Неутолимая тяга к саморазрушению

№7(973) 18 – 24 февраля 17 Февраля 2021

Сколько бы кубометров карпатского леса ни вырубила Украина, это никогда не сравнится по стоимости с импортом милых комодов и стильных шкафчиков от крупнейшего в мире поставщика мебели

Вторая половина прошлого года и начало 2021 г. сопровождаются бурной внешнеэкономической активностью власти. В 2020-м Украина подписала соглашение о зоне свободной торговли с покидающей Евросоюз Великобританией, а также заключила ряд договоров с Польшей. Сейчас фронт торгово-экономической политики заострен на крайне неудачных переговорах с ЕС относительно пересмотра условий Соглашения об ассоциации. При этом продолжаются переговоры касательно заключения соглашения о ЗСТ с Турцией.

Подготовка итогового варианта торгового соглашения с Турцией продолжается уже 8 лет. Сам процесс переговоров превратился в своеобразную дипломатическую «Санта-Барбару», а собственно соглашение — в чемодан без ручки. Хотя, в сущности, для украинской экономики это соглашение о ЗСТ — не просто неудобный чемодан, а чемодан с бомбой замедленного действия.

Президентский фулхаус турецкого султана

Недавно в правительстве Украины вновь заявили об очередном завершающем этапе переговоров с турецкой стороной и о намерении в скором времени наконец-то подписать документ. В этой связи можно устроить скромные торжества по поводу восьмилетия торгово-экономической капоэйры.

В течение этих восьми лет президент Турецкой Республики Реджеп Тайип Эрдоган поочередно успел провести переговоры о ЗСТ уже с тремя украинскими президентами. Будучи премьер-министром Турции, Эрдоган вел диалог о торговом соглашении еще в 2012 г. с президентом Виктором Януковичем. К слову, ответственным за переговоры с турками был назначен Петр Порошенко, занимавший тогда пост министра экономического развития. Однако консультации относительно параметров соглашения замерли в 2013 г., поскольку Киев и Анкара с головой ушли во внутриполитическую повестку.

В 2016 г., уже в статусе президента, Порошенко возобновил межгосударственные консультации с турецкой стороной. На фоне интенсивной активизации двусторонних контактов звучали даже оптимистические заявления о завершении переговоров до конца года. Впрочем, следующей датой торгово-дипломатической многосерийки стал июль 2017 г.

Стороны заявили о согласовании большинства пунктов торгового договора. Позже, в рамках подготовки к заключению рамочного соглашения, были подписаны двусторонние межправительственные договоры о взаимном содействии и защите инвестиций, а также о внесении изменений в Соглашение об избежании двойного налогообложения. Однако и эта многообещающая автограф-сессия закончилась безнадежным дипломатическим тупиком, хотя Эрдоган анонсировал финальную стадию переговоров к концу 2018 г.

Консультации по согласованию окончательной версии соглашения о ЗСТ продолжились сразу после избрания президентом Владимира Зеленского. В июне 2019 г. в украинском МИДе заявляли, что документ о зоне свободной торговли с Турцией готов на 99%. Но уже в феврале посол Украины в Анкаре Андрей Сибига «потерял» несколько процентов готовности соглашения, заявив о согласованности более 95% положений документа.

Пока отечественные дипломаты искали растворившиеся проценты готовности договора, очередное обострение торгово-экономической симпатии между Киевом и Анкарой вновь вспыхнуло в марте 2020 г. Президент Зеленский заявил об очередном выходе украино-турецких отношений «на другой уровень» и что до подписания соглашения о ЗСТ остался «один шаг».

И снова грянул последний переговорный раунд

Последним чек-пойнтом переговоров стало 2 сентября. Министр развития экономики, торговли и сельского хозяйства Игорь Петрашко провел телефонный разговор с министром торговли Турецкой Республики Рухсар Пекджан. Предметом беседы стали детали продолжении торговых переговоров относительно параметров ЗСТ. Ключевым вопросом переговоров было обсуждение повышения Турцией тарифов в пределах ее возможностей во Всемирной торговой организации (ВТО) и негативное влияние такого шага на украинские компании.

Петрашко и Пекджан договорились продолжить переговоры о совместной выработке приемлемых для обеих сторон тарифных параметрах. С этой целью торговый представитель Украины и заместитель министра экономики Тарас Качка планировал отбыть в Анкару для комплексных консультаций с турецкими партнерами. Однако о каких-либо успехах г-на Качки не сообщалось.

Очередной раунд переговоров закончился договоренностями продолжить переговоры. И вот в феврале тема ЗСТ с Турцией вновь оживилась — в устах украинских чиновников.

4 февраля в интервью турецкому информагентству «Анадоглу» министр финансов Сергей Марченко заявил, то Украина готова к углублению интеграции в сфере финансовых услуг, агросектора, оборонно-промышленного комплекса, однако о заключении соглашения о ЗСТ говорить пока рано.

«За последнее время переговоры существенно продвинулись в части тарифных и нетарифных ограничений, ввозных пошлин на товары и услуги. Продолжаем переговоры и поиск решений, допустимых и выгодных для обеих сторон. Ожидаем от турецкой стороны позиции по либерализации торговли товарами металлургии и предложений о доступе на рынок товаров и услуг», — отметил министр.

«Один шаг» к подписанию документа, о котором почти год назад заявлял президент Зеленский, оказался неприлично раздутой во времени фигурой речи.

Впрочем, несмотря на осторожные оценки относительно завершения переговоров, г-н Марченко заявил о наличии потенциала увеличения объема двусторонней торговли с Турцией до 10 млрд. долл. по сравнению с 3,7 млрд. в январе—сентябре 2020 г. и 5 млрд. долл. в 2019-м. Министр также перечислил приоритетные отрасли, в которых возможно наращивать торгово-экономическое взаимодействие с официальной Анкарой.

«Мы готовы к совместному производству самолетов на технологической основе ГП «Антонов», а также авиационных силовых агрегатов на базе инновационной компании «Ивченко-Прогресс». Украина благодарна президенту Турецкой Республики, а также топ-менеджменту компании Baykar Makina, которые в критическое для нашей страны время усилили нас ударными БПЛА Bayraktar. Этот контракт вывел глубину нашего партнерства на стратегический уровень, значительно усилив оборонный потенциал Украины», — подчеркнул глава Минфина.

Безусловно, оптимизм г-на Марченко имеет под собой некое практическое обоснование. Однако украинские перспективы в отношении встраивания отечественных предприятий в технические цепочки производства турецких БПЛА более чем туманны. Еще совсем недавно в партнеры турецкому производителю Кабмин пытался «сосватать» корпорацию «Мотор Сич», о чем «2000» писали ранее. Турки, насколько известно, предпочли укомплектовывать свои дроны движками отечественного производства.

Неэквивалентный обмен

Упорство, с которым украинская сторона пытается финализировать многолетние дипломатические гляделки с Турцией, вызывает недоумение. Ведь общие условия ЗСТ просто неприемлемы для намного более слабого, открытого и маленького украинского рынка. Подписание документа чревато провоцированием системных кризисов в целых отраслях отечественной экономики, а потенциальные выгоды от его вступления в силу более чем сомнительны.

Подписание Соглашения об ассоциации и зоне свободной торговли с Евросоюзом превратило украинский рынок в выставочный центр европейских производителей. Действие условий этих соглашений наглядно продемонстрировало, как работает принцип взаимодействия экономических систем стран центрового и периферийного капитализма. Торгово-экономические отношения между слабыми и сильными экономическими моделями функционируют по принципу неэквивалентного обмена.

Простейший пример такого взаимодействия — экспорт Украиной карпатского леса-кругляка, который возвращается в виде импортируемой мебели IKEA. Достичь равновесия в условиях таких взаимоотношений невозможно. Сколько бы кубометров Карпат ни вырубила и продала Украина, это никогда не сравнится по стоимости с импортом милых комодов и стильных шкафчиков от крупнейшего в мире поставщика мебели.

ЗСТ с Турцией будет действовать по такому же алгоритму, хотя и в меньших масштабах по охвату различных секторов экономики. Причины, по которым мы еще не подписали этот документ: Украина не должна столько денег Центральному банку Турции, а турецкое посольство не обладает влиянием на ключевые процессы в стране с помощью телефонного звонка или поста в Twitter.

Турция не является самой продвинутой экономикой, но Украина крайне слаба и на ее фоне. Экономика Турецкой Республики — шестая по величине в Европе, а ее ВВП в 9—10 раз больше, чем в Украине. Тем не менее Украина долгое время сохраняла положительное сальдо торгового баланса (примерно на уровне 1 млрд. долл. в год). В денежном эквиваленте мы поставляли в Турцию больше товаров, чем турки экспортировали в Украину. Интерес Турции к подписанию зоны свободной торговли заключается в ликвидации отрицательного значения торгового баланса с нашей страной.

Когда президент Турции Эрдоган заявляет, что подписание ЗСТ увеличит объем товарооборота между Украиной и Турцией с 4 млрд. до 10 млрд. долл., он говорит не просто об удвоении торговли. В понимании турецкого лидера львиная доля дополнительного объема товарооборота должна выражаться в экспорте турецких товаров на наш рынок. Примечательно, что изначально турки вообще не хотели включать в соглашение о ЗСТ сегмент АПК, предлагая сосредоточиться исключительно на либерализации торговли промышленными товарами.

Весь перечень товарных позиций, по которым Украина может нарастить экспортные поставки, состоит из аграрной продукции. Но против интенсификации экспансии украинской аграрки на свой рынок в рамках ЗСТ турки выступают крайне жестко и последовательно. Наши турецкие партнеры согласны лишь на квотный режим для украинского аграрного сырья — по аналогичной модели торгово-экономических отношений Украины и ЕС.

Не сумев склонить Украину к подписанию ЗСТ, турки применяют другие методы для защиты своего рынка от нашей продукции и выравнивания показателя экспортно-импортного сальдо между нашими странами. Турция вводит ограничительные пошлины, которые и стали предметом последней беседы украинского министра экономики Петрашко и турецкого министра торговли Пекджан.

Турки вводят дополнительные ограничения, пользуясь своими возможностями в ВТО. В отличие от Украины, вступившей во Всемирную торговую организацию в 2008 г. на крайне невыгодных условиях, Турция стала членом организации в 1995 г., и для турок статус члена-новичка и действие различных ограничений истекают намного быстрее.

Украинское Памуккале

Киев заинтересован в либерализации поставок агропродукции, против чего резко выступает Анкара. Турецкую сторону интересует упрощение доступа промышленных товаров на наш рынок. Приоритетными для турецких производителей являются поставки текстильной продукции, бытовой техники и товаров широкого потребления.

В случае подписания соглашения о ЗСТ турецкая текстильная отрасль будет стремительно захватывать территорию украинского рынка. В крайне затруднительном положении окажется украинская легкая промышленность. Этот сегмент достаточно быстро проиграет конкурентную борьбу турецким товарам на домашнем поле из-за более технологичного и сравнительно дешевого производства турецкой легкой промышленности, а также из-за беззащитности внутреннего рынка Украины.

Масштабы и последствия такого импортного вторжения вполне могут быть сопоставимы с эффектом «ножек Буша» — дешевых окорочков, которые в 90-е «положили» птицеводство и захватили рынок курятины в Украине и России. К началу «нулевых» американская курятина, к примеру, стремительно поглотила около 40% рынка в РФ. Закончился этот пир только с переменой власти, в 2002 г., когда в американских окорочках «внезапно» обнаружились бактерии сальмонеллы. Как известно Украина — не Россия, сильной власти у нас нет, и вряд ли кто-то будет потом искать личинки моли в турецком текстиле.

В целом заинтересованность Турции в подписании ЗСТ продиктована вполне прагматичными и обоснованными национальными интересами, которые с присущей циничностью и рациональностью продвигает президент Реджеп Тайип Эрдоган. Лидер Турции недавно сделал весьма громкое заявление о том, что власти республики планируют вывести страну в топ-10 ведущих экономик мира.

Украина вполне может помочь турецким партнерам в реализации этого амбициозного плана, уничтожив и бросив в «топку» турецкого ВВП остатки собственной структуры национальной экономики.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Экспортные тренды и тенденции

Украинская торговля товарами законсервирована в примитивно-сырьевых рамках

«Кінець епохи бідності» 2.0

Отчет об итогах экономической политики в 2020 г. – это отражение обобщенного...

Энергетика = спекуляция

Украинцам следует подготовиться к каскаду очередных подорожаний электроэнергии уже в...

Азы экономического протекционизма

Только вернув механизмы суверенного регулирования отечественной...

Экономическая наука и социально-гражданское...

Чья-то вопиющая безграмотность в области экономической науки и чей-то злой умысел в...

Дерегуляция через приватизацию

Приватизация заводов ВПК подытожит многолетнюю историю их использования не по...

Теорема дырявого бюджета

Украинской власти давно пора выходить из-под пристальной монетарной «опеки» МВФ...

Ставка меньше, чем жизнь

Прямо инвестируйте в свою пользу: недвижимость, ценности, образование. Лично в свои...

Грезы Шмыгаля

Дефицит госбюджета-2020 в четыре раза превышает аналогичный показатель прошлого года

Храните деньги в банке. Желательно в стеклянной

Действия НБУ вызывают острое недовольство вкладчиков и напряжение в обществе

Вагон пенсионного возраста

Перед чиновниками стоит не самая простая задача: не допустить смерти вагоностроения и...

Барский жест

Вместо системной нормализации экономических отношений — восстановление торговли в...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Авторские колонки

Блоги

Ошибка