Законность, профессионализм и честь

02 Июня 2020 0

Сегодня в редакции «2000» не совсем обычный гость. Он – мастер спорта по вольной борьбе. Прекрасно владеет стрелковым оружием. Он создавал и руководил несколькими охранными структурами, занимался профессиональной подготовкой охраны для VIP персон, командовал специальным подразделением милиции охраны «Титан».

Итак, о проблемах органов внутренних дел, о перспективах и просчетах беседуем с полковником милиции в отставке, одним из создателей общественной организации «Офицерский корпус» Вадимом Бартеневым.

– Вадим Анатольевич, как вы оцениваете те беспрецедентные события, которые произошли у нас в конце мая: речь идет о преступлениях, совершенных в Кагарлыке местными полицейскими (уже бывшими), и о том, что случилось несколько дней спустя  в Броварах, когда в вооруженном конфликте в городской черте участвовали сотни людей?

– Реформа органов внутренних дел, на мой взгляд, привела только к ухудшению обстановки с обеспечением правопорядка, а сам этот государственный институт лучше не сделала.

Взять, к примеру, отбор сотрудников в МВД. Раньше отбор был тщательный, и не каждый мог попасть на работу в милицию. Проверка кандидата длилась от полугода до года. Функционировала система профессиональной подготовки и переподготовки. К самостоятельной роботе молодого сотрудника допускали только через год. Ничего подобного сейчас нет: в течение трех месяцев кандидаты проходят так называемый курс молодого бойца и приступают к работе. Практика показывает, что этого недостаточно. Некачественный отбор и недостаточная работа с кадровым составом приводят к неудовлетворительным результатам. Т.е новички в полиции не готовы к работе по разным аспектам – от профессиональных навыков до нравственных качеств. 

Обязательной составляющей нынешней реформы стала люстрация. А раньше практиковалось наставничество: знания, ценный опыт передавались тем, кто пришел на смену сотрудникам старшего поколения. Но профессионалов, и таких немало, просто выбросили на улицу. Были случаи, когда членами люстрационных комиссий становились люди, которые, мягко говоря, не дружили с законом! Мне товарищ по службе рассказывал, что был среди люстраторов тот, кого он когда-то задерживал: преступник получил несколько лет срока, а ему было поручено оценивать сотрудника полиции.

Неправильная политика руководства МВД привела к тому, что участились резонансные случаи, которые вызывают справедливое возмущение и у нас в обществе, и даже за рубежом. Так называемая реформа довела до того, что оперативная работа сошла на крайне низкий уровень – ведется по принципу тушения пожара. Т.е. что-то случилось – на место происшествия приезжает полиция, и уже по факту каким-то образом пытаются нивелировать инцидент.

А раньше обязательной была профилактическая, оперативная, агентурная работа. Взять тот факт, что огромное количество людей приехали из Винницкой области в Бровары – порядка ста человек, – они  свободно передвигались через несколько областей, а оперативной информацией МВД не обладало! Почему? Подобного просто не должно быть по определению.

К тому же есть информация, что в этой группе были и правоохранители. Т.е. сейчас сращивание преступных группировок с полицией,  «крышевание» дает о себе знать очень громко и нагло. Это было и раньше, но сейчас – сплошь и рядом.

–  Если коротко, то система защиты граждан от преступников сама погрязла в коррупции, опускается до методов, присущих «беспредельщикам». Но куда делись те профессионалы, которые в свое время обеспечивали преемственность в системе правоохранительных органов? Что сейчас делают сотрудники МВД, которые не прошли люстрацию?

–  Многие не смирились с тем, что происходит в МВД, и не захотели служить дальше – «Служить бы рад, прислуживаться тошно!» Многие перешли в систему безопасности в коммерческие структуры – специалисты старой школы весьма ценятся бизнесом. Я знаю это, потому что сам служил и стоял у истоков создания украинского милицейского спецназа, со многими, кто перешел в бизнес-структуры, знаком лично. Значительное число бывших сотрудников «Титана», «Беркута», «Сокола» – высокие профессионалы –  ушли в коммерцию, сами создали охранные структуры.

К слову сказать, того же Луценко по сей день охраняют бывшие сотрудники «Беркута». Хотя именно этот человек приложил немало сил для уничтожения этого подразделения.

Есть немало тех, кто остался не у дел, а время идет – многие уже достигли пенсионного возраста и, как говорится, сидят у разбитого корыта. Я  часто с ними встречаюсь, предлагаю объединяться, вступать в различные общественные организации для того, чтобы друг другу помогать.

– Вы один из инициаторов создания такой общественной организации, как «Офицерский корпус». Было это в июне 2013-го.  В период событий конца 2013 – начала 2014 гг. эта структура помогла избежать многих трагических событий, в частности в столице. Какова судьба этой общественной организации – «Офицерский корпус»?

– Инициаторами создания организации «Офицерский корпус», кроме меня  – офицера запаса МВД, были офицеры запаса ВСУ Владимир Рубан и  Александр Таран. Большая часть людей, которые пришли в нашу общественную организацию, это были мои сослуживцы, мои сотрудники подразделения «Титан». 22 июня мы собрались с единомышленниками, я презентовал программу действий организации.

Приведу пример результативности нашей работы.

Так, в Харькове сотрудники государственной охраны задержали судью-дебошира, который хулиганил в питейном заведении, но так как этот судья имел влиятельные связи, то наряд, задержавший его, был арестован за превышение власти. Мы выступили в защиту наших ребят.   Справедливость восторжествовала: ребят все-таки отпустили, и они продолжили службу.

Конец 2013 г., события на майдане. Как только началась активная фаза противостояния между милицией и протестующими, было принято решение нашей организацией выйти на майдан. Почему? Потому что на территории самого майдана милиции практически не было – были, как у нас называлось, «топтуны», и все. Чтобы соблюдать определенный правопорядок (а у нас по большей части были работники милиции, военных было достаточно много), было принято решение выйти на майдан и там осуществлять охрану общественного порядка.

Кстати, многие телеканалы передали, что офицеры вышли защищать майдан. В тот период мы вышли для того, чтобы защищать правопорядок. Оценивая обстановку, мы понимали, что противостояние может привести к большой крови, и пытались вступить в переговоры как с одной стороной, так и с другой – лишь бы избежать кровопролития. Но наших усилий оказалось недостаточно. Когда начались по сути боевые действия между милицией и протестующими, наша организация не стала в этом принимать участия, хотя какая-то часть членов «Офицерского корпуса» осталась на майдане – по собственному личному выбору.

– Но я знаю, что организация принимала участие в обеспечении круглосуточного патрулирования – во взаимодействии с районной властью, дабы не допустить мародерства, разгула и незаконного применения насилия в отношении мирных граждан.

– Да, члены нашей организации не разошлись по домам. Ведь милиция по сути была парализована, поэтому и было принято решение осуществлять охрану общественного порядка в Киеве. Преимущественно мы находились на Печерске. К нам обратился тогдашний глава Печерской райадминистрации  Александр Владимирович Мазурчак, чтобы мы осуществляли охрану общественного порядка в Печерском районе. Было предоставлено помещение в самой администрации, ведь райадминистрация тоже оказалась по сути под угрозой штурма. И даже последняя сессия Киевсовета в тот момент проходила в Печерском районе, в Печерской администрации из-за того, что мы ее охраняли. Когда митингующие пытались препятствовать прохождению этой сессии, мы вышли к ним, вступили в переговоры и объяснили, что идет речь о жизнедеятельности огромного города. И нас послушали – каких-либо активных противоправных действий не последовало.

– Хотелось бы узнать, какова судьба одного из инициаторов создания вашей структуры – Владимира Рубана. А главное – каковы перспективы «Офицерского корпуса»?

– Владимир Рубан был активным членом нашей организации. В 2015-м, кроме общественной организации, была создана партия «Офицерский корпус», и мы участвовали в выборах. У нас в Днепропетровской области в том году на местных выборах в ПГТ Межевая было избрано три депутата местного совета.

В 2014 г. Рубан возглавил центр по обмену пленными «Офицерский корпус», и у него это, по сведениям СМИ, неплохо получалось. Но потом обмен был взят под контроль СБУ, и центр перестал существовать. Рубан отошел от деятельности и нашей общественной организации, и партии. В  2018 г. последовал его арест вместе с Надеждой Савченко. На нас даже пытались навесить клеймо «террористы» – мол, они – члены вашей организации. Мы ничего не стали доказывать, а своей работой показали, что организация существует и к деятельности Рубана не имела никакого отношения. «Офицерский корпус» продолжает жить и развиваться. Есть у нас и планы активизации в политической жизни.

– Ваши принципы – законность, профессионализм и честь – неизменны?

– Работа в правовом поле – это непременно! Работа с людьми и ради людей – это наше кредо!

Самостоятельно участвовать в политике – у нас еще силенок маловато. Но   участвовать сообща с политическими союзниками – это наша тактика в современных условиях.

Когда карантин закончится, мы проведем съезд, определим приоритеты своей работы, а также – с какими политическими партиями будем сотрудничать, чтобы активно участвовать в общественной жизни.

– Вопрос политических союзников открыт, или они уже определены?

– У нас центристская позиция. Потому у нас нет ни левого, ни правого уклонов.

– Как вы, ваша общественная организация оцениваете результаты деятельности нынешней власти – законодательной, исполнительной, президента Владимира Зеленского, партии «Слуга народа»?

– Я вместе с членами нашей организации непосредственно участвовал в предвыборной кампании: мы работали на стороне «Слуги народа» и  достаточно много сил приложили к тому, чтобы Зеленский одержал победу. Но они не оправдали наши ожидания! То, что преступники будут сидеть в тюрьме, что народ действительно станет хозяином в стране, слугами будут наши депутаты – все это оказалось блефом, предвыборными обещаниями. И ни одно из них не выполнено.

– Каков путь выхода из продолжающегося постмайданного кризиса?

– Пока мы не станем самостоятельными, по-настоящему самостоятельными, толку не добьемся. Пока мы будем под дудочку внешних хозяев плясать, ничего в стране не переменится. Нужно взять себя в кулак и поступить так, как в фильме «Слуга народа» – сказать «нет!» всем, кто пытается лезть в нашу жизнь. И только тогда у нас может что-то получиться. А иначе – будем просто зависимы, от одних или от других.

– То есть «Офицерский корпус» настроен на победу в Украине здравого смысла, истинной государственности и процветающего общества и за это будет бороться.

– Совершенно верно.

– В таком случае не можем не пожелать вам успеха, ибо речь идет о благополучии нашей страны, а значит – каждого из нас.

Сергей КРЮЧКОВ

Иван Кожедуб: ас из асов

8 июня исполняется 100 лет со дня рождения маршала авиации, трижды Героя Советского...

Дела громче слов

Госэкоинспекция долгое время оставалась без руководства. А с учетом ужасающей...

Илья Мечников: Нобелевский лауреат и борец с...

Сегодня, когда умы и чувства всего, без преувеличения, человечества, заняты проблемами...

Ярослава Руденко: «Карантин – це час зупинитися і...

Викликаний пандемією карантин вніс корективи до графіків багатьох зірок. Хтось із них...

Знай наших

О нем писали: «Иногда мы даже не догадываемся, что те, кто творил историю, живут рядом...

Олександр Марусич: «Безнадійних проблем не буває»

Завдання пацієнта — знайти фахівця, для якого проблема іншої людини стане особистим...

Борис Тодуров: «Черных трансплантологов в Украине...

Надеюсь, к концу года мы сможем сделать полноценную трансплантацию легких

На тюремном «приходе»

Двадцать лет несет пастырское служение в Запорожском СИЗО протоиерей Виктор Усатюк

«Киевская Русь»: перезагрузка

Наша главная цель — научить людей думать, анализировать, искать в событиях...

Михаил Юдовский: «Я читаю радости для»

Михаил Юдовский рассказал «2000», что научился читать в три года, что в чтении...

Мария Бузина: «У меня всегда было желание защитить...

Если бы мы не отрекались от своих героев, наша жизнь стала бы красочней, богаче и...

Наталья Бельченко: «Читая сыну истории о Муми-троллях,...

Наталья Бельченко рассказала «2000», что чтение для нее — это способ...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Авторские колонки

Блоги

Ошибка