Еще не полыхает, но уже дымит

№27—28(826) 7—13 июля 2017 г. 05 Июля 2017 5

Украинский рынок деревообработки в глубоком кризисе. Причина — искусственный дефицит сырья, возникший главным образом из-за того, что государственные лесхозы вдруг обнаружили у себя коммерческую жилку и начали выставлять на свободные аукционные торги только треть произведенного сырья.

Схематично ситуация выглядит следующим образом. Лесхозы заготавливают древесину, но не спешат выставлять ее на торги, предпочитая на собственных лесопилках осуществить первичную грубую обработку и в таком виде продать лес конечному — чаще всего зарубежному — покупателю.

От этого страдают отечественные переработчики, которым попросту неоткуда брать сырье для производства деревянных изделий. Ситуацию усугубляет власть, которая выдумывает новые мутные схемы продажи дерева через т. н. электронные торги, гордо называя это реформами.

Невидимый аукцион

«Еще два года назад, после принятия моратория на экспорт леса-кругляка, предприниматели массово закупили импортные линии по переработке дерева, — вспоминает председатель черновицкой Ассоциации деревообработчиков Дмитрий Саин. — Начали производить мебель и мебельную заготовку. Выходили со своей продукцией на рынки Европы и Азии. Сегодня, в условиях дефицита сырья, идет борьба за выживание, в результате которой закрываются деревообрабатывающие предприятия».

«Реформы нужно начинать хотя бы с соблюдения действующего законодательства. Зачем создавать новые правила или нормы, если не исполняются существующие?» — уверен председатель Ассоциации деревообрабатывающих и лесозаготовительных предприятий Западной Украины Игорь Соболевский.

Сегодня лесхозы массово увлеклись коммерцией. Имеют ли они на это право? В соответствии с Лесным кодексом — нет. Чем должно заниматься Государственное агентство лесных ресурсов Украины? Согласно законодательству — беречь и восстанавливать лес. Ни о какой предпринимательской деятельности в документе речь не идет.

«Вместо того чтобы снабжать сырьем отечественных производителей, лесхозы отправляют эшелоны с лесом за границу, используя для обоснования такой деятельности ряд ведомственных нормативных актов, не имеющих правового верховенства над Лесным кодексом», — продолжает Соболевский.

Нарушаются и другие законы, считает эксперт. Так, в Хозяйственном кодексе Украины говорится, что государство гарантирует всем предприятиям, независимо от формы собственности, равные права и возможности. А закон «О предпринимательстве» предписывает не допускать принятие госорганами актов, которые ставят в привилегированное положение субъектов одной формы собственности по отношению к другим.

На практике же лесхозы, которые занимаются коммерческой деятельностью, берут лес по себестоимости в никем и ничем не ограниченных количествах. А приближенные экспортеры покупают лес вне открытых торгов — по прямым договорам и по ценам, далеким от рыночных.

«И только законопослушное деревообрабатывающее предприятие идет сегодня за сырьем на аукцион, который превратился в атрибут унижения предпринимателя», — возмущается Соболевский.

Торги на товарных биржах проводятся в соответствии с положением, утвержденным приказом №142 Госкомлеса за 2007 г. Документ предусматривает, что 100% сырья, заготовленного лесхозами за квартал, попадает на аукционы, в которых принимают участие только переработчики. Но сегодня на торги выставляют не больше 25% заготовленной древесины.

«Более 60% древесины должно выставляться на продажу. Мы провели анализ в области и выяснили, что на торги попадает только 20—30%. Почему? В лесхозах растет количество лесопилок (производящих в основном необрезанную доску). Плюс они дошли до того, что отдают древесину по давальческим схемам частным лесопилкам для переработки», — подтверждает Саин.

При этом нормативные документы предусматривают продажу по прямым договорам только древесины, не реализованной на аукционе. А согласно официальным данным, в 2016 г. из 16,8 млн. куб. м сырья только 3,3 млн. куб. м были выставлены на торги. Да, в положении существуют нюансы, которые позволяют лесхозам оставлять древесину для собственных нужд и социальной сферы. Но не могут собственные нужды и соцсфера потребить древесины в пять раз больше, чем было продано с молотка!

«Гослесагентство в сентябре 2015 г. создало рабочую группу, куда вошли практически все представители деревообрабатывающего бизнеса. На протяжении года мы согласовали новое положение о торговле древесиной. Но до сих пор агентство не сподобилось его утвердить, — рассказывает Саин. — Вместо этого появился новый проект — торговля древесиной в электронном виде на площадке Аграрной биржи, куда заставили зайти восемь областей Украины. Ни одним законным, ни подзаконным актом такая форма торговли древесиной не предусмотрена».

«Реформы подменяются подковерными играми. Так, в прошлом квартале в областные управления поступила негласная команда заключить договор на проведение т. н. электронных торгов древесиной с государственной Аграрной биржей», — добавляет Соболевский.

Доска по цене газа

«По законодательству необработанная древесина реализуется на товарной бирже соответствующей области (где добыли лес). Откуда взялась Аграрная биржа? — интересуется представитель тернопольской Ассоциации деревообработчиков Николай Притолюк. — Аграрная биржа создана для инвестирования в сфере рынка зерна, обеспечения его стратегического запаса. Как таковой товарной биржей она не является!»

В прошлом квартале в Ровно такие торги были проведены. Их результат — 60 местных перерабатывающих предприятий остановились из-за отсутствия сырья. Суд, правда, признал данный электронный аукцион недействительным, но этот же суд на следующий день свое же решение отменил.

«Раньше еще до начала торгов можно было посмотреть, кто сделал заявку на участие, какие есть лоты, — сетует Притолюк. — Теперь даже зайти нельзя без регистрации на сайте, чтобы просто посмотреть информацию. При этом имя победителя электронного аукциона не разглашается!»

«В конце мая была создана рабочая группа по разработке и внедрению электронной программы аукционов по продаже необработанной древесины, — поясняет председатель киевской Ассоциации деревообработчиков Александр Ильюшенко. — Эта рабочая группа провела лишь одно заседание. Т. е. никакой деятельности они фактически не успели бы провести. Но Киевщина уже два квартала проводит электронные аукционы».

«Это прямая дорога к тенизации рынка и легализации средств, добытых преступным путем, — считает Притолюк. — Все легальные деревообработчики имеют лицензии. А у фирм-оппонентов могут просто сидеть люди в комнате с 10 компьютерами и между собой якобы конкурировать во время аукциона. Вдумайтесь, в Киевской области лоты были раскуплены на последней сотой секунды торгов!»

«На товарной бирже мы друг друга видим, — поддерживает коллегу Ильюшенко, — и знаем, кто и чем занимается, что продается и по какой цене. Сейчас мне как члену аукционного комитета до сих пор не предоставили итогового протокола по электронному аукциону второго квартала. Мы не знаем, кто и по какой цене купил лес».

При этом во время электронного аукциона в Киевской области было зафиксировано вмешательство в систему со стороны третьих лиц. «Но по данному факту мы так и не услышали ни об одном уголовном расследовании», — негодует Притолюк.

«Деловая сосна на аукционе стоит 1,5—1,6 тыс. грн./куб. м, после переработки ее себестоимость составит приблизительно 3 тыс. грн./куб. м, — проводит калькуляцию Соболевский. — Продать такую продукцию на внутреннем рынке практически нереально. Поэтому мы все живем за счет экспорта, вернее — за счет курсовой разницы валют».

Искусственное раздувание цен на внутреннем рынке древесины, по мнению Александра Ильюшенко, происходит с целью уничтожения биржевой торговли. Ведь если сырье по причине нереальной стоимости не будет реализовано через биржу, лесхозы продадут его самостоятельно нужным структурам.

Из-за этого практически полностью остановилось внутреннее потребление изделий из древесины в Украине. Так, в 2016 г. предприятия приобрели почти 12 млн. куб. м сырья. Все оно было переработано, и 95% его объемов экспортировано, поскольку среднестатистический украинец просто не в состоянии купить даже кубический метр доски, цена которой уже перевалила за 3 тыс. грн.

Глубокой переработкой занимаются около 15% существующих в нашей стране предприятий. Что это дает бюджету? В среднем с одного куба необработанной древесины уплачивается 3 грн. налогов, с одного куба доски — уже более 150 грн., такое же количество дерева в виде мебели приносит более 1 тыс. грн.

Чтобы обеспечить одно рабочее место на лесопилке, необходимо 2 тыс. куб. м леса в месяц. Для мебельного предприятия достаточно 5 куб. м древесины.

«Отрасль способна проводить любую переработку — от парты до сборного домика. Но предприятия не стимулируют инвестиции в оборудование из-за недостатка и дороговизны сырья», — поясняет Игорь Соболевский.

«Мы за открытые биржевые торги. Электронные аукционы возможны, но только как дополнительные инструменты реализации. Настаиваем на возвращении лесных фондов из Лесгосагентства в управление территориальных громад (облсоветов). Наконец, если к переработчикам не прислушаются и накопившиеся проблемы не будут решаться, мы готовы к радикальным действиям — актам гражданского неповиновения», — подчеркивает Дмитрий Саин.

Украинская деревообработка не интересует крупный бизнес. Так, по официальным данным, среди общего числа предприятий отрасли только 1,2% — это крупные компании, остальные — малые и средние фирмы. При этом в деревообработке занято около 3 млн. человек. Если умножить эту цифру на среднюю семью из четырех человек, то получится, что состояние социальных стандартов примерно 12 млн. украинцев напрямую зависит от деревообработки. Не забываем, что в девяти т. н. лесных областях страны местные бюджеты на 20—30% наполняются за счет предприятий лесопромышленного комплекса.

Реформы отрасли, касающиеся жизни такого количества людей, сравнимы с преобразованиями Пенсионного фонда (напомним, в стране числится примерно 10 млн. пенсионеров). Это значит, что какие бы то ни было телодвижения законодательной и исполнительной власти в сфере лесной промышленности должны быть максимально деликатными, так как отрасль имеет значительный протестный потенциал и социальный взрыв может вспыхнуть в любой момент — как лесной сухостой от неосторожно брошенного окурка.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...


Загрузка...

Креветки становятся ближе

Он напутствовал бизнесменов: «Идите во Вьетнам и работайте»

«Караван» до Лилля доведет

В начале сентября сети гипермаркетов «Караван» и французская Auchan Group завершили...

Блокчейн — инструмент финансирования поставок в...

Возрождение угроз протекционизма и геополитической конкуренции на фоне ослабления...

Украину решили поддержать

ЕС расширяет квоты, МВФ снижает требования

Загрузка...

Payoneer - удобный сервис для международных платежей

Это направление способно заинтересовать людей, которые в силу жизненных...

Фермеры в загоне?

По мнению 53% опрошенных, работа Минагрополитики является крайне неудовлетворительной...

Однажды в Дударкове

Французы построили в Киевской области мощный логистический комплекс

Гривня уходит в астрал

Если процесс нельзя контролировать, то его нужно возглавить. А применительно к нашей...

От иллюзорного бума к низким темпам роста: встречаем...

У замедления темпов экономики есть три причины: депопуляция, делеверидж и...

Опалубочные системы помогают развиваться...

Опалубка используется для создания стен, колонн, перекрытий, лифтовых шахт и...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто

Получить ссылку для клиента
Маркетгид
Загрузка...
Авторские колонки

Блоги

Ошибка