Инна ОСИПЕНКО-РАДОМСКАЯ: «Ни одной своей гонки не помню»

№34 (618) 24 – 30 августа 2012 г. 22 Августа 2012 0
К «бронзе» Афин-2004 и «золоту» Пекина-2008
Инна добавила два «серебра» Лондона-2012

Елена САДОВНИК

«Серебро» — это наша семейная победа», — не скрывала радости после финала на своей любимой 500-метровке Инна ОСИПЕНКО-РАДОМСКАЯ. После яркой виктории на Играх-2008 Инна попрощалась с Сергеем Дубининым — тренером, с которым работала более 12 лет. И начала новый олимпийский цикл под опекой своего мужа Дмитрия Радомского. Он ради новых побед жены надолго забыл о собственной мечте: вернуться в большой спорт — гребной слалом.

Эту пару, как у нас случается, сразу раскритиковали, а на Осипенко-Радомской поставили большой и жирный крест.

«Все вокруг думали, что Дмитрий стал тренером в один прекрасный день. Но это не так. Он был рядом со мной на протяжении многих лет, внимательно наблюдал за моими тренировками, давал советы. И тренерское дело изучил досконально, — рассказывала Инна в тот непростой для супружеско-спортивного дуэта час. — Но для посторонних Дима был всего-навсего начинающим наставником, который взялся за непосильную ношу — тренировать олимпийскую чемпионку. Поэтому перед нами стояло сложное и очень принципиальное задание: доказать, что наш дуэт на что-то способен».

В 2009-м произвести фурор не удалось: Инна травмировала колено, долго лечилась и восстанавливалась. Но уже через год все точки над «і» расставил чемпионат мира в Познани: «золото» на 500 м и «серебро» на 200 м стали лучшим ответом на все вопросы и упреки. А спустя еще два года, на Олимпийских играх в Лондоне, никого уже не удивил «серебряный» финиш знакомой лодочки в сине-желтую клетку. Инна Осипенко-Радомская дважды примерила серебряную медаль — на 500 и 200 м.

К этой Олимпиаде семья Осипенко-Радомской готовилась в полном составе: мама в лодке, папа дает указания с берега, а шестилетняя Ульяна придумывает себе интересные занятия. И как бы ни хотелось поиграть с родителями, девочка стойко справляется со всем сама. Их общая победа кажется простой и логичной, но лишь эти трое знают истинную цену олимпийских медалей.

Удержалась на двух пьедесталах

— Какая олимпийская медаль далась вам тяжелее: «серебро» Лондона, «золото» Пекина или, быть может, «бронза» Афин?

— Каждая медаль мне дорога по-своему, каждая выстрадана на протяжении не одного дня и даже года. К Играм мы готовимся ежедневно на протяжении четырехлетия. Не так-то просто завоевать само право выступать на Олимпиаде. Поэтому я считаю, что все спортсмены-олимпийцы — уже победители.

Спортом ведь занимаются миллионы людей, и лишь несколько тысяч из них становятся участниками Олимпийских игр, а на пьедестал поднимаются и того меньше. Когда стоишь на призовом подиуме, тебя до краев переполняет радость: среди лучших ты стала самой лучшей. И в то же время на заднем фоне не исчезает мысль: как же все это невыразимо сложно и тяжело! Каждая медаль, все равно какая — «золото», «серебро» или «бронза», — это натертые мозоли, литры пота, всецело отданное тренировкам время и надорванное здоровье.

Вот вы просите меня вспомнить каждую из этих гонок, но у меня не получается! Может быть, гонки запоминаются, когда смотришь на них, сидя на диване у телевизора или болеешь на трибунах. Тогда все хорошо видно: вот один спортсмен на финише добавил, другой, наоборот, исчерпал все силы и не дотянул.

Мы же, спортсмены, когда стоим на старте в «ловушке», ничего не видим, не слышим и не чувствуем. У нас существуют только старт и финиш: когда работаешь на максимуме своих возможностей, мозг «зависает», и ты просто не осознаешь, что происходит вокруг. Эти метры от старта до финиша — борьба не на жизнь, а на смерть. Я не преувеличиваю! Поэтому не удивляйтесь, если спортсмен после финиша вам скажет: я ничего не помню.

Наши ребята Сергей Безуглый и Максим Прокопенко, которые сегодня выступают за Азербайджан, практически всю дистанцию в каноэ-двойке на 1000 м шли первыми, но на последних метрах что-то произошло, и они финишировали четвертыми. Когда Безуглого спросили, что случилось, он сказал: «А я не помню, что произошло. У меня будто мозг выключился». У нас для передышки нет даже доли секунды. Мы должны еще благодарить наш организм за то, что он не отключается на середине дистанции.

Мы не можем контролировать заезд и даже краем глаза посмотреть, как идут соперницы. В академической гребле это еще возможно: они ведь гребут спиной вперед и могут прикинуть расклад сил. Мы же видим только конечную цель — финиш. И к ней несемся на полных оборотах. Поэтому когда на финише подняла взгляд на табло и увидела свою фамилию на второй строчке, я была вне себя от радости. Не меньше я бы радовалась, если бы стала третьей. Ведь позади осталось 20 талантливых соперниц, которые тоже все эти годы не жалели себя и мечтали постоять хоть на краешке пьедестала.

Я горда и очень довольна, что смогла хорошо выступить и показать красивую борьбу — это прежде всего. Серебряная медаль — еще одна моя победа. Ведь когда я заявила, что буду готовиться на двух дистанциях — 500 м и 200 м, и даже когда завоевала лицензии в обоих этих видах программы, 300% специалистов говорили: «Это невозможно!» Ведь на 500 м соревнуются одни спортсменки, а на 200 м выходят совсем другие.

Большинство моих оппоненток на 200 м были чистые спринтерши, которые готовились именно на эту дистанцию. И только мне одной удалось постоять на двух пьедесталах сразу. Для меня эта двойная победа не сравнится ни с чем. Если бы меня спросили: что ты хочешь — одно «золото» или два таких «серебра», я бы не задумываясь оставила у себя серебряные медали.

— Во время гонки параллельно с гребцами на велосипедах едут тренеры и что-то постоянно кричат. Вы слышите, что именно? И что хотел донести ваш наставник Дмитрий Радомский?

— Когда находишься с тренером 24 часа в сутки, а у меня это именно так, ведь Дима еще и мой муж, ты способна не только узнавать его голос среди других, но и эмоционально чувствовать все, что он старается до тебя донести. Дима не давал мне каких-то четких указаний, он кричал, чтобы я терпела, подбадривал меня, криком передавал свою энергию.

— У вас невероятные тренировочные нагрузки. Для того чтобы быстро грести, вы более сотни раз за тренировку поднимаете штангу. Что еще необходимо для победы?

— Я действительно много занимаюсь со штангой. Бывает, за тренировку поднимаю около 80 тонн. Зимой бегаю на лыжах до 50 км. Летом наматываю необходимые объемы на велосипеде. Кроме того, плаваю в бассейне. Многие люди этого не понимают. Глядя на наши гонки, зрители нередко говорят: катаются в байдарке. Бытует также мнение, что гребцам нужны лишь сильные руки, а ноги у нас — на «холостом» ходу, в работе участия не принимают. Но на самом деле у гребца должны быть хорошо развиты все мышцы тела — руки, ноги, поясница, спина, пресс. И, конечно же, серые клеточки мозга. Поэтому тренировать нужно все.

До того, как сесть в лодку, я нарабатываю огромные объемы во всех вышеперечисленных видах двигательной активности. А еще мы тренируем скорость. И скоростные тренировки, поверьте, намного тяжелее, чем длительная и равномерная работа на выносливость. Ни на что, кроме спорта, у меня времени не остается. Я тренируюсь трижды в день. Поднимаюсь в семь утра и ложусь спать в десять. И на протяжении всего дня на отдых у меня остается не больше часа.

Перед финалом мне удалось хорошо поспать. Но что снилось — даже не припомню. Ночь перед стартом — очень ответственный момент. Нередко даже опытные спортсмены волнуются, не могут вовремя уснуть. Я тоже несколько раз просыпалась, думала о завтрашнем дне, потом опять засыпала. Все же Игры в Лондоне стали для меня четвертыми. И я уже настолько хорошо изучила себя, что в особо напряженные моменты, когда не удается справиться с волнением, просто тяну за невидимую ниточку своего внутреннего «я» и вызываю в памяти нужные мне воспоминания, мысли. Они-то и помогают мне отвлечься от предсоревновательных страхов и волнений.

Контролеры оставляли без обеда

— Гребцы нередко сетовали на то, что им не повезло: досталась не самая лучшая дорожка, был не такой ветер, поэтому и проиграли. Для вас имеет значение, по какой воде стартовать?

— У каждого по этому поводу свое видение. Да, на результат в какой-то степени может повлиять и ветер, и волна. Поэтому каждый старается выбрать местечко поудобнее. Я же к этому всему отношусь с долей скепсиса. И всегда настраиваю себя: я сильная, а раз так, то выиграю на любой воде.

— Олимпийская чемпионка по фехтованию Яна Шемякина призналась, что были люди, которые во время Олимпиады всячески пытались испортить настроение. А вы с подобными «доброжелателями» не сталкивались?

— О их существовании даже не подозревала. Мой муж и тренер оградил меня от всех и вся. Даже если кто-то и хотел повлиять на меня, Дима этого не допустил. Единственное, что выводило меня из равновесия, — это допинг-контролеры. Я совершенно не волновалась относительно того, что меня поймают на допинге. Точно знала, что не употребляла никаких запрещенных препаратов, была на 100% уверена, что у меня в организме нет ничего такого. Но после каждого старта, закончив процедуру взвешивания, меня уводили на допинг-контроль — единственную из всех участниц заплыва.

Все девочки после заезда шли отдыхать. А я с одиннадцати и до пяти вечера без обеда и отдыха просиживала в допинг-лаборатории. Во время гонки вся влага выходит с потом, поэтому сдать мочу на анализ было весьма проблематично. А для полного контроля им нужен был немалый объем. На следующий день я снова выходила на старт. А после финиша все повторялось: соперницы идут домой, а я — в лабораторию, отсиживать там до вечера.

Борьба за нужные анализы была не менее утомительна, чем на дистанции. И так все пять дней. На последние старты я выходила разбитой и похудевшей. Из-за того, что мне приходилось оставаться без обеда, я потеряла в весе четыре килограмма. Во время финала на 200 м мне даже пришлось поволноваться: дул встречный ветер, и я не была уверена, что справлюсь с ним. Ведь чем больший собственный вес, тем легче бороться с ветром. В некоторые моменты казалось, что сейчас меня просто сдует.

— Вы интересовались, почему допинг-контролеры выбрали своей жертвой именно вас?

— На четвертый день, когда меня опять увели в лабораторию, Дима не на шутку встревожился: я просто не успевала восстановиться. Поэтому подошел к допинг-офицерам и начал их по этому поводу расспрашивать. Но те только пожимали плечами: нам, мол, все равно, у нас просто такой заказ от Международной федерации гребли на байдарках и каноэ. «Мы ничего сделать не можем, — сказали контролеры мужу. — Каждое утро нам приносят список фамилий спортсменов, результаты анализов которых хотят видеть в федерации».

В этом списке не было фамилий главных претенденток на медали — венгерок, немок, новозеландки, которая и стала олимпийской чемпионкой на 200 м. Зато всегда была моя (смеется). Думаю, таким способом хотели избавиться от меня, вывести из равновесия. Но рада, что несмотря ни на что сумела доказать: я сильная!

— Как вы настраиваетесь на гонку накануне соревнований?

— Стараюсь максимально расслабиться и отдохнуть. В Лондоне переключить внимание с предстоящих соревнований мне помогали нарды: мы с Димой подолгу играли. Вообще когда тренер является по совместительству еще и мужем, отдыхать от соревнований становится гораздо интереснее. То, что Дмитрий был всегда рядом, старался всячески меня развлечь, сыграло далеко не последнюю роль в моем соревновательном настрое. Кто из нас чаще выигрывал в нарды? Мы побеждали по очереди (смеется)

«Золотая рыбка» была с нами

— В вашем семейном тренировочном процессе принимал участие не только тренер-муж, но и дочка, и даже бабушка...

— Я очень скучаю, когда рядом нет моей дочки Ульяны, поэтому использовала любую возможность взять ее с собой на сборы. Ульяне в сентябре исполнится шесть. Она все понимает и всячески поддерживает меня. На сборах проблем с ней не возникает. Мама тренируется, значит, нужно чем-то себя занять. Дочка сама находит интересные занятия, не требует к себе внимания и не отвлекает нас от работы. Она у меня умница! Но на последнем сборе перед вылетом в Англию Ульяна вместе с бабушкой была дома. Поэтому тот заключительный этап подготовки морально был самым тяжелым. Сейчас я еду домой и мечтаю лишь об одном: побыстрее обнять своего ребенка.

Ульяна не на словах знает, что такое гребля. У нее уже есть своя лодка и весло. Пока что дочка учится грести в каяке — эта лодка чуть шире и устойчивее, чем байдарка. Она во всем хочет походить на меня. Но жизнь покажет. Если Улечка и дальше будет «гореть» греблей, я постараюсь создать максимум условий для ее дальнейшего спортивного роста и развития. Но если она передумает, заставлять уж точно не буду.

Как мама и как женщина я не хочу, чтобы моя дочь занималась таким хоть и неимоверно красивым и зрелищным, но в то же время тяжелым видом спорта. Не хочу, чтобы она прошла через все те испытания, которые пришлось преодолеть мне. Мы стараемся развивать дочь физически — она у нас и на лыжах катается, и на велосипеде гоняет. И просто обожает физкультуру! Не хочу заглядывать в будущее дочери, да и рано еще его определять. Когда подрастет, сама поймет, что ей больше по душе.

— У вас, гребцов, дружная команда?

— В Лондоне Украину в гребле на байдарках и каноэ представляла маленькая, но необычайно сплоченная команда — Инна Осипенко-Радомская и Юрий Чебан. Мы много лет вот так вдвоем отстаиваем честь страны, поэтому всячески поддерживаем друг друга. На этой Олимпиаде мы на двоих завоевали три медали и в нашем виде спорта заняли третье место в общекомандном зачете, уступив лишь массовым командам Венгрии и Германии, которые издавна считаются мировыми лидерами. И это среди 50 стран-участниц! Конечно же, наше выступление произвело фурор.

— Во многих видах спорта модным стало организовывать смешанные соревнования мужчин и женщин. Если бы в гребле соревновались в миксте, кого из спортсменов вы взяли бы в лодку в качестве партнера?

— Юру Чебана, к сожалению, не смогла бы взять: байдарка и каноэ — очень уж разные виды гребли. В лодку к себе посадила бы Максима Минина, своего спарринг-партнера, который помогал мне на протяжении последних двух лет.

— На Олимпиаде в Пекине вашим талисманом была золотая рыбка, подаренная дочкой. Почему вы не взяли ее с собой в лодку на решающем старте в Лондоне?

— Рыбка была со мной в лодке во всех отборочных стартах. Но на финал шла с таким боевым настроем, что абсолютно все не имеющее отношения к будущей гонке просто вылетело у меня из головы. Рыбку в последний момент подхватил Дмитрий и не выпускал ее из рук на протяжении всей гонки. А поскольку мы с мужем одно целое, то, значит, рыбка все-таки была со мной, хоть и не в лодке непосредственно.

Перед стартом у меня нет никаких ритуалов. Я просто молюсь Богу и в молитвах прошу не победы. Прошу, чтобы он меня поддержал, дал сил хорошо сделать свою работу.

— Что Ульяна просила привезти ей из Лондона?

— Она обожает мягкие игрушки. У нее их масса, но все равно она просит только мягких котят или зайчат. Из Лондона к ней едут котенок и плюшевый медведь.

— Четвертая Олимпиада позади. Чем будете заниматься дальше?

— Пока отдыхаю и ни о чем не думаю. Четыре года я работала без остановки, выкладывалась не только физически, но и эмоционально. Теперь нужно остыть от такого напряжения. А потом мы сядем с тренером за стол, взвесим все «за» и «против» и примем решение.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Константин Симчук: «Не хочу, чтобы деятельность клуба...

Директор ДЮСШ «Сокол» – о комплектации состава, тренерском штабе и первых...

Переиграет ли футбол коронавирус?

Решения, принятые УЕФА, предполагают оптимистичные варианты

COVID-19 поражает спорт

Украинские болельщики должны быть готовы к любому повороту событий

Никаких танцев — только карате!

В приближающийся праздник весны — пожалуй, самого оптимистичного и красивого...

Австро-венгерский баланс

Сборная Украины по баскетболу стартовала в отборочном цикле чемпионата Европы-2021....

На португальцев — с новым капитаном

В ближайший вторник, 18 февраля, начинается весна по футбольному календарю. В этот день...

Титулы пока в тумане

8 февраля стартует новый сезон у наших боксеров-профессионалов. В этот день очередную...

Олимпиада, Евро, Шлем и Кубок чемпионов

Високосный год в спорте — явление особое. Вот уже более ста лет в эти годы проходят...

Год Крысы и спортивные архивы

25 января — Новый год по восточному календарю. Он пройдет под знаком белой Крысы. В...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Авторские колонки

Блоги

Ошибка