Акунин матата

№41(837) 13—19 октября 2017 г. 10 Октября 2017 1 4.7

Не исключено, что в скором времени украинцам, которых угораздило получить в дар от родителей неполиткорректное имя Владлен, Вилен и т. п., придется что-то менять. Или имечко, или страну проживания. В противном случае вас могут запретить.

Именно такие выводы сделает всякий, кто внимательным образом изучит недавний документ, наделавший немало шума в информпространстве, а именно «Перелік видавничої продукції, на ввезення якої Держкомтелерадіо надано відмову у видачі дозволу» (от 20 сентября с. г.). В списке указаны 14 книг (на сегодня их уже 16), получивших «черную метку» от чиновников из специальной комиссии — экспертного совета, наделенного правом карать или миловать издания, происхождение, а также содержание которых пробуждает негативную реакцию.

Нет, не читательского сообщества, а людей, облеченных сомнительными, если судить с точки зрения адекватности уже высказанных ими оценок, полномочиями.

Мракобесы наши и те

Надо признать, что наибольший резонанс вызвали включенные в данный перечень два тома: «История Российского государства. От истоков до монгольского нашествия. Часть Европы» и «История Российского государства. Ордынский период. Часть Азии» популярного писателя Бориса Акунина.

Пикантность ситуации заключается в том, что прозаик, ныне живущий, здоровый и полный творческих планов, в отличие от других «списочных» авторов, умерших двадцать, а то и двести лет назад, ответил на «отлучение» достаточно жестко. «Скажу следующее. Запрет книг, любых книг — безусловно мракобесие, но Украина — не моя страна, и, когда тамошние гос-органы ведут себя по-идиотски, это проблема украинцев. Пускай сами разбираются со своими мракобесами. Меня куда больше занимают наши, отечественные», заявил он на странице в Фейсбуке.

Можно понять недоумение, растерянность и в какой-то мере даже обиду писателя. Казалось бы, со-всем недавно он с энтузиазмом отзывался об украинской революции, рисуя сценарий этакой «акуны мататы» (беззаботности), которая неизбежно наступит в стране, лишенной власти ненавистного диктатора. Кого Акунин считает сидящим в кресле тирана, гадать не приходится — он известный критик Путина, о деятельности и персоне которого неоднократно и крайне резко отзывался в печати.

Но меня в этой связи интересует другое. Писатель готовит к печати уже пятый том «Истории», посвященный Петру I. Но в украинском запретном реестре указаны только первые два. Почему последующие книги «Между Азией и Европой. От Ивана III до Бориса Годунова» и «Между Европой и Азией. История Российского государства. Семнадцатый век» остались вне бдительного глаза надзорного органа, сказать трудно. Единственный вариант — их попросту упустили из виду, не прочитали, а ведь «крамолы» там, с точки зрения нынешних украинских цензоров, предостаточно.

Как писатель Акунин не меняет своего мнения относительно становления государства Руси-России. В четвертом томе автору не удалось обойти взаимоотношения между казаками и имперскими властями и облечь в удобоваримую форму существительное и прилагательное «Малороссия» и «малороссийский». В переписке же с читателем на Фейсбуке Акунин прямо отвечает: «А что до Киевского княжества — ну ясно же, что оно не было ни русским, ни украинским, потому что тогда еще не было ни русских, ни украинцев, ни белорусов. Это зерно, которое потом дало разные всходы».

А это, по мнению экспертов, уже «тянет» на навязывание имперских идеологических доктрин и попахивает пропагандой, пусть и в завуалированной форме.

И еще, если помыслить логически, то вердикт экспертной группы относительно «запретов—разрешений» вообще кажется абсурдным. Судите сами. Все четыре тома истории доступны для чтения, например, на сайтах бесплатных библиотек. Правда, российских. Допустим, на ... нет, не скажу, а то и к ней доступ закроют. Если купить книгу в украинском магазине (на рынке), ввезти партией больше 10 экземпляров и продать — нельзя, то читать — пожалуйте, милости попросим.

Эти ли названные книжки из списка, другие ли, которые, надо полагать, еще пополнят сей реестр, может изучить любой желающий.

Что и случилось. Как только запрет был обнародован, тут же сработал эффект Стрейзанд — социальный феномен, в результате которого табу на публичный доступ к некой информации приводит к ее бешеной популярности. Историю Акунина активно скачивают и комментируют в сети не только российские пользователи, но и украинские читатели. Оценки разные.

В сети есть массив рецензий на труды Акунина. Специалисты-историки пеняют ему за слишком смелую трактовку событий, указывают на вольные и невольные ошибки, манкирование фактами, датами, историческими личностями и даже выдуманный народ русославян. Эксперты и читатели открыто говорят о книгах как о популярном чтиве, но не более.

Возможно, и нашим экспертам стоило рассматривать акунинскую «Историю» именно с этой точки зрения. Это не официальная доктрина, а просто взгляд человека, который может заблуждаться. Как, к слову, и любой другой украинский писатель или публичный деятель. И таких немало.

Однако теперь оставим в покое Григория Шалвовича и его творчества и погрязнем в дебрях книжного недозволенного.

Труд и Май

Булгаковский профессор Преображенский строго спрашивал Шарика: «Ну чем тебе сова помешала, хулиган?». Давайте такую же фразу, только, естественно, без ругательств, попробуем адресовать компетентным, надо полагать, украинским представителям Госкомтелерадио.

В чем провинилась перед экспертным советом ученая дама, директор Академии наук и президент Российской Академии Екатерина Романовна Дашкова? Ее воспоминания, «история жизни, а не история своего времени», на что справедливо указывает мемуаристка, законченные в 1805 г., также подверглись гонениям.

Об Украине княгиня не отзывалась в нелицеприятном тоне, не упоминала Малороссию или «окраину империи». Наоборот, Киев, в котором побывала в 1768 г., расписала в самых ярких и приятных красках. Помимо замечательных фресок в соборе Печерского монастыря, даму поразила ученость города: «Луч науки заброшен в Киев из Греции раньше, чем он засиял над многими из европейских народов, которые ныне так щедро расточают моим соотечественникам эпитет «варваров». Здесь даже имеют понятие о философии Ньютона, которую римско-католическое духовенство не хотело допустить во Франции».

Этот абзац, как по мне, — реальный повод для гордости. Киев бросает вызов по степени учености европейским столицам. Нет?

Возможно, в вину дворянке вменяют «дружбу» с императрицей или подготовку и выпуск «Словаря Академии Российской, производным порядком расположенного», — выдающегося труда с 40 тысячами слов, положившего начало лексикографии? Трудно разобраться в оценках.

Почему нельзя купить биографическую книгу прекрасной актрисы, урожденной киевлянки Элины Быстрицкой «Звезды на небе»? Возможно, из-за этих фраз, неосмотрительно вставленных в книгу. Заметьте, собственных воспоминаний: «Мне и в голову не приходила мысль сравнивать Москву с Киевом. Это были разные планеты. Киев — родной, уютный, в нем все знакомо, известно. А Москва поражала величественностью, державностью». Державность всему виной?

Киевлянка Быстрицкая — в книжной опале

Или по той причине, что на траурном вечере, посвященном годовщине смерти Ленина, студентка Быстрицкая читала «Поэму о Ленине» авторства украинской поэтессы Натальи Забилы?

Нет, скорее всего, главной ошибкой актрисы было подписание в 2014 г. коллективного обращения деятелей культуры РФ в поддержку политики президента на Украине и в Крыму.

Но, с другой стороны, барон Алексей Павлович фон Будберг никаких писем Путину не писал и подписи свои не ставил. Он умер в 1945 г.

Оставив «Дневник: 1917—1919», он обрек себя на поругание. И вот что любопытно. Воспоминания этого военного министра при правительстве Колчака очень любили цитировать писатели в постсоветские годы, раскрывая бесчинства и неумелое руководство Красной армии в Гражданской войне.

Так, 6 декабря Будберг пишет: «Комиссары объявили войну Украине; быть может, на этом они расквасят свои морды; украинцы, как в 70-й дивизии, так и в частях 21-го корпуса (почти целиком украинизированного) резко выделялись среди остальных товарищей своей разумностью и уравновешенностью и держались особняком, не поддаваясь большевизму...» и вот это: «Объединенная Украина и казаки могут сыграть решающую роль в деле спасения России; только бы не рассорились, по славянскому обычаю, из-за каких-нибудь мелочей и не забыли, что сейчас главное свалить большевиков».

Как видим, к Украине и ее сынам он вполне лоялен и даже комплиментарен. Но все равно не угодил их потомкам.

Как и другой «потерпевший» — воистину замечательный и безобидный с точки зрения политики писатель и ученый Майлен Константиновский. Его учебник «Химия» — увлекательнейшее издание для детей с занимательными опытами — также попал в «переплет».

Эксперты «нахимичили» даже с химией

Возможно, цензорам не понравились 19 физических экспериментов со светом, звуком, водой. Осуществить их можно с помощью предметов, которые найдутся в любом доме и будут безопасны для детворы.

Между прочим, автор известен как популяризатор науки, имевший необычайный дар рассказывать о сложных вещах просто и доступно. Примером тому служат серия книг «О том, как устроен атом», «Почему вода мокрая?», «Почему земля — магнит?» и других, а также 18 мультфильмов «КОАПП» (Комитет охраны авторских прав природы), снятых по его сценарию.

Недаром ведь его книги переведены на массу языков, включая венгерский, вьетнамский, гуджарати, киргизский, монгольский, немецкий, польский, тамильский, чешский, эстонский.

Боюсь даже подумать, но очень уж складно получается, что вина Константиновского просто в его имени. Майлен образован от двух слов — май и Ленин. Иного толкования не вижу.

Возникает вопрос: это что, цензура? Нет. В Главлите, который на протяжении почти 70 лет занимался вопросами цензуры, «литературные сатрапы» внимательно читали тексты.

В отличие от современных цензоров, которые, похоже, руководствуются только аннотациями к ним.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...


Загрузка...

Акунин закончил последнюю книгу из серии об Эрасте...

Роман выйдет из печати в годовщину публикации «Азазеля» 

Загрузка...

«Сшиваем» на востоке — рвется на западе

Возможное объединение Донетчины и Луганщины в один регион и другие темы в нашем...

Кризис правящего разума

Благополучие населения любой страны напрямую зависит от интеллектуального уровня...

Танцы в библиотеке и прифронтовой футбол

В Украине, как, впрочем, и во многих других странах, где столица явно доминирует над...

Зачем натягивать языковые вожжи?

В таких реалиях у нас станет немало тех, кто не будет удовлетворительно знать ни...

Негероический герой

В каждом романе этого книжного обозрения есть ярко выраженный центральный герой,...

Вариации на тему

В нынешнем обозрении собраны книги, написанные на основе других книг. Израильтянин...

Комментарии 1
Войдите, чтобы оставить комментарий
EpsilonDelta
11 Октября 2017, EpsilonDelta

Пора бы уже цензуре за Шевченко приняться. Спросите хотя бы у мадам Ницой.

- 11 +

Получить ссылку для клиента
Маркетгид
Загрузка...
Авторские колонки

Блоги

Ошибка