Орел, ушедший в небо

16 Октября 2020 0

Нынешний год — год 75-летия Победы — замечателен еще и столетними юбилеями сразу троих выдающихся советских асов. В рамках нашей трилогии статей мы писали уже о Григории Речкалове (родился 9 февраля) и Иване Кожедубе (8 июня). Сегодня завершаем трилогию статьей о дважды Герое Советского Союза Амет-Хане Султане (1920—1971), родившемся 100 лет тому назад, 20 октября 1920 г. (по другим данным — 25 октября), в крымском городе Алупка.

Два народа считают его своим сыном, гордятся великим летчиком, а его имя, между прочим, запечатлено на стеле во французском Ля-Бурже: «Летчик от Бога». Крымским татарином Амет-Хан Султан являлся лишь по матери, отец же его был по национальности лакец, выходец из Дагестана. Он приехал в Крым в поисках работы и остался там. Официально — в документах — Амет-Хан Султан был записан как крымский татарин. Любовь к своему народу, верность ему Амет-Хан пронес через всю жизнь, наперекор всем трагическим перипетиям крымских татар в XX столетии.

Но в то же время, как говорил Расул Гамзатов, летчик не считал себя героем какого-то определенного, «узкого», так сказать, народа: «Я — Герой Советского Союза. А чей сын? Отца с матерью. Разве можно их отделить друг от друга?»

В музее дважды Героя Советского Союза Амет-Хана Султана в Алупке

Памятники асу установлены в Алупке и Махачкале, в Киеве и Ярославле.

Путаница вышла с его именем. Вообще-то по крымскотатарским правилам его имя пишется как Аметхан Султан; первое — это личное имя, второе — имя отца, а фамилии как таковой и нет. В кругу семьи и друзей его звали просто: Амет. Однако по записи в документах «Султан» стал восприниматься как личное имя, а «Амет-Хан» как фамилия. Т. о. сыновья героя носят фамилию Амет-Хан. Сам же авиатор шутил по поводу своего имени, что он «и хан, и султан»!

Совершив в ходе Великой Отечественной войны около 600 боевых вылетов, проведя 150 воздушных боев и одержав 30 личных побед, да вдобавок к ним еще 19 групповых, Амет-Хан Султан заслуженно был удостоен двух Звезд Героя — первой в 1943 г., второй — уже после окончания войны, 29 июня 1945 г. Помимо этого, он — кавалер трех орденов Ленина, четырех орденов Красного Знамени, ордена Александра Невского, ордена «Знак Почета», других наград. Его грудь украшали также медали «За оборону Сталинграда», «За взятие Кенигсберга», «За взятие Берлина» — прямо как вехи на пути Красной Армии через испытания к победе.

А за послевоенные заслуги в качестве летчика-испытателя, поднявшего в небо сотню летательных аппаратов и проявившего в ходе испытаний незаурядное мужество, Амет-Хан вполне заслужил и третье звание Героя Советского Союза, во всяком случае — посмертно. Если б такое награждение состоялось, он поднялся бы в одну когорту с Покрышкиным и Кожедубом. Однако награждение не состоялось — это вызывало ропот у коллег-испытателей, и это в наше время дало основания для спекуляций о том, что Амет-Хан не был награжден именно из-за его национальности.

Но обращаю внимание на то, что второго звания он был удостоен уже после депортации соплеменников — принадлежность к опальному народу не помешала.

Даже то, что летчик за свою испытательную работу был удостоен Сталинской премии за 1953 г., — даже это трактуется сегодня как своего рода издевательство над человеком крымскотатарской национальности! Впрочем, Амет-Хан Султан не считал себя обиженным властью лично и оставался искренне советским человеком.

«Черный дьявол», закончивший войну в небе Берлина

Путь Амет-Хана Султана в авиацию типичен для молодого человека Страны Советов: семь классов школы, железнодорожное ФЗУ (фабрично-заводское училище), работа слесарем одновременно с учебой в симферопольском аэроклубе.

Особенной была только одна деталь: авиацией он «заболел», впервые в жизни увидев самолет не где-нибудь, а в пионерлагере «Артек», расположенном неподалеку от Алупки. Парнишка победил в соревновании по национальной борьбе куреш, при этом присутствовал начальник «Артека», и он вручил победителю путевку в лагерь.

Будущий ас окончил прославленную 1-ю Качинскую авиационную школу, получив прекрасную характеристику, в которой особо было отмечено его желание летать. Менее чем за год учебы Амет-Хан поднимался в небо 270 раз — настолько интенсивной была подготовка пилотов. Был выпущен в звании младшего лейтенанта.

В 1940 г. молодого летчика направили в 4-й истребительный авиационный полк Одесского военного округа. Как и Покрышкин с Речкаловым, он встретил войну в Молдавии — и так же летая на устаревшем истребителе-биплане И-153 «Чайка».

В первый же — страшный для нашей авиации — день войны 22 июня Амет-Хан Султан выполнил несколько боевых вылетов на разведку и штурмовку. Отступая с боями, прошел тягостный путь от западной границы на Пруте до Ростова-на-Дону.

Чтоб одержать первую победу в воздушном бою, пришлось ждать почти целый год и переучиться на другой тип истребителя — на английский Hawker Hurricane, к 1942 г., заметим, тоже изрядно уже устаревший. 4-й авиаполк входил в то время в систему ПВО Ярославля — важного промышленного центра страны, который подвергался немецким бомбардировкам; и 31 мая 1942 г., израсходовав боекомплект, Амет-Хан Султан таранил скоростной бомбардировщик Junkers Ju 88.

«Харрикейн» при этом застрял в горящей вражеской машине, наш пилот еле сумел выбраться из кабины и выпрыгнуть с парашютом. За этот подвиг Амет-Хана наградили именными часами, а чуть позже еще и орденом Ленина, хотя сам авиатор считал, что при таране он допустил ошибку, приведшую к потере своего самолета.

В июле 1942 г. в сражении под Воронежем он поучаствовал сразу в восьми групповых победах, а звание аса Амет-Хан Султан оформил в Сталинградской битве, воюя уже на Як-7Б. К концу года на его счету числились восемь сбитых лично самолетов. Правда, при этом он и сам однажды был сбит, снова воспользовавшись парашютом.

Он приземлился на нейтральной полосе. Приготовился отстреливаться от немцев из пистолета, но на выручку ему уже спешили красноармейцы, находившиеся в окопах всего в нескольких сотнях метров от места приземления советского летчика.

Признанием боевого мастерства стало направление летчика в 9-й гвардейский истребительный авиационный полк. То была элитная часть, которую сегодня иногда называют «советским авиационным спецназом». Полк предназначался для борьбы с подразделениями асов люфтваффе, через него прошли 28 Героев Советского Союза. Амет-Хан Султан закончил войну в должности командира эскадрильи этого полка.

Свое признание Амет-Хан получил и от врагов, удостоивших его прозвища «Черный дьявол». Немцы узнавали его по манере пилотирования и очень боялись.

Как и многие лучшие советские асы — Покрышкин, Речкалов, Гулаев, Амет-Хан успешно повоевал также на американской «аэрокобре», одержав на ней десять побед — как раз на юге Украины (в частности, в районах Берислава и Очакова).

Ас провел последний воздушный бой — и одержал в нем победу над Focke-Wulf Fw 190 — 29 апреля 1945 г. прямо над Берлином. К тому времени он уже был гвардии майором, помощником командира полка по воздушно-стрелковой службе.

Депортация, увиденная собственными глазами

Десятки тысяч крымских татар храбро сражались в рядах Красной Армии, в крымских партизанских отрядах и подпольных группах. Семеро представителей этого народа стали Героями Советского Союза (причем, заметим снова, двое получили звание уже после того, как была проведена депортация), еще один — Героем Польши, трое крымских татар стали полными кавалерами ордена Славы.

Но сопоставимое количество крымских татар воевало и на стороне немецких фашистов: эти люди служили в полиции, были запятнаны в военных преступлениях. На примере семьи Амет-Хана Султана, наверное, лучше всего, выпуклее всего видна вся трагичность и неоднозначность истории с депортацией крымских татар в 44-м.

Установленный факт: младший брат дважды Героя Советского Союза Имран служил фашистам, состоял в полиции «шуцманшафт» — за что и понес наказание.

История с Имраном весьма темная. Сегодня в его оправдание утверждается, будто молодой человек пошел в полицаи вынужденно, чтобы спасти семью, отвести от нее угрозу. Обвиняют даже «советскую пропаганду» — вроде как в Крыму были разбросаны листовки, рассказывавшие местному населению об Амет-Хане Султане как о славном сыне крымскотатарского народа и указавшие, получается, оккупантам на семью летчика. Хотя, думается, немецкая разведка и контрразведка должны бы быть в курсе относительно родственников «Черного дьявола» и без этой невольной «подставы».

Советское командование, напротив, попыталось спасти родню Амет-Хана от возможной расправы. После того как он получил звание Героя Советского Союза, была организована спецоперация по вывозу семьи на «большую землю». Однако родители категорически отказались покинуть родной дом. Есть свидетельства того, что мать была настроена к советским бойцам враждебно, называла их «гяурами» (неверными). Хуже того, после провала задания группа была окружена немецким подразделением и с трудом сумела из окружения вырваться. Так что и с родителями дважды Героя Советского Союза — не только с его братом — не все чисто и гладко.

Амет-Хан Султан участвовал в освобождении Крыма от немецких оккупантов. 24 апреля 1944 г. он в районе мыса Херсонес сбил «фокке-вульф». После завершения боев летчик получил отпуск на побывку домой — в отчий дом у подножья Крымских гор. Приехал туда он не сам, а на трех автомобилях с друзьями-однополчанами. И стал свидетелем депортации, этого кошмара. Семья-то его высылке на самом деле не подлежала — и не по причине заслуг сына перед Родиной, но потому, что глава семьи не являлся крымским татарином.

Амет-Хан Султан как мог отстаивал честь и права своего народа. Пытался он хлопотать и об участи своего брата. Встреча с ним в тюрьме была очень тягостной... Я не нашел материалов, которые бы осветили дальнейшую судьбу Имрана. Но в одной из публикаций я увидел удивительную фотографию. На ней запечатлены оба брата: Амет-Хан при всех регалиях, с двумя звездами над сердцем (значит, фото сделано не ранее лета 1945 г.), а рядом с ним Имран в солдатской гимнастерке с погонами на плечах. Означает ли это, что тот был помилован и вместо отправки в лагеря призван в армию? Или, может, он искупал вину перед Родиной в штрафроте?

В 1956 г., после известного съезда КПСС, дважды Герой Советского Союза обратился с письмом к ЦК партии с просьбой о реабилитации его народа.

«Вторая летная жизнь» и трагическая гибель

После окончания войны у Амет-Хана в жизни случился серьезный кризис. Как тогда было заведено, его в числе других летчиков-асов направили учиться в Военно-воздушную академию, но, видимо, столь солидную учебу он не потянул — сказалось отсутствие полного среднего образования. В итоге Амет-Хан написал рапорт с просьбой об отчислении из академии: «Трезво взвешивая уровень своих знаний...»

Забот ему добавило и создание своей семьи. Еще в конце войны, переучиваясь в тылу на новую технику, ас встретил девушку, которую звали Фаина Данильченко. Она вышла за него замуж и стала матерью его сыновей — Арслана и Станислава.

Выйдя в запас и «оставшись без неба», Амет-Хан долго не мог найти себя в новой жизни, впал в депрессию, начал пить. Сомнительными выглядят утверждения, будто его не брали на работу из-за пресловутой «графы в паспорте»: вряд ли могли просто так отказать в приеме на работу дважды Герою Советского Союза! В конце концов, национальность никак не помешала его зачислению в военную академию.

Спасением для аса стало его принятие — благодаря хлопотам боевых друзей, в частности его бывшего командира, командующего воздушной армией дважды Героя Советского Союза генерала Тимофея Хрюкина, — в кадры летчиков-испытателей. Началась его работа в Летно-исследовательском институте, расположенном в городе Жуковском. Всего за пять лет, к 1952 г., Амет-Хан Султан становится летчиком-испытателем первого класса, способным выполнять самые сложные испытательные задания. В 1961 г. он получил звание заслуженного летчика-испытателя СССР.

Склонность к такого рода работе проявилась у него еще во время войны. Как-то раз Амет-Хан со своим ведомым сумели посадить на землю немецкий связной самолет Fieseler Fi 156 Storch. Дело, кстати, было где-то то ли в низовьях Днепра, то ли над Каркинитским заливом — «связник» следовал из румынской Констанцы в Евпаторию. Опробовав трофейную машину, Амет-Хан очень быстро сумел освоить ее и поднять в воздух. Кстати, «Шторх» был чрезвычайно интересным самолетом с уникальными взлетно-посадочными характеристиками, способностью использовать для взлета-посадки любой клочок земли (длина разбега с полной нагрузкой у него была всего лишь 45 метров). Слово Storch по-немецки означает «аист», а птица эта славится своею способностью взлетать практически вертикально. Думается, быстро освоить столь необычный аппарат мог только «прирожденный летчик-испытатель».

Амет-Хан Султан был в числе летчиков, которые первыми в Советском Союзе выполнили в 1948 г. полностью автоматическую дозаправку в воздухе. В начале 50-х он испытывал пилотируемый прототип первой советской противокорабельной крылатой ракеты КС-1 «Комета». Участвовал в отработке систем катапультирования различных типов самолетов. Во время одного из таких испытаний произошла авария — взрыв порохового патрона катапульты, был пробит топливный бак, керосин залил кабину, так что не было даже видно приборной доски, возникла угроза пожара на борту. При этом парашютист-испытатель оказался лишенным возможности покинуть кабину, и в сложившейся ситуации Амет-Хан принял мужественное решение: отказавшись от собственного катапультирования и спасая товарища, посадить самолет.

Судьба свела Амет-Хана Султана с Юрием Гагариным. Летчик участвовал в программе подготовки первого отряда космонавтов. Во-первых, он пилотировал самолет, при помощи которого испытывались парашютная система и скафандр для первых наших космонавтов. Во-вторых, Амет-Хан, управляя летающей лабораторией, создавал состояние невесомости для тренировки будущих покорителей космоса. В одном из полетов он даже выдержал рекордную по продолжительности невесомость.

Сказывают, что Юрий Гагарин и Алексей Леонов почтительно называли его Батей.

Погиб замечательный летчик 1 февраля 1971 г. — разбившись на летающей лаборатории Ту-16ЛЛ при проведении испытаний нового реактивного двигателя для истребителя МиГ-23. Насколько можно понять, самолет то ли взорвался, то ли по какой-то причине развалился в воздухе. Обломки обнаружили лишь через несколько дней поисков. Командир воздушного корабля был найден намертво вцепившимся в штурвал. Вместе с ним погибли еще четыре члена экипажа. Похоронен Амет-Хан Султан в Москве, на Новодевичьем кладбище. На могильном памятнике над двумя звездами Героя изображен крымскотатарский символ: полумесяц со звездочкой.

За три месяца до гибели Амет-Хан Султан отметил свое 50-летие. Он получил теплые поздравления от конструкторских бюро, к нему пришли его друзья, коллеги, приехали дорогие гости из Крыма и с Кавказа. За столом речь зашла о том, что пора бы уже уступить дорогу молодым, закончив летно-испытательную карьеру. Амет-Хан ответил на это в манере восточной притчи: «Когда старый орел предчувствует приближение смерти, он из последних сил рвется ввысь, поднимается как можно выше. А потом складывает крылья и летит камнем на землю. Поэтому горные орлы умирают в небе — на землю они падают уже мертвые...»

Интервью из «красной зоны»

Власть должна понимать, что она состоит из украинцев, а не из представителей какой-то...

Патріарх

У цьому, 2020 році, 15 вересня виповнилося 100 років з дня народження мого Батька —...

Флагман

Жоден з очільників обласних ДТРК не наважився повторити подвиг Ставничого

Неповторимый киевлянин

Писать о покинувшем нас светлом Друге мне легко и оправданно, и в то же время —...

Есть ли будущее у высокотехнологичных отраслей в...

Если Украина создаст конкурентоспособные ракетно-космические комплексы,...

Сова Минервы еще не вылетала, но крот истории уже роет...

История движется и помимо воли людей, помимо, прежде всего, воли сильных мира сего с их...

Карпатский Робин Гуд

Романтичных и благородных опришков сменили наемные мародеры и рейдеры, а о...

Иван Кожедуб: ас из асов

8 июня исполняется 100 лет со дня рождения маршала авиации, трижды Героя Советского...

Дела громче слов

Госэкоинспекция долгое время оставалась без руководства. А с учетом ужасающей...

Законность, профессионализм и честь

Сегодня в редакции «2000» не совсем обычный гость. Он – мастер спорта по вольной...

Илья Мечников: Нобелевский лауреат и борец с...

Сегодня, когда умы и чувства всего, без преувеличения, человечества, заняты проблемами...

Ярослава Руденко: «Карантин – це час зупинитися і...

Викликаний пандемією карантин вніс корективи до графіків багатьох зірок. Хтось із них...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Авторские колонки

Блоги

Ошибка