Страна в объятиях транснационального капитала

№28 (661) 12 – 18 июля 2013 г. 05 Июля 2013 0

Алексей КУЗНЕЦОВ,
д. э. н., ведущий научный сотрудник
Института мировой экономики и
международных отношений НАН Украины

Казалось, что с падением «железного занавеса» были сняты последние препоны для активного и взаимовыгодного включения стран бывшего социалистического лагеря в мировую экономику. Однако спустя 22 года после краха СССР глобальная добавленная стоимость по-прежнему распределяется в пользу узкого круга транснациональных корпораций (ТНК), которые фактически олигополизировали процессы производства в планетарном масштабе.

Согласно Докладу о мировых инвестициях Конференции ООН по торговле и развитию (ЮНКТАД), опубликованному 26.06.2013 г., в 2012 г. продажи иностранных филиалов ТНК увеличились на 7,4% — до 26 трлн. долл., общая стоимость активов возросла до 87 трлн. долл. (что на 15 трлн. больше мирового ВВП), а занятость составила лишь 72 миллиона человек, что соответствует 2,2% от общего количества работающих в мире.

Доходы ТНК настолько велики, что по итогам 2012 г. среди 100 самых больших экономик мира только 60 являлись суверенными государствами, остальные 40 — это частные ТНК. К примеру, доходы крупнейшей американской ТНК ExxonMobil, в которой занято всего около 77 тыс. человек, в 2012 г. составили 453 млрд. долл., что в 2,5 раза больше размера ВВП Украины с ее 45-миллионным населением.

Олигопольные позиции ТНК в глобальной экономике выступают основной причиной мировых дисбалансов и диспропорции доходов между развитыми и развивающимися странами. Данный вывод особенно неутешителен для Украины, которая очень слабо присутствует в глобальном экономическом пространстве. По данным газеты Financial Times, в 2012 г. из 500 самых больших ТНК мира 322 компании были выходцами из стран «Большой семерки». В этот рейтинг входило также 10 российских компаний. Но, увы, ни одной украинской...

Согласно статистике ЮНКТАД накопленная сумма украинских прямых иностранных инвестиций за рубежом на конец 2012 г. составила лишь 9,4 млрд. долл., что в 44 раза меньше соответствующего показателя России (413,2 млрд.). Для сравнения — накопленная сумма финансовых активов, инвестированных в покупку зарубежных производств, составила: в Казахстане — 20,9 млрд., Польше — 57,5 млрд., Китае — 509 млрд., США — 5,2 трлн. долл.

Итак, доля страны в доходах от глобального производства зависит от количества собственных глобально оперирующих ТНК (входящих в 500 крупнейших), а вовсе не от членства в международных финансовых или экономических организациях.

Негласная задача таких международных финансовых институтов, как Всемирный банк или ЕБРР, членом которых является Украина, заключается как раз в том, чтобы через соучастие в инвестиционных проектах в развивающихся странах продвигать на их рынки продукцию ТНК стран «золотого миллиарда».

Вступление Украины в ВТО в 2008 г. и вовсе довершило процесс поглощения нашей страны транснациональным капиталом. После «обнуления» своего таможенного тарифа Украина практически утратила контроль над собственной внутренней промышленной и внешнеэкономической политикой, окончательно превратившись в соло-потребителя продукции ТНК.

По итогам 2012 г. доля импортной продукции на внутреннем рынке отдельных отраслей промышленности Украины составляла: легкая промышленность — 98,4%, легковое автомобилестроение — 82,8%, холодильное и морозильное оборудование — 83,1%, сельскохозяйственное машиностроение — 79,8%, фармацевтика — 77,6%, мебель — 75,6%, бумага и бумажные изделия — 61,4%.

В условиях отсутствия собственного производства потребление растет за счет долларовой инфляции и роста внешнего долга. Следует заметить, что реальная заработная плата в Украине «заморожена» на уровне 2000 г. Индикатором этого может служить хотя бы тот факт, что номинальная зарплата в пересчете на доллары выросла с того времени почти в девять раз, однако это практически никак не повлияло на структуру потребительской корзины, в которой доля продовольственных товаров по-прежнему составляет около 60% (против 10—15% в развитых странах).

Итак, импортная продукция потребляется главным образом за счет торговых кредитов и кредитов от ТНК, заинтересованных в сбыте своих товаров на внутреннем рынке Украины. На конец 2012 г. торговые кредиты составляли треть (21 млрд. долл.) краткосрочного внешнего долга Украины (с погашением на протяжении 12 месяцев). На момент вступления в ВТО данная задолженность равнялась 7,4 млрд. долл. Но не столько возрастающий размер внешнего долга, сколько непомерно завышенная стоимость его обслуживания опустошает карманы украинского потребителя.

Как известно, для борьбы с кризисом ставки рефинансирования в ведущих развитых странах, кредитующих Украину, снижены до исторического минимума (в пределах 0—1% годовых), при этом ставки по кредитам на внутреннем рынке Украины (в том числе предоставляемым со стороны «дочек» крупных западных банков) достигают 25—30% годовых. И это с учетом того, что сейчас Украина переживает фазу нулевого экономического роста и нулевой инфляции. Так западные банки за счет Украины компенсируют утрату доходности на своих национальных рынках. Данный разрыв в ставках кредитования свидетельствует о циничной финансовой дискриминации украинского потребителя.

Очевидно, что опыт долгового кризиса Греции ничему Украину не учит. Сегодня в Греции безработица достигла 27% (среди молодежи — 60%) — это больше, чем во времена Великой депрессии в США. Пока еще ситуацию спасает щедрая социальная система Евросоюза. Но всеобщее недовольство колыбелью европейской демократии возрастает, поскольку иждивенцев в Европе не чествуют.

Альтернативы импорту (кроме потребительского самоограничения) не существует, поскольку украинская промышленность уничтожена. Таким образом, превращение Украины в потребительскую марионетку глобальных ТНК практически завершено.

От сверхдержавы к вымирающему виду

Сегодня крайне популярен тезис о том, что в составе СССР Украина эксплуатировалась Россией. Однако статистические данные этого не подтверждают.

В 1970 г. удельный вес УССР в производстве важнейших видов продукции Советского Союза составлял: электроэнергии — 18,6%, газа — 30,5, угля — 33,2, стали — 40,2, минеральных удобрений — 20,8, сахара-песка — 58,4%. В Украине действовало 700 оборонных предприятий с общей численностью 1,5 млн. занятых, которые давали около 30% продукции союзного ВПК. При этом Украина обладала третьим ядерным потенциалом в мире. Согласно результатам исследований сравнительной эффективности национальных стратегий развития, в 1980-х гг. Украина по классификации ООН достигла уровня сверхразвитого промышленного государства. В это время на СССР приходилось 20% мирового промышленного производства.

По физическому объему выпуска промышленной продукции Украина могла быть условно сопоставима с Францией, которая тогда (впрочем, как и сегодня) была пятой по величине экономикой мира. В период членства в ВТО Украина опустилась с 43-го на 53-е место в мире по размеру номинального ВВП. Индекс физического объема ВВП Украины в 2011 г. составил лишь 76% уровня 1991 г. — это самый низкий показатель среди всех бывших республик СССР, кроме Молдовы. В 1990 г. украинский ВВП на душу населения по паритету покупательной способности превышал среднемировые показатели на 11%, а в 2012 г. он был на 40% ниже среднемирового уровня, и разрыв продолжает увеличиваться.

Россия и по сей день «кормит» Украину. Только по официальным данным, в 2012 г. 36,2% (2,4 млрд. долл.) частных денежных переводов в Украину приходилось на Россию, что соответственно в четыре и в шесть раз больше сумм частных денежных переводов украинцев из США и Германии. При этом наши трансатлантические и европейские стратегические «партнеры» продолжают выжимать из Украины последние соки в виде сверхвысоких процентов по кредитам, без зазрения совести сбывая на внутреннем украинском рынке продукцию своих ТНК по мировым ценам, несмотря на постоянное и неуклонное обнищание украинского потребителя.

Авторитетный американский политолог, которым так восхищаются на Украине, Збигнев Бжезинский в последней книге «Стратегический взгляд: Америка и глобальный кризис» включил нашу страну в список стран «геополитических аналогов вымирающих биологических видов», безопасность которых зависит от благосклонности США.

От ядерной сверхдержавы к «биологически вымирающему виду» — не слишком ли высокая цена за «независимость»?

Приверженцы рыночного фундаментализма утверждают, что плановая экономика была неэффективной. Однако статистические данные это опровергают. Среднегодовые темпы роста промышленного производства в СССР в период 1951—1978 гг. составляли 9,1%, в то время как в США — 4,3%. В 1977 г. национальный доход СССР составлял 66% дохода США.

Яркой демонстрацией возможностей плановой экономики являются темпы экономического роста Китая, по уровню которых эта страна на протяжении последних трех десятилетий значительно опережает все остальные страны мира.

Сильное государство — залог процветания

Возникновение организованного глобального рынка, подчиненного транснациональному капиталу, было бы невозможным без сильной направляющей руки государства, которому удалось поставить под контроль спорадические и хаотичные потоки товаров и капиталов, объединив их в единую систему международного разделения труда. Первым государством-глобализатором выступила Великобритания, вторым — США.

Когда говорят о причинах успеха Британии в создании самой крупной в истории военно-морской и торгово-промышленной империи, называют все что угодно: «невидимую руку» индивидуализма, либерализм, парламентаризм, промышленную революцию, успехи британской Ост-Индской компании (одного из первых прототипов современных ТНК). При этом мало кто вспоминает о том, что главной причиной английской великодержавности является эффективное государственное регулирование.

Англию ошибочно ассоциируют со страной, в которой функции государства якобы были сведены к роли ночного сторожа. «Виновниками» данной «некорректности» являются такие классики либерализма, как Дж. С. Милль, Дж. Локк, А. Смит, чьи работы послужили теоретическим обоснованием английской колониальной экспансии и поэтому всячески популяризировались в мире. На самом же деле внутри собственного государства Британия создала жесткий вертикально интегрированный государственный аппарат, благодаря функционированию которого империя и добилась тех экономических успехов, которые позднее стали предметом всеобщего восхищения.

Так, доля налогов в национальном доходе Британии на протяжении большей части XVIII в. составляла 20%, в то время как в «дирижистской» Франции соответствующий показатель не превышал 10—13%.

В первой половине XIX в. Англия поддерживала 50%-ную пошлину на ввоз импортной продукции — это выше, чем в любой другой стране ранней индустриализации.

Таким образом, Англия разбогатела не столько при помощи Смитовой политики laissez-faire и свободной торговли, сколько благодаря созданию институциональной системы, главными элементами в которой были налоги и таможенные пошлины.

Либеральная доктрина на самом деле чрезвычайно гибкая.

Пока Британия находилась вне всякой экономической конкуренции, она пропагандировала рынок, свободный от государственного вмешательства. Однако ослабленная после двух мировых войн, она вооружилась рецептами Дж. М. Кейнса и возвратилась к жесткому государственному регулированию.

Как следствие — влияние профсоюзов усилилось, налоги на богатых достигли заоблачных высот, а промышленность была национализирована. До тэтчеровской приватизации в государственной собственности находились такие английские компании, как Jaguar, Rolls-Royce, British Petroleum, British Telecom, British Oil, British Steel, British Aerospace, British Gas. Национализированный в 1949 г. Банк Англии до сих пор принадлежит государству.

Еще в 1979 г. максимальная ставка налога на доходы физических лиц в Британии достигала 83%, дополнительно 15% взимались с доходов от ценных бумаг и банковских депозитов.

Сегодня каждый пятый британец работает в государственном секторе, а государственные расходы составляют почти половину ВВП страны.

Что касается госрегулирования в США, то последние во многом следовали примеру Англии. В период 1880—1931 гг. ставка импортных пошлин в США колебалась в диапазоне от 35% до 50%. Максимальная ставка налога на богатых в период 1950—1963 гг. составляла 91%, т. е. лишь 9%(!) своих доходов богатые американцы тратили на себя — остальное шло в пользу государства.

После краха фондового рынка 1929 г. в Америке было введено жесткое государственное регулирование финансового сектора. С 1934 г. американским гражданам было запрещено иметь золото в частном владении — оно продавалось федеральной резервной системе для обеспечения доллару статуса мировой резервной валюты.

Сегодня США — это страна с самым большим государственным бюджетом в мире, расходная часть которого в 2013 г. составляет 3,7 трлн. долл. (в 72 раза больше бюджета Украины), из них расходы на оборону — 675 млрд. долл. (в 380 раз больше соответствующего украинского показателя). По состоянию на январь 2013 г. в системе госуправления США работало более 21,9 млн. человек, или 16,2% общего количества занятых на американском рынке труда.

Во время кризиса 2008—2009 гг. в США практически были национализированы крупнейшая в мире страховая компания American Insurance Group, крупнейший автомобильный концерн General Motors, а также банки Citigroup и Bank of America. Данный ход событий нобелевский лауреат Дж. Стиглиц окрестил «беспрецедентной социализацией» американского частного сектора.

Сегодня англо-американский альянс благодаря монополии на эмиссию неофициальных резервных валют через собственные фондовые площадки, юридические и аудиторские фирмы, инвестиционные банки и рейтинговые агентства контролирует около двух третей глобальных финансовых операций, ценообразование на основных товарных рынках, систему международных расчетов, а также (в совокупности с другими странами «золотого миллиарда») поддерживает в глобальной экономике систему неэквивалентного обмена в собственных интересах.

Противостоять этой тенденции на Украине можно только путем включения нашей страны в мощное интеграционное объединение. На постсоветском пространстве есть все составляющие и даже опыт для реализации этой сверхзадачи. Не хватает только политической воли и осознания того, что свободу следует использовать не для добровольного заключения себя и своей страны в удушающие объятия транснационального капитала, а для создания собственной уникальной цивилизации.

Д.э.н., ведущий научный сотрудник Института
мировой экономики и международных
отношений НАН Украины

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...


Загрузка...

Новый бюджет Николаева уже успел стать скандальным

Одной из «долгоиграющих», но не теряющих актуальности тем в...

Украина открывает рынок для Танзании

В Украине спрос на кофе, фрукты и продукцию пищевой индустрии Танзании

Банковский год обещаний

Нацбанк пообещал бизнесу и простым гражданам снять более 20 ограничений на обращение с...

Облигации для народа

Все большую потребность в заемных средствах государство собирается покрывать с...

Оброчное налогообложение

Об этой форме мобилизации финансовых ресурсов вспомнили в 1984 г. Сумма сбора с одного...

Загрузка...

Застройщики заблокировали новые ДБН

Вице-премьер-министр Геннадий Зубко назвал это «рейдерством реформ»

Субсидии уже не греют

Еще не решив, поднимать ли цены на газ, власти придумывают все новые и новые способы,...

Я бы в фермеры пошел

Петр Порошенко подписал закон, реализация которого даст селу от 200 тыс. до 1,1 млн. новых...

Как упаковать экспорт

Примерно половина ВВП Украины формируется благодаря экспорту, и сокращение этого...

"Роттердам" унесет ветром

Аналитический центр Bloomberg New Energy Finance опубликовал прогноз развития энергетики до 2050 г....

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто

Получить ссылку для клиента
Авторские колонки

Блоги

Лентаинформ
Загрузка...
Ошибка