Путин прощается, но остается

№49(845) 8—14 декабря 2017 г. 06 Декабря 2017 1 5

В октябре 2007 г. мы с Ритой прилетели в Россию. Помимо разных семейных дел, я хотел понаблюдать за кампанией по выборам Государственной думы, назначенным на 2 декабря. Проведение выборов намечалось по новым правилам, которые нельзя было назвать демократическими.

Основные правила выборов в Федеральное собрание, состоявшее из Совета федерации и Госдумы, не определялись конституцией Российской Федерации. Это было, по-видимому, упущением авторов ее проекта в 1993 г. Но уже при составлении правил выборов первого состава Госдумы избирательный барьер для партий, проходящих в думу по партийным спискам, был определен на уровне 5%.

Именно такой барьер существовал во многих европейских странах. Однако небольшие партии все же могли обеспечить избрание некоторых своих членов в Государственную думу путем создания блоков, а также по одномандатным округам, в которых депутаты избирались не по партийным спискам, а на основе взаимной конкуренции кандидатов. По одномандатным округам избирались половина всех депутатов Думы. Эти правила сохранялись и для выборов в Госдуму в 1995-м, 1999-м и в 2003 г.

Но в декабре 2007-го правила, без ясного объяснения цели, были изменены. Барьер для прохождения в Думу по партийным спискам повысили до 7%. Мажоритарная система выборов по одномандатным округам и областям отменялась, и все мандаты можно было получить лишь по партийным спискам. В бюллетенях для голосования исключался пункт «против всех». Отменялся и какой-либо порог явки избирателей на участки для голосования. Небольшим, но политически родственным партиям было запрещено объединяться в выборные блоки.

На предыдущих выборах в Государственную думу 7 декабря 2003 г. «правящая» партия «Единая Россия» смогла получить 223 депутатских мандата. Для большинства в Думе ей не хватало лишь трех мандатов. Полному доминированию этой правоцентристской партии в законодательстве помешал возглавленный экономистом Сергеем Глазьевым левоцентристский блок «Родина», объединивший пять небольших партий социалистической ориентации, за который проголосовали 9,5% избирателей.

В выборах 2007-го этот блок уже не мог участвовать. Не имели шансов на прохождение 7%-ного барьера Аграрная партия, «Яблоко» и все партии правой ориентации. Такой результат нельзя было считать справедливым, т. к. аграрии, социалисты и либералы, присутствующие по роду занятий и политическим взглядам группы населения, реально существующие в любом цивилизованном обществе, лишались представительства в парламенте. КПРФ и ЛДПР, которые завоевали в 2003-м 12,6% и 11,4% голосов, могли рассчитывать на депутатские мандаты и в 2007 г.

В 2006 г. по инициативе Путина была создана новая партия с социалистической ориентацией «Справедливая Россия», которую возглавил спикер Совета федерации Сергей Миронов. У этой партии не было политической истории, и Рой и другие наблюдатели сомневались в ее способности преодолеть 7%-ный барьер. «Справедливая Россия» могла рассчитывать на часть голосов, ранее достававшихся КПРФ.

Цель всех перемен в избирательном законодательстве была для меня вполне очевидной. Полномочия Путина как президента России заканчивались в марте 2008-го. Однако он, согласившись с предложением стать формальным лидером «Единой России» и возглавить список ее кандидатов на выборах в Думу, намеревался завоевать для своей партии не просто большинство, а «конституционное» большинство из двух третей голосов. Это обеспечивалось получением 301 мандата. Я предполагал, что Путин планировал внести какие-то изменения в конституцию РФ.

Второй ключевой проблемой в конце 2007 г., интересовавшей многих и в России, и на Западе больше, чем выборы в Думу, были выборы президента Российской Федерации, которые намечались на март 2008-го. Эту проблему я уже обсуждал раньше в разделе «Кто после Путина?» в главе 110. Тогда, в конце 2005 г., Рой предполагал, что наиболее вероятным преемником Путина мог стать Сергей Иванов, министр обороны и друг Путина еще по работе в КГБ. В 2007-м Иванов занимал пост первого зампредседателя правительства РФ.

В ноябре 2007 г. на выборы президента РФ уже были выдвинуты кандидатуры Геннадия Зюганова и Владимира Жириновского. Однако кандидат от «Единой России» оставался неизвестным.

Выборы в Госдуму состоялись 2 декабря. «Единая Россия», избирательный список которой возглавлял Путин, одержала победу, получив 315 мандатов. Союзная с «Единой Россией» партия «Справедливая Россия» сумела, вопреки прогнозам, преодолеть 7%-ный барьер и завоевала 38 мандатов. Возможность внесения поправок в конституцию РФ была для Путина обеспечена.

Путин как новый лидер «Единой России», безусловно, уже давно определился и с кандидатурой своего преемника. Однако «сценарий» выдвижения кандидата в президенты не потребовал личного вмешательства Путина. Лидеры нескольких политических партий, «Справедливой России», Аграрной партии, «Гражданской силы», к которым присоединился и бывший лидер «Единой России» Борис Грызлов, приехав 10 декабря к Путину в Кремль для обсуждения проблемы преемника, предложили на пост президента кандидатуру Дмитрия Медведева, второго заместителя премьер-министра Виктора Зубкова.

Путин это предложение поддержал. Безусловно, что все эти шаги осуществлялись по определенному, разработанному ранее сценарию.

Теперь становилось очевидным, что избранный в марте 2008-го на пост президента Дмитрий Медведев предложит Путину стать новым премьер-министром. Отставка всего кабинета правительства после выборов нового президента предусматривалась конституцией РФ.

На посту премьер-министра Путин лишался некоторых своих полномочий в международной политике и поста Верховного главнокомандующего. Но он не терял своего уже приобретенного статуса национального лидера и получал большие полномочия в управлении экономическим развитием страны.

Рой и я еще в феврале 2008 г. до выборов президента в марте 2008-го написали очерк «Владимир Путин прощается, но остается». В нем мы предсказывали, что Медведев по окончании своего президентского срока выдвинет на этот пост Путина. Очерк был опубликован во многих газетах и еженедельниках.

Переход Путина на работу в правительстве увеличивал авторитет и возможности кабинета министров, работа которого при прежних премьерах — Касьянове, Фрадкове и Зубкове — была малозаметной. Появление Путина на посту премьера меняло и характер взаимодействия между правительством и президентом.

«В истории России, — писали мы с Роем в нашем очерке, — были периоды, в течение которых роль и власть Председателя Правительства была сильнее и важнее роли и власти всесильных глав государства. Такая ситуация возникала в 1906—1911 годах, когда председателем правительства был Петр Столыпин, и в 1965—1979 годах, когда правительство СССР возглавлял Алексей Косыгин. Развитие страны осуществлялось наиболее быстро именно в периоды правления этих лидеров. Не являясь главами государств, они тем не менее осуществляли важные экономические реформы и успешно участвовали в разрешении международных конфликтов....

И Столыпин и Косыгин добивались своих целей в условиях частых конфликтов с главами государств того времени. Столыпин конфликтовал и с Государственной Думой. У Путина на посту премьер-министра не будет таких проблем».

(Газета «Лондон ИНФО», №7, 22—28 февраля 2008 г.).

Наше с Роем предположение о том, что конституционное большинство в Думе было необходимо Путину для внесения поправок в конституцию РФ, оправдалось в ноябре 2008-го. Но характер этих поправок оказался неожиданным и для нас.

5 ноября, выступая с ежегодным посланием к Федеральному собранию, президент РФ Дмитрий Медведев предложил внести изменения в конституцию по увеличению сроков полномочий президента Российской Федерации с 4 до 6 лет, а полномочий Госдумы — с 4 до 5 лет. Голосование по этой поправке происходило 14 ноября. Ее поддержали 388 из 450 депутатов.

Действие поправки распространялось, однако, на следующие выборы президента, которые ожидались в 2012 г. Не было сомнений, что кандидатом на этот пост выдвинут Путина. Его власть теперь проектировалась до 2024 г.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...


Загрузка...

Тупик в лабиринте

Вашингтону больше не нужно поддерживать всеми средствами политическую стабильность в...

Путин издал указ о реестре СМИ-иноагентов

Реестр будет вести Министерство юстиции РФ

Оливер Стоун назвал Путина «истинным сыном России»

Американский режиссер Оливер Стоун назвал президента России Владимира Путина...

В Кремле могут принять соглашение о службе граждан...

Президент Российской Федерации Владимир Путин внес в Госдуму на ратификацию...

СМИ: США планировали снять санкции с России после...

США и РФ вели переговоры о снятии санкций против Москвы после победы на президентских...

Загрузка...

Обитатели свалки: «Живем, как все...»

Канадский посол в интервью газете из Кропивницкого рассказал об особенностях...

Мащины сказки

На территории старинного замка, который с недавнего времени стал символом города и...

В тренде — мини-свадьбы

Официальная регистрация брака без лишней помпы, обед в не самом престижном заведении...

Китайские «отшельники» — знаковый дар

Вы включаете компьютер, входите в интернет, жмете на «лису», чтоб открыть Mozilla...

Где мы свернули не туда?

Я высмеивал закадычного дружка за излишнюю откровенность, а моя вторая половина, как...

«Коли батьки не зрозуміли українську, я заговорила...

Главную тему нашего сегодняшнего обзора региональных СМИ можно определить так —...

Комментарии 1
Войдите, чтобы оставить комментарий
Владимир Теренин
06 Декабря 2017, Владимир Теренин

Собчака россияне считают образцом мерзавца, говорить о Ельцине не хватит эпитетов. А ведь они оба крестные отцы Путина.

- 2 +

Получить ссылку для клиента
Авторские колонки

Блоги

Маркетгид
Загрузка...
Ошибка