«Мечты об НБА разбил Шакил О’Нил»

№4 (892) 25 — 31 января 2019 г. 23 Января 2019 5

Памяти Александра Окунского

21 января не стало Александра Окунского — одного из знаковых украинских баскетболистов 1990-х — начала 2000-х. Ему было всего 47.

Окунский — из тех игроков, кто начинал независимый украинский баскетбол. Он участник первого, исторического матча сборной Украины, впоследствии провел в ее составе десять лет, участвовал в финальных турнирах трех чемпионатов Европы.

На клубном уровне выступал за отечественные «Шахтер», «Будивельник», «БИПА-Моду» и БК «Киев», а также турецкую «Дарюшшафаку», литовский «Летувос Ритас», хорватскую «Цибону», черногорскую «Будучност», греческий «Мент». Александр пять раз выигрывал чемпионат Украины и дважды — Литвы.

Игрок такого таланта вполне мог проявить себя и в НБА, но не сложилось. В первой половине 1990-х европейцы делали лишь первые робкие шаги в сильнейшей лиге мира, и добиться признания за океаном удалось лишь единицам.

...Последние пять лет баскетболист вел тяжелую борьбу с онкологическим заболеванием. Средства на его лечение собирали всем баскетбольным сообществом. Усилия медиков немного продолжили Александру жизнь. Но чуда, к сожалению, не произошло.

Сегодня мы повторно публикуем (с небольшими сокращениями) интервью с Александром Окунским, вышедшее в нашем еженедельнике чуть больше шести лет назад, в декабре 2012-го. Из этой беседы хорошо видно, каким светлым, добрым и скромным был человек, которого, к большому сожалению, больше нет с нами.

Александр Окунский

Признаться, в бытность Александра Окунского действующим баскетболистом подходить к нему за комментариями даже после победных матчей бывало немного боязно. Немудрено, ведь получасом ранее этого центрового, ростом 214 см, откровенно побаивались даже более чем двухметровые визави. Вот он в буквальном смысле таранит и продавливает оборону соперников, а тут уже под своим щитом разбивает вражеские атаки...

Но вот парадокс: переодевшись, из раздевалки он появлялся совсем другим человеком. Невозмутимый, возможно, даже чересчур спокойный и очень немногословный. Каков же он, недавний кумир, сегодня? Так же уверен в движениях, в сорок с хвостиком — уже с солидной проседью, необыкновенно улыбчив и (вот он — сюрприз для журналистов!) красноречив.

Стеснительный двухметровый пионер

— Александр, поскольку ваш отец был баскетболистом, выступал за кишиневский «Политехник» в первой лиге чемпионата СССР, выбор в пользу игры гигантов был предопределен?

— Поверьте, никто меня не заставлял. Более того, любви с первого взгляда у нас с баскетом не случилось. Впервые папа отвел меня в секцию, когда мне было семь лет. Но оказалось, что там нет возрастных ограничений, все дети, с первого по десятый класс, занимались в общей группе. Да и как занимались: тренер просто выбрасывал мяч в зал, а там уж — кто во что горазд. Я, первоклашка, естественно, даже не мог пробиться к мячу. Вот и объявил отцу, что такие занятия мне не нравятся, и я не буду туда ходить. А вторая попытка оказалась более удачной. Через два года я вновь оказался в секции, и вот там уже игровой практики хватало всем.

— Если честно, в школе одноклассники «каланчой» дразнили?

— Знаете, особо прозвищ не придумывали. Но и без этого некий дискомфорт присутствовал. Люди всегда обращали внимание, когда в троллейбус заходил пионер-семиклассник ростом 1,90! Тут поневоле застесняешься. Кстати, вплоть до окончания школы я каждый год стабильно подрастал на десять сантиметров.

Против «Будивельника». За «Будивельник»

— Эти неудобства компенсировались карьерными успехами. Уже в 17 лет вы оказались в команде высшей лиги чемпионата СССР — донецком «Шахтере».

— А перед этим благополучно окончил школу, мама очень хотела, чтобы я получил еще и высшее образование. Тут как раз «покупатели» из других клубов подоспели. Хотя какие тогда были «покупатели»?.. Приезжали представители клубов, главными их козырями-соблазнами были поступление в вуз да возможность тренироваться при команде мастеров. Помню, приглашали в Николаев и Донецк, позже объявились москвичи, но чуть опоздали: я уже согласился на переезд в столицу Донбасса.

Тогда в «Шахтере» работа с молодежью велась на очень высоком уровне, в дубле подобралось много талантливых ребят. Но я не боялся конкуренции. Больше было любопытства. К тому же и мамина мечта сбылась: я стал студентом Донецкого торгово-экономического института, а он в то время входил в десятку лучших вузов Советского Союза.

— И кто бы мог тогда подумать, что меньше чем через год донецкая идиллия разрушится.

— Побольше бы таких «разрушений». (Улыбается.) Так получилось, я поймал свою волну: из дубля быстро попал в основу, а после ухода из команды основного центрового сезон-88/89 первым «центром» доигрывал уже я. Видимо, получалось неплохо, в матче с самим киевским «Будивельником» хорошо себя проявил. А ведь в его составе блистали два Александра — Волков и Белостенный. И вскоре я получил приглашение от главного тренера киевлян Виктора Боженара.

— Как встретил вас Киев?

— Отлично. Пока не начались тяжелые трудовые будни. Шутка ли, «Будивельник» на тот момент — действующий чемпион СССР, конкуренция, мягко говоря, бешеная, в команде собралось много «больших» игроков. А вот дедовщины никакой и в помине не было. Конечно, старожилы присматривались к новичку, но подавать мячи или что-то в этом роде никто не заставлял.

Так уж получилась, что моя карьера богата на перемены. И только в «Будивельнике» я задержался на целых шесть лет. Пробился в основной состав, играл в еврокубках, в сборной Украины. Да и Киев мне очень понравился, хоть родился и вырос я в Кишиневе.

Афроамериканцы назвали меня «нигером»

— Выступая за «Будивельник», вы дважды пытали счастья за океаном. Давайте поговорим об этом подробнее.

— Люблю вспоминать те времена. В 1993-м, прямо в разгар сезона, появилась возможность съездить в Америку: на стажировку в клуб одной из низших лиг (КБА) — «Куайд Сити Сандер». Я безумно этого хотел, и тогдашний тренер «Будивельника» Зураб Хромаев меня отпустил. Увы, произошла заминка с рабочей визой, и пробыл я в Америке всего три месяца. Тем не менее та стажировка дала огромный толчок моему профессиональному росту. Это сейчас европейский баскетбол приближается к заокеанскому в плане физической борьбы. Тогда же, в сравнении с Америкой, у нас на площадках был балет какой-то.

— Так уж и балет! Тоже бегали быстро, толкались под щитами.

— Отвечу так: лигу, куда я попал, сами американцы называли «мясная». Сказать, что борьба там была жесткая, — не сказать ничего. На тренировках, естественно, еще жестче. После первой из них тренер спросил меня: «Как ты?» Я провел рукой от подбородка до пояса и выдавил: «Здесь все болит». Получается, борьба была в рамках правил, но тело буквально ныло от всех этих толчков, блоков. Несмотря на это забросил парочку мячей через их основного центрового, и меня поставили в состав.

— А чем еще примечательна эта лига?

— Там большая текучка кадров, игроки рыщут из клуба в клуб в поисках шанса подняться в НБА. У каждого в контракте есть пункт: если какой-либо клуб Ассоциации тобой заинтересовался, уходишь без проблем. Чемпионат НБА ведь шел параллельно, вот и рубились парни-«мясники» исключительно за шанс проявить себя. А больше драться и не за что: зарплат в той лиге платить не имели права, деньги выдавались только на питание.

— Чем, помимо синяков, удивила Америка?

— Все, абсолютно все было другим: инфраструктура клубов, тренировочный процесс, атмосфера на матчах. Но самое интересное таилось в быту. Хотя в команде нас было двое белых, меня почему-то поселили в одну квартиру с чернокожим игроком. Квартира трехкомнатная, у каждого своя спальня, но гостиная общая. Вот я сразу и окунулся в американскую жизнь, да еще под руководством такого соседа.

— Быстро нашли с ними общий язык?

— В том-то и дело, что языка я практически не знал. Так, на уровне школьной программы. Обучался уже в процессе общения. Благо у меня способность схватывать на лету: в какой бы стране ни играл, с ходу запоминал набор фраз, необходимый для общения. Однако без курьезов не обошлось. Помню, на Рождество пригласил меня тренер к себе домой. А накануне одноклубники обучили меня нескольким фразам на сленге. И я по простоте душевной в гостях их и озвучил, толком даже не понимая значения. Жена тренера, смутившись, объяснила, что «это не очень хорошее слово, есть другие — более приличные».

Зато со временем я и сленг изучил, и к рэпу пристрастился. Да-да, не удивляйтесь. Мне ведь все было интересно: и тренировочный процесс, и то, как местные игроки отдыхают. Охотно ходил с ними в ночные клубы, на дискотеки. Правда, я один белый там был, и каждый посетитель, понятно, считал своим долгом обернуться и поглазеть на меня. Незабываемое зрелище: темный зал, цветомузыка, и вокруг тебя только белки глаз и белоснежные зубы сверкают — лиц вообще не видно!

— Казусов не возникало? Ведь у нас афроамериканцев всегда называли по-простецки — негр.

— Так и было, только называли так... меня. Не удивляйтесь, там, если белый назовет афроамериканца негром, — проблем не оберешься. А сами чернокожие только так и общаются друг с другом: «Эй, нигер, куда пасуешь?», «Давай, нигер, работай лучше!» По-нашему это вроде как уважительно: «брат», «братан». Вот и я со временем удостоился такой чести, чернокожие ребята считали меня своим и вовсю называли «нигером».

— Наверное, грустно было уезжать домой после таких приключений?

— Когда вернулся в чемпионат Украины, было ощущение, что все стоят на площадке, я один бегаю. Настолько все легко получалось. Повторю, тогда я сделал существенный рывок, особенно в индивидуальном мастерстве, в «физике». Порадовался за меня и Зураб Хромаев: в финальной серии плей-офф мы легко обыграли крепкий «Денди-Баскет». Кстати, мой заокеанский клуб также в том сезоне стал чемпионом КБА.

— Вскоре у вас появился еще один шанс попасть в НБА.

— Меня пригласили в «Орландо». Но помешал локаут, и по правилам меня не могли «подписать». Обидно было до жути. Спустя год я вновь в Америке, мне объяснили, что берут на подмену Шакилу О'Нилу. Мол, как только он подпишет свой контракт, будет подписан и мой. Трижды я приносил паспорт для заключения соглашения, но в итоге Шак перешел в «Лос-Анджелес Лейкерс», я же вернулся в домой. Увы, третьего шанса покорить Америку судьба мне не предоставила.

«Уронил» Раджу, а он обиделся

— Наигравшись в Киеве, Донецке и Одессе, в 1998-м вы все-таки вырвались на легионерские хлеба. Не смущало, что турецкая «Дарюшшафака» — не самый сильный клуб?

— В финансовом плане — конечно, не гранд. Тот же «Тофаж» имел годовой бюджет в 25 млн долл., «Эфес Пилсен» — 20, «Улкер» — 15. У нас — всего миллион, и мы становимся пятыми! А через год, когда я вернулся в Стамбул после выступлений за литовский «Летувос Ритас», мы играли с таким же бюджетом и заняли уже третье место. Все понимали, что команда сделала почти невозможное.

Ведь что такое «Дарюшшафака»? Это школа для детей из неполных семей и сирот. Люди, окончившие ее и добившиеся успеха в жизни, вкладывали средства в это учебное заведение, построили шикарный спортивный комплекс с развитой инфраструктурой, организовали профессиональный баскетбольный клуб. И как для своего скромного бюджета, команда добивалась приличных результатов.

— Был в вашей биографии и более представительный клуб — «Цибона», участник Евролиги.

— Да, бренд солидный. Три месяца я за них отыграл, но не получил ни копейки (тогда клуб переживал большие финансовые трудности), да и удовольствия особого, если честно. Дело в том, что спустя месяц после моего перехода в клубе появился Дино Раджа — легенда хорватского баскетбола. И с ходу стал основным центровым. Я же сел на скамейку, что меня совсем не устраивало. Согласен, Раджа суперзвезда, многого достиг. Но вот было у него желание отделяться от команды: утренние тренировки просто игнорировал, на вечерних, командных, правда, появлялся.

— Дино тоже не получал зарплату?

—Вот уж не знаю, да и не мог знать. У нас отношения как-то сразу не заладились: на одной из первых тренировок я его пару раз «уронил» на паркет, и он, похоже, обиделся. По крайней мере со мной после этого почти не разговаривал, хотя с другими партнерами охотно общался. Видимо, он не думал, что я стану так жестко играть против звезды. Я же воспитан так, и на тренировках работаю с не меньшей отдачей, чем в матчах.

С женой даже поссориться не получается

— Ваша спортивная жизнь выдалась богатой на события. В сравнении с прошлыми годами сейчас свободного времени побольше?

— Не сказал бы. Тогда ведь все было четко по графику: отработал пару часов утром — свободен, отбегал вечером — делай что хочешь. А сейчас приходится целый день бегать. (Смеется.)

— Что помогает отвлечься, расслабиться?

— Могу с уверенностью сказать, что или, точнее, кто не дает расслабиться, — это мои детки. Сейчас у нас новый виток: доченьке Владиславе уже 6 лет, и мы пошли в лицей. Пока ей очень нравится.

— Домашние задания тоже делаем «мы»?

— Помогаем с женой Марианной по мере сил. Я назначен ответственным за английский язык, поскольку свободно им владею. А вот за остальные предметы отвечает супруга. Признаюсь, не думал, что в первом классе у детей будет такая нагрузка.

— А сами-то в школе из-за постоянных тренировок, небось, не блистали?

— Ошибаетесь. Учился я как раз неплохо. Особенно нравились точные науки, обожал математику, преимущественно «пятерки» получал. Правда, было это давно, и сейчас, наверное, даже формулу дискриминанта не вспомню. (Смеется.)

Вот только с русским языком и литературой случилась незадача. У нас с учительницей обоюдная антипатия возникла. Она мне и отомстила: влепила в аттестат две «тройки».

— Младшего сынишку, слышал, не прочь направить по своим стопам.

— Вячеслав — моя последняя надежда. Может, хоть младший сын продолжит баскетбольную династию Окунских. Предпосылки есть: как и я, он будет высоким — растет не по дням, а по часам. Игра ему тоже нравится. Вот на днях подходит ко мне рано утром и говорит: «Папа, включи баскетбол. Если нету, тогда футбол включай». Не мультики — спорт подавай. А ему ведь только четыре года.

— Вживую баскетбол любит смотреть?

— Ему нравится ходить со мной на матчи. «Ура! Забили!» — бурно реагирует на удачные действия. Хотя, может, ему больше нравится кока-кола и сухарики, которые я обязательно покупаю перед матчем. (Смеется.)

Впрочем, я не собираюсь агитировать его заниматься баскетболом. А вот настаивать на занятиях спортом буду обязательно — будущему мужчине это необходимо.

— А почему ваши сыновья от первого брака не стали баскетболистами?

— Увы. В свое время они ходили на тренировки в БК «Киев», но их оттуда забрали. Наверное, чтобы я лишний раз не виделся с ними. А ведь старший, Андрей, хотел пробиться в НБА, но я по собственному опыту знаю, как сложно это сделать неподготовленному игроку. А сколько раз я Игоря просил заняться спортом. Ни в какую: от компьютера не оторвать. К сожалению, сейчас я не имею столько возможностей, чтобы повлиять на их выбор. Мы давно живем отдельно, и сейчас очень все сложно...

— Зато во втором браке, судя по всему, все замечательно?

— Буду краток: я безумно люблю, и я счастлив!

— Кстати, расскажите, как начался ваш роман с лучшей моделью Украины 1995 г.? Вас из-за физических данных не заметить сложно, а где именно на вас обратила свое внимание Марианна?

— Познакомились мы девять лет назад в Киеве, на вечеринке. Нет, она не знала, что я баскетболист. Правда, несколько недель после знакомства все никак не могли встретиться: договаривались, но не получалось. Наконец встретились, поужинали, я был просто очарован ее красотой и душой.

— И вот так, с первого свидания, и зажили душа в душу?

— Всякое бывало. Расставались, потом понимали, что не можем друг без друга. К счастью, период притирки скоро закончился... свадьбой. И сейчас я с удовольствием хочу заявить: у нас идеальная семья. Даже поссориться не получается — знаем ведь, что все равно помиримся. Неинтересно...

14—20 декабря 2012 г.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...


Загрузка...

Движение вверх и в сторону

Фильм о победе СССР над США за 3 секунды сразу стал самым кассовым в истории...

Джоэль из «джаза»

Донецкий афроукраинец намерен стать великим игроком НБА

С Европой и без Коломойского

Наши лучшие баскетболисты по-прежнему бегут кто куда. Даже в Косово

Легенды NBA в шоке

Легенды баскетбола Гэри Пэйтон и Глен Райс вызвали парня из толпы, чтобы он...

Наши в НБА

Лень стал седьмым украинцем в сильнейшей лиге мира. До него штурмовали вершины такие...

Загрузка...

«Бандеровцы» из Экстраклассы

Когда интервью с Романом Кутовым уже было готово к печати, в Польше разразился...

Маленький український гвинтик у польському футболі

Сьогодні українці у Польщі — це не лише заробітчани, що працюють на полях, збираючи...

Пока биатлон молчит, фристайл и сноуборд — «стреляют»

Вице-чемпионка пропустит ближайшие этапы Кубка мира из-за недостатка финансирования

Продлить весну — как минимум до марта

Футбольных болельщиков можно поздравить — для них на полмесяца раньше календарного...

Спорт «по-свински»

В ночь на 5 февраля наступит новый год по восточному календарю, и ближайшие 12 месяцев...

Шлем, пояса, путевки и лицензии

Наступивший год обещает быть очень интересным и насыщенным в плане спортивных событий

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто

Получить ссылку для клиента
Авторские колонки

Блоги

Лентаинформ
Загрузка...
Ошибка