В петле равнодушия

№20 (366) 18 - 24 мая 2007 г. 11 Мая 2007 0

Еще недавно был во Львовской области город Нестеров, а недалеко от него возвышался величественный монумент в честь героя мировой авиации. Всем людям, связанным с небом, известна эта русская фамилия и то, что все свои подвиги ее владелец совершил над землей Украины. Увы, сегодня не все хотят это помнить. Город Нестеров переименован в Жовкву, монумент по сути полностью разрушен, музей уничтожен, и никому нет дела до гибнущего исторического памятника.

Дорога к подвигам

Петр Николаевич Нестеров родился 15 (27) февраля 1887 г. в Нижнем Новгороде в семье военнослужащего. Рано овдовевшая мать, воспользовавшись привилегиями, предоставляемыми детям военных, отдала сына в кадетскую школу, а затем и в артиллерийское училище. Первым местом его службы стала Восточная Сибирь, потом последовал перевод на Кавказ в г. Петровск (ныне Махачкала).

Увлечение небом пришло неожиданно и целиком захватило его. Впервые настоящий моторный аэроплан он увидел в 1910 г. в родном Нижнем Новгороде, куда приехал к матери в отпуск. В это же время в городе выполнял демонстрационные полеты на «Фармане» знаменитый летчик Сергей Уточкин.

«Каждый поворот аэроплана заставлял сжиматься мое сердце, — вспоминал впоследствии Нестеров. — Я боялся, что аэроплан перекинется. С этого дня я начал серьезно изучать авиацию, вечерами — по книге, а днем — наблюдая за полетами птиц».

Свой первый самостоятельный полет на планере Петр совершил уже в 1911 году. Авиация настолько завлекла его, что все свободное время он посвящает изучению существующих летательных аппаратов и разработке новых. Инженерная мысль Нестерова работает с потрясающей интенсивностью: он ставит перед собой более чем смелую задачу — спроектировать собственный самолет весьма оригинальной конструкции, отличной от всех существующих. Однако Петр Николаевич понимал, что его опыта полетов на планере явно недостаточно, чтобы в корне изменить существующую схему самолета. Вывод один: необходимо стать летчиком-профессионалом, ибо лишь лично испытав аэроплан, построенный по собственному проекту, он мог доказать правильность своих конструкторских замыслов.

Следовало во что бы то ни стало попасть в авиационный отдел Офицерской воздухоплавательной школы. И Нестеров, не имея протекции, решил хлопотать сам за себя. Он выехал в Петербург и в нарушение всякой субординации явился к товарищу (заместителю) военного министра генералу

А. А. Поливанову. Генерал отнесся к настырному поручику весьма сочувственно и отдал распоряжение о зачислении его в Гатчинскую авиашколу. «Конечно, у меня тогда и в мыслях не было, что я открываю дорогу к подвигам и мировой славе человеку, который вскоре же стал нашим национальным героем!» — писал позже генерал.

Полет вниз головой

«Поручик Нестеров. Летчик выдающийся. Технически подготовлен отлично. Энергичный и дисциплинированный офицер. Нравственные качества очень хорошие. Достаточно подготовлен к должности начальника отряда». Такую характеристику получил Петр Николаевич в январе 1913 г. А уже в апреле был прикомандирован к 7-й воздухоплавательной роте в Киеве в качестве начальника 11-го корпусного авиационного отряда. С тех пор вся его жизнь и деятельность связаны с небом Украины. Всего лишь год с небольшим отпустила ему судьба, но сколь насыщенной была его последующая жизнь!

Киев того времени был крупнейшим в Российской империи центром авиационной культуры, и здесь новаторский талант Нестерова раскрылся во всей полноте. На Дарницком полигоне он впервые поставил опыт корректирования с самолетов артиллерийского огня и начал обдумывать новые тактические формы боевого применения авиации. Им овладела смелая идея совершить групповой перелет без всякой подготовки, с посадками на незнакомой местности, как это могло быть в боевой обстановке. 23 августа 1913 г. этот замысел был воплощен в жизнь: вместе с летчиками Передковым и Ткачевым Петр Нестеров преодолел по воздуху маршрут Киев — Остер — Нежин — Киев. Кстати, во время этого перелета был проведен и один из первых опытов аэрофотосъемки.

О перелете Нестерова было много разговоров, однако сам новатор участия в них почти не принимал. Новый замысел бередил его душу: он хотел на опыте доказать целесообразность крутых поворотов в воздухе. Еще в воздухоплавательной школе он до хрипоты спорил об этом с товарищами и однажды заявил, что не видит никакой опасности в том, чтобы описать круг в вертикальной плоскости, оказавшись на некоторое время в воздухе даже вниз головой. Делают же в цирке «мертвую петлю» велосипедисты! Была бы только достаточная скорость!..

Летом 1913 г. французский летчик А. Пегу «вычертил» в вертикальной плоскости нечто вроде латинского «S». А 9 сентября штабс-капитан Нестеров описал над украинской землей первую в мире фигуру высшего пилотажа («мертвую петлю», ныне также известную как «петля Нестерова») и тем самым доказал, что самолетом можно управлять в любом его положении. Это был настоящий подвиг, огромный шаг на пути прогресса. Научно-технический комитет Киевского общества воздухоплавания наградил отважного пилота специально отчеканенной медалью с изображением перевернутого самолета и надписью: «За первое в мире удачное решение, с риском для жизни, вопроса об управлении аэропланами при вертикальных кренах».

Это была большая честь, но Петр Николаевич не собирался почивать на лаврах. Он совершил еще несколько дальних перелетов, в том числе из Киева в Петербург, а завод «Дукс» получил распоряжение построить за казенный счет «аэроплан по чертежам штабс-капитана Нестерова». Он подумывал даже выйти в отставку и целиком посвятить себя конструкторской деятельности. Но грянула Первая мировая, и через несколько дней авиатор со своим отрядом уже ехал на Юго-Западный фронт выполнять свой воинский долг... На десятый день войны отряд приступил к боевой работе в Галиции.

Последний бой

С первых же дней войны русская военная авиация зарекомендовала себя неоценимой помощницей армии. Успешно действовал и 11-й авиаотряд. Вскоре пленные австрийцы показали, что их командованию известно имя начальника русского отряда, что самолет Нестерова узнают по смелым и изящным виражам, а за его пленение назначена солидная денежная премия.

В сентябре 1914 г. австрийцы усилили воздушную разведку. Особенно настойчив был один вражеский самолет — «Альбатрос». Его пилотировал барон фон Розенталь, сын австрийского магната, владельца имения, в котором расположился отряд Нестерова. Он отлично знал местность, уверенно летал над русскими войсками и даже однажды сбросил на аэродром бомбу, которая, к счастью, не взорвалась.

Необходимо было прекратить эти полеты. Но как это сделать? Еще в воздухоплавательной школе Нестеров не раз высказывал мысль о возможности воздушных боев, а острый ум изобретателя давно искал средства и способы такого боя. Под хвостовым костылем его «Морана» уже был пилообразный нож, способный при случае распороть оболочку аэростата или дирижабля. Была и еще одна идея: выпускать с самолета на тросе обыкновенную гирю, которой можно было разбить деревянный винт у противника. Но все чаще в разговорах с товарищами появлялось слово «таран».

Утром 8 сентября австриец вновь появился над аэродромом. А через некоторое время в небе разыгралась одна из величайших воздушных драм Первой мировой войны. Нестеров на быстроходном «Моране» зашел сзади, догнал «Альбатрос», но ударил не колесами по крылу, как планировал, а мотором между плоскостями. Громоздкий биплан завалился набок и стал падать. От удара у «Морана» отделился мотор, его крылья сложились, и самолет, как кленовый лист, пошел к земле. Летчика выбросило из поврежденного самолета, и он упал метрах в двадцати от него. Случилось это в шести километрах от Жовквы, у села Воля-Высоцкая.

Так погиб Петр Николаевич Нестеров — слава и гордость мировой авиации. Выдающийся авиационный новатор еще при жизни стал национальным героем, и смерть его вся страна восприняла как тяжкое горе, преклоняясь перед суровым величием его последнего подвига. Похороны в Киеве были поистине всенародными: такой многолюдной процессии старожилы украинской столицы не помнили. А в начале 1915 г. Петр Нестеров был посмертно награжден военным орденом Георгия IV степени.

Разрушенная память

На месте гибели героя солдаты, любившие своего командира, насыпали холм и установили деревянный крест. 3 августа 1947 г. здесь заложили обелиск, который, правда, был открыт лишь 18 июня 1952 г. А в 1979-м по инициативе летчика-космонавта Георгия Берегового, побывавшего в здешних местах, был возведен величественный монумент в виде «мертвой петли» и открыт музей Нестерова.

Строили тогда с размахом: черный мрамор, титан, медная чеканка, импортная мебель, ковры, кафетерий с дорогим оборудованием... Казалось — на века. Тут были собраны поистине уникальные экспонаты, в т. ч. и личные вещи Нестерова, которые передала его дочь Маргарита Петровна.

Однако уже спустя несколько лет начали выпадать мраморные плиты, на «петле» захлопали, будто крылья, титановые листы. Вскоре их сняли, а еще год спустя в музее с мундира летчика чья-то рука сняла знак об окончании военного училища, исчез и именной пистолет авиатора... Потекли и были демонтированы отопительные котлы, Военторг изъял оборудование кафетерия.

Были попытки спасти мемориал от развала: в 1988-м начались переговоры о передаче комплекса под опеку управления культуры Львовского облисполкома и преобразовании его в филиал Львовского исторического музея. Но кардинальные меры не были приняты. Так и случилось, что из-за бесхозяйственности, душевной глухоты пропал этот уникальный мемориал: здание разрушено, экспонаты разграблены, а то и просто выброшены на свалку. Бесследно исчез и бронзовый бюст летчика.

Сегодня, как ни горько, на месте памятника — сплошные руины, которые будоражат сердца всех, кому небезразлична наша история. Ежедневно мимо мемориала, вернее того, что от него осталось, проезжают сотни иностранных туристов, ведь неподалеку находится приграничный переход в Раве-Русской. Едут и с удивлением озираются на разрушенный монумент. Разрушенный не войной, а нашим беспамятством.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Константин Симчук: «Не хочу, чтобы деятельность клуба...

Директор ДЮСШ «Сокол» – о комплектации состава, тренерском штабе и первых...

Переиграет ли футбол коронавирус?

Решения, принятые УЕФА, предполагают оптимистичные варианты

COVID-19 поражает спорт

Украинские болельщики должны быть готовы к любому повороту событий

Никаких танцев — только карате!

В приближающийся праздник весны — пожалуй, самого оптимистичного и красивого...

Австро-венгерский баланс

Сборная Украины по баскетболу стартовала в отборочном цикле чемпионата Европы-2021....

На португальцев — с новым капитаном

В ближайший вторник, 18 февраля, начинается весна по футбольному календарю. В этот день...

Титулы пока в тумане

8 февраля стартует новый сезон у наших боксеров-профессионалов. В этот день очередную...

Олимпиада, Евро, Шлем и Кубок чемпионов

Високосный год в спорте — явление особое. Вот уже более ста лет в эти годы проходят...

Год Крысы и спортивные архивы

25 января — Новый год по восточному календарю. Он пройдет под знаком белой Крысы. В...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Авторские колонки

Блоги

Ошибка