Испытание Севером

05 Мая 2000 0

 

Первая национальная экспедиция «Украина — Северный полюс-2000» была еще только в проекте, а скептики наперед предрекали ей фиаско: кишка, мол, тонка, да и время ли сейчас для таких помпезных путешествий?

Не взяв ни копейки государственных средств, оргкомитет сумел привлечь спонсоров и добился-таки воплощения проекта в жизнь. Горячий интерес к нему проявили премьер-министр и столичный мэр. Оба тоже захотели побывать на макушке планеты, о чем было объявлено официально. Участию в экспедиции Виктора Ющенко помешал визит Мадлен Олбрайт, у Александра Омельченко в последний момент тоже возникли какие-то неотложные дела. Пессимисты истолковали это по-своему: не захотели участвовать в сомнительной акции.

Апофеоз случился на заключительной стадии экспедиции, когда ее участники возвращались домой. Сначала в газетах, а затем и с телеэкранов нам сообщили сногсшибательную новость: организаторы-де «пролетели» с расчетами, деньги кончились, украинский самолет вместе с несколькими участниками оставлен в качестве заложника до погашения долга, а горемыки-путешественники, выставленные из гостиничных номеров, вынуждены ютиться в холле и питаться хлебной корочкой, заедая ее сушеной рыбой местного посола.

...Провожали «полярников» с почестями и военным оркестром. Встречали же — скромнее не бывает. Народ решил: нет дыма без огня.

Поэтому обещанный в прошлом номере «2000» разговор с руководителем оргкомитета и самой экспедиции Иваном Биласом мы не предваряли никакими панегириками, а начали с места в карьер:

— Иван Григорьевич, из-за чего сыр-бор-то разгорелся? Тут испереживались, пока ждали...

— Сработало не самое лучшее журналистское правило: если скандала нет, его надо придумать... Мы не взяли у государства ни копейки — расходы в размере около 170 тысяч долларов покрыли средства спонсоров. Хотя предполагали, что затратим больше...

— Так значит, сэкономили, а людям из-за этого на обратном пути пришлось жалкое существование влачить?

— Нет, хотел сказать о другом. Были спонсорские взносы из расчета примерно 3 тысячи долларов на каждого участника. Эта цифра не с потолка взята: в нее заложены и расчеты российских специалистов, включающие затраты на обслуживание наших самолетов в аэропортах и по маршруту следования, на заправку топливом, на использование воздушных судов Хатангского авиаотряда, которые тоже задействовались в рамках экспедиции... Я об этом говорил всем еще перед вылетом из Киева, подчеркивая, что в первую очередь мы должны думать о ключевых участниках, от которых прежде всего будет зависть успех акции...

— Не улавливаю связь...

— Когда встал вопрос об информационной поддержке экспедиции, меня убедили в необходимости пригласить съемочные группы телеканалов «Интер» и «1+1» — они, мол, все подадут профессионально, эффектно... Узнав о нашей экспедиции, телевизионщики ходили за мной по пятам и просили, чтобы только им было предоставлено эксклюзивное право освещать это историческое событие, клялись, что сделают это максимально объективно... Я считал, что имею дело с серьезными, порядочными людьми, которые не подведут. И мы включили в состав группы нескольких тележурналистов и операторов, взяв на себя затраты по их командировке.

— И что же?

— Весьма сожалею, что не присмотрелся к ним внимательнее еще здесь, в Киеве. Такое впечатление, что эти ребята либо вообще не представляли, куда летят, расценив путешествие как легкую, комфортную, необременительную прогулку в «бизнес-классе», либо же отправлялись с вполне определенной целью — во что бы то ни стало отснять и привезти скандал, кого и чего бы он ни коснулся.

— Вам адресовался упрек в плохой организации.

— Ну что ответить? Как руководитель экспедиции я же не буду ходить за каждым и пояснять, что делается. Есть принцип единоначалия! Хлопчики же с телевидения вообще не понятно, чем занимались. А то, что делали, мягко говоря, вызывало глубочайшее недоумение, если не сказать иначе.

— Можете на примеры какие-нибудь сослаться?

— Когда прибыли на ледовый аэродром (крайний рубеж перед самым Северным полюсом), сопровождавшие нас красноярские спасатели всем популярно сказали: на маршруте, куда мы летим, нет ни генералов, ни именитых журналистов, ни известных полярников. Все одинаковы и все подчиняются одним законам. Поступит команда разгружать груз — ни для кого никаких исключений. Возникнет необходимость лед долбить — тоже. Без возражений! А что получилось? Груз из вертолетов Ми-8 разгружали директор Украинской школы пилотов Виктор Резник и с ним... четверо россиян (известнейший полярник Чуков, депутат Государственной думы Зеленов, начальник поисково-спасательной службы из Внуково Глаголев). А наши великие бонзы, возомнившие, видно, себя выше такой прозаичной черновой работы, остались к ней безучастны. Резник рассказывал, что ему было ужасно неловко за своих земляков перед москвичами...

В очень непростых условиях нам пришлось десантироваться. Ухудшилась видимость, стал крепчать ветер, к тому же у Ил-76 отказал прибор, определяющий координаты самолета относительно земли, и машину, с которой прыгали парашютисты, пришлось «наводить» визуально. Даже для командира корабля, опытнейшего военного летчика-«афганца» Константина Шушарина это было суровым экзаменом. Прыгали в два захода. Приледнились, надо сказать, очень удачно, во-первых, как говорится, по нолям — прямо в географическую точку полюса, безо всяких смещений, во-вторых, и это самое главное — никто не пострадал, все живы, нет ни травм, ни переломов... А на лицах телевизионщиков прочитывалось такое разочарование... Было видно: летели они за другим. Но «жареного» не получилось.

Не хотелось бы показаться мелочным, но не могу еще один пример не привести. Еще в Киеве мы навели справки о Хатанге — небольшом поселке, через который предстояло лететь. Узнали, что там живет множество украинцев. Решили порадовать не избалованных хатангских детишек подарками с «материка» — привезли им яблоки, бананы, апельсины, сладостей, договорились с местными властями развезти по детсадам и раздать. Ну почему не отснять парочку небольших сюжетов — трудно? Наверное, трудно. Потому что и миллиметра пленки на это наши телеспецы не потратили. Наверное, сочли мелким, непривлекательным. Зато кое-что разнесли по своим номерам, и я был вынужден увещевать: «Поймите, мы ведь это все не для себя — для деток привезли!» Стыдно сейчас признаваться в таком, но это правда. Когда человек говорит в Киеве одно, а сам камень за пазухой держит и находясь там, норовит поймать только определенного свойства моменты, это уж слишком...

— Иван Григорьевич, в народе говорят: в большом деле — не без потерь. Положа руку на сердце, были проблемы? Или не было?

— Прилетев в Москву, мы столкнулись с чрезвычайно нелепой ситуацией. Согласно предварительной договоренности деньги были заблаговременно перечислены на счет фонда «Арктика», который оказывал нашей экспедиции всемерную помощь. Но адресат их не получил — москвичи неверно назвали номер расчетного счета. Бывает. Ошиблись. И эта сумма вернулась в Киев. Представляете — ситуация?! Мы — уже в Москве, а денег нет. Из-за этого пришлось немного сместить вылет на Хатангу. Спасибо Виктору Ющенко — благодаря вмешательству премьера их перенаправили на правильный счет. Из-за этого недоразумения деньги и в Хатангу поступили с задержкой. Но не было в этом нашей вины, как кое-кто из журналистов преподнес. Они думали, что я должен держать в кармане несколько тысяч долларов и расплачиваться на месте. Меня удивляет, какие глупости звучали по каналу «Интер» с подачи Андрея Цаплиенко. Хотел бы я видеть его реакцию, если бы он не летел на Ил-76, или если бы его не забрали с полюса, ледового аэродрома. Он не думал, откуда на это деньги взялись, сколько все эти согласования времени отнимают. Зато глупость сморозить — в два счета!

— По сообщениям некоторых наших агентств получалось, что россияне только вас и ждали, чтобы выкачать как можно больше денег!

— Да ерунда! Со всеми, с кем пришлось общаться — в Москве, Хатанге, на острове Среднем, ледовом аэродроме, непосредственно на Северном полюсе, — у нас сложились доброжелательные, товарищеские, я бы даже сказал, дружеские, сердечные отношения. Поверьте мне как руководителю экспедиции. Нам помогали, оказывали поддержку. Вы ведь сами на Крайнем Севере бывали и знаете: подлость там редко когда встретишь. Мы там нашли единомышленников, надежных, настоящих северян, побратимов.

— А самолет наш Ан-28 в залог оставили!

— Ответственно докладываю: ничего этого не было и в помине. Абсолютно. Как я уже говорил, произошла досадная накладка с перечислением денег, часть которых уже из Москвы перечислялась в Хатангу... Ан-28 улетал после основной экспедиции по той простой причине (при желании телевизионщики могли б ее проверить, так как это не составляло никакой военной тайны), что ему меняли шасси. Чтобы поставить самолет на лыжи, а потом их снова переоборудовать на колесные шасси, требуется время. Мы для этого трех специалистов брали в состав экспедиции. А наши фантазеры — язык не поворачивается назвать их журналистами, хоть я сам, между прочим, член СЖУ — напридумывали каких-то заложников. Наверное, сильно домой хотелось...

— Тогда уж пролейте свет и на выселение из гостиницы, и на рыбу, которую везли в качестве сувениров, но с голоду пришлось съесть.

— Из номеров нас тоже никто принудительно не выселял. Мы жили в Хатанге столько, сколько было нужно. Когда стали готовиться улетать на Ил-76, предстояло сдать номера и рассчитаться за проживание. Согласование ряда технических вопросов заняло несколько часов, и снова поселяться не было смысла. Да и некогда уже было этим заниматься. Вот с чем это было связано. А вовсе не с тем, что нас якобы чуть не на улицу выбрасывали... Ну и кто хотел рыбу есть, тот ее и ел. Кому делать было нечего. И кто не хотел ничего делать... Кстати, о нашей полярной экспедиции очень тепло рассказали журналисты российских телеканалов ОРТ и НТВ. И признались, что им стыдно за своих коллег с Украины.

— А вам?

— Ну, по-моему, я косвенно высказал свое отношение к ним, честно отвечая на все ваши вопросы. Хотя вот еще штришок. Когда мы уже после десантирования возвратились в Хатангу, организовали торжественный обед, куда пригласили и тех, кто нам содействовал в этом уникальном перелете. Но представители ТВ умудрились и эту теплую встречу «не заметить». А мы на ней вклад в общий успех каждого участника оценили. И всем вручили свидетельства за покорение Северного полюса. Кто и каким бы образом его ни покорял.

— И телевизионщикам?!

— Все получили такие свидетельства!

— Хоть наша газета объемнее других, но и ее полосы не безграничны. Хочу, Иван Григорьевич, под занавес задать еще вопросец, состоящий из двух частей: какое, по вашему мнению, самое крупное достижение и самый большой провал экспедиции «Украина — Северный полюс-2000»?

— Сначала — о достижении. Главное: экспедиция состоялась. Мы доказали всем, себе в первую очередь, что и архисложнейшая задача выполнима. Таких крупных национальных экспедиций на Северный полюс еще не было. Одиночки, небольшие группы, численностью 4—6 человек — были, но никак не 22 участника, десантировавшихся на самую макушечку Земли.

Тем не менее, говоря об успехе, я на первое место поставил бы все же не приледнение, хоть и выполненное в невероятно сложных условиях. Как президент Федерации авиационного спорта Украины, летчик, парашютист, отдал бы приоритет не имевшему аналогов перелету и посадке на полюсе украинского самолета Ан-28. Такого не было не то что в СНГ — в мире! Командир корабля Владимир Грибанов и его экипаж показали себя блестящими мастерами своего дела. Понимаете, каждый рисковал, шагая в открытую рампу Ил-76, откуда производилось десантирование. Но, прежде чем прыгнуть, вас еще должны доставить туда, откуда будете прыгать. Ответственность лежит огромная на тех, кто управляет самолетом, да еще в столь незаурядном, необычном и потому непредсказуемом перелете...

В этой экспедиции абсолютная чемпионка мира по парашютному спорту Валентина Закорецкая еще раз продемонстрировала высочайшую силу духа. Еще в Киеве, перед самым отлетом, ее подстерегла беда — сломала руку. Несуразный несчастный случай. Но она никогда не жаловалась, не пасовала. И в этой ситуации вполне могла отказаться от участия в экспедиции. Она же и в таком состоянии прибыла на полюс и помогала ставить палатки одной рукой. В то время как совершенно здоровые, крепкие мужчины уклонялись. 19-летней Юле Закорецкой, которая десантировалась вместе с нашей группой, по праву можно гордиться такой мамой.

Да, в этом опасном приключении нас берег Бог. Берегла и хранила Ахтырская Божья матерь — икона 1739 года, переданная Культурным фондом на встрече с Виктором Ющенко, когда он нас провожал. У каждого участника также была с собой икона, врученная Патриархом Всея Украины-Руси Филаретом во Владимирском соборе.

Вопреки всем своим северным капризам и переменчивости даже погода оказалась дамой благосклонной — посодействовала, чтобы дрейфующий ледовый аэродром, куда мы десантировались, как будто по заказу оказался в нужной географической точке, а не на удалении от полюса. Это тоже удача.

— А главный минус экспедиции?

— С нами оказались люди, которых мы совершенно не знали. Испытание Севером они не выдержали. Это станет уроком до конца моих дней. Слишком велик риск...

Задолго до старта экспедицию называли авантюрой. По возвращении домой и сам Иван Билас близок к такой оценке. Правда, с маленькой приставкой — «во имя победы».

...На днях ледовый аэродром, где садились наши «полярники», дал трещину. Взлетно-посадочная полоса раскололась сразу в двух местах и стала непригодной для приема самолетов. В экстренном порядке прорабатываются варианты спешной эвакуации оттуда 28 человек.

...В декабре Билас планирует отправиться в такую же экспедицию, но на противоположную точку планеты — к Южному полюсу. Приглашает журналиста «2000». Я бы с радостью, но, боюсь, редактор не пустит.


Загрузка...

«Бандеровцы» из Экстраклассы

Когда интервью с Романом Кутовым уже было готово к печати, в Польше разразился...

Маленький український гвинтик у польському футболі

Сьогодні українці у Польщі — це не лише заробітчани, що працюють на полях, збираючи...

Пока биатлон молчит, фристайл и сноуборд — «стреляют»

Вице-чемпионка пропустит ближайшие этапы Кубка мира из-за недостатка финансирования

Продлить весну — как минимум до марта

Футбольных болельщиков можно поздравить — для них на полмесяца раньше календарного...

Спорт «по-свински»

В ночь на 5 февраля наступит новый год по восточному календарю, и ближайшие 12 месяцев...

«Мечты об НБА разбил Шакил О’Нил»

«Так уж получилась, что моя карьера богата на перемены. И только в...

Загрузка...

Шлем, пояса, путевки и лицензии

Наступивший год обещает быть очень интересным и насыщенным в плане спортивных событий

2019-й: футбольный и предолимпийский

Главная спортивная особенность наступившего года — он предолимпийский. А это...

Спортивная десятка-2018

Несмотря на непростые времена, ярких побед в 2018-м было достаточно

Скандал — украинский футбол

В 2018-м мы наблюдали продолжение «мариупольского скандала», переросшего в...

Александр АБРАМЕНКО: «Я еще не стал чемпионом мира»

В следующем номере «2000» подведут итоги спортивного года: мы назовем лучших по...

«Я еще не стал чемпионом мира»

2018-й — безусловно, примечательный не только в спортивной карьере, но и вообще в жизни...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто

Получить ссылку для клиента
Авторские колонки

Блоги

Лентаинформ
Загрузка...
Ошибка