Олег Безбородько: «В поэзии меня привлекает музыка»

№15 (861) 13 — 19 апреля 2018 г. 10 Апреля 2018 5

Олег Безбородько рассказал «2000», что не может себя представить без поэзии Пастернака и мечтает создать вокальный цикл на стихи Юрия Живаго, что в его домашней библиотеке много альбомов живописи и английской классики в оригинале и что сейчас на художественную литературу времени не хватает, зато есть возможность читать вслух «Приключения Незнайки».

 

Кто он: композитор, пианист, лауреат международных конкурсов, кандидат искусствоведения, преподаватель Национальной музыкальной академии Украины им. Чайковского.

— Почему и для чего вы читаете книги?

— Хорошая книга будит воображение. В детстве и отрочестве, как, наверное, и все, я придумывал продолжение прочитанных книг, представляя себя одним из их героев. Помню, очень переживал, когда понял, что уже не могу так фантазировать и, следовательно, стал взрослым. Сейчас книги мне нужны для обострения восприятия и реальных ощущений. Близкие мне книги, особенно поэтические, могут быть источником жизненной энергии и радости.

— Где вы обычно читаете?

— Увы, сейчас художественную литературу читаю редко из-за большой профессиональной загруженности и необходимости читать много книг по специальности — музыковедческую, культурологическую и методическую литературу. Больше читаю летом, на даче.

— Предпочитаете бумажные книги или электронные?

— Все равно. Электронные во многих отношениях практичнее, бумажные привычнее и приятнее. Что не переношу, так это аудиокниги. Хотя, конечно, они могут быть полезными для детей и необходимыми для людей с ограниченными возможностями.

— Что входит в круг вашего чтения?

— Помимо специальной музыковедческой литературы, это прежде всего поэзия. В прозу с возрастом как-то сложнее погружаться, часто воспринимаю ее всего лишь как документ, свидетельствующий об эпохе или позиции автора — эстетической, гражданской, творческой. В поэзии привлекает некая магия и волшебство, недосказанность, нечто, проявляющееся как бы вне воли автора. В общем, музыка.

— Какая книга больше всего повлияла на вас в юности?

— «Доктор Живаго» Бориса Пастернака. Первый раз прочитал роман еще в «Новом мире» в 1988 году, когда он был впервые издан в СССР. После этого не могу себя представить без поэзии Пастернака, хотя немножко был с ней знаком и раньше. Помню, в пятом классе, по совету папы, выучил и продекламировал наизусть в качестве стихотворения о весне «Март» из тогда еще запрещенного романа. Последняя строчка «Пахнет свежим воздухом навоз» вызвала бурю восторга у одноклассников, которые вручную потом переписывали стихотворение к тихому ужасу учительницы русского языка. До сих пор мечтаю создать большой вокальный цикл на стихи Юрия Живаго.

— Что вы читаете сейчас?

— «Приключения Незнайки» Николая Носова — вслух ребенку.

У меня также есть несколько книг, которые я сейчас читаю время от времени, бросая и начиная вновь. В основном это мемуарная литература — в отличие от хорошего романа она не захватывает целиком и позволяет относиться к себе таким образом. Отмечу Passport to Paris Вернона Дюка — блестяще написанные воспоминания композитора Владимира Дукельского, близкого друга Гершвина и Прокофьева (Вернон Дюк — гетероним Дукельского, которым он подписывал музыку для Голливуда и Бродвея, а также свои литературные произведения. — Авт.). В них мастерски и захватывающе описаны предреволюционный Киев и жизнь города во время гражданской войны, эмигрантский Стамбул, богемный Нью-Йорк, закулисье дягилевской труппы и многое другое. Помимо музыкального, Дукельский обладал недюжинным литературным талантом: писал стихи, издавал журнал и вел передачи на радио «Свобода».

Периодически почитываю мемуары «Пятьдесят лет в строю» генерала Алексея Игнатьева и «Алмазный мой венец» Валентина Катаева, которые, честно говоря, никак не могу дочитать до конца. Пару дней назад перечитал потрясшую меня когда-то поэму Тараса Григорьевича Шевченко «Титарівна».

— Как выглядит ваша домашняя библиотека?

— Много альбомов живописи — их собирали родители. В детстве любил рассматривать репродукции картин Модильяни, Серебряковой, Врубеля, Чюрлениса, Магритта и многих других. В остальном это достаточно стандартный набор книг интеллигентной советской семьи конца 80-х годов. В 90-е я покупал и интересовался в основном литературой на английском, поэтому у меня много английской классики в оригинале: дешевые полные собрания сочинений Шекспира, Уайльда, Байрона, Мильтона, Кольриджа, Вордсворта. Немного Блейка, Уитмена, Элиота и т.д. Потом уже пошла эпоха электронных книг. Естественно, в моей библиотеке много нотных изданий и книг о музыке.

— Топ-5 главных книг вашей жизни?

— «Доктор Живаго» Бориса Пастернака, «Мастер и Маргарита» Михаила Булгакова, «Пастернак» Дмитрия Быкова, «Сто лет одиночества» Габриеля Гарсиа Маркеса, «Заводной апельсин» Энтони Бёрджесса. Наверное, надо назвать еще две книги: я хотел бы, чтобы они вошли в число главных, и чувствую, что это рано или поздно произойдет. Это «В поисках утраченного времени» Марселя Пруста и Новый Завет.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...


Загрузка...

Андрей Данилевич:«Наш проект — азбука жизни, и это...

«За откровенность мы никому не платим. У нас все по-честному»

Андрей Данилевич: «Наш проект - это азбука жизни,...

Самое рейтинговое на украинском телевидении социальное ток-шоу отмечает свой первый...

Тетяна Трофименко: «Читання — це найцікавіше заняття...

Тетяна Трофименко розповіла «2000», що у підлітковому віці знала напам'ять цілу...

Игорь Кретов: «Я сознательно шел на риск, сделав...

«Миссия этого уникального человека — лечить и творить. А моя — создавать для...

Загрузка...

Вано Крюґер: «Читайте майбутнє — воно вже написане»

Вано Крюґер розповів «2000», що в молоді роки на нього найбільше вплинули Гоголь,...

Антон Слепаков: «Я хотел стать таким же ироничным,...

Солист «Вагоновожатых» рассказал «2000», что у него нет и никогда не было...

Запрет русских сказок — лучшая для них реклама

Когда вы в последний раз держали в руках литературно-художественный журнал? Наверняка...

Александр Моцар: «Чтение — это вид творчества»

Александр Моцар признался «2000», что во время вьюги читает Блока, а при...

Ирина Гордейчук: «Читая «Тысячу и одну ночь», я...

Ирина Гордейчук рассказала «2000», что начала с магического «Незнайки», а...

Игорь Панасов: «Я влюбился в литературу после...

Игорь Панасов рассказал «2000», что читает для тренировки умственной мышцы, любит...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто

Получить ссылку для клиента
Авторские колонки

Блоги

Маркетгид
Загрузка...
Ошибка