Языковое обслуживание: первые итоги

№7(973) 18 – 24 февраля 17 Февраля 2021 1

Прошел уже месяц, как всту­пили в силу отдельные поло­жения Закона Украины «Об обеспечении функциониро­вания украинского языка как государственного» (а именно — статьи 30), непос­редственно касающиеся ис­пользования государствен­ного языка при общении с клиентами в сфере обслужи­вания.

Никакие экономические санкции против заведений, которые не соб­людают эти требования, применять невозможно до середины 2022 г. Однако за это время, по словам уполномоченного по защите укра­инского языка Тараса Креминя,

бизнес регулярно может проверять­ся на соблюдение норм языкового закона. И если в течение года эти нарушения были системными — то тогда уже может накладываться штраф. Т.о. время до середины 2022-го фактически служит подго­товительным этапом для того, что­бы накопить материал на наруши­телей языкового законодательства.

«Казалось бы, кому-то эта сумма небольшая (от 5100 до 6800 грн), но она будет бить не столько по кар­манам бизнеса, сколько—по репута­ции.. А это как раз то, что нараба­тывается годами», — заявлял Та­рас Креминь на встрече с представи­телями Европейской бизнес-ассоци­ации в декабре прошлого года.

Впрочем, в комментариях к ин­формационному сообщению об этой встрече на странице Тараса Креминя в сети РасеЬоок его под­писчики отмечали, что в русско­язычных регионах потребительская репутация фирм, игнорирующих языковое законодательство, не по­страдает. И это замечание доста­точно меткое — потому что логи­ка данного закона в принципе не рыночная, регулирующая обще­ние граждан в условиях, не отно­сящихся к непосредственной ком­петенции государства.

Процент населенных пунктов, где украинский и, скажем, русский язык распространены в равной сте­пени, все-таки меньше тех, где достаточно выражено доминирова­ние либо украинского (включая, как это принято в официальной ста­тистике, и суржик), либо какого-то из языков национальных мень­шинств. Соответственно работни­ки сферы услуг ясно представляют, на каком языке предпочтительнее обращаться к клиентам — собст­венно, это их прямая коммерческая заинтересованность; и если компа­ния будет отказывать украиноязыч­ным клиентам в обслуживании на их языке, они и так «проголосуют гривней». И уж совсем сложно на­звать города или поселки, где бы украиноязычная община и говоря­щая на другом языке находились в жестком противостоянии.

В этом смысле интересен отчет того же Тараса Креминя о коли­честве жалоб на нарушение языко­вого законодательства, поступив­ших за период с 16 января по 11 февраля. Всего офис языкового омбудсмена получил 605 обраще­ний и жалоб от граждан Украины на несоблюдение закона.

«Больше всего обращений и жа­лоб продолжает поступать из Ки­ева и Киевской области (276). В восточных, южных и западных об­ластях Украины — незначитель­ное количество возможных нару­шений (например, Луганская об­ласть — 7, Николаевская — 6, До­нецк — 4, Тернопольская — 4, Херсонская, Ровенская, Ивано-Фран- ковская, Закарпатская, Хмельниц­кая по 2 обращения)», — рассказал Тарас Креминь.

Картина, не вызывающая особо­го удивления. В Галичине безого­ворочно доминирует украинский язык, Закарпатье как раз дает при­мер отдельных районов и населен­ных пунктов с доминированием различных языков, на юге вполне понятное превалирование русско­го языка в крупных городах. А вот Киев, с одной стороны, традици­онно характеризуется большим ко­личеством носителей русского язы­ка, с другой — значительной кон­центрацией активистов, готовых принимать личное участие в прет­ворении в жизнь норм языкового закона.

Стоит также отметить, что соб­ственно жалобы на использование русского языка в обслуживании составили незначительную часть обращений — 126 жалоб. В то же время больше всего жалоб было по­дано опять-таки жителями столи­цы — 53 обращения. По словам Та­раса Креминя, подавляющее боль­шинство (281) обращений касает­ся отсутствия украинской версии веб-сайтов о предоставлении услуг интернет-магазинов.

Такая картина может поясняться тем, что в крупных русскоязычных городах южных и восточных об­ластей крупные сетевые магазины действительно выдерживают фор­мальные требования языкового за­конодательства: обращаются к по­купателям на государственном язы­ке, чтобы после первой же ответ­ной фразы на русском языке перей­ти на него. Или же сразу говорят на русском языке, если покупатель сам обращается на нем к продав­цу. Соответственно, если (относи­тельно редкий) покупатель продол­жит общение на украинском, то на нем будет общаться и продавец.

К этому следует добавить, что сохраняющаяся русскоязычность крупных городов действует и на их жителей радикально патриоти­ческих взглядов — многие из них, открыто декларируя свои предпоч­тения (находящиеся как минимум в государственном, если не мест­ном, мейнстриме), все же не реша­ются требовать от других разгова­ривать с ними на украинском, да и сами не переходят на украинский. Отсюда — сравнительно неболь­шое количество жалоб. По сравне­нию с тем же Киевом.

Кстати, именно в Киеве отмече­ны первые случаи увольнения сот­рудников сферы обслуживания пос­ле массовых жалоб языковых акти­вистов. Такая судьба, например, постигла кассира супермаркета №>уиБ, которая якобы в грубой фор­ме выразила свое недовольство по поводу требования перейти на го­сударственный язык в общении с покупательницей. В официальном заявлении торговой сети именно массовые жалобы в социальных се­тях были названы основной при­чиной увольнения сотрудницы.

Вероятно, именно это становит­ся тем самым «репутационным воз­действием», о котором упоминал языковой омбудсмен. В условиях, когда механизмы возбуждения мас­сового возмущения в социальных сетях уже неоднократно отработа­ны на практике, организовать ата­ку на предприятие — при опреде­ленной заинтересованности — ста­новится несложно. Не потребуется даже особой доказательной базы — как не было ее и в упомянутом случае с увольнением кассира.

Ответные кампании солидар­ности с противоположного фланга не будут иметь эффективности, ведь, образно говоря, «вес» мнений будет разным (в особенности при наметившемся идеологическом раз­вороте власти вправо). Поэтому, действительно, предприятиям сто­ит опасаться «репутационных из­держек». Просто под «репутацией» здесь уже традиционно понимает­ся репутация среди представителей «активного меньшинства», а не собственно потребителей продуктов и услуг компаний, заподозренных в несоответствии нормам законода­тельства.

Гораздо интереснее посмотреть на «репутационные издержки» в по­литическом измерении. Ведь, как отметил Тарас Креминь в том же сообщении, «продолжает посту­пать информация о неиспользова­нии государственного языка неко­торыми депутатами местных со­ветов городов Николаева, Одессы, Днепра, Запорожья». И это не уди­вительно — данные города исто­рически русскоязычны, и сложно представить, чтобы местные депу­таты в одночасье перешли на госу­дарственный язык.

Однако вряд ли случайно Тарас Креминь в своем сообщении поста­вил Николаев впереди гораздо бо­лее крупных Одессы и Днепра. И дело тут не только в том, что язы­ковой омбусдмен сам родом из это­го города. Дело в том, что именно факт употребления русского языка в Николаеве вызвал наибольший резонанс. Следов общеукраинско­го резонанса от употребления рус­ского языка в других советах горо­дов юга и востока практически не обнаружено. В то же время поток новостей о том, что употребление русского языка в Николаевском гор­совете вызвало скандал, практи­чески не прекращается.

Так, 2 февраля состоялась весь­ма скандальная сессия городского совета, на которой, в частности, большинством голосов (за чем де­ятельно следили представители «На­ционального корпуса») депутаты (представляющие «Пропозицию», «Слугу народа», «Европейскую со­лидарность» и частично «Наш край») осудили своего коллегу от «Оппозиционной платформы — За жизнь» Максима Невенчанного (на Новый год он разместил скрин­шот поздравления Владимира Пути­на), а также потребовали от Вер­ховной Рады принять закон о кол­лаборационизме.

Однако наибольшее внимание в социальных сетях завоевал эпизод, когда представитель ОПЗЖ Владис­лав Чайка выступал на русском языке, а его синхронно переводил на украинский городской голова Александр Сенкевич. Регулярно отказывались говорить на украин­ском и другие представители ОПЗЖ, и всякий раз это вызывало заметный резонанс, сопротивление коллег из более «патриотических» фракций и внимание всеукраин­ских СМИ.

Особенность Николаева—исто­рически сложившаяся слабость местных элит с одновременно сла­бой заинтересованностью Киева в делах Николаева и неспособ­ностью отстаивать свои интересы, когда такой интерес все-таки появ­ляется. Множество мелких групп влияния пребывают в хаотичном взаимодействии и столь же хаотич­но сменяют друг друга. Так, после осенних выборов состав горсовета поменялся почти на 90%. Соответ­ственно, здесь практически не идет речь о выстраивании ка­ких-то стабильных связей с изби­рателями — проявить лояльность к центральным властям в свою «минуту славы» гораздо важнее.

В отличие от Николаева в дру­гих городах элитам приходится играть с избирателями в «локаль­ный патриотизм» — который (как в тех же Одессе или Днепре) вклю­чает в себя частичное признание традиционной распространенности русского как части местной иден­тичности. С одновременным сле­дованием общенациональному иде­ологическому мейнстриму во всех прочих вопросах. Поэтому неглас­ный «коллективный договор» мест­ных элит не способствует такому раздуванию скандалов на языковой почве.

Кстати, уже упоминавшийся де­путат Николаевского горсовета Максим Невенчанный выступил с заявлением о том, что новый закон не обязывает депутатов местного самоуправления выступать на го­сударственном языке. Он ссылает­ся на ст. 9, которая говорит, что де­путаты местных советов должны использовать государственный язык при выполнении служебных обя­занностей.

«Владеть государственным язы­ком депутаты местных советов ОБЯЗАНЫ, а вот использовать его нет, т.к. у ДЕПУТАТОВ МЕСТНЫХ СОВЕТОВ нет «службових обов’яз­ків», т. к согласно Закона «Про ста­тус депутатів місцевих рад», а есть ПОЛНОМОЧИЯ: «1. Депутат місце­вої ради набуває свої повноваження в результаті обрання його до ради відповідно до Закону України «Про вибори депутатів місцевих рад та сільських, селищних, міських голів». Служебные обязанности есть у од­ного депутата — секретаря сове­та. Но и это не все в законе о функ­ционировании есть понятие «поса­дові особи органів місцевого самовря­дування». Так вот такого понятия не существует в законах Украины, в законах «Про місцеве самовряду­вання в Україні» и «Про службу в ор­ганах місцевого самоврядування» (орфографию оставляем. — Авт.), — пишет Невенчанный, делая вы­вод, что даже согласно действующе­му закону депутаты местных сове­тов не обязаны использовать госу­дарственный язык (как, кстати, и депутаты Верховной Рады).

Одновременно с внутриукраин­скими процессами закон о языке продолжает создавать проблемы на внешнем направлении. В проекте резолюции о выполнении Согла­шения об ассоциации между Укра­иной и Европейским Союзом, при­нятой 11 февраля, Европарламенту предлагалось призвать «Украину предоставить Уполномоченному по защите государственного языка или любому учреждению, учрежденно­му с той же целью, полномочия по контролю за соблюдением право­вых положений об использовании языков меньшинств и коренных на­родов». Помимо этого, в преамбуле к проекту резолюции отмечены ре­комендации Венецианской комис­сии к закону о государственном языке.

Впрочем, ожидать заметных по­следствий этого решения вряд ли стоит. Закон о языке остается достаточно ценным внутриукра­инским инструментом полити­ческой и бизнесовой борьбы.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Язык мой — враг мой?

В Украине есть все возможности для исключения языковой проблемы из внутренних угроз...

Братья Медведевы: близнецы у истоков Самиздата

В 1970-м Самиздат (как ныне интернет) по умолчанию обозначал открытое информационное...

Застарілий лінгвістичний міф

Міждержавна напруга — не аргумент для відмови від спільної мови з...

Асимметрия украинского Мефистофеля

Честная интеллектуальная элита Украины должна формировать образ мира, а не войны

Родной язык и мову надо защищать

Язык народа – уникальное общественное явление. Он выражает духовную, нравственную...

В кипящем котле

К Варламу Шаламову, убежденному в том, что главная опасность не в политических идеях, а...

Одна книга тысячу людей учит?

Книжные новинки интересны 4% опрошенных

Китайский — не роскошь, а цивилизационная...

Таблицы паттернов в двадцать-тридцать раз сокращают запоминание полезных фраз

Свободная касса, несвободный язык

Иногда привычные вопросы напоминают о себе самым неожиданным образом.

Совесть. Испытание

В издательском доме «АДЕФ-Украина» вышла в свет книга «Испытание...

Дума

Приснився сон мені тривожний і сумний: Сліпий кобзар на призьбі біля хати

Киев и мелочное самозванство нашего времени

Отсечение русской культуры приведет к деградации украинской

Комментарии 1
Войдите, чтобы оставить комментарий
Владимир Онавамнадо
17 Февраля 2021, Владимир Онавамнадо

Привыкли, что гарант Конституции Зеленский открыто пох@рил Конституцию, пытается приструнить Конституционный, да уже не только его, суды... Другое, в рейтингах Порошенко с преемником в первых рядах, это у нас такая карма превозносить офшорных воров, или интерес кто к своему гробу больше карманы приторочит.

- 4 +
Авторские колонки

Блоги

Ошибка