Реставрация в зеркале социологии

№12 (900) 22 — 28 марта 2019 г. 20 Марта 2019 1 4.8

М. Шульга. Збій соціальної матриці. Монографія. Київ: Інститут соціології НАН України, 2018. 284 с.

В конце прошлого года вышла в свет капитальная монография «Збій соціальної матриці». Ее автор — Николай Александрович Шульга, член-корреспондент НАНУ, заместитель директора Института социологии НАНУ.

Издание посвящено драматическим трансформациям, которым почти треть века подвергается наша страна, теоретическому осмыслению их последствий, социологическому видению перспектив дальнейшего развития современного украинского общества, определению путей прекращения разрушительных, деструктивных процессов и переналадки всех социальных систем на выход Украины из нынешнего кризисного состояния, которое одновременно охватывает нашу экономику и финансы, государственное управление и судебную систему, политическую и духовную сферы.

Предметом исследования является именно сбой социальной матрицы, парадигмы бытия социума — его основы, базисной структуры, призванной обеспечивать эффективное функционирование системы социальных институтов, социальных скреп. Эта проблематика рассматривается на солидной теоретической основе (в книге содержатся ссылки почти на полторы сотни работ украинских и зарубежных авторов) с использованием результатов мониторингов социальных изменений в украинском обществе, проводившихся в 2001—2017 гг.

В рамках газетной статьи невозможно передать содержание книги. Переход от системных кризисов к кризисному обществу, место в этом процессе социально-политических потрясений 2013—2014 гг., роль социальных интересов, социальной ответственности как механизмов регулирования поведения, способов и стилей жизни личности в ситуации социального выживания, проблемы демократии, цивилизационного выбора, интеграции и модернизации общества, отклонения от нормы общественного сознания в условиях чрезвычайного состояния общества, в т. ч. военного конфликта, разрушительная роль национализма, ксенофобии, радикализма и экстремизма в межэтнических отношениях — основные проблемы, подвергнутые глубокому исследованию.

При этом автор почти не касается влияния зарубежных сил на процессы, происходящие в Украине. Говоря о смене общественно-экономической формации, приведшей к утрате гражданами социальных завоеваний советского периода, он избегает (думается, по соображениям, которые, учитывая сегодняшнюю политическую обстановку в стране, можно понять) определять ее как реставрацию капитализма, как и характеристики политического строя, установленного в результате государственного переворота 2013—2014 гг. Но приведенные в книге сведения о том, к чему пришла Украина вследствие этих трансформаций, результаты мониторингов, отражающие отношение к ним украинской общественности, дают объективную научную, социально-политическую оценку состояния нашего общества.

У автора есть все основания утверждать: «Украинское общество выберется из многолетнего системного кризиса истощенным, ослабленным, еще более атомизированным, в состоянии угнетенности, апатии, неудовлетворенности, отчаяния, недоверия, разобщенности, пассивности, пофигизма и дремоты, с крайне деформированной структурой экономики и господством бюрократии, а значит, и с не меньшим, чем сейчас, уровнем коррупции от ее низов до верхов. К тому же вряд ли выход из кризиса будет совпадать с преодолением раскола элит. Поэтому честное осмысление состояния, в котором пребывает общество, поиск оптимального пути его развития, разработка стратегии возрастания его экономического, социального и культурного потенциала должны опираться на научный социальный диагноз, а не на идеологические лозунги, не на подброшенные извне модели и проекты».

Страницы книги, где речь идет о значении научного анализа, о роли науки в осмыслении происходящих в обществе процессов, об отношении к ней власти, производят сильное впечатление. Рассказывается о проведенном Институтом социологии накануне бурных событий осени 2013-го и зимы 2014 г. очередном опросе населения. К началу лета 2013 г., когда проводился опрос, в стране шла будничная, рутинная политическая и государственная жизнь, общество продолжало переживать системный кризис. Каких-либо значимых шагов, которые открывали бы перспективу для общества или хотя бы для отдельных социальных групп, ни властью, ни оппозицией не предпринималось. Казалось, что все идет так, как и в предыдущие годы.

Но «крот истории» двигался в глубине общественной жизни, некоторые отголоски его усилий пробивались вовне. Состояние в экономике ухудшалось. Тревожные тенденции находили отражение в общественном мнении, в котором господствовали минорные настроения, разочарование в экономической модели с преобладанием частной собственности на крупные предприятия.

Исследование показало, что большинство граждан считали наиболее эффективным путем выхода из кризисного состояния модернизацию, внедрение новых технологий и техники, что более значимой в экономике должна быть роль государства, планирования, учета и контроля. Все более острой становилась реакция на углубление социального неравенства, становление резко поляризованной по доходам и уровню жизни социальной структуры, укрепление кастово-олигархического устройства, ущемление человеческого достоинства, отсутствие условий для общественной самореализации и общественного самоутверждения, попрание законности, признанных в демократическом мире прав и свобод.

Материалы опроса были доведены до высшего политического руководства, правительства. Внимание руководства страны привлекалось к тому, что в обществе нарастает социальное напряжение, растет возмущение углубляющейся социальной несправедливостью, терпение значительной части населения на пределе, любое событие могло послужить толчком к массовым протестным выступлениям, что в существующем перманентном кризисном состоянии Украина не сможет продержаться бесконечно долго. Ученые-социологи считали своим долгом не скрывать факты и не запугивать ими, а давать объективный, взвешенный диагноз, фиксировать проявившиеся тенденции, указывать как на те, что несут угрозы, так и на те, которые открывают путь выхода из тупика.

Соображения, прогнозы и предложения ученых были признаны слишком радикальными и фактически проигнорированы. Как, впрочем, и в других подобных случаях. До социального взрыва, обернувшегося трагическими потерями и установлением тоталитарного режима, оставались считанные месяцы.

Дальнейшее развитие событий показало, что случившееся ничему власть не научило. Украина стала, по справедливому заключению автора, «государством с деградирующим типом интеллектуального потенциала. В нем научные разработки остаются невостребованными ни властью, ни государством, ни бизнесом... Невостребованность знаний обществом, в том числе и тех, которые должны быть прежде всего истребованы государством, — фундаментальных знаний, является скорее индикатором некоего существенного порока, поразившего его социальную матрицу... К тому же на науку смотрят как на излишнюю тяжесть...

В стране, в которой почти исчерпаны минеральные ресурсы, где... достойного будущего можно достичь, лишь опираясь на интеллект, власть абсолютно не понимает значимости науки, интеллектуального и образовательного капитала».

Экс-премьер Яценюк, для которого вообще характерным было пренебрежительное отношение к украинской науке, договорился до того, что назвал сделанное учеными за двадцать предыдущих лет «макулатурой». И он не одинок. Будущее украинской науки, особенно академической, находится под угрозой.

Во многом таким же является и отношение к образованию, которое все больше становится недоступным для значительных слоев населения нашей страны. Фактом стало и уничтожение профессионализма практически во всех звеньях государственного механизма.

Ситуация складывается так, что все меньше остается оснований рассчитывать на то, что предстоящие президентские выборы приведут к кардинальному изменению положения в стране к лучшему в ближайшие годы.

Автор рассматриваемого издания прав: в украинском обществе сегодня нет никаких предпосылок, чтобы рассчитывать на то, что кризис сплотит, мобилизует, подтолкнет массы к самоорганизации, активизирует их выступления в защиту своих интересов, против произвола монополий и господства олигархов. Нынешний властный режим фактически уничтожил реальную политическую оппозицию. Коммунистическая партия — последовательный защитник интересов трудового народа, юридически не будучи запрещенной, фактически лишена возможности легально действовать, пользоваться полномочиями и правами, декларированными в Конституции.

Об обстановке, сложившейся в стране, автор говорит так: «Во-первых, у нас нет социально-политических идей, которые имели бы распространение и авторитет в массах, а тем более одной великой идеи, способной консолидировать общество для глубокого реформирования, преобразования. Во-вторых, у нас нет никаких социальных групп, идентифицируемых себя в качестве если не общественного гегемона, то хотя бы достаточно активной сформированной самостоятельной политической силы, способной добиваться своих требований и настойчиво идти к цели. В-третьих, у социально активных групп граждан пока что нет достаточного потенциала воли, способного к принципиальному переформатированию системы. Сбой социальной системы будет преодолен лишь тогда, когда дозреют все указанные социальные условия». Резко, но справедливо.

Книга Н. А. Шульги издана, к сожалению, очень малым тиражом — у Института социологии не было иных возможностей. Желательно разместить текст книги на электронных носителях, сделать его доступным для широкого круга читателей — парламентариев, государственных, политических и общественных деятелей, активистов, преподавателей вузов и школ. Она заслуживает того.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

загрузка...
Loading...

Загрузка...

Как нам получать Нобелевки

Опыт Китая и его Единой платформы выглядит именно тем, что требуется украинской науке...

Борис Патон: Война с историей, памятниками, названием...

Мы потеряли очень много. И продолжаем терять. Наука в Советском Союзе и та наука,...

Исаак Трахтенберг: «Чтобы реформировать...

Академик Николай Амосов прозорливо заметил: «Если мы не решим в ходе реформирования...

Мы политические шизофреники — но это излечимо

Теперь это научный факт: украинское общество расколото по множеству поводов вовсе не...

Загрузка...

«ДНР» и Донецкая область — где платят больше?

Деньги и безопасность — главные темы сегодняшнего обзора региональных СМИ. В...

От первого лица

Название нынешнего обзора имеет самый что ни на есть прямой смысл: во всех четырех...

Русские украинские

«Русские писатели Украины» или «украинские русскоязычные писатели»? Во...

Отцы, матери, дети

В очередном книжном обозрении — четыре романа о семейных делах. Действие первых...

Юрий Радионов: «Книга — это акт честности»

Юрий Радионов рассказал «2000», что в восемь лет жил на острове вместе с...

Победили извечное — «все уже решили за нас

Если исключить не всегда удачные попытки разыграть своих читателей 1 апреля, то...

Комментарии 1
Войдите, чтобы оставить комментарий
Валерий
24 Марта 2019, Валерий

Прочитав данную статью ( не книгу ) могу сделать один - единственный вывод . Состояние общества и государства можно обозначить одним словом - Руина . И выход из такого гибельного состояния один - тот самый , которым закончилась первая украинская Руина . Хотя бы восстановление нормальных межгосударственных отношений с Россией .
Автор не осмелился сделать логично следующий вывод - только союз родственных
народов может вывести Украину из этого пагубного состояния , как это и было в истории.
Как совершить это на практике , конечно , большой вопрос покаещё не имеющий решения .

- 1 +
Loading...
Получить ссылку для клиента

Авторские колонки

Блоги

Idealmedia
Загрузка...
Ошибка