Владимир Аренев: «Хорошие книги спасали меня от школьной программы»

№39(835) 29 сентября – 5 октября 2017 г. 26 Сентября 2017 0

Владимир Аренев, писатель-фантаст

Владимир Аренев рассказал «2000», что пристрастился к чтению после «Волшебника Изумрудного города», самый мощный читательский опыт получил от «Сильмариллиона» Толкина, находит идеи для творчества в научных сборниках и любит комиксы — раньше детские, а теперь взрослые.

Кто он: писатель-фантаст, автор более 20 книг, лауреат премий им. Гончара, «Новые горизонты» и др.

— Почему и для чего вы читаете книги?

— Я читаю, потому что люблю читать и получаю удовольствие от чтения. Это основная причина, все остальные — производные.

— Где вы обычно читаете?

— Почти везде. Все-таки я рос еще в СССР, а там всем было плевать на твое личное время. Айфонов, планшетов, читалок не было, поэтому я вооружался книгой. Чтение помогало отстраниться, это была хорошая школа, хотя, конечно, я бы с удовольствием обошелся и без нее.

— Предпочитаете бумажные книги или электронные?

— Может, это дело привычки, но бумажную книгу мне читать намного приятнее. Вдобавок я коллекционер: собираю книги любимых авторов, книги с автографами, арт-буки, старые зарубежные журналы фантастики...

Другое дело, что по работе мне приходится читать много электронки, да и во время поездок значительно удобнее взять с собой е-бук карманного формата, чем пару-тройку томов. В электронке в первую очередь читаю рукописи, зарубежные рассказы. Никогда — нон-фикшн, монографии, с ними — только в бумаге, чтобы можно было сделать закладку, при необходимости вернуться к нужной странице. Опять же — когда работаю над новой историей, мне нужно обложиться книгами по архитектуре, мифологии, истории. Электронка в этом не помогает, в крайнем случае — идут в ход распечатки.

— Что входит в круг вашего чтения?

— Обязательно — переводной мейнстрим, нон-фикшн, фантастика в последнее время — в основном на польском и английском. Научные сборники и монографии. (Когда молодые авторы спрашивают, где брать идеи, — да вот там, например! За иной статьей такие истории кроются...) Руководства по писательскому мастерству, не переводившиеся на русский и украинский, — я веду курсы и стараюсь давать слушателям больше практических советов от коллег, представлять разные точки зрения. Не так давно, несколько лет назад, я открыл для себя комиксы. То есть в детстве-то все мы читали в журналах «Малятко», «Мурзилка», «Веселых картинках» комиксы, только не знали, что они так называются. Но «Сендмен», «Маус», «Хранители», «Шараз-де» рассчитаны на совершенно другую, взрослую, аудиторию.

Конечно, как и у всех, у меня есть любимые авторы, каждый выпускает в год хотя бы по книге. Но я стараюсь хотя бы несколько новых имен для себя открывать. Плюс есть же огромные пробелы в чтении так называемого «канона», хочется — хотя бы частично — их закрыть. Хотя Эко когда-то подсчитал, что освоить весь «канон» можно лет за сто с хвостиком, не меньше, — сдаваться не хочется!

Отдельной строкой — перечитывание любимых авторов. Или, наконец-то, чтение их в оригинале, что часто сродни чтению заново, с нуля.

— Какая книга больше всего повлияла на вас в юности?

— Наверное, «Сильмариллион» Толкина — по тем временам это был мощный, ни на что не похожий читательский опыт. Но вообще мне везло на хорошие книги, и это сильно спасало от школьной программы, в которой — положа руку на сердце — слишком много текстов не для школьного возраста. Мне кажется, все-таки главная задача школы — это показать ребенку, что от чтения можно получать удовольствие, вот тогда его за уши не оторвешь от книжки.

— Что вы читаете сейчас?

— Закончил сборник Лукаша Орбитовского Nadchodzi, это такой своеобразный магический реализм, порой очень неожиданный, даже для Орбитовского. Надеюсь, скоро увидим его по-украински (собственно, для того и читал). На е-буке лежат рассказы коллег из Финляндии, Италии, Чехии, Бельгии (все на английском, конечно).

Для работы над одной детской книжкой изучаю главу про джиннов из «Ангелов из других сверхъестественных существ в исламе» Татьяны Налич. Для собственного удовольствия, в бумаге, читаю «Нечуй. Немов. Небач» Петра Яценко и Poko'j s'wiato'w Павла Майки.

— Как выглядит ваша домашняя библиотека?

— Шкафы, полки, все расставлено с максимальным уплотнением, потому что места всегда не хватает. Книги на английском, польском, русском, украинском, несколько томов на белорусском. Есть шкафы, в которых книги стоят в три-четыре ряда. Не запутаться помогают «послойные» фото каждой полки, ну и память в целом пока не подводит.

— Топ-5 главных книг вашей жизни?

— «Волшебник Изумрудного города» — потому что именно после него я начал читать много и охотно.

Книги Джеральда Даррелла — вот весь корпус, это было очень важное чтение, жизнеутверждающее, яркое, я к нему часто возвращался, когда нужно было восстановиться. Потом, когда уже из книги Боттинга узнал, что стояло за всем этим легким, веселым описанием экспедиций в джунгли, стал уважать Даррелла еще больше. Невероятный был человек, жаль, сейчас призабытый.

«Каменный плот» Жозе Сарамаго — первая книга этого прекрасного автора, которую прочел для рецензии в «Книжник-rewev», с тех пор стараюсь покупать все, что удается. Хотя сюда можно было бы добавить, пожалуй, и Гарсиа Маркеса, и Касареса, и четырехтомник Борхеса.

«Гуситская трилогия» Анджея Сапковского — это был мой первый опыт работы литагента, на украинском она вышла в чудесном переводе Андрея Порытко, сам Сапковский был весьма им доволен. Не менее важной была его следующая книга — «Змея», очень недооцененная, как мне кажется. Это книга об Афганистане, как и «Гуситская трилогия» — фантастика, в которой жанровая проза максимально приближается к литературе мейнстрима. Но лично для меня она важна тем, что это первая книга, которую я прочел на польском сам, от начала до конца.

И пятая позиция (хотя я сжульничал, конечно, и протащил больше пяти, что уж...) — «Душница» некоего Аренева. То, как ее приняли, сильно повлияло на мою жизнь и на то, что я пишу и планирую писать дальше.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...


Загрузка...

Андрей Данилевич:«Наш проект — азбука жизни, и это...

«За откровенность мы никому не платим. У нас все по-честному»

Андрей Данилевич: «Наш проект - это азбука жизни,...

Самое рейтинговое на украинском телевидении социальное ток-шоу отмечает свой первый...

Тетяна Трофименко: «Читання — це найцікавіше заняття...

Тетяна Трофименко розповіла «2000», що у підлітковому віці знала напам'ять цілу...

Олег Безбородько: «В поэзии меня привлекает музыка»

Олег Безбородько рассказал «2000», что не может себя представить без поэзии...

Загрузка...

Игорь Кретов: «Я сознательно шел на риск, сделав...

«Миссия этого уникального человека — лечить и творить. А моя — создавать для...

Вано Крюґер: «Читайте майбутнє — воно вже написане»

Вано Крюґер розповів «2000», що в молоді роки на нього найбільше вплинули Гоголь,...

Антон Слепаков: «Я хотел стать таким же ироничным,...

Солист «Вагоновожатых» рассказал «2000», что у него нет и никогда не было...

Запрет русских сказок — лучшая для них реклама

Когда вы в последний раз держали в руках литературно-художественный журнал? Наверняка...

Александр Моцар: «Чтение — это вид творчества»

Александр Моцар признался «2000», что во время вьюги читает Блока, а при...

Ирина Гордейчук: «Читая «Тысячу и одну ночь», я...

Ирина Гордейчук рассказала «2000», что начала с магического «Незнайки», а...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто

Получить ссылку для клиента
Авторские колонки

Блоги

Маркетгид
Загрузка...
Ошибка