Лучшие из разных

№50(800) 16 – 22 декабря 2016 г. 14 Декабря 2016

Лауреат «Книги года Би-би-си» Таня Малярчук на Форуме издателей во Львове

В минувшую пятницу были объявлены лауреаты самой престижной и адекватной литературной премии Украины — «Книги года Би-би-си». На этот раз неожиданностей не произошло: победа досталась именно тем, кого считали фаворитами. Во взрослой номинации первенствовала Таня Малярчук, в детской — Галина Ткачук.

О литературных итогах года у нас обычно говорят с тяжелой душой. За редким исключением жюри «Книги года Би-би-си», как в старом мультфильме про собак короля и кошек кардинала, вынуждено выбирать не лучших из лучших, а лучших из худших. Один приличный роман в шорт-листе — уже большая радость. Два — практически счастье.

Счастье за двенадцать лет существования премии случалось приблизительно два раза. Приблизительно, потому что в 2010-м превосходный «Ворошиловград» Сергея Жадана все-таки выглядел намного убедительней тенденциозного «Музея покинутих секретів» Оксаны Забужко, и, слава богу, вопреки прогнозам, качество взяло верх над конъюнктурой. Для Оксаны Стефановны, державшей себя на тогдашней церемонии по-королевски, поражение стало неприятным сюрпризом. Литературная общественность до сих пор вспоминает ее искаженное лицо и раздраженные фразы о некомпетентности жюри.

Второй случай относится к недавнему 2014-му, когда в финале сошлись «Месопотамия» того же Жадана и «Фелікс Австрія» Софии Андрухович. Тогда жюри нашло поистине соломоново решение: победу в ежегодной номинации отдали Андрухович, а Жадана в связи с юбилейным сезоном премии наградили за «лучший роман десятилетия», каковым был назван упомянутый выше «Ворошиловград».

Неудивительно, что год спустя ни одного хорошего романа в Украине не обнаружилось, и победа впервые досталась сборнику малой прозы — книге «Дім у Бейтінґ Голлов» Василия Махно. Тогда, в 2015-м, будучи членом жюри «Книги года», я имел возможность понаблюдать за премиальным процессом изнутри, и могу сказать, что решение было принято единогласно — конкурентов у 160-страничного сборника из восьми рассказов не нашлось.

В нынешнем году жюри, по-видимому, решило, что два раза подряд отмечать сборник рассказов как-то несерьезно, так что в шорт-лист взрослой номинации попали исключительно романы. В результате список финалистов напоминал малограмотную фразу из старой рекламы: «При всем богатстве выбора другой альтернативы нет».

Без вариантов

Список шорт-листеров «Книги года Би-би-си»-2016 получился любопытным и показательным. Если выход в финал Тани Малярчук в литературной среде посчитали событием само собой разумеющимся, то попадание туда всех остальных авторов можно было расценить неоднозначно.

Впервые в топ-пятерке оказались братья-близнецы Капрановы, в последнее время более активные как издатели, чем как писатели. Их амбициозная 600-страничная «Забудь-річка» представляла собой попытку объять украинскую историю ХХ века и персонифицировать ее в образах четырех героев с одинаковыми именами, воевавших за разные армии. Получилось пафосно, но неуклюже, тем более что стилистическое мастерство в списке достоинств Капрановых не значится.

Также впервые попал в финал Макс Кидрук, автор тревелогов, технотриллеров и других текстов, проходящих под маркой «молодежная проза». На этот раз 32-летний писатель сочинил фантастический роман о том, как в сознании маленького мальчика поселяется нечто неведомое. Шансы Кидрука выглядели призрачными — называть непритязательный, сугубо жанровый роман лучшей книгой года было как-то не комильфо.

Еще большим новичком стал 26-летний поэт Мирослав Лаюк, впервые попробовавший себя в качестве прозаика. Как для дебюта его ироническо-сатирическая «Баборня» (так в Карпатах называют дом для престарелых), книга об учительнице советской закалки в позднесоветских и постсоветских реалиях, вышла более-менее сносной. Однако попадание в финал главного литературного конкурса страны романа на «троечку» означает сами понимаете что.

Совсем уж грустно выглядела бы победа завсегдатая коротких списков премии и лауреата 2013 года Ярослава Мельника. Его антиутопия «Маша, або Постфашизм» грешила теми же очевидными недостатками, что и награжденный тремя годами ранее «Далекий простір», только в еще большей степени. Вторичная, схематичная, небрежно написанная книга об узаконенном в каком-то очень грядущем столетии каннибализме выглядела основным нонсенсом премиального шорт-листа.

На этом удручающем фоне альтернативы победе Тани Малярчук не просматривалось. И это несмотря на то, что в ее романе «Забуття» сюжетная линия, посвященная общественно-политическому деятелю первой половины ХХ века поляку Вацлаву Липинскому, принявшему имя Вячеслав и ставшему истовым борцом за независимость Украины, плохо сочетается с современным пластом, смущающим своей очень уж откровенной автобиографичностью. «Забуття» в который раз подтвердило, что самый талантливый прозаик младшего поколения «сучукрлита» пока что реализует свой творческий потенциал лишь частично.

Забавно, что присуждение премии Малярчук можно считать, с одной стороны, награждением по совокупности заслуг (к 33 годам у нее уже семь книг и престижная премия им. Конрада), а с другой — авансом (все-таки я надеюсь, что главные достижения у Тани впереди). Еще показательно, что зал столичного отеля Radisson, где проходила церемония вручения наград, встретил известие о победе Малярчук радостным восклицанием. Правда, в моем случае это был скорее вздох облегчения.

«Детскую книгу года Би-би-си» присудили Галине Ткачук за «Тринадцять історій у темряві». Это тоже приятное событие — Ткачук давно зарекомендовала себя как один из лучших детских писателей страны. Вообще нынешний шорт-лист детской номинации (в него вошли также «Вітер з-під сонця» Оксаны Лущевской, «МІСТОрія однієї дружби» Ирины Цилык и «Лежень» Юрия Винничука) смотрелся солидней прошлогоднего. Для детей наши писатели пока что умеют лучше, чем для взрослых.

Твердыня и путь

Этот раздел для тех, кто еще интересуется российской прозой, пока у нас ее окончательно не запретили. Об ограничении ввоза российских книг заботится Верховная Рада, принявшая на прошлой неделе законопроект №5114, и лично писатель-многостаночник Андрей Кокотюха, считающий всю современную русскую литературу антиукраинской. 1 и 6 декабря в Москве объявили победителей двух главных российских литературных премий — «Русский Букер» и «Большая книга».

Букеровским лауреатом стал Петр Алешковский с романом «Крепость», в котором борьба современного археолога за сохранение архитектурного наследия перекликается с эпизодами жизни воина из тюркского племени каятов, 700 лет назад служившего поочередно Мамаю, Тамерлану и русскому князю Юрию Дмитриевичу. Многие критики пеняют Алешковскому на излишнюю цветастость слога, однако в целом «Крепость» — книга вполне достойная.

Можно пожалеть, что без награды осталась масштабная, дерзкая и неординарная трилогия Сухбата Афлатуни «Поклонение волхвов», но она хотя бы добралась до букеровского шорт-листа. А вот роман Сергея Кузнецова «Калейдоскоп», который и я, и многие российские критики (в частности, Анна Наринская и Галина Юзефович) называют одним из главных литературных событий года, не попал ни в один шорт-лист ни одной из ведущих премий. Вопиющая несправедливость.

Лауреатом первой премии «Большой книги» второй раз в ее истории стал Леонид Юзефович — впервые он победил в 2009 году с книгой «Журавли и карлики». Награду ему принес документальный роман «Зимняя дорога», посвященный сибирской схватке белого генерала Анатолия Пепеляева и красного полководца Ивана Строда в 1922—1923 годах. Интересно, что роман Юзефовича также был в шорт-листе «Букера», а роман Алешковского в шорт-листе «Большой книги», но такого, чтобы обе главные российские премии в один и тот же год присудили одному писателю, еще не бывало.

Вторая премия «Большой книги» досталась Евгению Водолазкину за роман «Авиатор», куда более слабый, чем его же триумфальный «Лавр» 2013 года. Третья — Людмиле Улицкой за «Лестницу Якова», которая тоже не так хороша, как ее же «Даниэль Штайн, переводчик», признанный лучшим в 2007-м. Показательно, что в числе лауреатов оказались сплошь победители прошлых лет, хотя лично я предпочел бы видеть в числе призеров более примечательный и яркий роман «Автохтоны» Марии Галиной. Напомню, что действие этой книги происходит в городе, прототипом которого стал украинский Львов.

Напоследок замечу, что рецензии на большинство упомянутых в статье романов — Мельника, Малярчук, Алешковского, Афлатуни, Кузнецова, Водолазкина, Улицкой, Галиной уже были опубликованы в книжных обозрениях «2000». Ваш обозреватель имеет право считать, что свой горький критический хлеб он ест не зря.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Самоучитель совести

Чтобы не множить ошибки и примирить украинцев, надо сказать самим себе правду о...

Языковое обслуживание: первые итоги

В условиях, когда механизмы возбуждения массового возмущения в соцсетях...

Язык мой — враг мой?

В Украине есть все возможности для исключения языковой проблемы из внутренних угроз...

Братья Медведевы: близнецы у истоков Самиздата

В 1970-м Самиздат (как ныне интернет) по умолчанию обозначал открытое информационное...

Застарілий лінгвістичний міф

Міждержавна напруга — не аргумент для відмови від спільної мови з...

Асимметрия украинского Мефистофеля

Честная интеллектуальная элита Украины должна формировать образ мира, а не войны

Родной язык и мову надо защищать

Язык народа – уникальное общественное явление. Он выражает духовную, нравственную...

В кипящем котле

К Варламу Шаламову, убежденному в том, что главная опасность не в политических идеях, а...

Одна книга тысячу людей учит?

Книжные новинки интересны 4% опрошенных

Китайский — не роскошь, а цивилизационная...

Таблицы паттернов в двадцать-тридцать раз сокращают запоминание полезных фраз

Свободная касса, несвободный язык

Иногда привычные вопросы напоминают о себе самым неожиданным образом.

Совесть. Испытание

В издательском доме «АДЕФ-Украина» вышла в свет книга «Испытание...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Авторские колонки

Блоги

Ошибка