Дуэт Анна-Мария: «Мы уже лет семь сами пишем себе песни»

05 Мая 2019 4.3

В эфире телеканала «Интер» 9 Мая в 20:30 — большой праздничный концерт «Победа. Одна на всех». В нем примут участие Ирина Билык, Таисия Повалий, Надежда Мейхер, Владимир Гришко, Злата Огневич, Виталий Козловский и другие популярные артисты. В их числе — замечательный дуэт ANNA-MARIA. За кулисами концерта Анна и Мария Опанасюк согласились впервые за последнее время открыто поговорить о творчестве, о судьбе песни My Road, которая участвовала в нацотборе на песенный конкурс Евровидение, о пасхальных традициях и о том, что такое на самом деле, без прикрас, — быть артистом.

— Как отмечали Пасху? На вашей страничке я видела видео с колокольни Владимирского собора.

Мария: У нас есть свои традиции. На Пасху мы обязательно идем в храм. Но несколько лет назад мы открыли для себя, что только в этот праздничный день прихожанам разрешают звонить в колокола. Правда, в некоторых соборах и в этот день говорят: извините, у нас все автоматизировано, уже нельзя. Но мы стараемся найти храм, где можно позвонить в колокола.

Анна: Одно из самых ярких впечатлений — нам удалось позвонить в колокола в Киево-Печерской лавре. Мы особо не надеялись, что разрешат, но подошли попросили. Нам сказали: «Да, конечно, поднимайтесь!». И выдали специальные наушники. Если этот звон слышно на всю округу, то представьте, какой уровень звука на колокольне! Там было еще пара человек, нас распределили по колоколам, а главный звонарь объяснил, кому как играть. Это было непросто, хотя мы старались, чтобы было красиво. В общем, мы поняли: если на Пасху ты слышишь какой-то немножко странный колокольный звон, это прихожанам разрешили позвонить. Но это так здорово! В общем, один раз в год обязательно!

— Скоро 9 Мая. В традиционном праздничном концерте телеканала «Интер» в этом году вы исполнили две песни. Как отреагировали, когда вам предложили спеть именно их?

Анна: Какую песню тех лет ни возьми, особенно военные, мы все их любим и знаем практически наизусть. Но к праздничным концертам все равно серьезно готовимся, обсуждаем идеи. Бывает, что отправляем руководителю редакции музыкальных программ телеканала Олегу Яковлеву свои идеи, он отвечает: «Девчонки, люблю ваш энтузиазм и креативность, но вы не забывайте, что нас смотрят люди, которые десятилетиями знают и любят эти песни. И они хотят их услышать, все-таки, ближе к оригиналу, в классической версии». Наш дедушка, который смотрит эти концерты, дедушкины братья нам звонят и говорят, что им понравилось больше всего. И мы понимаем, что им нравятся знакомые песни в привычном исполнении

— Как выбираете и готовите песни для концертов на «Интере»? Вам что-то предлагают или вы предлагаете свои варианты?

Анна: В прошлом году Олег Яковлев предложил нам спеть песню «22 июня ровно в 4 часа». Мы знаем ее, но в ней такие однообразные куплеты! Нам она показалась не очень интересной. Мы даже просили заменить песню. Но Олег сказал: «Давайте попробуем, если уж совсем не пойдет, то будем что-то решать». Мы придумали определенную аранжировку. Попытались больше прожить и вдуматься в песню — и сложилось.

Мария: Кроме этого, постановка номера была очень классная, она помогла эту песню раскрыть. В общем, он оказался прав. После того как видео появилось на YouTube, нам люди из разных стран писали позитивные комментарии. Аудитория у этого видео была немалая. Кстати, 22 июня был резкий скачок просмотров.

Анна: Эта песня для некоторых людей нас раскрыла с новой стороны. Даже для соседа, который живет с нами в доме, и который знал, что мы — артисты. Он говорит: «Девочки, я знал, что вы певицы. Ну, певицы — и ладно. Не был у вас на концерте. А тут посмотрел это видео. Вы не просто поете, видно же, что вы этим живете. Такие эмоции!» Он человек пожилого возраста, и он сказал нам об этом недавно, уже в текущем году. Было приятно.

— Именно в песнях военных лет голоса как-то по-особенному раскрываются…

Анна: Да. Кроме того, сегодня существует много песен, которые прозвучали, а ты так ничего и не почувствовал. А здесь песня закончилась, а после нее ты чувствуешь шлейф эмоций. Они никого не оставляют равнодушным.

Мария: Мне кажется, сегодня очень много музыки, которая проходит мимо. Говорят, что сейчас песня не живет больше месяца. Артист выпустил ее, тут же готовится и выпускает еще, и еще, и еще. Каждый день – кто-то выпустил песню, кто-то – клип, и ты понимаешь, что мир увеличил скорость, и в нем очень сложно удержать на чем-то внимание. Есть исследование, которое свидетельствует, что люди сегодня чаще всего недослушивают песни до конца. Слушают в среднем минуту. Наверное, скоро песни будут длиться по одной минуте. А мы, все-таки, фанаты таких групп, как Queen, Pink Floyd, песни которых могли длиться по 6-7 минут. И тебе не хотелось переключиться.

Анна: Взять репетицию концерта к 9 Мая. Вот, например, ты приходишь немножко заранее, со своими мыслями и настроением. Начинает звучать какая-то песня, и за три минуты она тебя вводит в такое состояние и настроение! Всего лишь три минуты, а ты погружаешься в то время. На самом деле это какое-то чудо. Кто-то говорил, что скоро не нужны будут музыканты, потому что все звуки, сэмплы электронные есть в Интернете, и не нужны будут новые Моцарт, Бах или Бетховен. Но, помимо звучания, есть еще эмоция, а эмоции они не передают. Мы считаем, что живая музыка, живые инструменты, как и книги – то, что создает людям настроение, - не отойдут на второй план.

- Бывает, что больше всего о трагедии, об ужасе тех лет рассказывают нам истории родных людей. Какие-то бытовые вещи…

Мария: Для нас это в принципе праздник со слезами на глазах. В этой строчке все сказано. В ней – боль каждой семьи. И в каждой семье есть свой багаж историй… Брат нашей бабушки – летчик, был ранен на войне. Осколок в теле под сердцем не могли достать, это было опасно для жизни. Осколок продолжал двигаться и в конечном итоге дошел до сердца. Дедушкин брат тоже был летчиком. Он очень любит песню – «Огромное небо», потому что она – о летчиках. Когда собирается семья, когда застолье, он всегда ее поет, и это для нас всех – до слез. Папина бабушка – наша прабабушка, родом из Винницы. Она потеряла мужа в первые годы войны. Он в первых рядах ушел на фронт. Прабабушка Харитина одна вырастила пятерых детей. Сейчас вот некоторые женщины в наше время жалуются, что им с одним ребенком тяжело, потому что муж работает и недостаточно много помогает. А как они тогда? Когда не было еды? Когда была угроза жизни постоянная? Это – ее героический поступок – вырастить детей во время войны.

Анна: Бабушка Зинаида Трофимовна рассказывала, когда они поняли, насколько война – это страшно. Когда после боевых действий на повозках привозят людей хоронить, а у них нет частей тела или вывернуто все. И ребенку 10-летнему увидеть такое… Например, бабушка рассказывает, что был парень, который их веселил, как циркач. Он жонглировал, шутил, развлекал детей. А потом бабушка увидела его погибшем, на этой повозке. И ей насколько это сложно было принять – ты знаешь человека, но его уже нет.

Мария: Наша бабушка не воевала, но она очень сильно помнит голод. За столом крошечки она собирала на пальчик. Не доесть еду – это было неприемлемо. Выбросить хлеб – невозможно.

Анна: Мы говорим: «Бабушка, ну что ты собираешь эти крошки!» А она говорит: «Я очень хорошо знаю, что такое голод». Прошло уже на тот момент лет 60, но память была жива.

Мария: Мне кажется, что их поколение – люди, которые больше чувствует единство между собой. Они не делят на своих и чужих по национальности, языку, вере тех, кто воевал рядом с ними. В прошлом году на презентации книги «Люди Победы», где мы выступали, на сцену выходили ветераны из Грузии, Армении, Азербайджана и говорили, что для них не было разницы - русский, молдаванин, еврей – была общая цель. Они защищали свою страну, большую, единую. Было много примеров, когда кто-то кого-то спас ценой своей жизни. Сейчас это сложно представить, потому что сегодня люди как-то больше за себя. За свое, допустим, окружение, за свою семью. А тогда было единство. То, чего сейчас нет.

Анна: Сегодня все критикуют Советский Союз, то время. Мы абсолютно не идеализируем его. Было очень много перекосов. Но то, что человек готов был поделиться последним с другом, и даже с совершенно чужим человеком, дорогого стоит. Во все времена есть что-то хорошее, что можно перенять.

— На сцене во время исполнения песни «Журавли» вы расплакались. С этой песней связана какая-то личная история?

Анна: Песню – «Журавли» – мы поем на концерте к 9 Мая на «Интере» второй раз. Ее в основном знают, как состоящую из двух куплетов. А в этом году мы спели все три. Когда ее поем, думаем о своих близких. У каждого есть кто-то, кто ушел от нас насовсем, но мы надеемся, что он где-то рядом с нами. Наш дедушка, дай Бог ему здоровья, очень любит эту песню и с нами ее поет.

Мария: Запись и репетиция этой песни была особенной. Руководитель редакции музыкальных программ «Интера» Олег Яковлев умеет найти такие слова, чтобы погрузить артиста в атмосферу песни, усилить эмоции. Артист приходит с массой задач в голове – у него до этого – репетиция, после – концерт, он в своих мыслях.

Мария: А Олег перед записью «Журавлей» нам сказал: «Когда вы будете петь, подумайте о том, что ветеранов с каждым годом становится все меньше. В прошлом году на концерте ко Дню Победы в зале присутствовало больше ветеранов, чем в этом. Для многих из них прошлый концерт стал последним. Пойте для тех, кого не стало. И для тех, кто, возможно, не сможет прийти на концерт в следующем году».

Мария: В общем, когда мы записывали эту песню на студии, нам приходилось часто останавливаться, потому что мы не умеем одновременно петь и плакать. Голос начинает дрожать, и тут нужно или продолжать петь, или продолжать плакать. Меня удивляют люди, которые говорят: ну а смысл отмечать этот праздник, ветеранов же уже почти нет. Для меня это странно.

Умирает человек. И что, нужно его забыть? Нет, мы продолжаем помнить. Пока ты сам живешь, память жива, и человек жив в твоей памяти, твоих мыслях.

- Костюмы для выступления вы готовите сами?

Анна: Нам очень приятно, что для концертов «Интера» наряды всегда делает художник по костюму, Наталья Скаржепа. Она, во-первых, очень хорошо знает стилистику каждого концерта, каждого временного периода. Есть ведь определенные фасоны, которые носили в то время или которые просто уместны в концерте к 9 мая. Здесь не должно быть слишком открытых плеч или очень коротких нарядов – должна читаться стилистика того времени. Нам всегда очень нравится то, что она предлагает. Например, костюмы для песни «Журавли». Они немного отличались по цвету, а легкая ткань, которая был на плечах – как крылья журавлей. У меня было белое платье и градиент на «крыльях» шел от белого к серому, а у Маши – от серого к черному. Как у птиц оперенье. Задумка интересная. Хотя на примерке Наташа рассказывала, что идеи были у нее разные, вплоть до того, чтобы сделать на платье принт в виде журавлей. Но решили не останавливаться на этом варианте – он слишком трудоемкий.

Мария: А наряд для второй песни – красное платье и черное - наше любимое сочетание цветов. Если наш личный гардероб пересмотреть – чаще всего в нем сочетание красного и черного. И песня, которую мы пели в красном и черном – «На безымянной высоте» – с одной стороны - трогательная, в ней очень непростые слова. А с другой – строгая. Это и подчеркнули костюмы.

Анна: У некоторых специалистов бывает, проскальзывает – ну, ладно, и так сойдет. Ну даже в нашем случае: ну что там, выйти – спеть на три минуты. Но даже на примерке Наташа обращает внимание на каждый шов. Его никто не увидит, это – мелочь, плюс-минус пару миллиметров – в кадре видно не будет. Но она, как профессионал считает обязательным дотончить до идеала. И мы тоже заряжаемся этим: для профессионала «и так сойдет» быть не может.

- Если вам нужны песни, которые затрагивают душу, можно только представить, как вам сложно искать песни для себя в принципе.

Мария: Мы не ищем, а уже лет 6 или 7 пишем музыку сами. Раньше действительно мы обращались к разным авторам, у нас в репертуаре, например, есть несколько композиций, которые Ваня Дорн написал специально для нас. Хотя все знают, что он для других артистов музыку не пишет. Но так случилось, что мы с ним начали общаться в тот период, когда он, видимо, был готов к этому. Ваня – очень талантливый композитор. Он вообще невероятно талантливый человек. Но у него свои эмоции, своя жизнь, свои мысли, и он пишет так, как бы он это спел, как он это чувствует.

Анна: Многие люди, даже не зная, что эту песню написал Ваня Дорн, узнавали его стиль. Алла Пугачева, Муслим Магомаев могли петь песни других исполнителей так, как будто сами лично написали. Но в какой-то момент мы поняли, что для нас все не то. Все, что нам предлагают – это классно, это хорошие песни, но это не то. Это просто не наши песни. Поэтому нужно пробовать писать самим.

Мария: Ну и потом это – совсем другие эмоции, когда ты знаешь, что ты написал эту песню, с какой твоей жизненной ситуацией это связано, ты понимаешь, о чем ты поешь. А люди очень чувствуют искренность, что это не просто слова и музыка. И когда людям становится близко твое произведение, твоя песня, это настолько приятно!

- А какой была первая песня, которую вы показали широкой публике?

Мария: Интересный вопрос. Это была песня «Тримай мене», по-моему. Раньше мы вообще боялись их кому-то показывать: было такое ощущение, что ты стоишь голый, и все сейчас поймут, о чем ты думаешь, прочитают твои мысли. Просканируют тебя насквозь. Но потом мы попробовали в концерте с другими песнями исполнить одну, которую написали сами, и вдруг увидели, что люди ее классно принимают.

Анна: Мы, кстати, даже не объявили, по-моему, что это наша песня. Просто спели ее в программе, и было так интересно, как ее примут. Приняли не хуже остальных, а то и лучше. Это для нас был какой-то знак.

- Песни пишете вместе? Вот как была написана My Road для «Евровидения», к примеру?

Анна: Обычно – по отдельности. Бывает, Маша написала текст и говорит: «Припев как-то не получается, давай вместе попробуем дописать?» Я говорю: «Маш, давай, раз уж ты начала, это – твоя мысль, продолжай уже в этом ключе сама».

Мария: Но так не всегда происходит, потому что My Road для Евровидения мы написали вместе. Мы всего для участия в этом конкурсе написали 4 песни. Какую-то – Аня, какую-то я – я. Но, если говорить о My Road, то в определенный день мы собрались возле клавиш и начали пробовать. Сначала появился грув. Когда уже есть вот этот кач, грув, есть понимание, в каком ритме настроении эта песня. И я говорю – Ань, давай ты что-то пробуй, а теперь давай я. И вот за полтора часа и была написана эта песня.

– Вы хорошо владеете английским или изначально писали текст на русском или украинском языке?

Мария: Нет, сразу – на английском. Кстати, иногда бывает так, что появляется сразу фраза, слово, от него идет песня. Здесь сначала появилась музыка, потом был написан текст. Мы думали, какой смысл можно вложить в эту песню? И поняли, что она – о дороге, о пути, о выборе.

Анна: На самом деле мы в прошлом году тоже хотели участвовать в нацотборе, но у нас не было такой мощной песни, чтобы мы понимали, что у нас все получится. Мы были в себе уверены, но самое главное в этом конкурсе – песня. И вот в этом году мы поняли, что это – она. И получили подтверждение этому. Мы выложили ее в YouTube и начали смотреть отзывы. Многие писали: «Я знал этот дуэт раньше, но не был таким уж поклонником их творчества, но с этой песней взглянул на них по-другому». Кто-то писал: «Я узнал, что есть такие артисты, нужно еще послушать, что они поют».

- А вы не думали о том, чтобы отправить эту песню для ротации на европейские радиостанции?

Мария: К нам сами обратились некоторые радиостанции с такой просьбой. Так как My Road есть в базе «TOP Hit», мы можем отслеживать, в каких странах, городах и сколько раз она звучала. Ее слушают во Франции, Германии, в Украине, конечно же. Кстати, мы записали ее украинский вариант, и он многим пришлась по душе. Даже кто-то написал, что англоязычную версию он воспринимали настроенчески, хотя человек знает английский язык. А вот украинская версия помогла больше вникнуть в слова.

- У вас клип еще очень интересный на эту песню. Лаконичный такой.

Анна: Это даже не клип, а просто видеоряд. Мы захотели не просто выложить аудио, а сделать что-то чуть поинтересней, чем видео с фотографией. Хотелось, чтобы было интересно не только слушать, но и смотреть. Клип мы только готовим, и он по нашей задумке даст ответы на многие вопросы. На те вопросы, которые нам задавали после участия в национальном отборе и на которые мы не отвечали.

- Чем живете помимо сцены? Вы говорили в интервью, что любите собак. Наверное, в детстве тащили их с улицы постоянно…

Мария: Нет! У нас с 6 лет в доме уже появилась своя собака – московская сторожевая.

Анна: Квартирка у нас была маленькая, но родители решили сделать нам такой подарок на день рождения. И эта собака, Шери, стала членом нашей семьи. Нам многие говорили: «Боже мой, зачем вы держите собаку в квартире?»

Мария: Помним, когда мы надевали что-то черное, шерсть отчистить до конца было невозможно… Собака прожила 12 лет, для такой породы очень много, но я помню, когда Шери не стало, для нас это была очень большая трагедия. Мы долго не могли смириться. И родители взяли другую собаку не сразу

Анна: За счет того, что мы сейчас живем в постоянных переездах, можем уехать на неделю, держать дома животное сложно, потому что каждую неделю нужно будет искать, кто будет собаку кормить и выгуливать…

Анна: Тем более, что мы любим именно больших собак, лохматых, которых можно обнять. Найти им «няньку» еще сложнее.

Мария: Так как у нас нет своей, когда на улице видим собаку, она получает максимум эмоций(смеется). Хозяин даже не успевает сказать: «Не трогайте, она может укусить!» Но собаки чувствуют, когда их любят.

— Чем еще сегодня живете?

Мария: Практически все наши действия – когда ты смотришь фильм или читаешь книгу – кажется, что это простое времяпрепровождение, но оно тоже некоторым образом связано с творчеством.

Анна: Нам когда-то одна женщина, режиссер, сказала: «Артисту нужно постоянно в себе воспитывать вкус. Что ты читаешь, что ты смотришь, с кем ты общаешься, что ты ешь, куда ты ходишь. Потом ты это выдаешь в творчестве».

— А если вы еще и пишете сами слова и музыку…

Анна: Да, это очень важно! Строчка в книге или эмоция от фильма может натолкнуть на идею песни. Недавно смотрели фильм «Темные времена» о Черчилле. В фильме есть момент, когда он не знает, какое решение принять – отступать Англии или бороться до последнего солдата. Он спускается в метро и просто спрашивает людей: «Как вы думаете, как правильно поступить?» Правительство не поддерживало его решение, его мнение, а люди поддержали. Смотрели фильм о Фредди Меркьюри. Такие ленты вдохновляют. Ты видишь, как один человек мог вести за собой людей, оставить след в истории.

— Быть музыкантом, публичным человеком – это значит очень много отдавать, не всегда получая взамен такую же отдачу. Вы бы хотели, чтобы ваши дети пошли по вашему пути, раскрывая себя в музыке?

Анна: Мы выбрали этот путь, потому что мы без музыки, сцены не можем. Было такое, что мы оказывались чем-то недовольны, разочарованы. Но дело не в том, сколько ты отдаешь, и чего ждешь взамен. Сама возможность выходить на сцену – счастье. Мы готовы отдавать этому свои силы, эмоции. Когда ты сочиняешь песню, и она рождается, тебе уже хорошо. Конечно, неплохо, чтобы она еще прозвучала на радио, снять клип, но это – потом. Важно, что песня появилась.

Мария: Я не совсем понимаю, когда актеры или музыканты известные говорят: ни в коем случае не хочу, чтобы ребенок шел в мою профессию. Мне кажется, что, если ребенок занимается любым творчеством – будь это музыка, танцы, игра на сцене – это уже хорошо. Если это творчество для себя – тоже здорово, потому что это питает душу и доставляет удовольствие. Если это будет на уровне более профессиональном, то тоже – почему нет? Главное, чтобы это приносило радость.

— В одном из интервью известный артист балета Николай Цискаридзе сказал: «Если бы я в детстве побывал за кулисами и увидел обратную сторону балета, я бы не выбрал эту профессию». У вас никогда не было такого ощущения?

Мария: Нет. Профессию мы бы выбрали, но, может быть, меньше сделали ошибок на собственном опыте. Например, когда мы были простужены, проходил концерт на холоде. Кто-то ставил фонограмму, а мы всегда отдаем предпочтение живому звуку. И в тот раз – сорвали голос. Дома – рыдали, потому что не знали, что нам делать: завтра – еще один концерт, а мы не можем звук издать, слово сказать. Люди, которые приходят на концерт, не знают обратной стороны. Они не знают, что происходит с артистом, как он молится, чтобы все хорошо прошло, чтобы он вышел и все звучало, как нужно.

Анна: Ведь зрителю все равно, выспался артист или не выспался, здоров он, или нездоров. Может быть, он поссорился с женой так, что до развода доходит. А ему нужно выходить, улыбаться, нести свет. Он не имеет права выходить с грустным, осунувшимся лицом. Он выходит, и откуда-то берутся силы. Нам многие говорили, что сцена – это магическое место какое-то. Ты болен, ты за кулисами стоял – шептал что-то. А тут выходишь – и поешь. И сам думаешь – ну как это происходит? Необъяснимые вещи.

В прошлом году была ситуация. Не стало бабушки, и через несколько дней был концерт. Мы не пишем о таких вещах посты в Facebook, друзьям это особо не рассказываем. И на концерте невозможно было догадаться, что у нас что-то произошло. Хотя свою боль можно выразить в песне.

— После того как все заговорили о My Road и стало известно, что вы сами пишете песни, вам поступали предложения написать песню для другого артиста, на заказ?

Анна: Нам и до этого поступали такие предложения. Нам сложно писать для других еще и потому, что трудно отдать свою песню. Это твои мысли, твои чувства. Я хочу сама ее спеть! Но правда, после выхода My Road песню для одной артистки мы уже написали.

Мария: Нам важно, для кого мы пишем. Исполнение играет очень большую роль. Человек может предложить какие-то деньги, даже неплохие, но, если у тебя не будет вот этого творческого импульса…все должно совпасть. Для нас будет приятно, если для хорошего человека наша песня станет прорывом. Но писать конвейерно – не интересно.

— Кстати, раз уж вы присутствуете в соцсетях, в какой их них вас больше всего стали слушать после My Road?

Мария: Мы заметили прирост просмотров в YouTube, много людей подписалось на нас в Instagram. Многие увидели нас по телевидению, их заинтересовало наше творчество, они к нам присоединились и дальше идут уже вместе с нами.

Анна: Песня получилась пророческая. Мы писали о прошлом, о том, что уже пережили. Мы давно занимаемся творчеством, практически с рождения поем. В Википедии написали, что наш дуэт был создан в 2004 году. Но на самом деле – намного раньше. И сколько раз на этом пути направление было неправильным. Ты поднимался, и падал. Но всегда просишь: «Господи, дай мне сил снова подняться и снова идти». Иногда просто важно продолжать идти, и ты увидишь, что результат будет. Мы не относимся к творчеству как к бизнес-процессу, хорошо это или плохо. Есть импульс, есть песня и мы идем вперед.

Другие новости по теме: «Интеру» не разрешают показать фильм, анонсированный на День Победы

Читайте последние новости о событиях в мире и Украине на страницах «2000» и в социальных сетях Facebook, Twitter, Livejournal, а также Telegram

загрузка...
Loading...

Загрузка...
Загрузка...

Не пропустите! Эксклюзивный выпуск «Касается...

Вчера состоялась съемка особенного выпуска социального ток-шоу «Касается...

«Полезная программа» на «Интере»: как выбрать...

Во вторник, 15 октября, в 10:00 на «Интере» выйдет новый выпуск ток-шоу о качестве...

В ток-шоу «Роман с Ольгой» на «Интере» Дима Коляденко...

В четверг, 10 октября, на «Интере» вышел выпуск ток-шоу «Роман с Ольгой», тема...

Полеты над сценой, интеллектуальный матч и...

В субботу, 12 октября, в 20:30 на «Интере» – новый выпуск детского талант-шоу...

«Полезная программа» на Интере: пять советов, как...

Сегодня, 10 октября, на «Интере» вышел выпуск «Полезной программы»,...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Loading...
Получить ссылку для клиента

Авторские колонки

Блоги

Idealmedia
Загрузка...
Ошибка