На баррикады за экономическую демократию!

№44 (436) 30 октября - 5 ноября 2008 г. 31 Октября 2008 0

В руках у меня программный документ, по содержанию и глубинному смыслу сравнимый разве что с Манифестом Коммунистической партии, обнародованным полтора века назад. И это, поверьте, не преувеличение.

О плане, названном «Манифестом справедливости», и о том, как Украине наконец-то выйти из затянувшегося экономического кризиса, мы беседуем с автором данного документа Юрием Буздуганом, руководителем Института социального партнерства.

Юрий Алексеевич — депутат Верховной Рады II созыва (1994—1998 гг.), где занимал должность председателя комитета по социальной политике и труду. Под его руководством были приняты законы «Об оплате труда», «Об отпусках», «О государственном обязательном социальном страховании», «О пенсиях» и многие другие фундаментальные документы.

Последние пять лет мой собеседник работал над осмыслением процессов, происходящих в Украине и мире. В итоге появилась программа — предмет нашей беседы.

— Юрий Алексеевич, сегодня украинское общество разуверилось во всем. Люди понимают, что никакие выборы, ни парламентские, ни президентские, не изменят ситуацию в стране кардинально. Политические игры важны только для их участников. От кого все-таки зависит будущее Украины?

— То, что я сейчас скажу, многим по меньшей мере покажется странной гиперболой. Наше будущее зависит не от того, кто победит на предстоящих парламентских или президентских выборах, а кто возглавит Федерацию профсоюзов Украины (ФПУ), выборы пройдут в декабре этого года.

— Я заинтригован, но не вижу взаимосвязи.

— Давайте начнем издалека. В последние годы советской власти средняя производительность труда в стране в денежном выражении составляла 20 тыс. долл. на одного работающего в год. На Западе этот показатель составлял 60 тыс. долл. Максимальная производительность была у американцев — 73 тыс. долл.

Какова же нынешняя эффективность труда в Украине после 17 лет так называемых реформ? Оказывается, за эти годы она уменьшилась более чем в три раза — с 20 тыс. до 5,8 тыс. долл. Почему же об этом не говорит правительство, а олигархи не хвастаются подобными достижениями своего экономического гения?

— Но украинцев, вероятно, больше волнует уровень зарплат, чем производительность труда, хотя, разумеется, они взаимосвязаны.

— Здесь положение тоже ухудшилось катастрофически. В 1991 году ВВП Украины составлял 117 млрд. долл., в 2007 г. — 116 млрд. долл. — показатели практически одинаковы. Однако 17 лет назад доля зарплаты и прочих расходов на социальные нужды составляла 70 млрд. долл., то есть 59% ВВП, что в принципе отвечает экономической теории (доля зарплаты должна составлять 60—80% ВВП).

— Какова же эта часть сегодня?

— При Януковиче она составила уже 31,8%, при Тимошенко — 32,6%, что равнозначно, если знать особенности нашей статистики.

Стало быть, мало того, что производительность в стране упала втрое, еще вдвое уменьшилась доля зарплаты от получаемой на предприятиях прибыли.

Эксплуатация под благие разговоры

— Статистика безрадостная. Но как же исправить положение?

— На этот вопрос отвечает «Манифест справедливости», который я подготовил с Оленой Скоморощенко, кандидатом философских наук, заместителем директора института социального партнерства. В нем сказано, что главная украинская война ведется не за «Криворожсталь» или между «помаранчевыми» и «бело-синими» и даже не за еще не приватизированную собственность, а за недоплачиваемые зарплаты и пенсии. «Криворожсталь» стоит 5 млрд. долл., а недополученные зарплаты составляют 50 млрд. долл. Причем ежегодно.

За первые 15 лет украинской государственности граждане страны недополучили пенсий и зарплат на сумму в 600 млрд. долл. — каждый пенсионер и работающий человек недосчитался по 20 тыс. долл.

Тут есть за что бороться. И пока существуют профсоюзы, для олигархов остается угроза, что первые начнут реально отстаивать права трудящихся. Последствия этой борьбы могут быть непредсказуемы, поскольку речь идет о колоссальных суммах.

Поэтому сегодня все делается для того, чтобы профсоюзы не заговорили в полный голос. И именно сейчас на наших глазах решается судьба не только профсоюзного движении, но и будущего Украины. В декабре в Федерации профсоюзов состоится съезд. Вопрос поставлен ребром: или на эту должность будет «избран» человек, который поможет развалить ФПУ, или Федерация примет обновленную программу, которая позволит профсоюзам стать реальной силой.

— Но как же так случилось, что в стране, в которой все наперебой говорят о социальной политике, в сущности проводится нещадная эксплуатация граждан.

— Задайте прохожим на улице вопрос: кому принадлежит экономическая власть, и большинство, не задумываясь, ответят: конечно же, олигархам и капиталистам.

На самом же деле это не так. В мире уже давно признано, что в результате так называемой «революции менеджеров» экономическая власть из рук владельца капитала перекочевала к управляющим предприятиями.

Что подразумевается под собственностью? Это прежде всего управление имуществом, распоряжение и пользование им, а также право на доход.

— Вы хотите сказать, что владельцы заводов уже и не совсем собственники?

— Судите сами. Десять человек, соединив свои капиталы, создали корпорацию. Однако на практике руководит ею один из них или даже наемный управляющий. Таким образом, собственники лишены компетенции управления своим капиталом. А когда количество собственников, в нынешнем понимании акционеров, составляет несколько сотен, а то и тысяч человек (например, у «Дженерал Моторс» их 200 тыс.), то они уже реально утратили способность распоряжаться предприятием. Ведь распоряжение включает планирование, развитие производства, принятие решений по ключевым вопросам, скажем, выпускать танки или стиральные машины...

Опять же, кто пользуется собственностью компании, ездит на той же машине корпорации — собственник или менеджер? Ответ очевиден.

Возможность распоряжаться доходом от деятельности предприятий тоже перешла к менеджерам. Именно они, а не собственники, реально получают доходы. Проиллюстрирую утверждение. Отдайте завод — собственность Виктора Пинчука, в управление Ринату Ахметову или поступите наоборот. Кто станет получать доход? Конечно, тот, кто управляет, а не формальный собственник.

В Украине с 1991 года «революция менеджеров» проходила в три этапа. Первым был этап директоров, когда большинство их них не мудрствуя лукаво попросту приворовывали, используя различные схемы, в первую очередь бартер. Затем наступила эпоха олигархов-посредников: купил у электростанции 1 кВт по 1,6 коп, продал по 16 коп, на электростанцию вернул 20% полученной прибыли, себе оставил 80%. Теперь же наступил этап олигархов-симбиотов, когда одним и тем же людям принадлежат целые отрасли с законченным промышленным циклом. Теперь, помимо металлургического комплекса, они уже владеют шахтами, ГОКами, коксующими батареями...

— Но это скорее плюс — лучше отлажены взаимоотношения между предприятиями, а значит, увеличивается прибыль.

— Это лишь отчасти. Будь олигарх только собственником, он стремился бы к получению прибыли путем развития и расширения производства. Но поскольку он в одном лице является еще и менеджером, у него возникает соблазн пойти легким путем. И он идет им — выводит прибыль из предприятий в его же посреднические структуры. Будущее основного производства, а стало быть, судьба занятых на нем работников его почти не интересуют.

— Можете привести конкретный пример?

— Мировая цена на сталь за тонну — 700 долл. Меткомбинаты продают ее по 500. Посредническая фирма получает 200 долл. прибыли, а машиностроителям продают по 1 тыс. долл., изымая из их дохода еще по 300 долл. с тонны.

Сегодня фиктивно существуют малые предприятия, состоящие из 3 человек (директор, бухгалтер и кассир). Втроем они «добывают» угля на 3 млн. грн., продают на 4 млн. грн. Совершенно очевидно, что прибыль, получаемая данной посреднической фирмой, не попадает на шахту, реально добывшую этот уголь. Как следствие — горняки имеют мизерные зарплаты, каторжные и опасные условия труда.

Если раньше капиталист строил «заводы, дома, пароходы», то сегодня капиталист-менеджер не заинтересован в этом. Его задача — выкачать средства из компании в свой карман, а что будет с предприятием, ему все равно. Последние 500 лет мир жил по принципу: вложи доллар — получи два. Однако сегодня, вложив его, можно не только не получить прибыли, но и потерять свои средства.

Второй виток отчуждения

— Исходя из ваших слов, в мире происходит уменьшение темпов экономического развития?

— Мир вошел в стадию глубокого кризиса, и мы с вами являемся свидетелями тому. Происходящее на Западе — вовсе не ипотечный кризис, менеджеры получали сверхприбыли и врали обворованным акционерам. Аналогичная ситуация наблюдается и в Украине.

Но сейчас речь не о собственниках. Печально, что такая политика больнее всего бьет по рядовым гражданам — работникам предприятий, которым недоплачивают огромные суммы, ссылаясь на отсутствие прибыли на их заводах.

— Неужели снова надо устраивать революцию, теперь уже против менеджеров?

— Этот вариант не решит проблему, вместо одних менеджеров придут другие. Ответ, изложенный в «Манифесте справедливости», фундаментален и сделан на философском уровне. Мы с Оленой Скоморощенко 5 лет занимались этой непростой, специфической и даже опасной работой — ведь она затрагивает основы бизнеса, исчисляемого миллиардами долларов.

В итоге пришли к выводу, аналогичному тому, который 150 лет сформулировал Карл Маркс, говоря об отчуждении труда от капитала. Однако в настоящее время этот процесс происходит на втором уровне — идет отчуждение капитала уже и от собственника. Остановить эту тенденцию может только социализация производства.

— Что кроется за этим определением?

— Общеизвестно, что контроль за работой предприятий осуществляют наблюдательные советы, представительство в которых зависит от количества акций того или иного члена. Имея 51% процент, можно проводить собственную политику, не интересуясь мнением других акционеров.

Так вот, сегодня в развитых странах в наблюдательных советах большинства предприятий от 30 до 50% принадлежит профсоюзам. Это выборные должности для представителей трудового коллектива. Но, что примечательно, человек, находящийся на административной должности и располагающий возможностью увольнять сотрудников и влиять на размер зарплаты, не только не может выдвинуть свою кандидатуру в наблюдательный совет, но даже и участвовать в голосовании.

Таким образом, в наблюдательный совет коллектив делегирует своих представителей, а не уполномоченных администрации. Украине следует идти аналогичным путем.

— Вы хотите сказать, что рабочий на Западе принимает участие в утверждении перспективного плана развития предприятия?

— Вот именно. И такое участие рабочих в решении ключевых вопросов дает компаниям возможность совершить прорыв в увеличении производительности. Именно рабочие на местах как никто иной знают участки производства с резервными возможностями.

Более того, в Европе действуют трехсторонние отраслевые комиссии, которые в сущности выполняют функции госплана, где тоже принимают участие рабочие. В маленькой Бельгии, например, существует 148 отраслевых комиссий — по числу отраслей, куда на паритетной основе входят представители правительства, ассоциации работодателей и делегаты от отраслевых профсоюзов.

Все помнят расхожее мнение «что хорошо для «Дженерал Моторс», то хорошо для США». В данной корпорации в 1986 году, заметьте, по инициативе администрации, а не рабочих, стали внедрять элементы социализации и приобщать рядовых сотрудников к управлению производством. Причина — приостановился рост производительности труда, и увеличить ее другими способами не удавалось. Однако после внедрения такой практики эффективность производства вновь стала расти.

Хочу заметить, что «Манифест справедливости» не объявляет войну менеджерам, он предлагает лишь социализировать производство. В нем предлагается законодательно гарантировать социализацию в сфере распределения полученной прибыли. То есть, кроме зарплаты, должен быть учрежден дополнительный фонд, куда станет поступать определенный процент отчислений от доходов предприятия. Этим фондом должны распоряжаются профсоюзы. Таким образом, трудовой коллектив заинтересован не только в получении высоких зарплат, но и в получении предприятием прибыли.

— Полагаю, нашим директорам такая система не понравится.

— Но данная схема, как это ни странно, выгодна не только рабочим, которые смогут получать дополнительные блага из специального фонда (скажем, средства на строительство жилья), но и акционерам.

— Но ведь акционеры лишаются части прибыли, отдавая ее рабочим?

— Если акционеры получают 2% доходов предприятия, то в результате контроля со стороны рабочих эта доля может увеличиться, скажем, до 30%. Поэтому собственнику есть смысл поделиться частью прибыли, чтобы в конечном итоге значительно увеличить свои доходы от эффективной работы компании.

Последняя надежда на профсоюзы

— Благодаря вашей схеме улучшится ли распоряжение общественными фондами потребления?

— Безусловно. И в Украине необходимо срочно внедрять ее. В прежнее время Фонд социального страхования находился в руках профсоюзов, и затраты на содержание управленческого аппарата Фонда составляли 1,6% сумм, проходивших через его счета. Сегодня данную функцию взяло на себя государство. В результате на содержание аппарата Фонда занятости расходуется 26% его оборота. А половина всех денег, выделяемых государством на субсидии за жилье, расходуется на административный аппарат, занимающийся их распределением. Кому нужна такая система?

— Идеи, высказанные вами, хороши, но кто и каким образом способен воплотить их в жизнь?

— Сегодня сделать это, кроме профсоюзов, некому. И именно поэтому они подвергаются нападкам со всех сторон. В том числе раздаются упреки со стороны рабочих в недостаточно активной позиции профсоюзных лидеров при защите интересов трудящихся. Профсоюзы нещадно критикуются со стороны крупного бизнеса и госчиновников, связанных с ним. Ведь в распоряжении профсоюзов осталась собственность, по различным оценкам, составляющая от 2 до 19 млрд. долл. Уж слишком велик соблазн прибрать ее к рукам.

С этой целью против профсоюзов у общества различными путями формируется негативное мнение. Инициируются обвинения в том, что они якобы распродают собственность, доставшуюся им по наследству от предыдущих поколений тружеников. При этом никто не говорит о том, что, например, Министерство образования продало 80% своих санаториев, Министерство культуры — 85%, Минобороны — 90%. А профсоюзы — только 15% здравниц, да и то лишь те, которые приносили убытки. Как видите, только профсоюзы устояли в условиях хаоса и дерибана, захлестнувшего страну в последние полтора десятилетия.

Понимая всю важность момента, подготовлены изменения в нынешнюю программу действий Федерации на 2006—2011 гг.

— В чем они состоят?

— До сих пор приоритетом в деятельности ФПУ значилось увеличение занятости. В итоге в Украине сегодня 2 млн. вакансий, где в двух случаях из трех предлагается зарплата 500 грн. и ниже, а в 9 из 10 случаев она ниже 1 тыс. грн. Нужно ли нам стремиться к такой занятости? Нет. Необходима борьба за справедливую зарплату и пенсии.

Один из пунктов программы — строительство социального жилья, ведь о простых людях совершенно забыли. А между тем, если 10% прибыли корпораций по требованию профсоюзов будет направляться на жилищные программы, и управляться эти программы будут не дирекциями, а профкомами, то данный вопрос будет решаться значительно эффективнее.

— Какие пункты из вашей программы можно считать основными?

— Первое: доведение доли зарплаты и пенсий в ВВП до 60—80%. Второе: вернуть профсоюзам право законодательной инициативы. Третье: социализация власти, то есть общественность через профсоюзы должна контролировать власть — ввести представителей профсоюзов в ранг замминистров профильных ведомств, а в обладминистрациях — в ранг замглавы администрации. Четвертое: фонды соцстраха вернуть профсоюзам.

— Но каким образом все это сделать? Ведь профсоюзы и раньше работали в данном направлении, но, как говорится, воз и ныне там.

— Для этого профсоюзы должны инициировать создание движения «За справедливую зарплату», чтобы каждый рабочий знал долю от себестоимости, идущую на зарплаты. Когда рабочий узнает, что владелец украинского сталеплавильного комбината вместо 100 долл. с каждой тонны стали платит ему всего 5 долл., то сразу поймет, кто благодетель, а кто настоящий эксплуататор и кровопийца. И когда рабочий получит эти данные, он будет заодно с профсоюзным лидером, а не с директором предприятия, пытающимся выглядеть благодетелем, выделяя 2 грн. в день на человека для питания в заводской столовой.

Следующим, очень важным пунктом подготовленной нами программы является изменение информационной политики профсоюзов. Сегодня ФПУ располагает изданиями, направленными на внутреннего потребителя. Профсоюзы «варятся» в своих проблемах, которые не известны внешнему миру. И это при том, что против профсоюзов ведется информационная война, которая, кстати, уже дает результаты — сегодня многие рабочие полагают, что в руководстве профсоюзами засекли «жирные коты», которые только и делают, что распродают народное имущество. Профсоюзы должны «дать ответ Чемберлену» — организовать центр освещения деятельности федерации, направленный вовне.

Следующий инструмент тоже чрезвычайно важен. Нужно создавать школы рабочей молодежи, назовем их рабочей гвардией, рабочими дружинами, поскольку уже происходят рейдерские атаки как на предприятия, так и на профсоюзную собственность. Ведь в случае необходимости кто-то должен стоять на проходной завода и раздавать, предположим, листовки: «Здесь эксплуатируют людей!» Лучше молодежи с этой задачей никто не справится.

Сегодня Украина стремится в «золотой миллиард», где есть экономическая эффективность, социальная справедливость и свобода граждан. Свободой мы не обделены, но нет справедливости, при отсутствии которой свобода уменьшается, словно шагреневая кожа.

Собственник заодно с работником

— Предлагаемый вами план интересен. Но разве нет других способов оживления экономики, а значит, и увеличения зарплат?

— Украина не первой оказалась в данной ситуации, до нас десятки стран пытались решить аналогичную задачу. Увы, человечеству известно только три метода. Первый: колючая проволока на границе и интенсивное развитие, которое применяли Гитлер в Германии, Сталин в Советском Союзе, Мао в Китае и диктаторы в ряде других стран. Такой подход дает фантастические прорывы, но, увы, кратковременные, в итоге экономика все равно приходит к краху.

Второй путь: перераспределение национальных богатств. Нефтедобывающие страны подняли цену на нефть, остальным пришлось втридорога платить за нее. Американцы, например, в 1972 г. платили за черное золото 5 млрд. долл., а в 1978 уже 48 млрд. долл. Ну и что? Разве в арабских странах произошел цивилизационный прорыв или Ирак завоевал Америку? Те же арабские миллиардеры вложили свои средства в американскую экономику, и эти деньги сегодня работают на американцев.

Третья стратегия: инвестиционный бум, азиатские «тигры» и «драконы», когда создаются благоприятные условия для инвестиций, подкрепленные дешевой рабочей силой. У нас тоже дешевая сила, но где положительные результаты?

Даже если проанализировать экономику стран-новичков, присоединившихся к ЕС, то за 10 лет жизни в новом содружестве производительность труда у них выросла всего на 10%, а их суммарная доля в мировом производстве за эти годы сократилась с 4,5% до 3,8%. То есть старые члены ЕС развиваются быстрее новых. Значит, все дело не в дешевой рабочей силе и инвестициях, а в социализации производства.

Таким образом, остаются лишь те механизмы повышения производительности, которые предлагаются в «Манифесте справедливости».

— Что еще, помимо социализации, влияет на эффективность труда?

— Конечно же, внедрение новых технологий. Но этот пункт менее важен для роста производительности труда, чем другие. Разумеется — качество рабочей силы, квалификация работников. Естественно — профессиональный менеджмент. Но основное, повторюсь, — социализация производства, на Западе ее называют экономической демократией. Именно благодаря последнему условию демонстрируются феноменальные показатели роста производства.

— Не скрою, теоретически программа показалась заманчивой, но предвижу большие трудности с ее воплощением. Нелегко на практике расшевелить украинское общество, которое столько раз обманывали, что оно уже никому и ничему не верит.

— Есть реальный путь воплощения данной программы. Мы готовы предложить людям путь превращения тружеников в настоящую СИЛУ, используя механизмы здоровой солидарности. Первым шагом в этом направлении будет создание движения «За справедливую зарплату».

Цель — изменить Украину. И это возможно сделать только с помощью всего общества, а точнее, с помощью наиболее активной его части — профсоюзов.

Скажу честно, предложи мне сегодня кто-то должность главы Кабмина, я бы отказался от нее, поскольку оказался бы очередным заложником обстоятельств, не имея настоящих рычагов влияния на экономику. Достаточно сказать, что ни один из премьер-министров Украины, как бы он ни старался, не сумел кардинально изменить ситуацию к лучшему. Ведь все они располагали только неповоротливым бюрократическим аппаратом.

Если же я получу общественную поддержку украинских граждан, готовых самоорганизоваться и работать в этом направлении, то благосостояние их окажется в их же руках. Что примечательно, реализация «Манифеста справедливости» не противоречит интересам собственников. Напротив, они не менее рабочих заинтересованы в социализации экономики, ибо только в этом случае получат увеличение реальных прибылей от деятельности своих предприятий — в итоге выигрывает все общество.

— Юрий Алексеевич, каким образом вы пришли к созданию «Манифеста справедливости»? Чем занимались, кроме депутатства в Верховной Раде?

— После окончания в 1984 году Киевского университета меня оставили на кафедре и я семь лет занимался научной работой. В 1990-м был избран депутатом Шевченковского райсовета Киева. В 1993 г. окончил институт (сегодня — академия) госуправления, прошел стажировку при министерстве экономики и финансов Франции, затем работал в Антимонопольном комитете. В свое время возглавил СДПУ, в настоящее время руковожу Институтом социального партнерства.

— Спасибо за интервью.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...


Загрузка...

Креветки становятся ближе

Он напутствовал бизнесменов: «Идите во Вьетнам и работайте»

«Караван» до Лилля доведет

В начале сентября сети гипермаркетов «Караван» и французская Auchan Group завершили...

Блокчейн — инструмент финансирования поставок в...

Возрождение угроз протекционизма и геополитической конкуренции на фоне ослабления...

Украину решили поддержать

ЕС расширяет квоты, МВФ снижает требования

Загрузка...

Payoneer - удобный сервис для международных платежей

Это направление способно заинтересовать людей, которые в силу жизненных...

Фермеры в загоне?

По мнению 53% опрошенных, работа Минагрополитики является крайне неудовлетворительной...

Еще не полыхает, но уже дымит

Только деревообработчики сегодня идут за сырьем на аукцион, который превратился в...

Однажды в Дударкове

Французы построили в Киевской области мощный логистический комплекс

Гривня уходит в астрал

Если процесс нельзя контролировать, то его нужно возглавить. А применительно к нашей...

От иллюзорного бума к низким темпам роста: встречаем...

У замедления темпов экономики есть три причины: депопуляция, делеверидж и...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто

Получить ссылку для клиента
Маркетгид
Загрузка...
Авторские колонки

Блоги

Ошибка