Ирина Морозовская: «Книг у меня где-то десять тысяч»

№8(855) 23 февраля - 1 марта 2018 г. 21 Февраля 2018 5

Ирина Морозовская рассказала «2000», что в детстве родители обзывали ее «книжной наркоманкой», что основы ее натуры сформировал Гилберт Кит Честертон, что дома у нее есть стеллажи девятнадцатого века и что психотерапевт это немножко ветеринар.

Кто она: психолог, психотерапевт, бард, игрок в интеллектуальные игры, чемпион и призер крупнейших турниров «Что? Где? Когда?» и «Брейн-ринг». Живет в Одессе.

—Почему и для чего ты читаешь книги?

— Для меня чтение — возможность жить не только мою единственную жизнь, но и много других жизней. Природа выдала мне воображения столько, что читая книги, я живу (иногда на полную катушку, иногда вполголоса, зависит от качества литературы) не только за главного героя, но и за всяких прочих персонажей. Особенно люблю за кошечек-собачек или там инопланетян. Возможность жить в книге, по-моему, так ценна, что ничто другое с ней не сравнится.

В детстве меня страшно ругали за способность влипать в книгу настолько, что я ничего не видела и не слышала. Потом уже, когда появились собственные дети, я отрастила какие-то внешние антенны, а тогда помню крики своих очень интеллигентных родителей о том, что я книжная пьяница и наркоманка, что, когда я читаю, то словно не существую. На самом деле я существовала куда более интересным образом, чем они себе представляли.

— Где ты обычно читаешь?

— Вообще всегда и везде, но чаще в кровати, как сейчас (с Ириной Морозовской мы разговаривали по скайпу. — Авт.). Будучи существом любопытным, но ленивым, предпочитаю горизонтальное положение. Могу и сидя, но лежать и читать — это сразу два удовольствия.

— Предпочитаешь бумажные книги или электронные?

— Стопудово бумажные, потому что момент контакта с книгой, с ее полиграфией, шрифтом и картинками дает совершенно отдельное волшебство и многое добавляет к ее восприятию. Мне только что впервые в жизни подарили электронную книгу, для меня это теперь необходимость. Я много езжу, и тащить с собой не восемь толстых книг, а одну небольшую все-таки очень удобно.

А вот аудиокниги я воспринимаю плохо. Там совсем другой темп, он изначально задан, и его нельзя изменить. Я тут была на презентации книги Бориса Мирзы, и его рассказы читали актеры. Слушать профессионалов — отдельный жанр, но я воспринимаю книгу совсем иначе.

— Что входит в круг твоего чтения?

— На первом месте художественная литература: любимые авторы (дочитываю у них все, что могу) и книги по рекомендациям друзей. Второе — фэнтези всех видов и мастей как легкий жанр. Ну и никуда не денешься от профессиональной, научной литературы. Как психотерапевт я специализируюсь в эриксонианском подходе, но все, что Милтон Эриксон написал и что было написано о нем, я давно прочла. А вот последняя моя специализация — это системный семейный подход, он сейчас бурно развивается, у нас переводят зарубежные книги, а вот отечественных такого качества пока не написано.

Естественно, я читаю их, особенно полюбила Франца Рупперта, потому что если ты профессионально не развиваешься, то быстро выгораешь и гаснешь. К тому же это интересно. Хорошая профессиональная книга требует больше усилий, чем художественная, ее не почитаешь для отдыха, но удовольствия она дает очень много. Кстати, удовольствие от чтения для меня критерий того, стоит ли продолжать заниматься тем, о чем читаю.

— Какая книга больше всего повлияла на тебя в юности?

— Весь Честертон. Вот как мы все выросли из гоголевской шинели, так я выросла сначала из сутаны отца Брауна, потом из остального. По мере того, как у нас издавали Честертона, выяснилось, что это какой-то специальный для меня писатель. Когда я его перечитываю, до меня доходит, сколько всего в детстве и юности я из него впитала того, что стало опорами моей натуры. Там и про милосердие, и про доброту, и про легкость-игривость...

Мой любимый его роман — «Перелетный кабак». Когда-то взрослеющая дочь спросила у меня: «Мам, о чем для тебя вообще этот роман?» Я призадумалась и сказала: «О том, что частная борьба не бесполезна, что один-два человека могут противостоять значительно превосходящей силе, в частности, государственной». В общем-то, весь Честертон для меня о том, что жизнь не бессмысленна и не так ужасна, как иногда кажется. И что душевное здоровье так же заразно, как болезнь; вот я им и заражаюсь.

— Что ты читаешь сейчас?

— Сейчас ты меня отвлек от книги Галины Гончаровой про Ветану, мага жизни, это легкое, мило написанное фэнтези. Из серьезного в этот приезд в Москву я прикупила Бориса Мирзу и Юлия Кима, хотя какой уж Юлий Ким серьезный, просто это литература, требующая других усилий. А сейчас я тебе покажу контекст, в котором нахожусь. Смотри, вся эта груда книг на столе куплена и получена в подарок уже здесь, в Москве. Поэтому возвращаться в Одессу я буду поездом.

— Как выглядит твоя домашняя библиотека?

— Отчасти ты ее видел, но очень отчасти: в комнате, где мы сидели, теперь книжные шкафы на четыре метра во всю заднюю стену, и туда будет разложено все, что раньше было спрятано. Выглядит она как те полки, что у тебя за спиной, но в других комнатах стеллажи у меня старые, со стажем, есть даже девятнадцатого века. Порядок смешной, ровно как в обычной библиотеке: по алфавиту. Профессиональная литература в моей комнате расставлена по темам, по областям психологии, а на нижней полке стоит поэзия.

Сколько всего у меня книг? Думаю, где-то до десяти тысяч. Ну и еще сотни на курене — это моя маленькая дача на рыбацком причале. Во время каких-то ремонтов туда переехала пара книжных шкафов с содержимым, и они там до сих пор так и живут.

— Топ-5 главных книг твоей жизни?

— Первая — «Перелетный кабак» Честертона, мы о нем уже говорили. Вторая — «Что-то страшное грядет» Рея Брэдбери: это для меня опять-таки книга о борьбе частного человека с большим и страшным. Хочется верить, что я, как библиотекарь Чарльз Хэллоуэй, будучи «ботаником» и мирным существом, если понадобится, смогу выстрелить в ведьму ее улыбкой. Третья — «Ким» Киплинга, поразительная история любви, не имеющей сексуальной и гендерной окраски.

Четвертая — детская сказка Пола Гэллико, совершенно недоизвестного у нас автора, «Томасина», про кошку. Это моя самая-самая любимая сказка. Наверное, мне хочется чувствовать себя немножко ее героиней, безумной Лори, ветеринаром — ну, моих кошек ты видел (у Ирины их четыре. — Авт.). Возможно, это как-то связано с моими несбывшимися идеями: я, если и стала ветеринаром, то только по одному виду приматов. Да-да, я имею в виду нас с тобой. Не хочу показаться циничной, но по большому счету, психотерапия это тоже ветеринария. Чаще всего рассказать о том, что с ним на самом деле, клиент не может. И моя профессия также про то, чтобы перестало болеть и стало лучше.

Пятая — «Испанская баллада» Леона Фейхтвангера. Я его всего-всего люблю, все собрание сочинений, но «Испанская баллада» осталась во мне какой-то занозой, важной историей о том, что такое любовь и что с ней происходит. Знаешь, я обязательно должна добавить еще трех современных авторов. Это Марта Кетро, Питер Хёг, «Условно пригодные» и Джонатан Троппер — раньше это было бы «Дальше живите сами», а теперь «На прощанье я скажу».

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...


Загрузка...

Они рождены, чтоб анекдоты сделать былью

Как, если не издевательством над великим певцом, назвать украинизацию его пения в...

Знай наших!

Украинская молодежь дебатирует умело

Англия, Англия!

Осенью приходит долгожданная прохлада, дети отправляются в ненавистную школу, а на...

Где взять машину за «копейки»? Спросите у волынских...

В Украине продолжается весенняя призывная кампания (продлится до 31 мая). В этой связи...

Дальше некуда

Такой экзотической подборки, как в нынешнем обзоре, у нас еще не было. Начнем с самого...

Альтернативна Історія Центрально-Східної Європи

Прочитал в газете «2000» от 30 марта с. г. интервью с поэтом Вано Крюгером «Читайте...

Загрузка...

По обе стороны — несладко

Перелистав вместе с нами страницы региональных изданий, вы узнаете: как линия...

Не будем финансировать «опричников»!

Винница—Херсон—Тернополь...—Нью-Йорк — такой маршрут проложили «2000»,...

Ребусы и бонусы

В нынешнем обозрении собраны книги с преступлениями и тайнами, однако ни одну из них...

Купим строчку за 5 тыс. грн. Как отличить газету от......

Наши читатели уже не раз обращали внимание редакции на то, что газете «2000» не...

Чевенгурщина

Читателям со стажем, которым в отличие от нынешего айфонного поколения знакомо еще...

По новому закону «Донбассом» может стать и Харьков

Не распространится ли «особый режим» на приграничные с Донецкой и Луганской...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто

Получить ссылку для клиента
Авторские колонки

Блоги

Маркетгид
Загрузка...
Ошибка