36 рисков военной коррупции

№49 (886) 7 — 13 декабря 2018 г. 05 Декабря 2018 2

Согласно ежегодному рейтингу, обнародованному международной организацией Transparency International, в 2017 г. Украина заняла 130-е место среди 180 стран в мировом индексе восприятия коррупции. Побывавший в нашей стране глава этой организации Хосе Угас заявил, что за 2017 г. украинская власть продемонстрировала «очень незначительные результаты» в борьбе с коррупцией и «не осознает, насколько насущной такая борьба должна быть».

Поскольку более четырех лет украинская армия получает кардинально лучшее финансирование и ресурсную помощь, антикоррупционное внимание общества стало более придирчивым к сектору обороны. Замглавы отдела по вопросам предотвращения и выявления коррупции в Минобороны Станислав Коношук утверждает, что высокий коррупционный потенциал в сфере обороны связан с управлением объемными государственными ресурсами, повышенным уровнем закрытости и принципом единоначалия, что наделяет командиров дискреционными полномочиями решать вопросы и принимать решения.

Между тем антикоррупционная политика МО приносит определенные плоды. Не в последнюю очередь благодаря внедрению единой системы предупреждения и выявления коррупционных рисков и осовременивания стандартов добропорядочности персонала. Что очень актуально в секторе вещевого, медицинского, продовольственного, жилищного обеспечения, при процедурах закупок и в процессах возвращения недвижимого военного имущества.

В прошлом году министр обороны утвердил антикоррупционную программу Минобороны на 2018—2020 гг. Ее цель — создание единой системы антикоррупционной работы до воинской части включительно на среднесрочную перспективу. Аналитическая работа по оценке коррупционных рисков по основным направлениям деятельности ведомства выявила в оборонной сфере 36 основных коррупционных рисков, и каждый требует принятия целевых мероприятий.

— От миссии НАТО в Украине недавно мы получили документ с их видением состояния предотвращения коррупции в нашем секторе обороны, — говорит г-н Коношук. — Подготовка нами ведомственной антикоррупционной программы и изучение коррупционных рисков нашла в нем положительные отзывы. В то же время страны альянса рекомендуют нам постепенно переходить от доминанты предотвращения коррупции к формированию добропорядочности. Это широкий фронт работ, связанный с личностями военных, их ценностями, ментальностью. И мы уже начали это делать.

Формирование добропорядочности должностных лиц Минобороны происходит на высших академических курсах по вопросам предотвращения коррупции на базе Национального университета обороны Украины по учебной программе Transparency International. Идея и финансовая поддержка поступили от минобороны Великобритании. В этом году подготовлено более 750 человек руководящего состава, в прошлом —- почти 800. К занятиям привлекаем экспертов из НАТО, неправительственные организации, правоохранителей. Фактически в этой теме мы вышли на максимум наших возможностей, поэтому разрабатываем онлайн-курс предотвращения коррупции, предусматривающий дистанционное обучение. Надеюсь, к началу 2019-го выйдем на конкретный практический результат.

Отметим, что министр обороны уже утвердил кодекс добропорядочного поведения военнослужащих и гражданского персонала ведомства. А в проекте нового Устава Вооруженных сил среди обязанностей военнослужащих и командиров указаны пункты о соблюдении стандартов добропорядочности. В целом существует тенденция к повышению ответственности военных за невыполнение норм антикоррупционного законодательства.

Минобороны несколько лет практикует люстрационные проверки и психологическое изучение на полиграфе кандидатов на важные руководящие военные должности. Такие подходы применяют все мощные армии мира. Первым тестирование на полиграфе успешно прошел министр обороны Украины, затем его заместители и руководители структурных подразделений. Уже было протестировано несколько тысяч военнослужащих, и 17% из них получили негативные рекомендации. Причем среди директоров госпредприятий МО этот процент выше. Весомую часть работы по совершенствованию кадрового менеджмента наше Минобороны проводит во взаимодействии с норвежскими коллегами.

В отделе по вопросам предотвращения и выявления коррупции имеется информация о 50 должностных лицах — военнослужащих ВСУ, совершивших коррупционные уголовные правонарушения. В прошлом году таких было 52. В частности, 18 уличены во взяточничестве, а 16 — в злоупотреблении властью. По 26 есть приговоры судов, и большая часть реально осуждены. Подавляющее большинство из них — служащие военкоматов.

С начала года к админответственности за совершение коррупционных правонарушений привлечены 65 военнослужащих и работников ВСУ (в 2017-м — 20). Иногда офицеры не сообщают о существенных изменениях в имущественном состоянии. Полиция привлекает их к ответственности. В 2018-м таких случаев было 32. Еще 12 нарушений связаны с несвоевременностью представления ежегодных электронных деклараций. В отделе по вопросам предотвращения и выявления коррупции отмечают, что всячески поддерживают обличителей, создавая условия для сообщений о фактах коррупции в военной среде. Для этого усилено взаимодействие с правоохранительными органами, а в ближайшее время ожидается подписание соответствующего меморандума о сотрудничестве МО с НАБУ.

Следует знать, что в Минобороны действуют call-центр (тел. 0-800-500-442), общественная приемная министра, 8 приемных в областных военкоматах, есть телефоны горячей линии Военной службы правопорядка (044-454-7308) и Генштаба (044-454-4573), отдела по предотвращению и выявлению коррупции, Департамента внутреннего аудита МО (044-243-4474 или (067-556-9098). Такая система позволяет получать информацию о фактах коррупционных правонарушений и принимать надлежащие меры. По крайней мере в этом году уже рассмотрены почти 80 обращений граждан о коррупции, причем проверяют в том числе и анонимные сообщения.

— Мы выезжаем туда, где видим, что командование недорабатывает и есть системные коррупционные правонарушения. Но в этой теме еще есть проблемы, требующие решений, — говорит г-н Коношук. — В частности, это аспекты заключения длительных и объемных договоров, когда во время их реализации существенно изменяется стоимость привлеченных ресурсов, товаров, услуг, что влечет необходимость заключения дополнительных соглашений. Эта ситуация дает возможность правоохранителям толковать такую пролонгацию двояко, поэтому возникают известные коллизии.

Также Минобороны продолжает решать практические проблемы, связанные с совершенствованием процедуры электронного декларирования. Это касается офицеров, выполняющих боевые задачи на востоке Украины или за пределами государства. Мы инициировали ряд изменений в профильное законодательство, и некоторые из них уже приняты.

По словам г-на Коношука, пора избавляться от мысли о том, что клановую коррупционность и системное взяточничество невозможно искоренить, поскольку они якобы являются частью определенной «культуры», «традицией» и молчаливым соглашением внутри общества. Надо засучить рукава и всерьез взяться за искоренение коррупции. Не стоит обольщаться радужными надеждами, что за нас это сделает кто-то другой.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...


Загрузка...
Загрузка...

Прибрежный Азов: ни рыбы, ни улиток

В Минагрополитики считают, что военное положение может существенно отразиться на...

Гори все ядерным пламенем!

Ядерная энергетика в мире воспринимается неоднозначно

Космические успехи. Лучше больше, да меньше

На фоне почти полной стагнации ракетостроения заурядные в прошлом события теперь...

«Хрущевская» оттепель

В Министерстве регионального развития, строительства и ЖКХ начали общественное...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто

Получить ссылку для клиента
Авторские колонки

Блоги

Маркетгид
Загрузка...
Ошибка