Храните деньги в банке. Желательно в стеклянной

№38(960) 6 – 12 ноября 06 Ноября 2020

Власть в упор не видит более 140 тыс. вкладчиков закрытых шесть лет назад коммерческих банков. А люди до сих пор ждут компенсации. Отчаявшись, они с 1 сентября митингуют под стенами Офиса Президента и даже угрожают объявить голодовку.

Диалог и приемлемые пути

По словам председателя совета общественного мониторинга, при Фонде гарантирования вкладов физических лиц (ФГВФЛ) Максима Гаруса, речь идет о гражданах, отнесенных к кредиторам четвертой очереди, сумма вкладов которых превышает 200 тыс. грн. Это не олигархи, а обычные люди, у которых отобрали последнее. Одни продали квартиры и открыли депозиты, чтобы обеспечить старость и лечение, другие держали деньги в банке, чтобы поддержать детей.

— Последние шесть лет мы наблюдаем полную бездеятельность со стороны всех ветвей госвласти и правоохранительных органов. Сегодня нет ни одного прецедента признания вины того или иного банкира в доведении банка до неплатежеспособности. Вкладчиков игнорируют везде где только можно. Нас отказываются признавать потерпевшими в уголовных процессах, суды становятся на сторону бывших владельцев банков и регуляторов, — подчеркивает г-н Гарус.

Почему же вкладчики обанкротившихся банков не могут получить свои деньги? Дело в том, что в законе «О системе гарантирования вкладов физических лиц» имеется ст. 52, согласно которой средства, полученные в результате ликвидации и продажи имущества (активов) банка, направляются ФГВФЦ на удовлетворение требований кредиторов в следующей очередности:

— обязательства, возникшие вследствие причинения вреда жизни и здоровью граждан;

— денежные требования по зарплате, возникшие из обязательств банка перед работниками до принятия решения об отзыве банковской лицензии и ликвидации банка;

— покрытие расходов самого фонда;

Четвертое место в списке занимают требования вкладчиков — физических лиц (в т.ч. предпринимателей), которые не являются связанными лицами банка, в части, превышающей сумму, выплачиваемую фондом. Мудреная формулировка расшифровывается очень просто — если сумма в ушедшем в небытие банке превышает 200 тыс. грн., то вкладчик стоит четвертым в очереди на получение денег, и никого не волнует, когда он их получит.

Гарантированный фондом лимит повышался несколько раз. В 2008-м сумма возмещения увеличилась со 100 тыс. до 150 тыс. грн. Летом 2012 г. она выросла до 200 тыс. грн. Фонд объясняет, что не является коммерческой организацией и не получает прибыль от своей деятельности. Живет за счет взносов банковчастников, продажи имущества обанкротившихся финучреждений, финансовой помощи из бюджета и от международных структур, а также получает кредиты от Нацбанка и Кабмина.

В конце октября нынешнего года ФГВФЛ сообщил, что на счетах участвующих в фонде банков аккумулировано 567,4 млрд. грн. вкладов, из которых 554,5 млрд. — деньги физических лиц и предпринимателей, однако гарантии распространяются только на 222,8 млрд. грн. (39%). При этом полностью защищены вклады (до 200 тыс. грн.) 98,4% вкладчиков в банках-участниках. Сейчас 73 банка принимают участие в фонде. Среди всех вкладчиков 3,2% составляют физические лицапредприниматели, владеющие 7,7% общих вкладов фонда.

Получается, что те, у кого сумма депозита в обанкротившихся банках превышает пресловутые 200 тыс. грн., в ближайшие годы не имеют никаких шансов получить свои деньги? В связи с этим нельзя не задаться вопросом: как так полу чилось, что в 2014 г. состоялся «банкопад» — обанкротилось 97 банков?

Если бы этого не произошло, то не было бы проблем у их клиентов. Старт ликвидации банков дал НБУ, который принял постановление об обязательном поднятии уставного капитала до 120 млн. грн. С 2016-го планка стала плавно подниматься по 50 млн. в год и до 2024 г. достигнет 500 млн. грн. Уставного капитала, что, по мнению регулятора, закроет путь в банковский бизнес ненадежным и слабым банкам.

В банкротстве банков Нацбанк увидел вину их владельцев. Одни хозяева выводили миллиарды гривен за рубеж, другие не вернули средства по выданным им кредитам рефинансирования, хотя сами выступали имущественными или финансовыми поручителями, третьи вели рискованную валютную и депозитную политику. Открестившись от «банкопада», НБУ почемуто не задался вопросом, кто должен был контролировать банковскую систему и не допускать махинации.

В связи с этим нельзя не вспомнить, что еще в 2006 г. представители организаций обманутых вкладчиков коммерческих банков («Киевский универсальный банк», «Гарант», «ОЛБанк», «Премьер-банк», «Наш банк» и «Интерконтинентбанк») заявили, что именно НБУ виновен в их ликвидации и должен нести финансовую ответственность. Что помешало НБУ сделать соответствующие выводы и не допустить «банкопада» 2014 г.?

Сейчас ситуация в банковской сфере вроде бы наладилась. В марте НБУ даже заявил, что «ликвидность банков составляет 200 млрд. грн. в национальной валюте и $9 млрд. в валюте. Этого вполне достаточно, чтобы удовлетворить спрос на снятие депозитов, если он будет».

За девять месяцев 2020 г. Чистая прибыль банков составила 37,6 млрд. грн., что на 22% меньше, чем за аналогичный период прошлого года, когда банковский сектор заработал более 48 млрд. грн. По состоянию на 1 октября из 74 платежеспособных банков 62 получили чистую прибыль в размере 40,8 млрд. грн., что перекрыло убытки 12 банков на общую сумму 3,2 млрд. грн. Основной причиной более низкого финансового результата в этом году в НБУ указывают формирование банками резервов под ожидаемые убытки в 20,9 млрд. грн. В 2019 г. банки за аналогичный период сформировали резервы на 8,3 млрд. грн.

По сообщению ФГВФЛ, кредиторам неплатежеспособных банков в сентябре 2020 г. были погашены требования на общую сумму 301,4 млн. грн. (на 27% меньше, чем в августе этого года). Вкладчикам-физлицам свыше гарантированной суммы (200 тыс. грн.; четвертой очереди) было погашено всего 47,7 млн. грн.

Эти сообщения НБУ и ФГВФЛ вряд ли успокоят тех вкладчиков, которые шесть лет назад потеряли свои деньги. Максим Гарус заявил по этому поводу, что они не требуют немедленных выплат и не просят деньги из бюджета страны. Нужно начать диалог в рамках межведомственной рабочей группы, в которой приняли бы участие представители НБУ, ФГВФЛ, Офиса Президента, Минфина и правоохранительных органов, чтобы «искать какие-то приемлемые пути решения проблемы».

Кредитор последней инстанции

Есть ли такие пути? В ноябре 2019 г. в ВР был зарегистрирован законопроект «О внесении изменений в Раздел Х «Заключительные и переходные положения» закона «О системе гарантирования вкладов физических лиц» по содействию выполнению Национальным банком Украины функций по защите интересов вкладчиков и кредиторов неплатежеспособных банков». После критики его переработали, в июле этого года он был подготовлен ко второму чтению.

Авторы законопроекта предложили раздел X «Заключительные и переходные положения» закона «О системе гарантирования вкладов физических лиц» дополнить пунктом 16 следующего содержания: «Требования Национального банка Украины, возникшие в результате предоставления обеспеченных залогом кредитов рефинансирования к банкам, которые по состоянию на 1 января 2019 года были отнесены к категории неплатежеспособных, но процедура ликвидации которых не завершена и которые не вернули в полном объеме предоставленные кредиты рефинансирования, в том числе выполнение обязательств, по которым обеспечены залогом, удовлетворяются по очереди, предусмотренной пунктом 5 части первой статьи 52 настоящего Закона».

Если расшифровать этот мудреный текст, то суть в том, чтобы создать условия, дабы люди, которые доверили банкам более 200 тыс. грн. и потеряли их, могли получить свои средства.

В пояснительной записке указано, что вследствие массового отнесения банков к категории неплатежеспособных многие граждане потеряли значительную часть своих сбережений. Кроме средств, также было потеряно доверие к банковской системе и НБУ, что опасно для финансовой стабильности страны. При выполнении своих обязанностей НБУ оказался в ситуации, когда присутствует конфликт интересов. В соответствии с действующим законодательством «целью банковского надзора является стабильность банковской системы и защита интересов вкладчиков и кредиторов банка, безопасности хранения средств клиентов на банковских счетах».

В то же время НБУ как кредитор последней инстанции, используя свои полномочия, предоставлял кредиты рефинансирования банкам под залог их имущества, которое в свою очередь является единственным источником для удовлетворения требований вкладчиков. Вкладчики, которые не имели никаких рычагов влияния на банк, были лишены права принять его имущество под собственные вклады. От 30% до 90% имущества крупнейших банков, которые были признаны неплатежеспособными, было взято в залог НБУ. Кроме того, в соответствии с нормативными актами НБУ, в качестве обеспечения кредитов рефинансирования выступили лучшие активы банков, которые по оценочной стоимости в разы превышали номинал кредита рефинансирования, а для вкладчиков осталась безнадежная задолженность.

Такие действия НБУ вызывают острое недовольство вкладчиков и напряжение в обществе. С целью выполнения требований закона и защиты законных интересов граждан предлагается минимизировать негативные последствия массового отнесения банков к категории неплатежеспособных путем введения изменений в законодательство временного действия и таким образом обеспечить восстановление доверия к банкам и особенно к НБУ, что укрепит стабильность банковской системы Украины.

Новые нормы будут применяться только к тем банкам, которые по состоянию на 1 января 2019 г. уже были отнесены к категории неплатежеспособных и процедура их ликвидации не завершена. Следовательно, предложенная законопроектом норма носит временный характер и потеряет действие, когда указанные банки будут ликвидированы либо все кредиты рефинансирования этих банков возвращены.

Фактически законопроект только дает надежду обманутым вкладчикам. Однако во время его обсуждения возникли споры. Представитель ФГВФЛ заявил, что средств пока что хватает только на третью очередь кредиторов. Чиновник НБУ в свою очередь предупредил, что в случае принятия законопроекта Нацбанк в следующем году перечислит в бюджет сумму, которая будет меньше на 1,8 млрд. грн. Он высказался против проекта закона, назвав его «неудачным и несколько вредным», поскольку он будет неэффективным для вкладчиков и негативно отразится на доходах госбюджета в следующем году. Тем не менее Комитет ВР по вопросам финансов, налоговой и таможенной политики порекомендовал парламенту принять законопроект во втором чтении и в целом.

Позиция НБУ выглядит более чем странно. В апреле этого года в фонд по борьбе с COVID-19 направили 66 млрд. грн. По данным Минфина, по состоянию на 1 октября на ремонт дорог ушло 35 млрд. грн., 2,7 млрд. получило МВД, 7 млрд. — Минэкономики и 3,4 млрд. — Минсоцполитики. Здравоохранению досталось 16,3 млрд. грн. Эти деньги изъяли из госбюджета, о котором так печется Нацбанк.

По данным Минфина, по состоянию на 23 октября из Фонда борьбы с COVID-19 потрачено 34,1 млрд. (52% общей суммы). На строительство и ремонт дорог ушло 16,3 млрд. грн. (47%), на сферу здравоохранения 5,8 млрд. грн. (35%). Выделенные на приобретение оборудования для приемных отделений опорных больниц финансы пока не использовались. Кроме того, на расходы в сфере социальной защиты из средств фонда использовано 9,3 млрд. грн. (89%) из предусмотренных 10,4 млрд. грн. Зато на обеспечение правопорядка потрачено 2,4 млрд. грн. (91%). На господдержку сферы культуры, туризма и креативных индустрий было предусмотрено 1 млрд. грн., из которых пока использовано только 6 млн. грн.

28 октября Кабмин разрешил использовать 100 млн. грн. из коронавирусного фонда на производство патриотических сериалов, в частности, для реализации отдельных этапов их создания. Слово «патриотические» — всего лишь дымовая завеса, вопрос в том, какие именно компании хотят осчастливить за счет народа, включая обманутых вкладчиков.

Как тут не вспомнить недавний скандал, когда выяснилось, что Кабмин передал на развитие дорог во Львовской области 61,5 млн. грн. из проекта бюджетной программы Минздрава по совершенствованию молекулярно-генетической диагностики онкологических заболеваний. Всего из нее забрали 104 млн. 752 тыс. грн.

Министр развития экономики, торговли и сельского хозяйства Игорь Петрашко заявил, что деньги выделялись в 2018—2019 гг. в рамках программы по реконструкции лаборатории Национального института рака, однако подготовительные работы не провели, и только в этом году началась подготовка. Он подчеркнул, что средства для реконструкции лаборатории диагностики будут предусмотрены в следующем году. Получается, что в приоритетах правительства — строительство дорог, а не забота о больных раком, и какие могут быть разговоры о пострадавших вкладчиках банков?

Однако вернемся к законопроекту. Интрига все еще остается. Главное юридическое управление ВР, проанализировав документ, отметило, что предложенные положения создают неравные условия для удовлетворения требований кредиторов неплатежеспособных банков в зависимости от момента, когда они были признаны неплатежеспособными (по состоянию на 1 января 2019 г.). При этом не учтено, что часть банков, которые соответствуют предложенным признакам, задолженность перед НБУ по предоставленным кредитам рефинансирования могут погасить по действующим на данный момент правилам. Кроме того, предложенная редакция не позволяет однозначно определить круг субъектов, на которых в случае принятия закона будут распространяться новые правила, поскольку не определяет момента, по состоянию на который не завершена процедура ликвидации неплатежеспособных банков.

Юристы ВР пришли к выводу, что положения законопроекта не соответствуют конституционным принципам верховенства права и определению Украины правовым государством. Принцип правовой определенности предполагает прежде всего ясность и недвусмысленность изложения правовых предписаний, отсутствие внутренних противоречий в нормативно-правовом акте и согласованность с другими законодательными актами.

Прислушаются ли народные депутаты к мнению юристов, неизвестно. Но, с другой стороны, нельзя не отметить, что свет в конце тоннеля для обманутых вкладчиков вроде бы появился. НБУ в сентябре сообщил, что собирается увеличить гарантированную сумму банковского вклада с 200 до 600 тыс. грн. Однако в конце октября МВФ порекомендовал Украине ограничиться суммой в 300 тыс. грн.

Заместитель директора-распорядителя ФГВФЛ Андрей Оленчик заявил по этому поводу, что «простые расчеты, простая элементарная формальная логика показывают, что в условиях Украины повышение предельной суммы возмещения с 200 тыс. до 300 тыс. мало что меняет». По его словам, 39,6% клиентов банков — участников фонда — держат в банках менее 10 грн. Эти мелкие средства вообще не гарантируются фондом. Еще у 59,2% клиентов вклады колеблются в пределах от 10 грн. до 200 тыс. грн. А количество вкладчиков, у которых больше гарантированной суммы, сегодня составляет всего 1,2%. Так что 600 тыс. грн. для них — реальный компромиссный вариант.

Учитывая, что МВФ для Украины — стратегический партнер и заимодатель, а его рекомендации правительство нашей страны безоговорочно выполняет, не исключено, что НБУ ограничится суммой в 300 тыс. грн. А это означает, что митинговать под стенами ОП обманутым вкладчикам придется еще долго.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Ставка меньше, чем жизнь

Прямо инвестируйте в свою пользу: недвижимость, ценности, образование. Лично в свои...

Грезы Шмыгаля

Дефицит госбюджета-2020 в четыре раза превышает аналогичный показатель прошлого года

Вагон пенсионного возраста

Перед чиновниками стоит не самая простая задача: не допустить смерти вагоностроения и...

Барский жест

Вместо системной нормализации экономических отношений — восстановление торговли в...

Экономическая библия от Владимира Власюка

Известный промышленный эксперт, директор госпредприятия...

Тоска спекулятивная по монетарному «рабству» в...

МВФ недвусмысленно предостерег украинское руководство от дальнейших попыток уволить...

Отступать некуда — позади статус «аграрной...

Без дополнительных внутренних резервов Минфин будет вынужден искать средства на...

Обещания, помноженные на ноль

Чем меньше земли фермеры смогут выкупить у пайщиков, тем больше достанется...

Приватизационный кутеж

Заявления об улучшении ситуации на рынке — не более чем бравада на фоне...

Термометр бизнес-климата поставили на паузу

Публикацию одного из самых известных мировых рейтингов — Doing Business — отложили...

Транш или гідність

Сотрудничество с МВФ все больше ассоциируется у рядовых граждан с...

Стратегическая пропасть

За использование кредита не нужно отчитываться перед депутатами о дальнейшем...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Авторские колонки

Блоги

Ошибка