Валерий Леонтьев: «У меня многое происходит вопреки законам шоу-бизнеса»

19 Марта 2019 5

Это кажется невероятным, но 19 марта Валерию Леонтьеву исполняется 70 лет. Он не скрывает свой паспортный возраст и может дать фору многим юным певцам – спортивный, стильный, заводной и зажигающий на сцене так, что многотысячные залы стоят на ушах от восторга.

Нет смысла перечислять все его регалии и награды – легко сбиться со счета. Достаточно сказать, что титул «Певец года» Леонтьев носил 13 лет подряд, восемь раз получал престижную премию «Звуковая дорожка» и пять раз становился обладателем национальной российской премии «Овация», в т. ч. в номинации «Живая легенда».

Этот певец действительно давно и прочно занимает позицию легенды и мегазвезды на эстраде, но на пенсию уходить не собирается. Все дни рождения народный артист России, как правило, встречает на сцене. Юбилей – не исключение, и свои 7:0 он решил отметить грандиозным гастрольным турне. А накануне юбилея Валерий Яковлевич дал эксклюзивное интервью телеканалу «Интер».

В откровенном разговоре с журналистом Дмитрием Чистяковым он рассказал о переломных моментах жизни, о своей главной ошибке и о мечте, которая все никак не осуществится. Отрывки из этого интервью телезрители смогли увидеть в программе «Утро с Интером». А мы предлагаем вам полную версию беседы с юбиляром.

-- Начать хочу с того, что вам передал привет композитор Владимир Быстряков. Я недавно с ним общался, и он в шутку назвал вас чемпионом СССР по вырезанию из эфира.

--  Спасибо Владимиру! Насчет вырезаний он прав, но только это не шутка.

-- Как же так получилось, что вас вырезали из эфира, но при этом ваши песни пел весь Советский Союз?

-- Сегодня такое кажется невероятным. Но тогда это была голая правда. Эти съемки, которым я действительно счет потерял, выбрасывались в урну, размагничивались пленки... Но зрителям нравилось, и еще в середине 70-х годов мои записи на бобинах, которые делались в концертных залах, потихоньку расходились по стране. Люди переписывали их на свои магнитофоны. И хотя отсутствие эфиров было очень большой помехой в процессе раскрутки, тем не менее люди знали. Где-то прорвался, где-то проскочил -- на региональных, на областных студиях телевидения. По маршруту гастрольному я ехал и снимался -- пакостил так. (Смеется.) В Свердловске снял передачу часовую, в Питере -- часовую, еще где-то. Так постепенно люди узнавали, что существует такой певец, такой артист -- Леонтьев.

-- Спустя много лет вы ответили себе на вопрос, почему у вас не получилось, что называется, стать «своим» для тогдашней эстрады?

-- Что значит «своим»?

-- Ну, таким, как тогда было принято…

-- А я не стремился к этому. Не стремился выделяться, но и не хотел быть как все. Я выходил на сцену такой, как есть, и выносил свое понимание жанра, музыки, сцены… Свое понимание людей, которые окружают меня, зрительного зала. Это было мое. Мне не нужно было на кого-то походить. Я такую задачу не ставил.

«Я не мог просто стоять и ныть на сцене…»

-- Когда к вам пришло осознание необходимости выйти на сцену, чтобы петь?

-- Наверное, это случилось в конце 60-х в Воркуте, когда я там раскрутился на местной сцене и стал известным человеком, у меня даже сольные концерты были. И хотя я был участником художественной самодеятельности, но, тем не менее, уже пел сольные концерты. И почувствовал себя в этой атмосфере… уютно. Нет, наверное, неправильное слово. Просто почувствовал, что мне надо здесь задержаться, надо остаться. И дальше уже жил с этой задачей.

Хотя, конечно, задавал себе вопрос: «Допустим, у тебя получится быть артистом, быть певцом, но это сейчас, когда тебе 25. А что с тобой будет, когда тебе будет 50? Что ты будешь делать? Куда ты пойдешь?» (Смеется.) А потом 50 лет проскочили совершенно незаметно -- так же, как и 60... И сегодня я уже не задаю себе вопрос: «Что же ты будешь делать, когда тебе будет 90?!» Просто надо дожить.

-- Я слышал, что определенную роль в вашей жизни сыграл фильм «Оптимистическая трагедия». Насколько знаю, вам очень нравилась главная героиня этой картины -- из-за ее смелого, напористого характера. В себе вы воспитывали такие же черты?

-- Знаете, в этом фильме я столкнулся с плеядой очень мощных людей, сильных характеров. До этого я не видел в кино настолько монументальных, красивых, окрыленных идеей и таких убежденных в своей правоте героев. И в этом была их красота. Не в том, что они там были физически совершенны, а именно в этой глубокой нравственной убежденности в том, что их дело правое.

Но и сыграно это было настолько здорово, что мне хотелось вновь и вновь ходить на этот фильм. Я говорю о способности жить в соответствии со своими убеждениями, со своей внутренней установкой, не прогибаться. Вот это было самое главное для меня открытие в этой картине.

-- Как вам удалось эту окрыленность и способность жить в соответствии со своими убеждениями пронести через всю жизнь?

-- Не знаю, не знаю, боюсь говорить «да». Иногда мне приходилось и отступать под напором обстоятельств. Но лишь для того, чтобы потом снова идти вперед.

«Надо ехать на успехе, а не на нервах»

-- Кстати, об отступлении под напором обстоятельств. В одном из своих интервью вы сказали, что нельзя сесть на «Дельтаплан» и лететь на нем всю жизнь. Как вы относитесь к тому, что зрители -- ваши поклонники -- не всегда готовы слышать новые песни, а просят исполнить старые хиты? Что вы чувствуете в этот момент, когда зрители не принимают что-то новое?

-- Я раздражаюсь. Когда-то я сделал колоссальную ошибку, которая стала для меня большим опытом. Я записал в Лос-Анджелесе альбом «По дороге в Голливуд» с Юрой Чернявским, и мы сделали одноименное шоу и, кстати, в Киев его привозили, во Дворец спорта в 1996 г. В этом шоу было 12 или 15 новых песен, а зрители сидели и не реагировали… Я не понимал, что происходит! А люди спрашивали: «Где «Светофор»?»

Но все же это был шаг вперед: новый звук, новое звучание, новая мелодика, новые темы. Я по-другому пел, по-другому двигался, но уже тогда я сделал для себя вывод: нельзя такими огромными порциями предлагать новый материл зрителю. Даже звезды мирового уровня работают только раскрученный материал и очень рискуют и переживают, когда в программу включают одну, а то и две новые песни. Потому что надо ехать на успехе, а не на нервах и попытках насильственно «втирать» публике: «Вот вы слушайте, послушайте!»

С тех самых пор -- с 1995--1996 гг., усвоив этот во многом печальный опыт, я больше так не поступаю. Я включаю в программу достаточно много известных, любимых народом песен. Хотите слушать старые шлягеры? Ради бога! И аккуратно вставляю туда новые номера.

-- Каким будет соотношение старых и новых песен на вашем юбилейном концерте?

-- Конечно, я буду исполнять в основном известные песни, но с другими аранжировками, другим звуком, другой подачей. Я думаю, что сейчас люди ждут от меня именно этого. Никто же не рассчитывает, что я выскочу на своем юбилейном концерте и спою двадцать пять новых песен. Да, публика хочет «Дельтаплан». И я обязательно его спою. Но с другой стороны, если бы я когда-то остановился на «Дельтаплане», то мы бы с вами сейчас вот так не сидели. Эту песню заездили бы, а потом потихоньку и ее, и меня давно бы забыли.

Кстати, с «Дельтапланом» вообще странная история произошла. У меня многое происходит не в соответствии с законами шоу-бизнеса. Я записал эту песню в 1981 г., но совершенно не видел ее сценического прочтения. Однако все же решил попробовать спеть ее на сцене. Правда, совсем не знал, что мне во время исполнения делать, а просто стоять и ныть мне было скучно.

После этого я не пел «Дельтаплан» очень много лет. В конце 90-х меня просто убедили: «Ты чего? Песня же крутится! Работают диджеи с ней, делают варианты. Почему же ты ее не поешь?» Под этим напором я сделал одну версию песни, потом вторую, третью. А вот эта, по-моему, десятая версия уже. Самое смешное, что я в начале концерта выхожу и сразу же пою «Дельтаплан», чтобы снять эту тему. Проходит штук пять песен, а из зала снова кричат: «Дельтаплан» давай!» И так повторяется еще несколько раз по ходу концерта. Приходится напоминать зрителям: «Так я уже пел это в начале концерта!» А в ответ опять раздается: «Дельтаплан» давай!» Или «Светофор» давай!»

-- Пытались понять этот феномен?

-- Это малоисследованный механизм, но очень интересный. Вот прилипает к человеку одна песня, и все тут. А почему не пять, не десять, не пятнадцать? Одна!

Лучший спорт – это поспать!

-- Интересно, почему так прилип именно «Дельтаплан»? У вас ведь есть много других красивых песен, которые вы редко поете. Одна из них заканчивается словами: «Дай, Господи, мне вдоволь сил, чтобы ни о чем тебя я не просил!» Вот сейчас у вас круглая дата, юбилей, которому вы посвятили грандиозное турне. Только что из Сибири вернулись. Где вы сегодня берете силы? В спорте? В медитации?

-- На спорт этих самых сил не хватает -- пять ночей я провел в поезде, когда переезжали в Сибири из города в город. Потом еще три ночи в самолетах, и остальные -- в машинах. Какой может быть спорт? Для меня спорт – это поспать. А силы… Я даже не знаю. Сил нет. Но когда выходишь, то берешь их из зала. Люди так тебя встречают!.. Я выбегаю на сцену, вижу этот сумасшедший прием, и как будто вспыхнул керосин в одном месте (смеется) -- вперед! От публики силы беру! От публики и от того, что это надо. Я должен!

-- Перед Новым годом вы поздравляли своих поклонников и пожелали, чтобы все их мечты сбывались, кроме какой-то одной -- чтобы было о чем мечтать. О чем мечтаете вы?

-- У меня много мечтаний, и среди них много неосуществленных. Но есть одна заветная мечта. Она не такая уж неосуществимая -- ничего сверхъестественного. Мне очень хочется в кругосветное путешествие!

-- И что же вам мешает ее осуществить?

-- Обстоятельства -- график, работа, съемки...

-- Но вы планируете когда-нибудь выделить несколько месяцев, чтобы отправиться в это путешествие?

-- Я каждый год планирую выделить несколько месяцев, но больше полутора не получается никогда. А за полтора месяца вокруг света, увы, не объедешь…

-- Разве что за восемьдесят дней?

-- Вот за 80 можно попробовать.

-- Спасибо вам, Валерий Яковлевич, за ваши песни и за ту радость, которую вы дарите нам своим творчеством!

-- Спасибо всем зрителям! Поклон низкий всем, кто меня помнит и любит. Я вас люблю!

К юбилею Валерия Леонтьева в субботу, 23 марта, в 22:30 телеканал «Интер» покажет его творческий вечер. Любимые миллионами зрителей хиты артиста прозвучат по-новому в исполнении его звездных друзей: Филиппа Киркорова, Ирины Аллегровой, Игоря Николаева, Лаймы Вайкуле, Николая Баскова, Александра Серова, Анжелики Варум, Димы Билана, Алсу, Стаса Костюшкина, Дениса Клявера, Тимура Родригеза, Нюши, Доминика Джокера. Ведущий концерта – Максим Галкин. Ну и, конечно же, порадует поклонников своими яркими номерами и сам виновник торжества -- «Казанова сцены» Валерий Леонтьев.

Интервью подготовили Дмитрий Чистяков, Елена Вавилова


Загрузка...
Загрузка...

Люблю тебе на ввесь світ, аж де небо не кінчається!

Олесь опередил свое время, общество было не готово принять какие-то его суждения,...

Ян Валетов:«Я читал книги котятам во дворе!»

Ян Валетов рассказал «2000», что может читать все что угодно, лишь бы было хорошо...

Сергей Жадан – магический реалист Украины

Пожалуй, в этом и кроется самое величайшее достижение Жадана. Трансформируя Харьков в...

Надежда Мицкевич: «Книга — это стимул к творческому...

Надежда Мицкевич рассказала «2000», что, читая книгу, мысленно ее иллюстрирует, что...

Евгений Деменок: «Не представляю, как жить без чтения»

Евгений Деменок рассказал «2000», что читает везде, где есть возможность, только не...

Роман Балаян: «Главное — сострадание. Все остальное...

Роман Балаян рассказал «2000» о том, как его путь в Киев начался с горы Арагац, для...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто

Получить ссылку для клиента
Авторские колонки

Блоги

Лентаинформ
Загрузка...
Ошибка