Кризис разморозился

16 Апреля 2020 4.4

Пандемия разморозила кризис, и первым его импульсным движением стала «нефтяная война». Мировая война.

До лета ее вроде как остановили, но расслабляться не стоит. Потому что базовые причины кризиса не устранены, и замораживать его в дальнейшем будет все сложнее.
Кто-то убежден, что «нефтяная война» – это война на рынке энергоресурсов, но на самом деле – это война на базовом уровне существования денег. Проще говоря, это война, уничтожающая стоимость нефтедоллара, качество этой формы денег и сферу их использования. Поэтому «нефтяное перемирие» – ситуация временная, и прогнозировать ее развитие надо с учетом денежной смысловой и целевой составляющей. 


Эксперты обсуждают макро и микро уровень проблем, предсказывают социально-политические последствия, но я на это тратить время не стану. Пройдусь по базовым причинам, главной из которых были и остаются деньги. Больше одиннадцати лет назад проблема была озвучена и описана.

Напомню:

1. Деньги утратили важнейшую свою функцию – универсального эквивалента стоимости товаров и услуг. Они не просто стали товаром, эта их составляющая остается доминирующей, и это формирует все негативные процессы и в экономике, и в социальной сфере, и в политике. На всех уровнях.
2. Деньги-товар завершили процесс коммерциализации политической власти, поэтому политика подменена бизнес-менеджментом, а власть в большинстве государств мира утратила способность формировать нефинансовые цели и программы развития. 

3. Деньги-товар сформировали уродливую ценовую карту производства товаров и услуг, в которой все, что обеспечивает человеку жизнеспособную среду выживания, – убыточно, а все, что консервирует социальный статус и превращает его в цель труда и карьеры – сверхприбыльно. Это уничтожает позитивное отношение человека к труду.

4. Деньги-товар стали ресурсом глобальным, в то время как экономики различных государств и интересы различных стран и сообществ продолжают оставаться локальными. Поэтому локализация – процесс не сиюминутный, с окончанием пандемии он не остановится и, безусловно, скажется на банковских системах и денежных единицах государств.


Если понять суть базовой проблемы денег, то неизбежное будущее можно описать и прогнозировать. Если не точно, то в образах. Ведь мир денег не так велик, как кажется: банки внутри государств, банки международные, национальные, всемирные и т.д. и т.п. Что это такое сегодня? Сегодня это глобальная система финансовых шлюзов, дренажных офшоров, кредитных плотин, депозитных стоков, обслуживающих движение денег.
Пытался ли мир за это время решить проблему? Конечно! Появились криптовалюты, новые экономические союзы и финансовые фонды глобального уровня, ориентированные на укрепление национальных валют. Появились проекты обязательного дохода и деньги «социального капитала, социальной ответственности и социального кредита».

Восстановить природу денег в изначальном виде невозможно в принципе, и такие новации к этому не ведут, но они – ответ на вызовы настоящего и будущего, позволяющие локализовать проблемы, риски и ресурсы в интересах развития человека, обществ и сфер жизнеобеспечения. Причем, что важно, появление таких систем и таких «денег» совпадает с позитивными сдвигами как в экономике государств, которые их внедряют, так и в сфере их социально-политических отношений. Потому что такие «деньги» становятся инструментом дополнительной локализации экономического и политического пространства с высоким уровнем их защиты от внешних рисков и потрясений. 


В нашей стране никаких подобных экспериментов на государственном уровне не проводилось, хотя в свое время в некоторых регионах и на некоторых предприятиях Украины вводились собственные «социальные деньги», которые также были весьма эффективным инструментом защиты жизнедеятельности предприятий и регионов. Они защищали рабочие места и трудоспособное население в ситуациях, когда других способов их защитить  просто не было. 

Сейчас в Украине серьезно обсуждается новый закон о банках, который называют «антиколомойским». Не буду обсуждать все сомнительные положения этого законопроекта, скажу основное: законопроект еще более сужает суверенные функции банковской системы нашей страны. Это закон для облегчения внешнего влияния и использования нашей банковской системы, а не внутреннего ее реформирования и развития в интересах нашего государства.

Национальный банк уже сейчас выполняет функции обслуживания глобальной финансовой машины, и внутренняя ситуация с какой-то там гривной его мало волнует. Точнее, волнует, но лишь до того уровня, на котором сохраняется формат, когда не НБУ – инструмент укрепления гривни или внутренней экономики, а гривна – инструмент НБУ в обслуживании внешних финансовых потоков.

При этом сокращение количества банков внутри страны на данном этапе – процесс естественный в целях оптимизации движения денег, делающих деньги. И не более. Потому что новые цели, задачи и правила функционирования банковской системы в интересах защиты суверенного права Украины на собственные проекты экономического развития пока не озвучены и никак не защищены.
Сам факт того, что СНБОУ не сделала никаких резюмирующих заключений по этому законопроекту до голосования по нему, говорит о многом. Но более всего о том, что Украина беззащитна перед какими бы то ни было, даже самыми незначительными потрясениями на внешних рынках ресурсов, товаров и денег, потому что банковская и финансовая система в целом не рассматривается институтами государства, отвечающими за его безопасность, в качестве инструмента и ресурса защиты жизни государства и народа.
На данном этапе неважно, каким будет принят Закон о банках, потому что процесс оптимизации системы неизбежен.

Пока ситуация выглядит так, что уже в ближайшем экономическом будущем будут востребованы территориально-локальные и функционально ориентированные банки, которые будут отвечать за определенные группы (пакеты) интересов и отношений: земельный банк, страховой, сберегательный, ипотечный, потребительских кредитов, социальной ответственности и т.д. Потому что такая узко профилированная ориентация может обеспечить банкам хорошие перспективы развития и защищенности от внешних потрясений. Но насколько быстро государства смогут отреагировать на спрос – покажет время. А усложнит ситуацию кризисная динамика в остальных базовых группах проблем. Но об этом позднее…

Елена Маркосян

Вагон пенсионного возраста

Перед чиновниками стоит не самая простая задача: не допустить смерти вагоностроения и...

Барский жест

Вместо системной нормализации экономических отношений — восстановление торговли в...

Экономическая библия от Владимира Власюка

Известный промышленный эксперт, директор госпредприятия...

Тоска спекулятивная по монетарному «рабству» в...

МВФ недвусмысленно предостерег украинское руководство от дальнейших попыток уволить...

Отступать некуда — позади статус «аграрной...

Без дополнительных внутренних резервов Минфин будет вынужден искать средства на...

Обещания, помноженные на ноль

Чем меньше земли фермеры смогут выкупить у пайщиков, тем больше достанется...

Приватизационный кутеж

Заявления об улучшении ситуации на рынке — не более чем бравада на фоне...

Термометр бизнес-климата поставили на паузу

Публикацию одного из самых известных мировых рейтингов — Doing Business — отложили...

Транш или гідність

Сотрудничество с МВФ все больше ассоциируется у рядовых граждан с...

Стратегическая пропасть

За использование кредита не нужно отчитываться перед депутатами о дальнейшем...

Бей евробюрократов, спасай украинское машиностроение

Украина стала примером того, как пожертвовать национальным производством, открыв...

Накопил и прослезился

На 100 человек 60 лет и старше в 2018 г. приходилось 79 детей в возрасте до 18 лет

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Авторские колонки

Блоги

Ошибка