Государство не хочет ваших денег!

№1-2(849-850) 5 — 18 января 2018 г. 10 Января 2018 5

Это выглядит как самый недооцененный финансовый парадокс: правительство с огромным трудом ищет заемные деньги на внешних рынках, но не берет в долг у своих граждан. С чем связана жестокая дискриминация физлиц в деле покупки облигаций внутреннего государственного займа?

Что это такое

У большинства обывателей слово «облигации» ассоциируется с цветными бумажками, которые власти СССР практически принудительно заставляли покупать население. И которые, конечно, в одночасье превратились в мусор.

На самом же деле облигации внутреннего государственного займа (ОВГЗ) в общем случае — это очень интересный и привлекательный финансовый инструмент, имеющий целый ряд преимуществ перед, например, банковским депозитом.

Вот только некоторые из них:

— ОВГЗ значительно надежнее депозитов, это вообще самые надежные ценные бумаги, в том числе и в нашей стране. Погашение ОВГЗ гарантировано государством, и оно практически не допускает задержек или невыплат по этим ценным бумагам. Единственная угроза для инвестора — дефолт и грядущая реструктуризация. Но именно для облигаций внутреннего займа дефолт и реструктуризация по ряду причин — почти невозможный сценарий;

— государство гарантирует как своевременное погашение, так и выплату дохода по облигациям вне зависимости от суммы вложений. А вот возврат депозитов из рухнувшего банка возможен лишь в рамках потолка, определенного нормами работы Фонда гарантирования вкладов физических лиц — то есть до 200 тыс. грн.;

— доходность облигаций у нас обычно выше, чем доходность депозитов. Министерство финансов, например, в декабре на аукционах по размещению облигаций предлагало доходность в гривне в среднем около 16% годовых. Лишь единицы не самых надежных банков предлагают сходный уровень доходности по депозитам, обычно он как минимум на пару процентов ниже. Доходность облигаций в евро приближается к 4% годовых — тогда как среди устойчивых банков депозитная ставка почти в 2 раза ниже. Причем чем надежнее банк, тем меньше ставка — для валютных депозитов в ряде финструктур с иностранным капиталом она вообще приближается к нулевой;

— ставки по депозитам, предполагающим досрочное расторжение договоров, значительно ниже тех, в которых деньги до срока забрать практически невозможно. В то же время ОВГЗ как ценные бумаги можно в любой момент продать на вторичном рынке практически без дисконта и вывести живые деньги;

— проценты по облигациям не облагаются налогами (кроме 1,5% военного сбора), как и инвестиционный доход в случае купли-продажи этих бумаг. Проценты по депозитам не свободны от налога на доходы физических лиц — по ставке 18%, плюс все тот же военный сбор. Таким образом, нетто-ставка банковского депозита значительно ниже номинальной — в нынешних условиях по гривневым вкладам примерно на 3%;

— одна из проблем депозитов — процентная ставка по ним часто фиксируется не более чем на год, после чего банк может в одностороннем порядке снизить ее. В то же время облигации можно приобрести на более длительный срок, зафиксировав доходность;

— государство очень часто неприлично вмешивается в работу коммерческих банков — все помнят, как в 2014—2015 гг. гражданам фактически запрещали свободно снимать валюту со своих счетов. Даже в таких экстремальных условиях государство не решалось вводить ограничения на оборот валютных ОВГЗ, что являлось тогда одной из немногих легальных схем обналичивания валюты. Правда, стоит учесть, что на вторичном рынке валютные ОВГЗ торгуются в гривне, но вот выплата дохода и погашение осуществляются в валюте.

Что не так?

В начале года общий долг государства по ОВГЗ составлял около 750 млрд. грн. — чудовищная сумма, более двух третей годового госбюджета страны. Заемные деньги — это нормально, но вот как распределен портфель этого долга? Примерно на 360 млрд. грн. облигаций принадлежит НБУ и столько же — коммерческим банкам.

Зачем так много госдолгов покупают банки? Дело в том, что в стране сложился странный, неестественный перекос: в здоровой финансовой системе доходность ОВГЗ всегда ниже, чем ставка по депозитам. Это и понятно — надежность их выше. В Украине же ряд банков покупают облигации внутреннего займа, фактически чтобы обеспечить доходность по своим депозитам! Банки просто паразитируют на госдолге, от чего проигрывают и граждане — их доход от депозитных вкладов даже ниже, чем ставка по госзаймам, и государство — деньги для него стоят дороже, чем в банковской рознице!

А возможна эта нелепая схема потому, что гражданам крайне сложно напрямую приобрести ОВГЗ. Это, конечно, свидетельство закрытости и неразвитости в стране рынка ценных бумаг в целом. Так, чтобы приобрести облигации, физическому лицу нужно открыть в банке отдельный счет в ценных бумагах, найти брокера и подписать с ним отдельный договор на брокерское обслуживание, тот в свою очередь откроет счета на бирже и в расчетном центре и т. д. А при проведении операции купли-продажи ценных бумаг на бирже клиенту еще нужно выплатить всем посредникам соответствующее вознаграждение: комиссию банка за перечисление средств и операцию, абонплату за хранение ценных бумаг, комиссию при выплате дохода или погашении, комиссию брокера и биржи и т. д. Кроме сложности такой работы, схема заметно снижает доходность: вкладывать суммы менее 100—200 тыс. грн. становится просто бессмысленно.

Некоторые банки предлагают физлицам свои посреднические услуги по приобретению ОВГЗ, но нерентабельность работы с небольшими суммами заметно уменьшает привлекательность облигаций для граждан. Кроме того, при вложении значительных сумм со стороны физлица практически неизбежно проводится финансовый мониторинг источников средств. В результате на биржах торгуют только совсем уж крупные игроки, обычно лотами свыше 0,5 млн. долл. А доля физлиц — владельцев облигаций неуловимо мала: гражданам принадлежит всего 1,467 млрд. грн. ОВГЗ. Это намного меньше, чем было выпущено данных бумаг для докапитализации одного лишь «Ощадбанка» в начале 2017 г. — 3,465 млрд. грн.

Но, может быть, частным лицам вообще нечего делать на этом поле, это место для крупных игроков?

Смотрим и учимся

В США казначейские облигации можно покупать без участия брокера, напрямую через министерство финансов — по программе Treasury Direct. Чтобы зарегистрироваться в системе на сайте treasurydirect.gov, достаточно пяти минут: нужен только номер социального страхования, адрес проживания в США, номер водительских прав, банковский счет и электронный адрес. Это все. Более того — весь процесс работы можно автоматизировать: например, выставить опцию покупки новых казначейских векселей за счет средств, полученных при погашении приобретенных ранее.

Доходность казначейских облигаций Соединенных Штатов вполне сопоставима с украинской ставкой по депозитам в долларах, а надежность — железобетонная.

Но самое интересное — среди множества казначейских ценных бумаг есть и такой их вид, как savings bonds, сберегательные облигации, доступные для широких слоев населения.

Сберегательные облигации можно приобрести не только через Treasury Direct, но и в банках, бюро госдолга, отделениях государственного резерва и даже по почте. При желании можно получить и бумажный аналог облигации, их можно приобретать в дар другому лицу и т. д.

Одна из замечательных особенностей savings bonds — облигации некоторых серий в момент выпуска могут торговаться по цене вполовину от номинала — но погашаются, конечно, по полной сумме. Правда, речь в таком случае идет о долгосрочных, например 30-летних, бумагах. Другие виды сберегательных облигаций предполагают выплату процентов. Конечно, продать их можно в любой момент, не дожидаясь погашения.

Может ли такая практика быть интересна Украине? Общий объем депозитов физических лиц в стране, по данным НБУ на декабрь 2017 г., превышает 455 млрд. грн. По приблизительным оценкам находящейся в обороте наличности, размер сбережений «под подушкой» у частных лиц как минимум не меньше, а для валюты может достигать еще 100 млрд. долл.

Выход государства на «розничный» рынок внутренних финансовых заимствований с привлекательным, простым и удобным продуктом в виде облигаций внутреннего госзайма может сослужить хорошую службу обеим сторонам: обыватель получит надежное финансовое средство для вложения сбережений, а государство — дешевые деньги.

Почему этого не происходит и при нынешнем руководстве Минфина и Нацбанка не произойдет? Потому, что для такого прямого контакта нужно уметь работать с розничным рынком и ориентироваться на мелкого клиента. И самое главное — против такого шага стеной встанут те банки, которые привыкли зарабатывать на разнице между процентными ставками ОВГЗ и ставками по своим депозитам.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...


Загрузка...

Fitch: рейтинг ДТЭК Ахметова на дефолтном уровне

Ожидается завершение реструктуризации долгов холдинга

СМИ: ПриватБанк блокирует счета клиентов, ссылаясь на...

Юристы видят в этом попытку придержать средства клиентов

Предвыборный запас долговой прочности

Деньги есть, но вы крепитесь. Во что для страны выльется прекращение действующей...

Минфин вновь одолжил деньги на внутреннем рынке

Предыдущий аукцион, организованный Министерством финансов Украины 16 января, принес в...

Управление частью валютного резерва НБУ перепоручил...

«Есть ограничения по риску, требования по ликвидности и отчетности»

Загрузка...

Драйвер инфляции

Эксперты нефтяной отрасли говорят, что на дорогой нефти зарабатывает добыча, а на...

Сателлиты столицы дорожают неравномерно

В течение 2017 г. цены на рынке первичной недвижимости столичного региона постоянно...

Буренки в зеркале правительства

Все тяготы недальновидной политики правительства в отношении сельского хозяйства...

Парадоксы обнищания

В этом году цены на новое жилье в столице вырастут еще на 10%

Быстрее, глубже, дешевле

Только летом прошлого года китайская компания China Harbour Engineering Company Ltd. (CHEC) начала работы...

В рейтинге «Готовность к будущему производству — 2018»...

Мы по-прежнему живем в парадигме экономического развития середины XX века

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто

Получить ссылку для клиента
Авторские колонки

Блоги

Маркетгид
Загрузка...
Ошибка