денежные премии!) другим, молодым пилотам. Это при том, что был он человеком крайне тяжелым, о его выходках, включая знаменитую драку в ресторане «Москва», ходят легенды. Но у советских людей ведь другая психология была – не та, что у нынешних, и не та, что у немецких «сверхчеловеков». Наши не за деньги воевали, не за награды, не за славу – для них главное было фашиста победить, Родину отстоять!

Это тоже очень многое объясняет: немцы «накручивали» себе победы, а наши «скромничали». Вот и получается картина: альтернативные подсчеты дают Кожедубу и Гулаеву до 90–100 побед в воздушных боях, а Покрышкину – и вовсе за сотню!

 В любом случае, Иван Кожедуб – лучший ас антигитлеровской коалиции, к которому и близко не подобрались лучшие американские и английские летчики.

Генерал-полковник авиации, трижды Герой Советского Союза Иван Никитович Кожедуб во время раздачи автографов в Кремлевском Дворце съездов

Первый блин комом, продолжившийся редкостным везением

На войне, чтобы выжить и победить, не обойтись без везения – а для летчика-истребителя везение требуется, наверное, особенное. Недаром пилоты – часто люди суеверные.

У Кожедуба начало его боевого пути получилось не слишком успешным – он едва не погиб в первом же бою и долго не мог раскрыть свой талант; однако, в конце концов, выдающееся летное мастерство в сочетании с невероятным везением, с «покровительством Судьбы» принесли ему, как это ни банально звучит, результат.

На службу в Красную Армию Иван Никитович был призван в 1940 г. – и уже на следующий год окончил Чугуевскую военную авиационную школу летчиков. Освоил сначала учебные машины, а затем И-16. Летал, как признавался, «до одури много», оттачивая искусство пилотажа. Аккурат в праздник 23 февраля 1941 г. новоиспеченный военный авиатор получает воинское звание старшего сержанта.

Про выпуск Чугуевской авиашколы 1941 г. сказывают, что то был «золотой выпуск». В этом выпуске, например, был Виталий Попков (1922–2010; 41 победа), дважды Герой Советского Союза, один из прототипов сразу двух героев любимого нами фильма «В бой идут одни «старики»: Маэстро Титаренко и Кузнечика.

Вообще же авиашкола в Чугуеве дала стране много замечательных летчиков. Годом раньше в ней закончили учебу дважды Герой Советского Союза Александр Клубов (1918–1044; 31 личная победа), друг и любимый ученик Покрышкина, и Герой Советского Союза Александр Выборнов (1921–2015; 28). Выборнов, к слову, будучи генералом и советским военным советником в Египте, участвовал в Шестидневной войне 1967 г., лично выполнив несколько вылетов на разведку над территорией Израиля. После войны в заведении учился знаменитый космонавт Алексей Леонов.

Так или иначе, в «золотом выпуске» Иван Кожедуб был одним из лучших, и в связи с этим он не был отправлен в строевую часть, а оставлен в школе летчиком-инструктором. Вскоре после начала войны авиашколу эвакуировали в Казахстан, в Чимкент. Кожедуб – которого, несмотря на совсем еще юный его возраст, курсанты уже величали Батей, – неоднократно (раз пятнадцать, как он вспоминал) подавал рапорты с просьбой отправить его на фронт. Однако начальство отвечало на такие просьбы отказом: в такой момент хорошие инструкторы нужны армии не меньше. (За время войны из стен Чугуевской школы вышли 2,5 тыс. летчиков-истребителей.)

Как инструктор Иван Кожедуб, умевший, помимо всего прочего, передавать курсантам любовь к небу, в самом деле был хорош. Достаточно сказать, что один из его лучших учеников – политрук эскадрильи Вячеслав Башкиров – в августе 1942 г., сражаясь за Сталинград, сбил шесть неприятельских самолетов (в т. ч. три за один день – в страшный день немецкого авианалета на город 23 августа) и был за это позже удостоен звания Героя Советского Союза. А ученик-то, между прочим, был на пять лет старше учителя! И как бы ни радовался успехам ученика Кожедуб (вновь встретились – и подружились – они уже после окончания войны), он не мог не испытывать обиду от того, что ему не дают проявить свое боевое мастерство.

Лишь в ноябре 1942 г. он был наконец направлен в боевую часть – в 240-й истребительный авиаполк, восстанавливавшийся после потерь, понесенных им под Сталинградом, и переучивавшийся на Ла-5. В марте 1943-го полк вылетел на фронт.

И вот: первый воздушный бой едва не стал для Кожедуба последним. С самого начала все пошло не так: необстрелянный пилот потерял из виду ведущего и принял двухмоторные немецкие истребители Messerschmitt Bf 110 за бомбардировщики Пе-2. Истребитель Кожедуба был прошит пушечной очередью – жизнь летчику спасла бронеспинка кресла, в которой застрял зажигательный снаряд. Вдобавок ко всему его обстреляла по ошибке своя же зенитная артиллерия. Но Кожедуб все-таки сумел дотянуть поврежденную машину до аэродрома. Правда, самолет его, получивший 50 пробоин, восстановлению уже не подлежал, так что «инвалида» пришлось списать.

За годы войны Кожедуба 11 раз подбивали, четырежды он горел в самолете – но ни разу не был сбит, всегда летчику удавалось посадить машину. Он ни разу не был даже ранен – что для пилота времен той войны было немалым везением. В тот десяток самолетов, на которых Кожедуб летал, попало несколько сотен пуль, однако ни одна пуля, ни один осколок не угодил в того, кто сидел в кабине истребителя!

Был эпизод: горящий самолет свалился в штопор – и вернуть управление над машиной летчику удалось буквально перед самой землей. Родная земля его обратно «в небо вытолкнула» – сказал он про тот случай, называя себя «фартовым малым».

Иван Никитович сам говорил, что везуч с детства. Ребенком он едва не погиб, пустившись как-то с дружками на лодке по разлившейся Десне. Один из товарищей тогда таки утонул, однако Ваню спас подплывший вовремя на баркасе его старший брат Александр – он смело нырнул в студеную воду и вытащил мальчонку со дна.

Будущий трижды Герой ребенком родился слабеньким, много чего боялся, но отец его Никита Илларионович приложил усилия и немалый педагогический талант к тому, чтобы воспитать младшего из пяти отпрысков настоящим мужчиной. Фобии он вышибал клином: например, страх Вани перед коровами преодолел тем, что отправил того работать подпаском. А еще отец приобщил Ивана к гиревому спорту.

И любовь к книгам, кстати, Ивану Кожедубу тоже привил отец – крестьянин-бедняк, находивший отдохновение от тяжкого труда в чтении и в сочинении стихов.

…После того первого, неудачного боя у Кожедуба наступил в жизни черный период. Какое-то время у него не было «своего» самолета, и ему приходилось летать на «остатках», на самых никудышных машинах. Кожедуба даже хотели из летчиков перевести служить на пост оповещения, однако за него заступился командир полка.

Звездный час пришел к будущему лучшему советскому асу в Курской битве.

Первую свою воздушную победу он одержал 6 июля 1943 г., на второй день сражения под Курском. Эскадрилья, в которой служил Кожедуб, напала на группу Junkers Ju 87, летевших бомбить наши позиции, и одного «лапотника» Иван тогда завалил. Причем это был уже сороковой его боевой вылет – столько пришлось ему добиваться первой победы! Спустя три дня «жертвами» советского авиатора стали куда более серьезные противники – два Messerschmitt Bf 109, а уже к 16 июля Иван Кожедуб носил гордое звание аса (в авиации так повелось: асом считается летчик, сбивший пять вражеских самолетов). И грудь его украсил орден Красного Знамени.

176-й гвардейский Проскуровский

Важной вехой в боевой биографии Кожедуба стало его назначение в августе 1944-го (одновременно с получением второй звезды Героя) заместителем командира в прославленную часть – в 176-й гвардейский Проскуровский Краснознаменный орденов Кутузова и Александра Невского истребительный авиационный полк.

Часть была сформирована как 19-й истребительный авиаполк в 1938 г. под Ленинградом. Полк укомплектовали пилотами, прошедшими войну в Испании, и он предназначался для выполнения особых заданий командования. 19-й ИАП принял участие в боях на Халхин-Голе, в походе на Западную Украину в сентябре 1939 г. и в советско-финской войне. В Великой Отечественной войне первую победу его летчики одержали 6 июля 1941 г. – этого добился Дмитрий Титаренко, который заканчивал войну ведомым Кожедуба. Отличившись в боях за город Проскуров (ныне Хмельницкий), полк 3 апреля 1944-го был удостоен почетного наименования «Проскуровский», а 19 августа 1944 г. преобразован в 176-й гвардейский полк.

Это был единственный в ВВС РККА полк, специализированный на ведении «свободной охоты»; его называли «маршальским» (его курировал сам главком ВВС главный маршал авиации Александр Александрович Новиков), и в нем служило несколько асов – Героев Советского Союза. С лета 1943 г. до весны 1944-го им командовал Герой Советского Союза Лев Шестаков (1915–1944) – уроженец Авдеевки и выпускник авиашколы в Ворошиловграде, ас еще Испанской войны и участник обороны Одессы; погиб комполка 13 марта 1944 г. в бою в районе Проскурова.

Его сменил ставший непосредственным начальником Ивана Кожедуба Павел Чупиков (1913–1987). Героем Советского Союза он стал в тот же день, когда Кожедуб получил второе звание, – 19 августа 1944 г. Павел Федорович отличился тем, что под его умелым командованием сразу два авиационных полка стали гвардейскими.

После войны в полку служил летчик-космонавт Павел Попович. Авиационная часть неоднократно участвовала в воздушных парадах, демонстрируя групповой пилотаж, и именно ее наследницами в результате организационных пертурбаций стали пилотажные группы «Русские витязи» и «Стрижи». Причем, когда 176-й гвардейский истребительный авиационный полк расформировывался, по настоянию Кожедуба регалии его были сохранены у созданной вновь авиационной части, чем была сбережена преемственность славы одного из лучших советских авиаполков.

Подарок пчеловода

Однажды Кожедуб сумел за один день сбить четыре вражеских самолета, еще на счету у него был «хет-трик». Немало побед ас одержал, воюя на родной Украине, в частности – пикирующий «юнкерс» был уничтожен в конце октября 1943-го в ходе ожесточенного сражения за Кривой Рог. Еще одной географической территорией, куда рухнуло множество сбитых летчиком неприятельских машин, стала Румыния.

Ему доводилось бить крутых немецких асов (таких как майор Вильх со 130 победами), чьи машины украшали черепа-кости и прочая устрашающая графика. Осенью 1944-го во время боев за Прибалтику он с товарищами «загнал под плинтус» группу «свободных охотников», которой командовал известный ас Гельмут Вик.

В Кожедубе сочетались отвага и удивительное хладнокровие, способность спокойно оценивать ситуацию. Машиной он владел в совершенстве. Маневрировал так, что мало кто из ведомых был способен удержаться за его самолетом. Будучи превосходным стрелком, Иван Кожедуб предпочитал открывать огонь на больших дистанциях, не сближаясь с врагом. Развитию снайперских качеств неожиданным образом поспособствовало еще одно детское увлечение, привитое отцом: рисование.

С самолетами Кожедубу тоже везло – наверное, потому, что он их любил как живые существа и оттого боролся за них до конца, не позволяя себе выпрыгнуть с парашютом. Одно время он летал на Ла-5 с надписью: «Имени Валерия Чкалова» – партия истребителей была построена на средства, собранные земляками авиатора. А в мае 1944 г. Кожедуб получил необычный подарок: именной самолет Ла-5ФН с бортовым номером «14», построенный на деньги 60-летнего колхозника-пчеловода из сельхозартели «Большевик» Сталинградской области Василия Викторовича Конева.

Самолет нес на бортах две надписи. На правом борту: «От колхозника Конева Василия Викторовича», на левом: «Имени Героя Советского Союза подполковника Конева Н.». Георгий Николаевич Конев (1912–1942; инициал «Н», по-видимому, был нанесен на борт самолета по чьей-то ошибке) приходился пчеловоду Василию Коневу племянником. Георгий Конев участвовал добровольцем в японо-китайской войне, а в Великую Отечественную войну лично сбил 14 самолетов врага. Геройски погиб 30 декабря 1942 г. под Ленинградом, уничтожив в неравном бою двух фашистов. За это командир полка Конев был удостоен посмертно звания Героя Советского Союза.

Колхозник Конев в письме просил летчика, который получит машину, мстить фашистам за гибель героя и бить врага до окончательной победы. Иван Никитович был глубоко взволнован подарком – он чувствовал особую ответственность перед этим простым тружеником, который пожертвовал все свои сбережения на победу над фашистами. Вечером он написал ответное письмо, заверив, что выполнит наказ.

Самолет оказался счастливым. Правда, сам Иван Кожедуб, одержав на нем 8 побед, воевал на нем недолго – уже через несколько месяцев он сменил означенную машину на новенький Ла-7. Этот Ла-7 (бортовой номер «27») сохранился, кстати, по сей день как музейный экспонат. А на именном самолете Конева после Кожедуба успешно воевали другие летчики: один из лучших советских асов, дважды Герой Советского Союза и кавалер Ордена Британской Империи Кирилл Евстигнеев (1917–1996; 53 победы) и Герой Советского Союза Павел Брызгалов (1922–1998; 19).

Гроза американских ВВС

Последние свои победы в Великой Отечественной войне Кожедуб одержал 17 апреля 1945 г. в небе над Берлином, сбив два Focke-Wulf  Fw 190. А до этого, 17 февраля, он первым из советских летчиков уничтожил реактивный Ме-262. Такие машины были довольно редки на Восточном фронте – они применялись немцами, в вариантах истребителя-бомбардировщика и истребителя, больше все-таки на Западе и при отражении англо-американских бомбардировок. Реактивный «мессер» имел колоссальное превосходство в скорости над поршневыми противниками, однако в маневренном бою был весьма уязвим (особенно уязвим он был в моменты взлета-посадки), чем и научились пользоваться летчики стран антигитлеровской коалиции.

Кожедуб и его ведомый Титаренко сумели подкараулить Ме-262, подойдя к нему из сферы, куда немецкий летчик не имел обзора. Титаренко промахнулся, но невольно помог Кожедубу, вынудив противника отклониться в сторону. От очереди Кожедуба «швальбе» («ласточка») попросту развалилась в воздухе. В дальнейшем еще до пяти советских летчиков сумели сбить этот самолет, открывавший новую эру в авиации (а вот Покрышкину при его встрече с Ме-262 этого сделать не удалось).

Иван Кожедуб в районе румынского города Яссы. Великая Отечественная война. Фотография снята в 1944 году

В Великую Отечественную войну Иван Никитович одержал еще две победы, которые, однако, засчитаны ему быть не могли. В апреле 1945 г. он сбил еще и два американских истребителя North American P-51 Mustang. Обстоятельства этого инцидента в литературе изложены достаточно путано. Насколько можно понять, американцы, сопровождавшие свои бомбардировщики, шедшие на Берлин, приняли Ла-7 Кожедуба за Focke-Wulf Fw 190 и атаковали его. Нашему летчику пришлось в такой ситуации принять бой и сбить союзников. В раздувании крайне неприятного инцидента ни одна из сторон не была заинтересована – поэтому дело тихо замяли.

Спорным у историков остается вопрос о том, сбивал ли лично Иван Кожедуб американские самолеты в Корее. Вроде бы он, проигнорировав запрет от самого Василия Сталина (если б трижды Герой Советского Союза был сбит и попал в плен – это был бы грандиозный международный скандал!), все-таки садился в кабину и одержал 17 побед. И однажды, утверждается, он таки был сбит, едва не угодив в плен, – его, приземлившегося на нейтральной полосе, спасли китайские добровольцы.

Трижды Герои Советского Союза: А. И. Покрышкин, Г. К. Жуков, И. Н. Кожедуб

При жизни Кожедуба сам факт участия наших авиаторов в Корейской войне замалчивался, и Иван Никитович в беседах со знакомыми говорил об этом очень неохотно. Лишь в «перестройку» он проговаривался: «А как же не летать! Как только мой замполит Петухов в Москву – я в кабину МиГа. Он хороший мужик, и жили мы с ним душа в душу. Но был приставлен ко мне вышестоящим командованием, чтобы я, значит, не своевольничал. Оно, конечно, правильно». 

В Корее генерал Иван Кожедуб, окончивший в 1949 г. Военно-воздушную академию и освоивший в это время новейший реактивный истребитель МиГ-15, под псевдонимом «Крылов» командовал 324-й истребительной авиационной Свирской Краснознаменной дивизией 64-го истребительного авиакорпуса (в ее составе был и 176-й гвардейский истребительный авиаполк). Командовал блестяще: его летчики сбили 216 самолетов противника ценой потери 27 своих самолетов и 9 летчиков.

Соколам Кожедуба удалось даже выполнить почти невыполнимое задание командования: захватить как трофей – для всестороннего исследования – лучший американский истребитель North American F-86 Sabre (и в итоге захватили их два!).

Под командой генерала Кожедуба сражались лучшие асы в истории мировой реактивной авиации. Открывает их список Герой Советского Союза командир полка Евгений Пепеляев (1918–2013), одержавший, по принятым ныне данным, 23 победы (лучший американский ас Джозеф Макконнелл одержал 16 побед). Именно Пепеляев сумел подбить один «сейбр», совершивший вынужденную посадку и доставленный в Советский Союз. Пепеляев почти не повоевал в Великую Отечественную (бόльшую часть ее он прослужил на Дальнем Востоке) и не смог открыть счет в ней, отомстив за гибель брата-летчика, зато его талант сполна раскрылся уже в реактивную эру.

Отличились в Корейской войне и два украинца – Герои Советского Союза Сергей Крамаренко (род. 1923; 13 подтвержденных и 2 неподтвержденные победы в дополнение к трем победам в Великую Отечественную) и Григорий Гесь (1916–1968).

Ровно за десять лет до полета Юрия Гагарина в космос, 12 апреля 1951 г., произошло событие, вошедшее в историю авиации США как «Черный четверг». В тот день 40 американских бомбардировщиков под прикрытием сотни истребителей вылетели бомбить мост над рекой Ялуцзян. Их встретили 50 МиГов, и в результате завязавшегося воздушного боя на земле остались лежать 12 «летающих крепостей» и 5 истребителей, а 120 летчиков были взяты в плен северокорейцами и китайцами.

Огромные потери, понесенные авиацией США в той войне (которые, правда, американцы упорно не признают), стали важнейшей причиной, почему Америка так и не решилась в 50-е гг. нанести по СССР запланированный ядерный удар. Их эксперты пришли к выводу: ожидаемый при таком рейде – с преодолением системы ПВО – уровень потерь летного состава таков, что экипажи психологически не смогут выполнять поставленные задачи. Говоря проще: бравым пилотам страшно…

Т.о. Иван Кожедуб внес огромный вклад в дело сохранения мира на Земле. Возможно, благодаря подвигам его летчиков и мы можем жить сегодня.

Помнят о наших летчиках, выражают им благодарность народ и руководство Северной Кореи. 9 мая 2019 г. в Пхеньяне был открыт монумент в их честь.

Монумент советским лётчикам в Пхеньяне

Крестьянский сын, обретший крылья

На малой родине трижды Героя Советского Союза, в чистом и ухоженном (по отзывам гостей) селе Ображиевка, установлен бронзовый бюст Ивана Кожедуба, к которому ведет сосновая аллея; работает мемориальный музей славного земляка.

Поразительно то, что из этого совсем маленького населенного пункта вышел еще один Герой Советского Союза: Петр Семенович Бочек (1925–2018). Высокую награду он заслужил за мужество и отвагу, проявленные при форсировании Вислы в августе 1944 г., в боях за удержание плацдарма. Затем Петр Бочек освобождал Познань и брал Берлин, а после войны продолжил службу в советской милиции, дослужившись до звания полковника. Жил он во Львове, окончив там юридический факультет университета. И похоронен он во Львове – на Голосковском кладбище.

Учился Иван Кожедуб в химико-технологическом техникуме в близлежащем городе Шостка – на специалиста по взрывчатым веществам. Но, занимаясь – как это было принято у тогдашней советской молодежи, проходившей первоначальную летную подготовку еще до поступления в авиационные училища, – в Шосткинском аэроклубе, Иван понял: его призвание – небо. И тогда он связал судьбу с авиацией.

В советские времена городок Шостка был известен на всю страну: чуть ли не каждый фильм заканчивался титрами: «Фильм снят на кинопленке шосткинского объединения «Свема». Предприятие, основанное в 1931 г., было крупнейшим фотохимическим предприятием в Европе и давало половину производства кино- и фотопленки в СССР. Но оно было разгромлено «реформаторами»: от предприятия остались одни руины; в прошлом году демонтировали вывеску «Свема», и город, с которым связана юность великого аса, окончательно лишился своего символа...

После Кореи, в 1956 г., Иван Кожедуб окончил еще и Военную академию Генерального штаба, командовал 76-й воздушной армией, занимал другие высокие посты в Вооруженных силах. В 1985 г. он стал маршалом авиации (звание это, соответствующее общевойсковому званию генерала армии, он получил 6 мая – к 40-летию Победы). Несколько раз Иван Никитович Кожедуб избирался депутатом Верховного Совета СССР и – уже в «перестройку» – народным депутатом СССР.

На одном из съездов народных депутатов он зачитал заявление с требованием прекратить клевету в адрес Вооруженных сил СССР и унижение фронтовиков.

В ряду остальных многочисленных наград Иван Кожедуб был удостоен семи орденов Красного Знамени! Он вошел в группу военных деятелей, отмеченных наибольшим числом таких наград, – кавалером семи орденов Красного Знамени, помимо других людей, был еще и маршал Семен Михайлович Буденный.

Своей «четвертой звездой» Кожедуб называл жену Веронику. Познакомился с ней он в электричке и долго скрывал, кто он такой. Открылся только тогда, когда убедился: девушка любит обычного парня, а не трижды Героя Советского Союза.

Супругу он также называл «молодой женой», хотя на самом деле разница в возрасте у них была не такой уж и большой. Немного ее побаивался – легендарный летчик был обыкновенный мужик, балагур; бывало, мог и «принять немного». «Это три танкиста выпили по триста, а пилот – восемьсот!» – шутил Иван Никитович.

Когда под конец жизни у аса случился инсульт, верная супруга его из ложечки кормила да в роли логопеда речь восстанавливала. Сын их Никита стал моряком.

Интересная страница в биографии Кожедуба: его знакомство с Владимиром Высоцким. Познакомились они, по воспоминаниям Ивана Никитовича, в театре на Таганке, когда давали «Гамлета». Высоцкий по просьбе генерала давал концерты для авиаторов. Кожедуб высоко ценил творчество барда, однако другом его себя не считал – возможно, просто скромничал, в отличие от многих людей, выпячивавших «дружбу» с Высоцким. Не исключено, что именно личное общение с Кожедубом и с Гулаевым и подвигло поэта к написанию замечательных песен об истребителях. 

Умер маршал авиации от сердечного приступа у себя на даче 8 августа 1991 г. – не дожив двух недель до крушения страны, которую он защищал всю жизнь.

В этом – тоже своего рода провидение: лучшим советским асам не пришлось увидеть гибель страны: Покрышкин и Гулаев умерли в 1985 г., Речкалов – в 90-м.

Дела громче слов

Госэкоинспекция долгое время оставалась без руководства. А с учетом ужасающей...

Законность, профессионализм и честь

Сегодня в редакции «2000» не совсем обычный гость. Он – мастер спорта по вольной...

Илья Мечников: Нобелевский лауреат и борец с...

Сегодня, когда умы и чувства всего, без преувеличения, человечества, заняты проблемами...

Ярослава Руденко: «Карантин – це час зупинитися і...

Викликаний пандемією карантин вніс корективи до графіків багатьох зірок. Хтось із них...

Знай наших

О нем писали: «Иногда мы даже не догадываемся, что те, кто творил историю, живут рядом...

Олександр Марусич: «Безнадійних проблем не буває»

Завдання пацієнта — знайти фахівця, для якого проблема іншої людини стане особистим...

Борис Тодуров: «Черных трансплантологов в Украине...

Надеюсь, к концу года мы сможем сделать полноценную трансплантацию легких

На тюремном «приходе»

Двадцать лет несет пастырское служение в Запорожском СИЗО протоиерей Виктор Усатюк

«Киевская Русь»: перезагрузка

Наша главная цель — научить людей думать, анализировать, искать в событиях...

Михаил Юдовский: «Я читаю радости для»

Михаил Юдовский рассказал «2000», что научился читать в три года, что в чтении...

Мария Бузина: «У меня всегда было желание защитить...

Если бы мы не отрекались от своих героев, наша жизнь стала бы красочней, богаче и...

Наталья Бельченко: «Читая сыну истории о Муми-троллях,...

Наталья Бельченко рассказала «2000», что чтение для нее — это способ...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Авторские колонки

Блоги

Ошибка