Лучший волейбольный дирижер

04 Мая 2007 0

«Волейболист от Бога», «лучший связующий всех времен и народов», «человек-катапульта»... Как только не нарекали современники Юрия Пояркова, какими громкими эпитетами не награждали этого легендарного укротителя летающего мяча за блестящее мастерство, неповторимое умение плести нити комбинаций и дирижировать ансамблем из шести исполнителей, удивительную пушечную подачу... А еще своего любимца Пояру харьковчане всегда величали настоящим патриотом. За преданность родному городу, где он родился, вырос, начал свой звездный путь на волейбольный Олимп. За верность одной-единственной команде — «Буревестник», которую никогда не предавал, несмотря даже на самые выгодные и заманчивые предложения.

А какой огромнейший иконостас медалей за волейбольные заслуги «присвоил» он себе, выступая в 1960—1970-е годы в составе сборной СССР! Тут и по два «золота» олимпийской, мировой и европейской чеканки, и по одной «бронзе» в каждой из этих номинаций. Плюс медали высшей пробы за победы на Всемирной универсиаде и в составе сборной Украины — на Спартакиаде народов СССР.

В борьбе за «вышку» против Ельцина

— У вас, Юрий Михайлович, по всему видно, огромный «золотой запас» накоплен, хватает и «бронзы». Но почему «серебра» явный дефицит? — поинтересовался я у Пояркова.

— Возможно, потому, что по натуре я максималист. Живу по принципу — или пан, или пропал. А что касается «серебра», то у меня теперь его предостаточно, — улыбнулся собеседник, намекая на свою уже нынешнюю седину.

— Современная молодежь, возможно, лишь краем уха что-то слышала о Юрии Пояркове, о достижениях нашего волейбола конца 1950-х — начала 1970-х гг., в котором вы были одной из самых колоритных фигур. Так что хотелось бы нынешнему поколению рассказать об этом от первого лица. Прежде всего поведайте о том, почему остановили свой выбор именно на волейболе, а не, скажем, на футболе?

— К волейболу я прикипел случайно. С малолетства, как и мои харьковские однолетки, гонял с удовольствием футбольный мяч. В 1950 — 1955 гг. выступал на первенстве района и даже города. Самым большим моим достижением в футболе были игры в составе юношеской сборной Харькова. В 1955-м, когда учился на геологическом факультете университета, в нашем дворе вдруг появились трое волейболистов, которые жили по соседству. Они, члены сборной университета, на подворье соорудили игровую площадку и попросили меня просто подкидывать им мяч над сеткой. И довольно быстро я стал вполне неплохим связующим.

Тренер сборной университета Владислав Пономаренко, заприметив меня, сразу пригласил в свой коллектив и одновременно в спортшколу гороно. Должен заметить, наша команда была чемпионом Украины среди школьников, а я в ней — капитаном и заводилой. А когда я перевелся в пединститут (на факультет физвоспитания), моим наставником стал Григорий Шелекстин. Интересно отметить, что тогда в чемпионате города каждый из 22 харьковских вузов выставлял на соревнования одиннадцать (!) команд — по три мужские и женские, а также юниорские, юношеские и детские. Сейчас же, если учебное заведение заявит один-два своих коллектива, это будет что-то особенное.

— И все же это были сугубо любительские соревнования. А как вы попали в команду мастеров, то есть по нынешним меркам — в «профи»?

— Все с той же институтской командой. Пройдя все стадии, как вы говорите, любительских турниров, в 1957-м мы на турнире в Свердловске завоевали право выйти в высшую лигу СССР, опередив местный клуб (в нем, кстати, выступал на позиции защитника Борис Ельцин). Первый сезон в элите оказался не совсем удачным — заняли лишь восьмое место. Однако уже в следующем сезоне наш «Буревестник» стал победителем всесоюзного зимнего первенства, за что я получил звание мастера спорта. А летом 1959-го сборная Украины при моем участии была четвертой на Спартакиаде народов СССР. Там-то меня и приметил тогдашний наставник сборной Союза Гиви Ахвледиани.

Олимпийские битвы

— Гиви Александрович «разбавил» мною состав ЦСКА и повез команду в Париж, где мы стали победителями турнира «Матч континентов». Это был первый большой международный успех советского волейбола. Уже в следующем 1960 году мы в Рио-де-Жанейро выиграли чемпионат мира (именно там за сильную подачу мне «приклеили» прозвище «человек-катапульта»). А через год в Москве сборная Союза во второй раз стала сильнейшей на планете.

— И начала подготовку к Олимпиаде-1964 в Токио, где волейбол дебютировал в олимпийской программе.

— К Играм готовились целый год. Это было очень тяжело: продолжительные пребывания на сборах выхолащивали все и вся. Мы выиграли токийскую Олимпиаду. Правда, уступили там японцам, однако выручила команда Чехословакии, которая победила наших «обидчиков». Взяв верх в заключительном матче над бразильцами, мы при одинаковом количестве очков опередили сборную Чехословакии благодаря лучшему соотношению партий и стали первыми олимпийскими чемпионами в волейболе.

— Через четыре года в Мехико сборная СССР повторила этот успех. Но тогда все сложилось уже не так гладко.

— На то время армейцы, которые до этого составляли костяк сборной СССР, уже ходили в ветеранах. Кроме того, тактические приемы игры, которые они использовали, себя изжили. Армейцы начали проваливаться в еврокубках, уступили в составе сборной Москвы на Спартакиаде народов СССР-1967 команде Украины — 0:3. Это дало мне, капитану сборной Союза (был избран еще после токийской Олимпиады), основания идти в Спорткомитет СССР и доказывать чиновникам, что нужно формировать команду не на базе ЦСКА, а ввести в нее сильнейших волейболистов из других клубов. Олимпиада уже, мол, на носу, и если не сделать заблаговременно такую пертурбацию состава, то медалей, тем паче золотых, нам не видать.

Словом, таки «пробил» эту стену. Согласились привлечь лучших. Семеро из них представляли Украину — одесситы Виктор Михальчук и Евгений Лапинский, киевляне Владимир Иванов и Борис Телещук, Владимир Беляев из Ворошиловграда, харьковчане Василиус Матушевас и я. К нам добавились рижанин Иван Бугаенков, алмаатинцы Олег Антропов и Валерий Кравченко и лишь двое московских армейцев — Георгий Мондзолевский и Эдуард Сибиряков, кстати, воспитанники одесского волейбола.

Другая проблема — отсутствие тренера. Спорткомитет долго не мог определиться с кандидатурой на эту должность. В итоге нам навязали Юрия Клещева из Центрального инфизкульта — человека, которого в большом волейболе никто не знал. Что ж, как говорится, чиновникам виднее.

Итак, едем на Игры-1968 в Мехико. Политическая ситуация там явно антисоветская. Нас все за недавнее вторжение войск в Чехословакию называют оккупантами. И вот первый матч с американцами. Соперник — далеко не из самых сильных: за сборную США выступали здоровенные, прыгучие парни с очень посредственной технико-тактической выучкой. Однако как бы то ни было, вторая партия осталась за ними. Клещев подходит ко мне и предлагает заиграть резервистов. Куда там: «основа» едва справляется. Мы не без труда берем третий сет. И после этого наставник снимает с площадки... полностью всю стартовую шестерку. Четвертую партию опять проиграли, в решающей Клещев напутал с заменами... Короче, встреча осталась за американцами.

После того стартового поражения моральный климат в команде — хуже не придумаешь. Мы же ехали на Игры исключительно за «золотом», а тут уже сразу уступили середнячкам-американцам. Что же будет в матчах с другими фаворитами, например в следующем — с командой ГДР, с которой мы вместе готовились к Олимпиаде и тогда проиграли ей пять товарищеских встреч?

И тут другой ляпсус. На матч с восточными немцами едем из отеля автобусом и... попадаем в дорожные пробки. Вбегаем в зал, а нам уже за неявку записывают поражение. По круговой системе среди десятки команд два проигрыша подряд — о каких медалях вообще может идти речь? У всех нервы на пределе. Связываемся по телефону с руководством МОК, и оттуда поступает команда играть, поскольку на наш матч проданы все билеты. Но пойдет ли эта встреча в зачет? Сказали: решится потом.

Вот позади две партии: «горим» — 0:2. Чинуши вмешиваются, угрожают нам. Благо нашелся один порядочный человек — глава Всесоюзной федерации волейбола Владимир Саввин. Он попросил никого не вмешиваться, а мне кинул, мол, ты создавал команду, ты и разбирайся. И мы в перерыве в раздевалке поговорили по душам. Словом, разозлились, завелись и таки вырвали победу — 3:2. А потом, поймав кураж, взяли верх над другими соперниками, в том числе над серебряным призером — командой Японии — 3:1, и бронзовым из Чехословакии — 3:0. И во второй раз подряд стали олимпийскими чемпионами.

— На третьих Играх, в которых вы участвовали, в Мюнхене-1972 пришлось довольствоваться «бронзой».

— После Мехико мы втроем — Бугаенков, Кравченко и я, то есть моя линия, ушли из сборной. У меня к тому времени уже семья появилась, нужно было оканчивать институт, в котором из-за постоянных соревнований и сборов пришлось учиться аж восемь лет. Так что вся наша троица целый сезон пропустила, не тренировалась. А сборная СССР тогда без нас на чемпионате мира в Болгарии заняла лишь шестое место.

После такого фиаско тогдашний тренер команды Юрий Чесноков попросил нас вернуться в сборную. Мы возвращаемся, тренируемся, становимся бронзовыми призерами Кубка мира в Берлине, выигрываем «золото» чемпионата Европы в Милане. Но перед отъездом в Мюнхен в одном из матчей чемпионата СССР я травмирую спину, у Бугаенкова — разрыв мышц плеча (он остается дома) и лишь Кравченко, как говорится, более-менее живой.

Чесноков сделал все возможное, хорошо подготовил команду. Однако японцы на тот момент были действительно сильнейшими, показали лучшую игру и заслуженно завоевали «золото». «Серебро» досталось волейболистам ГДР, которым мы уступили в полуфинале — 1:3, а в поединке за «бронзу» сборная СССР победила болгар — 3:0.

Как Харьков отстоял Пояркова

— После Мюнхена с большой игрой, в понимании выступлений на международной арене, мне, уже 35-летнему, пришлось распрощаться. Еще два сезона выступал за харьковский «Локомотив» (наш «Буревестник» тогда перешел в этот железнодорожный спортклуб) на всесоюзной арене. Многие из тех, кто ранее играл со мной, уже либо закончили волейбольную карьеру, либо разъехались по разным городам. Пришло на смену новое поколение. Я же, отдав любимой игре почти двадцать лет, в 1974-м подался заведовать кафедрой физвоспитания в родном пединституте.

Затем по семейным обстоятельствам переехал в Киев, где в течение четырех лет (с 1982-го по 1986-й) заведовал кафедрой физвоспитания Института пищевой промышленности. Обещали в столице предоставить квартиру, но когда случилась Чернобыльская трагедия, мою очередь сдвинули ликвидаторы аварии. Поэтому вернулся назад в Харьков. Тренировать, откровенно говоря, не тянуло. Полтора года проработал в Институте радиоэлектроники. Мне предложили поехать тренером в Египет. Там в течение трех лет занимался с молодежными командами, довел сборную этой страны до участия в Олимпиаде-1992.

А когда в 1992-м возвратился в Харьков — вновь позвали руководить кафедрой, теперь уже в педуниверситете, где работаю до сих пор. С того времени еще занимаю и должность президента теннисного клуба «Уникорт». Не порываю и с волейболом. Правда, на площадку выходил последний раз одиннадцать лет назад, когда в составе сборной ветеранов Украины стал победителем Всемирных игр мастеров в Австралии.

В исполкоме Федерации волейбола Украины руководил комиссией студенческого волейбола, организовывал даже специальную лигу, в которой вузовские команды разыгрывают награды своего всеукраинского первенства. Остаюсь членом исполкома федерации и поныне. Написал методичку по правилам игры, учебник для вузовских тренеров по волейболу, баскетболу, гандболу, теннису и футболу.

— Вероятно, за почти двадцать лет волейбольной карьеры, из которых целая чертовая дюжина пришлась на выступления за сборную Союза, вас пытались переманить из родного Харькова в другие клубы?

— И такое было. Когда в 1960-м возвратился с «золотом» с чемпионата мира в Рио-де-Жанейро, на меня тогда положил глаз ЦСКА. Действовал он через военкомат. Наши парторганы сумели меня отстоять, мол, Поярков — студент, забирать его в армию до окончания вуза противозаконно.

Затем приходит телеграмма с «красным титром» на харьковское КГБ. Меня разыскивает капитан из этих органов. Он потерроризировал маму (она после этого даже попала в больницу) и таки нашел меня в гостинице. Заходит, помню, в номер, а мой товарищ баскетболист Пелипад ему и выпаливает: «Я — Поярков». «Да сиди, дружище, — говорю ему, — не то заберут в каталажку». Попросил капитана, чтобы предоставил время одеться. Только он вышел, звоню секретарю обкома Александру Голованеву. Зову капитана, чтобы взял трубку. Голованев ему, мол, у вас ордер на арест есть? — Нет. — Тогда оставьте все до утра, и ко мне на доклад. После того ко мне уже не цеплялись ни военные, ни кагэбэшники.

Мои советы нужны только в Африке

— Амплуа связующего подвластно немногим. Одно дело уметь ударить сильно по мячу, совсем другое — дирижировать коллективом, видеть игру, читать ее, предугадывать последующие действия...

— В волейболе связующий делает всю игру. Он ни в коем случае не может быть неуравновешенным или, если хотите, — зажигательным. Должен всегда помнить, что за ним стоят партнеры, которых он обязан обслуживать, уметь молниеносно оценить ситуацию и решить, на чем можно выиграть у соперника. Связующий — это тренер на площадке.

— Есть ли в Украине сейчас связующие, которых вы бы отнесли к разряду своих наследников?

— Еще пару лет назад лучшим в стране в этом амплуа я бы назвал Сергея Щавинского. Имею в виду то время, когда он выступал за харьковский «Локомотив» и был «связкой» номер один в национальной сборной. Однако его игра все же была далека от необходимых кондиций. В действиях Сергея ощущалось много брака, не хватало тактического рисунка, он не вел в лучшем понимании этого слова за собой коллектив. Да и вообще наши современные клубы и сборная часто сбиваются на примитивную игру дворовой системы типа раз-два-три. Они психологически не готовы к борьбе, не могут проявить свое «я» при определенных обстоятельствах. Поэтому нередко случается, что проигрывают тем, кому уступать просто непозволительно. А это уже относится к недостатку необходимых морально-волевых качеств, бойцовского характера. И тут роль первой скрипки должен взять на себя лидер команды, дирижер ее игры. То есть — связующий. А таких, увы, нынче нет.

— Наверное, поэтому все уже и забыли, когда наши волейболисты становились призерами престижных международных турниров.

— И не только поэтому. Сейчас крайне необходимо современное научное и информационное обеспечение. Нет тренеров со знаниями большого мирового волейбола. Тех, кто способен поставить на современный уровень физподготовку, технику, а главное — знает, каким оружием обыгрывать того или иного соперника.

Только не посчитайте меня ретроградом, который утверждает, мол, мы когда-то играли в большой волейбол, а ныне — в волейбольчик. Нет, современная игра стала и более быстрой, более мощной. Есть у нас и талантливая молодежь с хорошими атлетическими данными и задатками настоящих игроков. Задача в том, как вылепить из них мастеров мирового уровня.

— А не хотели бы вы передать свои знания и умение молодежи хотя бы в качестве консультанта сборной Украины или поработать в ней со связующими?

— Вмешиваться в тренерскую кухню — не соглашусь. Дать советы связующим? А почему бы и нет? Когда я работал тренером в Египте, ко мне за наукой съезжались связующие из разных стран Черного континента. Африка поняла, что в этом есть смысл. А мы, Европа, почему-то нет. Представляете себе этот абсурд? Так что в любой момент согласен откликнуться на такое заманчивое предложение еще практически, несмотря на уже не первую молодость (а молодым себя по-прежнему чувствую), прислужиться отечественному волейболу. Если, конечно, буду востребован.

Справка «2000»

Юрий ПОЯРКОВ

Родился 10 февраля 1937 г. в Харькове.

Заслуженный мастер спорта по волейболу.

Выступал за «Буревестник» / «Локомотив» (Харьков).

Один из лучших связующих игроков мира 1960 — 1970-х гг.

В составе сборной СССР — двукратный чемпион Олимпийских игр (1964, 1968), мира (1960 и 1962), Европы (1967 и 1971). Обладатель Кубка мира (1965). Бронзовый призер Олимпиады-1972, чемпионатов мира (1966) и Европы (1963), Кубка мира (1969).

В составе студенческой сборной СССР — чемпион Всемирной летней универсиады (1963).

С составе сборной УССР — чемпион Спартакиады народов СССР (1967).

Награжден двумя орденами Знак почета.

Профессор, заведующий кафедрой физвоспитания Харьковского педагогического университета.

Константин Симчук: «Не хочу, чтобы деятельность клуба...

Директор ДЮСШ «Сокол» – о комплектации состава, тренерском штабе и первых...

Переиграет ли футбол коронавирус?

Решения, принятые УЕФА, предполагают оптимистичные варианты

COVID-19 поражает спорт

Украинские болельщики должны быть готовы к любому повороту событий

Никаких танцев — только карате!

В приближающийся праздник весны — пожалуй, самого оптимистичного и красивого...

Австро-венгерский баланс

Сборная Украины по баскетболу стартовала в отборочном цикле чемпионата Европы-2021....

На португальцев — с новым капитаном

В ближайший вторник, 18 февраля, начинается весна по футбольному календарю. В этот день...

Титулы пока в тумане

8 февраля стартует новый сезон у наших боксеров-профессионалов. В этот день очередную...

Олимпиада, Евро, Шлем и Кубок чемпионов

Високосный год в спорте — явление особое. Вот уже более ста лет в эти годы проходят...

Год Крысы и спортивные архивы

25 января — Новый год по восточному календарю. Он пройдет под знаком белой Крысы. В...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Авторские колонки

Блоги

Ошибка