Российско-украинский фронт

№3 (398) 18 - 24 января 2008 г. 18 Января 2008

Гуманитарная политика, проводимая Виктором Ющенко, давно стала фактором, влияющим на политику внешнюю, особенно на украинско-российские отношения. И фактором, явно не благоприятствующим налаживанию отношений дружбы и добрососедства. Мы неоднократно обращали внимание на беспрецедентную активность в последние месяцы. К сожалению, из парламентских политических сил только Компартия дала принципиальную оценку действиям президента. Но на внешней арене усиление националистических, антироссийских тенденций в украинской политике не остались незамеченным...

9 января Департамент информации и печати МИД России выступил с критикой в связи с недавним (24 декабря 2007 г.) решением Конституционного Суда Украины о дублировании на украинский язык фильмов иностранного производства. «Это (решение КС. — Авт.) явилось очередным подтверждением нежелания украинских властей полностью и добросовестно выполнять свои международные обязательства», — говорится в комментарии ДИП МИД РФ. Предпринимаемые действия в области кинематографии, «не соответствуют Европейской хартии региональных языков или языков меньшинств, предусматривающей поощрение властями распространения кинопродукции на языках меньшинств».

«Беспокоит и общая ситуация с осуществлением Украиной Европейской хартии региональных языков или языков меньшинств», — цитирует слова департамента «Интерфакс-Украина».—...Например, принятые в соответствии с хартией решения областных и городских властей ряда регионов Украины о придании русскому языку статуса регионального признаны не соответствующими Конституции страны и опротестованы прокуратурой». Департамент «вынужден констатировать, что Украина вновь пытается проигнорировать международные обязательства государств «воздерживаться от действий, которые лишили бы договор его объекта и цели, если оно (государство) подписало договор».

10 января советник-посланник посольства России в Украине Всеволод Лоскутов, комментируя заявление ДИП МИД РФ, отметил, что оно не может рассматриваться в качестве факта вмешательства во внутренние дела Украины: «Это была высказана наша позиция... Мы считаем это гуманитарным вопросом и можем высказывать свою позицию так же, как и другие страны и министерства иностранных дел высказывают свою позицию в отношении каких-то российских реалий».

Советник-посланник подчеркнул, что в данном случае речь идет о международных документах, и в заявлении МИД России есть четкая ссылка на конкретные статьи таких документов. Лоскутов особо отметил, что речь идет о выполнении международных обязательств, взятых на себя Украиной.

Речь идет о Европейской хартии региональных языков или языков меньшинств.

В ответ украинский МИД, возглавляемый ныне г-ном Огрызко, назвал российское заявление попыткой «дезориентировать международное сообщество о реальном состоянии дел с обеспечением прав национальных меньшинств в нашем государстве, а также внести элемент нестабильности в межнациональные отношения в Украине».

В заявлении МИД Украины 10 января было указано, что наша страна, оказывается, «полностью выполняет взятые на себя обязательства по Европейской хартии региональных языков или языков меньшинств». Правда, украинские дипломаты тут же оговорились, «в очередной раз» обратив внимание на то, что, по их мнению, «объектом хартии является защита языков, которые находятся под угрозой исчезновения, а не языковых прав национальных меньшинств (в т. ч. русского), которые проживают в определенных регионах государства и которым, согласно национальному законодательству, предоставлены все возможности для всестороннего развития». «Развитие кинематографии Украины и поддержка государственного языка является внутренним вопросом нашего государства», «таким образом, «обеспокоенность» МИД РФ языковой ситуацией в Украине является по меньшей мере некорректной», — считают в украинском МИДе.

Во-первых, о правах и вольностях нацменьшинств в Украине. Хотя мне лично и режет слух, когда русские именуются «нацменьшинством», но тем не менее. Согласно ратифицированной Украиной Европейской рамочной конвенции по правам национальных меньшинств нельзя ухудшать положение нацменьшинств, существующее на момент ратификации. Ухудшается положение русскоязычных из-за ограничений, вводимых обязательным дубляжом кинопроката? Очевидно. И не только этим.

Но вернемся к языковой хартии, обязательства по которой, как заявили в МИД, Украина «полностью выполняет». Позвольте, но ведь вот уже около трех лет, сразу после победы «оранжевой демократии», власть поставила вопрос о необходимости сделать «правильный» перевод этого документа. И в той же программе нынешнего Кабмина, проект которой был опубликован на правительственном портале 10 января, говорится о необходимости приведения закона Украины «О ратификации Европейской хартии региональных языков или языков меньшинств» в соответствие с целью и объектом хартии путем принятия изменений и дополнений к нему».

Иными словами: власть поставила под вопрос сам факт ратификации Украиной Европейской хартии региональных языков или языков меньшинств. Не то, дескать, было ратифицировано.

Так что же, спрашивается, «полностью выполняет» Украина? Ничего не выполняет, ибо даже отказывается признавать содержание документа, который должна была бы добросовестно выполнять.

А в отношении того, что «объектом хартии является защита языков.., а не языковых прав национальных меньшинств (в т. ч. русского)», так это старая песня «оранжевых» манипуляторов. Логика получается такая: люди — отдельно, языки — отдельно. Сам по себе такой подход выглядит неразумно.

В преамбуле хартии четко и недвусмысленно говорится: «Право использовать региональный язык или язык меньшинства в частной и общественной жизни является неотъемлемым правом в соответствии с принципами, зафиксированными в Международном пакте о гражданских и политических правах, и согласно духу Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод». Там же имеются отсылки к работе, проделанной «в рамках СБСЕ и, в частности, Хельсинкский заключительный акт 1975 года и Документ копенгагенского совещания 1990 года». Т. е. хартия, что логично и естественно, защищает права людей, а не права языков — сколько ни пытались измышлять цели и задачи этого документа националисты из украинской власти.

При этом русский язык является родным для половины населения Украины. В частности, в ходе недавнего исследования, проведенного Центром им. Разумкова, 25,7% граждан назвали русский язык родным, еще 21,5% указали на два родных языка — русский и украинский. Более половины уверены, что русский язык должен иметь гарантированный законом статус (31,4% респондентов высказались за государственный статус русского языка, еще 24,3% полагают, что украинский язык должен быть государственным, а русский — официальным языком) (17.12.2007, «Интерфакс-Украина»).

Как видим, Европейская хартия региональных языков или языков меньшинств весьма актуальна для Украины.

Более чем подробные объяснения относительно предмета хартии давали и представители Совета Европы еще в 2006 году, когда «оранжевые» затеяли эту историю с «правильным переводом».

К примеру, Хасан Бермек, сотрудник секретариата Совета Европы по вопросам имплементации Европейской хартии региональных языков или языков меньшинств, в комментарии для «Немецкой волны» (14.06.2006) указывал, что, ратифицируя документ (а это произошло 15 мая 2003), Украина «сама определила не только перечень языков, которые подпадают под действие этого документа, но и перечень охранных мероприятий, которые должны применяться относительно них — в общем, в таких отраслях, как образование, правосудие, административные функции, СМИ. И вычеркнуть из этого списка теперь нельзя не только язык, но и даже какой-либо пункт. В хартии указано, что государства могут расширять этот перечень, но они не могут вычеркивать ничего из списка. Т. е. они не могут, что касается мероприятий защиты языков, делать шаг назад — лишь вперед».

«Оранжевые» же, согласно программе Кабмина Тимошенко, намерены именно сделать шаг назад, вопреки хартии вычеркнув из списка подлежащих защите русский язык.

18 июня 2006 г. на сайте украинской службы «Немецкой волны» был размещен довольно обстоятельный материал («Європейська хартія регіональних мов. Труднощі перекладу»), в котором подавалось мнение Совета Европы как относительно рассматриваемой хартии вообще, так и ситуации вокруг ее «перевода» и прочих «уточнений» в закон о ратификации. Европейские эксперты указывали: «...в Україні лунають думки, що свого часу «Європейську хартію регіональних мов або мов меншин» було неправильно перекладено на українську. І це призвело до спотворення визначення основних понять. Зокрема, того, які саме мови охоплює документ. У секретаріаті «Європейської хартії регіональних мов, або мов меншин», вважають, що тлумачити положення документа якось по-іншому просто неможливо. Адже визначення предмету хартії надано досить широко. Так, що його можна застосувати практично до усіх мов». Подчеркнем: «до усіх мов» — без исключения, вымирающих и вполне здравствующих.

Содержательный анализ хартии также опровергает тезис МИД Украины о том, что «объектом хартии является защита языков, которые находятся под угрозой исчезновения».

К примеру, статья 11: «Средства массовой информации... 2. Участники обязуются гарантировать свободу прямого приема радио- и телевизионных передач из соседних стран на языке, используемом в форме, идентичной или близкой региональному языку или языку меньшинства, и не препятствовать ретрансляции радио- и телевизионных передач на таком языке из соседних стран». Совершенно очевидно, что не могут считаться находящимися «под угрозой исчезновения» языки, которые в соседних странах используются на телевидении и радио.

Или статья 14: «Межгосударственные обмены. Участники обязуются: а) применять существующие между государствами, в которых тот же язык используется в идентичной или схожей форме, двухсторонние и многосторонние соглашения в сфере культуры, образования, информации, профессиональной подготовки... либо, при необходимости, добиваться заключения таких соглашений, с тем чтобы содействовать расширению контактов между лицами, пользующимися одним и тем же языком в соответствующих государствах; b) в интересах региональных языков или языков меньшинств содействовать и/или развивать приграничное сотрудничество, в частности, между региональными или местными властями, на территории которых тот же язык используется в идентичной или схожей форме».

Ну кто в здравом уме посчитает находящимся «под угрозой исчезновения» язык, который является государственным в соседней стране?

А есть еще такой документ, как пояснительный доклад к хартии, подготовленный Советом Европы и имеющий статус официального документа этой организации. Пункт 18 гласит: «язык меньшинства в одном государстве может быть языком большинства в другом». Язык большинства в другом государстве — это не язык, находящийся «под угрозой исчезновения».

Пункт 19: «Составители хартии столкнулись с проблемой больших различий в положении региональных языков и языков меньшинств в Европе. Некоторые языки охватывают относительно обширные территории, они используются значительным числом людей, имеют определенные возможности развития и устойчивы как культурное явление; на других же говорит лишь очень малая часть населения». Т. е. понятие языкового меньшинства никак не связано с конкретной численностью той или иной языковой группы — носителей языка может быть больше или меньше, но все они (люди, а не языки!) должны быть защищены и гарантированны в правах.

Кстати, попытка внести коррективы в закон о ратификации, исключив из списка подлежащих защите русский язык, будет являться прямым нарушением Конституции Украины. Закон от 15 мая 2003 года о ратификации хартии является действующим, в нем закреплены права и свободы граждан Украины в языковой сфере. А согласно статье 22 Основного Закона, «Права и свободы человека и гражданина, закрепленные настоящей Конституцией, не являются исчерпывающими.

Конституционные права и свободы гарантируются и не могут быть упразднены.

При принятии новых законов или внесении изменений в действующие законы не допускается сужение содержания и объема существующих прав и свобод».

Таким образом любые изменения в закон от 15 мая 2003 года, которые сузят содержание и объем существующих прав и свобод, конкретно — языковых прав и свобод — недопустимы! Конституция не позволяет.

Россия как член Совета Европы, безусловно, имела право высказываться на предмет выполнения Украиной принятых на себя обязательств в сфере обеспечения языковых прав, в частности — русскоязычного населения. А права эти регулярно сужаются.

Было странно услышать возмущенный комментарий по этому поводу представителя Партии регионов. В частности, Анна Герман (она к тому же еще и глава парламентского комитета по вопросам свободы слова и информации) заявила, что, дескать, вопрос дублирования иностранных фильмов на украинский язык — это внутреннее дело Украины, и заявление Министерства иностранных дел РФ по данному вопросу не совсем уместно, мол, «другая страна должна заниматься проблемами внутри своей страны» (10.01.2008, «Интерфакс-Украина»).

Но лучше бы Герман объяснила, почему проблемы — действительно актуальные для Украины — поднимают не представители украинских политических партий, а дипломаты соседнего государства. Почему — вот конкретно мои, Сергея Лозунько права (и, полагаю, миллионов таких, как я) — защищает Москва, а не, скажем, Партия регионов? Или Герман, как и украинский МИД, считает, что с языковой сферой в Украине все нормально, и ничьи права не ущемляются?

Не буду напоминать, с какими программами и обещаниями ходят на выборы «регионалы», какие референдумы обещают и за что собирают миллионы подписей. Но вот что не так давно указывал по поводу ситуации с языковой хартией депутат ПР Вадим Колесниченко: «Виктор Ющенко, выступая 9 ноября этого года (2007-го. — Авт.) перед журналистами, заявил, что «Украинское государство имеет одну из самых толерантных языковых политик. Мы не имеем ни одного случая исчезновения или сужения возможностей любого чужого языка».

Более того, Ющенко хватило совести вспомнить про Европейскую хартию региональных языков или языков меньшинств, которую он и его команда уничтожают и не уважают с момента ратификации... Ведь именно Ющенко, 22 февраля 2007 года выступая в Крыму, дал четкое указание всей вертикали своих подчиненных — «Тема регионального языка как категория, как определение не существует ни в Конституции, ни в одном законе Украины». Хотя статья 1 ратифицированной Украиной Европейской хартии региональных языков или языков меньшинств четко определяет понятие «региональный язык» — это язык, который «традиционно используется в границах определенной территории государства гражданами этого государства, составляющими группу, которая по своей численности меньше, чем остальное население этого государства; и отличается от официального языка (языков) этого государства»... Президент... выбрасывает на обочину общества более 14 миллионов граждан Украины, которые говорят на не украинском языке. Дискриминация такого количества людей, граждан своего государства, которые являются коренными жителями этого государства, по языковому или культурному признакам, в самом центре Европы, не знает примера, наверное, со времен фашизма в Германии, который, к слову, сейчас активно поднимает голову и в Украине. Или, может быть, президент также не знает, что в Украине принято более 40 законов, которые четко устанавливают употребление только украинского языка и дискриминируют все остальные?».

Не имеет права молчать государство — член Совета Европы, если «уничтожают и не уважают» документ этой организации.

Для выявления реальной ситуации с соблюдением положений Европейской хартии региональных языков или языков меньшинств Вадимом Колесниченко вместе с рядом правозащитных организаций был проведен независимый мониторинг языковой ситуации в Украине и подготовлен соответствующий Общественный отчет, который был предоставлен Генеральному секретарю Совета Европы, Европейской комиссии против расизма и нетерпимости, европейским парламентариям, уполномоченным государственным органам в Украине.

Опустим выводы о том, что хартия была ратифицирована Украиной в эдаком «облегченном» варианте (предполагающем больше декларативную, чем реальную защиту языковых прав). Но даже то, что ратифицировано, не выполняется. Так же совершенно недопустимой является ситуация с обеспечением прав человека в языковой сфере в целом.

Приведу некоторые моменты из упомянутого отчета:

— в сфере науки и образования государственная политика Украины направлена на постепенное вытеснение других языков, особенно русского, из учебного и научного процесса и замещение их украинским языком. Такая же тенденция наблюдается в сфере телевидения, радиовещания и кинопроката (что и подтвердило недавнее решение КС);

— региональные языки и языки меньшинств в Украине поддаются негласной дискриминации со стороны чиновников разного уровня вплоть до Президента Украины, даже на публичном уровне. Показательной является ситуация с русским языком. Так, в 1989—1990 учебном году в УССР насчитывалось 4633 школы, где русский язык был единственным языком обучения. С 1990 года число школ с русским языком обучения уменьшилось на 3 тысячи в пользу украиноязычных и смешанных школ, то есть сокращение составило около 65%. Ежегодно свой статус школ с русским языком преподавания теряют около 130 школ. Во многих регионах страны языки меньшинств, численность представителей которых составляет сотни тысяч лиц, не имеют собственных учебных заведений, лишены основополагающих языковых прав. В Винницкой, Волынской, Ивано-Франковской, Тернопольской, Ровенской и Киевской областях, в которых проживает свыше 170 тыс. русскоговорящих граждан (по данным переписи 2001 года), нет ни одной школы с русским языком обучения. В Хмельницкой, Черкасской, Черниговской и Черновицкой областях осуществляют учебный процесс на русском языке только по одной школе;

— с 1 сентября 2005 года украинское судопроизводство осуществляется исключительно на государственном языке, что нарушает конституционные принципы равенства граждан перед законом, доступа к судопроизводству, принцип соревновательности в суде;

— выпускное тестирование в школах проводится на украинском языке, так же, как и вступительные экзамены в вузы;

— Национальный совет по вопросам телевидения и радиовещания Украины фактически осуществляет политику прямого незаконного давления на СМИ, которые работают на региональных языках или языках меньшинств. При этом даже после таких выводов (полученных полностью на базе официальной информации Государственного комитета статистики Украины, других государственных органов) чиновники разного уровня четко выполняют высокое указание и пытаются игнорировать полученные результаты, а временами даже прибегают к откровенной лжи, не стесняясь даже международного сообщества (13.11.2007, from-Ua). И т. д.

Со 2 января Нацсовет по вопросам телевидения и радиовещания начал мониторинг программ общенациональных теле- и радиоорганизаций. Причем, как сообщала пресс-служба этого ведомства 19 декабря, анонсируя эту ревизию, «мониторинг будет проводиться с целью выявлений нарушений законодательства, прежде всего относительно использования государственного языка, дублирования иноязычных аудиовизуальных произведений, соблюдения квоты на рекламу, трансляции рекламы, относительно которой есть ограничения законодательства».

Перед тем состоялась встреча Нацсовета с руководителями общенациональных теле- и радиокомпаний, на которой обсуждались результаты соблюдения в 2007 году требований действующего законодательства и выполнения условий Меморандума о сотрудничестве, «создании комфортной украинской информационной среды».

В частности, Нацсовет обратил внимание на небольшое количество украиноязычных песенных произведений, «что сдерживает развитие и пропаганду украинской культуры». Глава Нацсовета Виталий Шевченко отметил, что Нацсовет за время действия меморандумов был-де «очень терпим», но «теперь, по завершении действия меморандумов, Национальный совет со 2 января будет осуществлять полноформатные мониторинги теле- и радиоэфира, применяя к нарушителям соответствующие санкции» (19.12.2007, www.ПРАВДА. com.ua). Т. е. с начала текущего года машина по вытеснению русского языка из украинского информпространства заработает с новой силой, включая и репрессивные методы.

Тон процессу задает президент. За несколько дней до воинственных заявлений главы Нацсовета по вопросам телевидения и радиовещания Ющенко имел встречу с членами Нацсовета, на которой призвал «наметить первоочередные шаги в осуществлении национальной информационной стратегии». В частности, сообщала президентская пресс-служба 13 декабря, президент указал: «Национальное информационное пространство должно быть украинским. Это ключевое требование для развития единой нации, для патриотичного воспитания детей и молодежи». В этом контексте президент «обратил особое внимание на употребление на национальном телевидении и радио украинского языка». Понятно, как это было воспринято чиновниками.

И не только чиновниками. Вадим Колесниченко верно отмечал, что в Украине имеются проявления, не знающие примера, «наверное, со времен фашизма в Германии», а фашизм «сейчас активно поднимает голову и в Украине».

Буквально на следующий день после призыва президента на сайте «УП» появился блог «Оргкомитета Чрезвычайного Собрания «Украина — зона культурного бедствия». Среди прочего активисты этой организации сообщали, что утвердили «звання Ворога української культури. Вперше в історії України ми наважуємося у лице назвати ворога ворогом». Действительно, впервые в истории Украины... А поступать с «ворогами» следует так: «Усім представникам культурної громади України рекомендується ставитися до Ворогів української культури як до своїх особистих ворогів. Не рекомендується тиснути їм руку, бажати здоров'я, вітати зі святами, спілкуватися на неслужбові теми тощо. Заохочуються усі інші способи прояву громадського осуду по відношенню до цих людей». «Усі інші способи» — это включая физические? Весьма импозантно как для европейского государства...

Языковая сфера — не единственное, что вызывает обеспокоенность в России.

14 декабря МИД РФ распространил заявление, в котором отметил: «В России глубоко обеспокоены усилением откровенно националистических, антироссийских и русофобских настроений и проявлений на Украине», «речь фактически идет о попытках использования сложных периодов нашей совместной истории для получения сиюминутных политических выгод в угоду сомнительным идеологическим установкам... Обращает на себя внимание, что радикальные националистические силы в стране чувствуют себя не только вольготно и безнаказанно, но все более активизируют свои провокационные действия».

В качестве примера МИД РФ привел открытие в Запорожье памятника жертвам голода в СССР 1932—1933 годов, когда «в присутствии и при трусливом молчании представителей властных структур Украины руководитель Конгресса украинских националистов некто Тымчина опустился до кощунственных русофобских и антисемитских высказываний».

«Не могут не вызвать возмущения непрекращающиеся акты вандализма в отношении памятников советским воинам-освободителям в западных областях Украины — в Червонограде, Дрогобыче, Львове, Ивано-Франковске, других городах», — отмечалось в заявлении МИД РФ. Реабилитируется ОУН-УПА, «хотя хорошо известно, что бандитские формирования УПА принимали участие в карательных акциях нацистов... Складывается впечатление, что определенные политические силы на Украине намеренно поощряют подобного рода действия и тем самым сознательно идут на обострение российско-украинских отношений, нанося серьезный ущерб чувствам добрососедства и доверия, которые наши братские народы традиционно питают друг к другу... все это вызывает искреннее возмущение российской общественности». МИД РФ выражал надежду, что «не только власти, но и интеллигенция Украины, ветераны и молодежь скажут свое веское слово». «Пора дать отпор подобным националистическим выходкам», — призывали в МИД РФ.

Давно пора! Но некому.

Список примеров, приведенный российскими дипломатами, далеко не полон.

Почему президент Ющенко промолчал, не среагировал? Почему не потребовал от СБУ разобраться с Тымчиной, обещавшим, что Днепр станет красным от русской и еврейской крови? Где президент в ситуациях, когда сносятся памятники воинам-освободителям?.. А президент в это время присваивал звание Героя Украины Шухевичу.

Но почему другие политические силы Украины молчат и не дают отпор националистическим, а порой и попросту фашистским выходкам? «Регионалы» вроде бы брались «давать отпор», даже собирали на этой почве неплохой электоральный урожай. Но «ширка» с теми, кто реабилитирует ОУН-УПА, кто проводит политику на вытеснение русского языка, показалась им дороже, чем взгляды, позиции, интересы избирателя.

Стоит ли удивляться, что значительная часть русского и русскоязычного населения Украины постоянно оглядывается на Москву! Скажем больше: правильно делают. Ведь в Украине-то, как показали последние события, их ценности защищать некому. Оговоримся: за исключением Компартии — единственной из парламентских сил, которая не прятала голову в песок, называя вещи своими именами.

Результаты социсследований, обнародованных накануне Нового года, зафиксировали (впрочем, уже не в первый раз) довольно интересную ситуацию: президенту соседней России украинцы доверяют больше, чем украинскому президенту.

55% опрошенных «ФОМ-Украина» (опрос проводился с 14 по 23 декабря) заявили, что доверяют Владимиру Путину. При этом 55% опрошенных центром «Социальный мониторинг» и Украинским институтом социальных исследований (опрос проводился с 7 по 17 декабря) не доверяют президенту Виктору Ющенко (27.12.2007, proUA).

Ненормальная ситуация. Но вполне объяснимая. Ибо на кого еще уповать половине страны, как не на президента соседней державы, который бы обратил внимание высшей украинской власти на ее антиукраинскую внутреннюю политику. Именно антиукраинскую. Антироссийскую тоже, но антиукраинскую в еще большей степени, ибо она не воспринимается основной частью граждан. Отметим также, что любая антироссийская внешняя политика априори является антиукраинской — с точки зрения политики внутренней. Ведь только 5,6 % граждан Украины считают Россию враждебным государством, тогда как около 70% рассматривают Россию в качестве дружественной страны, стратегического и торгово-экономического партнера (исследование Центра «София», проведенное с 9 по 15 ноября — 26.11.2007, «Новый Регион»).

18 декабря Владимир Путин направил послание Виктору Ющенко. Владимир Владимирович отметил, что «взаимодействие России и Украины в гуманитарной области является очень важной составляющей стратегического партнерства наших стран». По его мнению, состояние дел в гуманитарной сфере есть «наглядный показатель общей динамики двусторонних отношений».

Но «именно на этом направлении у нас, к сожалению, в последнее время возникли существенные разногласия. Причем «инициатива» исходит не из Москвы. Речь идет прежде всего о своеобразной трактовке украинской стороной событий нашей общей истории, героизации сотрудничавших с нацистами военных преступников, развязанной в ряде регионов Украины «войне» с историческими памятниками и захоронениями советских воинов-освободителей, усиливающейся дискриминации русского языка, деятельности, направленной на раскол Украинской православной церкви. Эти недружественные шаги уже омрачают атмосферу отношений между нашими государствами. Более того, они могут нанести серьезный ущерб двустороннему сотрудничеству на различных направлениях».

Путин предложил «дополнительно ориентировать соответствующий подкомитет возглавляемой нами Российско-Украинской межгосударственной комиссии на оперативную проработку и решение всех возникающих в этой чувствительной сфере проблем, а также подготовку предложений по укреплению культурно-гуманитарного сотрудничества». Кроме того, привлек внимание Ющенко к одобренному 22 ноября 2007 года Советом глав правительств СНГ проекту решения Совета глав государств СНГ об объявлении 2008 года Годом литературы и чтения в Содружестве. Как отметил Путин, «реализация этого Решения призвана содействовать дальнейшему развитию библиотечного дела и национальных литератур, сотрудничеству в сфере книгоиздания, книгообмена и взаимного перевода в СНГ. Рассчитываем, что Украина присоединится к этой инициативе, способствующей взаимообогащению литературных контактов между нашими странами и предусматривающей проведение важных культурно-образовательных мероприятий на пространстве Содружества» (http://www.kremlin.ru/text/greets/2007/12/154592.shtml).

Официальный Киев, как известно, игнорирует любые инициативы гуманитарного характера на пространстве СНГ. Хотя совершенно очевидно, что большая часть украинских граждан настроена на самое широкое культурное сотрудничество с Россией и другими постсоветскими государствами.

21 декабря министр иностранных дел России Сергей Лавров отметил необходимость объективной оценки исторического наследия Украины и России. Об этом говорилось в его послании участникам международной конференции «Россия и Украина в судьбе восточно-христианской цивилизации. История, культура, язык, вера», которая проходила в Киеве. «Мы не можем оставаться равнодушными, когда сегодня в мире предпринимаются попытки реабилитации нацистских преступников, героизации исторических деятелей по принципу их антироссийской политической ориентации, — указывал он. — Вопросы истории, объективность оценок исторического наследия братских народов России и Украины «приобретают особое значение на фоне непрекращающихся попыток исказить прошлое в угоду конъюнктурным соображениям, политической целесообразности».

10 января текущего года замминистра иностранных дел России Григорий Карасин в интервью журналу «Независимый обозреватель стран Содружества» отметил: «У нас на самом деле вызывает обеспокоенность подход определенных политических сил в Украине к общему для наших государств историческому прошлому». Карасин указал, что российская общественность отрицательно оценивает шаги, направленные на героизацию УПА, формирования которой принимали участие в карательных операциях нацистов.

«Вызывает сожаление необъективная позиция украинской власти относительно массового голода в СССР 1932—1933 годов, жертвами которого стали россияне, украинцы, казахи, граждане других республик СССР», — заявил Карасин. Он обратил также внимание на рост русофобских и антисемитских настроений среди «националистически настроенных» организаций Украины и подчеркнул, что Россия откровенно и искренне сообщает об этом Украине.

Проблемы, обозначенные Путиным и российскими дипломатами («война» с историей, героизация нацистских прислужников, усиление дискриминации русского языка и т. д.), волнуют не только Москву. Они касаются и значительного количества украинских граждан.

Но странное дело: позицию официальной России мы знаем, слышим, видим.

А вот политические силы Украины, которые — согласно их программным установкам — стоят как будто бы на тех же позициях, не только не предпринимают никаких усилий по недопущению и пресечению вышеуказанных явлений и процессов, инициируемых и реализуемых националистами, но даже воздерживаются от политических оценок

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Самоучитель совести

Чтобы не множить ошибки и примирить украинцев, надо сказать самим себе правду о...

Языковое обслуживание: первые итоги

В условиях, когда механизмы возбуждения массового возмущения в соцсетях...

Язык мой — враг мой?

В Украине есть все возможности для исключения языковой проблемы из внутренних угроз...

Братья Медведевы: близнецы у истоков Самиздата

В 1970-м Самиздат (как ныне интернет) по умолчанию обозначал открытое информационное...

Застарілий лінгвістичний міф

Міждержавна напруга — не аргумент для відмови від спільної мови з...

Асимметрия украинского Мефистофеля

Честная интеллектуальная элита Украины должна формировать образ мира, а не войны

Родной язык и мову надо защищать

Язык народа – уникальное общественное явление. Он выражает духовную, нравственную...

В кипящем котле

К Варламу Шаламову, убежденному в том, что главная опасность не в политических идеях, а...

Одна книга тысячу людей учит?

Книжные новинки интересны 4% опрошенных

Китайский — не роскошь, а цивилизационная...

Таблицы паттернов в двадцать-тридцать раз сокращают запоминание полезных фраз

Свободная касса, несвободный язык

Иногда привычные вопросы напоминают о себе самым неожиданным образом.

Совесть. Испытание

В издательском доме «АДЕФ-Украина» вышла в свет книга «Испытание...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Авторские колонки

Блоги

Ошибка