Обессмысливание свободы

№21(820) 26 мая -- 1 июня 2017 г. 23 Мая 2017 1 5

Слово «свобода» стало современным фетишем. Freedom is our religion («Свобода — наша религия») — такая надпись красуется на аварийном Доме профсоюзов в самом центре Киева.

Но что значит — свобода?

Это слово вроде как отображает нечто благородное и возвышенное. Однако мы можем видеть, как под знаменами свободы совершаются чудовищные вещи и массы людей увлекаются в рабство.

Разрушить свою страну под впечатлением от невнятных предположений о более красивой жизни, ради миражей (или развлечения). В умопомрачении и азарте создать вокруг себя плохо пригодную для проживания среду. Декларируя заботу о будущем, сделать его беспросветным. В мире извращенных, подмененных и перевернутых понятий это тоже связывается со свободой.

Приобретая многосмысленность, понятия теряют смысл. Так и со свободой. Это понятие износилось и превращается в свою противоположность. Последние люди, возможно, при слове «свобода» будут только недоуменно морщить лбы и моргать в духе пророчества Ницше: «Что такое любовь? Что такое творение? Устремление? Что такое звезда?» — так вопрошает последний человек и моргает. Земля стала маленькой, и по ней прыгает последний человек, делающий все маленьким».

, Игорь КОНДЕНКО

В наше время под свободой принято понимать либо вседозволенность, либо избавление от внешних запретов и ограничений или просто неудобств. Свобода во втором понимании воспета поэтами и довольно привлекательна, если только есть чему освобождаться и ради чего. Прекрасно, когда из рухнувшей темницы выходят на свет хорошие люди, чтобы заняться добрыми делами. А если маньяки и садисты?

В Украине предостаточно «свободы» в первом понимании и проблем со второй. Верховная власть все больше вызывает ассоциации с карикатурными образами реакционеров и злодеев из произведений советского кинематографа. При этом делаются заявления о наличии в стране беспрецедентной свободы.

Собственно, в отношении самой власти и близкой к ней прослойки общества такое утверждение вполне справедливо, ибо они могут сполна реализовывать свои интенции. Это касается выскочивших из грязи в князи законодателей, не имеющих понятия о законотворчестве, активистов, прикрывающихся патриотической риторикой для обделывания грязных делишек, украинских «митців», расчищающих путь к популярности путем запрета российских коллег, перекрасившихся прохиндеев и т. п. сброда, который бы и близко не имел таких возможностей в здоровом обществе.

Разумеется, они будут защищать свою свободу, одновременно выступая в качестве реакционеров по отношению к широким слоям сограждан под благовидным предлогом защиты национальной безопасности, в которой на самом деле ничего не смыслят. Мы видим, как недавние видные свободолюбцы и правозащитники превращаются в цензоров, в церберов режима, в котором пользуются привилегиями. С каким внушительным и убежденным видом они обосновывают необходимость запретов и репрессий.

Прибегая к антироссийским жестам и санкциям, власть действует по принципу «надо же что-то делать» и, играя хитроумную, как она считает, политическую партию, под предлогом борьбы с российской агрессией только усложняет и без того небезоблачную жизнь своим гражданам. Это касается как материального аспекта (повышение цен на электроэнергию, газ, связанные с ним расходы), так и духовного (усложнение доступа к культурным достижениям, коммуникаций).

Недовольные этим сограждане для удобства цензоров объявляются сепаратистами. Во имя любви к истине этот «сепаратизм» правильно было бы называть нелояльностью и неблагонадежностью граждан по отношению к существующему режиму, на самом деле не заслуживающему ни того, ни другого — хотя бы потому, что, запрограммированный на саморазрушение, он ведет к разрушению страны (не говоря уже о морально-нравственном аспекте). Это способствовало бы точности определений, устранению недоразумений и внесению ясности в ситуацию. Но ясность-то как раз и не нужна.

А что же подлинная свобода, сияющая и радостная, дарующая чувство бессмертия и родства с богами? Она по-прежнему, как и тысячи лет назад, ждет у входа наших персональных и коллективных темниц, чтобы встретить радостно. Но только пустынно в ее пределах.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Китайский — не роскошь, а цивилизационная...

Таблицы паттернов в двадцать-тридцать раз сокращают запоминание полезных фраз

Свободная касса, несвободный язык

Иногда привычные вопросы напоминают о себе самым неожиданным образом.

Совесть. Испытание

В издательском доме «АДЕФ-Украина» вышла в свет книга «Испытание...

Дума

Приснився сон мені тривожний і сумний: Сліпий кобзар на призьбі біля хати

Киев и мелочное самозванство нашего времени

Отсечение русской культуры приведет к деградации украинской

И жизнь — как любовь

Любовь всегда милосердствует, не помнит зла, надеется на лучшее. В этих доминантах —...

Борис Олейник: «Когда вернусь...»

В начале декабря в Москве в рамках Международной книжной ярмарки интеллектуальной...

«ДНР» и Донецкая область — где платят больше?

Деньги и безопасность — главные темы сегодняшнего обзора региональных СМИ. В...

От первого лица

Название нынешнего обзора имеет самый что ни на есть прямой смысл: во всех четырех...

Русские украинские

«Русские писатели Украины» или «украинские русскоязычные писатели»? Во...

Отцы, матери, дети

В очередном книжном обозрении — четыре романа о семейных делах. Действие первых...

Юрий Радионов: «Книга — это акт честности»

Юрий Радионов рассказал «2000», что в восемь лет жил на острове вместе с...

Комментарии 1
Войдите, чтобы оставить комментарий
Валерий
26 Мая 2017, Валерий

Начал читать статью , читаю и даже в некотором недоумении - уж очень ярко , образно и
резко . В последнее время таких статей в 2000 очень мало . Заканчивая чтение , подумал,
что автор С. Лозунько , оказалось П. Петров - столь же редкая и прекрасная птица на
страницах газеты . Большое спасибо !

- 8 +
Авторские колонки

Блоги

Ошибка