Дружба дружбой, а табачок врозь...

09 Июля 2004

Дружба дружбой, а табачок врозь...

Сергей КУИМОВ

Как одна приватизация может «дать прикурить» российским олигархам

В Украине официально стартовала президентская кампания. Политики и эксперты все активнее обсуждают тему внешнего влияния на избирательный процесс Запада и Москвы.

Эксперты склоняются к мнению, что влияние России будет более весомым. Здесь нельзя исключать экономический фактор — близость коммерческих интересов российских и украинских бизнес-структур. Понимая, что в ближайшем будущем основным полем конкурентной борьбы может стать рынок соседней страны, представители крупных украинских политико-финансовых групп пытаются заручиться поддержкой россиян. Свидетельство тому — недавнее решение правительства Украины об установлении квот на экспорт труб в Россию, принятое с учетом твердой позиции определенного круга украинских промышленников.

Прошло то время, когда Украина жертвовала своими национальными интересами, пытаясь получить призрачные экономические дивиденды. Приватизация «Криворожстали» показала, что внутренний рынок объединяется и готов вступить в равноправный диалог с внешними партнерами. Бизнес вырос. Стратегически важные предприятия — в руках отечественных олигархов, которым важны не только сиюминутные сверхприбыли, но и государственные интересы в целом. Вместе с тем сам факт приватизации «Криворожстали» не все восприняли позитивно.

Владимир Сиденко, директор программ Украинского центра экономических и политический исследований им. Александра Разумкова, так изложил свое видение ситуации:

— Новые владельцы предприятия, — говорит он, — объединились, поскольку по одиночке вряд ли бы смогли предложить эту цену. Немаловажно и то, что удалось избежать противодействия: если бы победила одна из отечественных групп, другая, более мощная, попыталась бы сделать так, чтобы конкурс не состоялся. Решение поделить объект между двумя группами — наиболее безопасный выход из такой ситуации.

Сейчас нет информации, кто из них обязан вложить больше средств, чтобы сделать предприятие конкурентоспособным. Скорее всего, этот вопрос остается открытым и для стратегических инвесторов, принадлежащих к разным региональном группам — донецкой и днепропетровской. Не вызывает сомнений и то, что это в определенной степени политический компромисс.

Другой вопрос, как сложится баланс сил в данном объединении. Это зависит от развития политического процесса и хода предвыборной кампании. В любом случае не думаю, что до ее завершения будут предприняты серьезные шаги. Результаты выборов внесут существенные коррективы в соотношение сил среди бизнес-элит Украины: чьи-то ставки упадут, чьи-то, напротив, пойдут вверх. Фонд госимущества в этом случае не стал объективным и бесстрастным арбитром. Результаты приватизации вызывают вопросы с точки зрения ее эффективности: окончательная цена продажи лишь немного превысила стартовую. Очевидно, пока нет механизмов по-настоящему конкурсного принятия решений в таких важных вопросах. Целесообразно ли было с точки зрения интересов государственного бюджета уступать предприятие за такую цену? Вероятно, это сделали, исходя из необходимости получить текущие доходы, заложенные в госбюджете на решение социально-экономических вопросов. В расчете на то, что это повлияет на выбор определенной части населения страны. Конечно, государство тем самым лишило бюджет соответствующих доходов. Но есть в этой приватизации и определенные преимущества. Переход в частную форму владения уменьшает претензии к нему как к корпорации, принадлежащей государству, а следовательно, и основания для применения антидемпинговых и других дискриминационных торговых действий зарубежных партнеров. Что касается последних, то они наверняка сделают вывод о неконкурентных основах проведения приватизации в Украине и дискриминации иностранных инвесторов. Вряд ли это приведет к торгово-политическим осложнениям. В конечном итоге ничего нового приватизация не продемонстрировала. Возможно, предприятию придется столкнуться с некоторыми сугубо коммерческими сложностями на рынках США и России. Не исключаю, что проигравшие конкурс, чтобы компенсировать горечь поражения, потребуют расследования коммерческой деятельности «Криворожстали» на соответствующих рынках и, возможно, инициируют антидемпинговые процессы или процессы, связанные с применением незаконных субсидий. Могут быть предприняты попытки изменить внерыночные меры ценообразования в этой отрасли. Пока ведущие партнеры Украины официально не признают ее государством с рыночной экономикой, сложности на рынках будут.

Вот что сказал по этому поводу политолог, народный депутат Украины, глава парламентского Комитета по вопросам свободы слова и информации Николай Томенко:

— Был необходим союз как минимум двух финансово-политических групп. Он состоялся, но может быть нестабильным. Я допускаю, что одна группа ведет параллельные переговоры с российской стороной либо с западной, чтобы, допустим, найти способ продать какую-то часть акций как можно дороже претенденту на предприятие. Об этом мы узнаем в ближайшее время. Это означает, что инвестиций в экономику не было, были вложения в политику. Между тем в приватизационном процессе ВООБЩЕ не должно быть политики. Только экономика и социальные проблемы. Для того чтобы играть по правилам, нужно экономически обосновать приватизацию, объяснить, почему она необходима. Кроме того, развитие данного предприятия должно обеспечить максимально положительный эффект для бюджета и отрасли. Люди, работающие на данном предприятии, должны быть в выигрыше. Это — стандарт, который должен стать основой того, чтобы Фонд госимущества принимал решения. Он обязан выбрать лучшее для комбината, региона и в целом для страны.

Наиболее вероятная опасность — перераспределение рынка еще до завершения президентской кампании. Ситуация с «Криворожсталью» — это фактически реализация предвыборной ситуации. Другими словами, какая-либо финансовая группа, которой не известно, как сложится ее судьба, стремится максимально много скупить. Чтобы потом продать. История с «Криворожсталью» — это не вложение денег в разработку серьезных проектов, это дешевая покупка для дальнейшей перепродажи американской или российской стороне. Еще один опасный нюанс — вторжение в стратегическую составляющую украинской экономики, чтобы обеспечить защиту для определенных политических групп после выборов.

Александр Мороз, лидер Социалистической партии Украины, более резок в оценках:

— Мнение нашей фракции мы высказали в нескольких заявлениях — это воровство, передача общенародной собственности в руки члена семьи Президента и члена донецкой семьи промышленников. Условия приватизации были изначально таковы, чтобы отдать комбинат конкретным людям. Они объединились, чувствуя, что сейчас им победить друг друга невозможно. Транш, принятый в результате так называемого конкурса (которого на самом деле не было), — это сумма долга в бюджет «Азовстали» — около 4 млрд. грн. Получается, долг заплатили за счет самого престижного предприятия в Кривом Роге.

Александра Кужель, советник главы Нацбанка Сергея Тигипко, член партии «Трудовая Украина», экс-глава Государственного комитета Украины по вопросам регуляторной политики и предпринимательства, не видит трагедии в приватизации «Криворожстали»:

— Приватизация в Украине с самого начала была преступной, — считает она. — Нас всех в один момент сделали нищими, когда ваучеры отдали группкам людей, которые согласно законам принимали решения о том, чтобы мы с вами получали дивиденды. Эти люди и стали собственниками украинской недвижимости. Все было просчитано. Наверное, вы не помните, куда ваша мама вложила свой ваучер. И я не помню! Нас обманули. А ведь акционерные общества обязаны каждый год платить нам дивиденды. Начинать надо было с приватизации коммунальной собственности, тогда бы мы научились следить за котировкой своих акций, как чехи в пивбарах. Мы на этот поезд опоздали. 80% населения безразлично, что продают и по какой цене. Это уже не наша игра.

Теперь по поводу того, сколько стоит это предприятие. 4 млрд. грн. — это много или мало? Считаю, для нашего бюджета — много. Нужно ли брать его реальную стоимость — примерно 30 млрд.? Это зависит от того, какую мы цель преследуем. Если хотим забрать деньги в бюджет, которые уйдут, как вода в песок... По-моему, это неправильно. Если бы я принимала решение, то оставила бы эти деньги на развитие предприятия. Чтобы оно вышло на мировой уровень, в него надо вложить гораздо больше 30 млрд. Я бы призвала всех объединиться и требовать от политиков инвентаризации приватизационных предприятий с точки зрения выполнения инвестобязательств. Предприятия должны работать, а люди — получать зарплату. И здесь нет политики! Есть экономика. Важен профессионализм. Лично я не знаю такого предприятия, которое бы при Ахметове или Пинчуке не работало.

Не утихают страсти и в российских эшелонах власти. На днях руководство ведущей металлургической компании России «Евразхолдинг», претендовавшее на контрольный пакет акций «Криворожстали» и не допущенное к участию в конкурсе, направило официальное обращение в правительство России. Как сообщает Reuters, металлурги призвали правительство РФ учесть результаты приватизационного конкурса при выработке мер защиты российского рынка от дешевой украинской стали.

С похожим заявлением выступил владелец «Северстали» Алексей Мордашов, который также претендовал на контрольный пакет гиганта украинской промышленности. Он, в частности, не исключил возможности в судебном порядке оспорить результаты тендера.

Оппозиционные украинские силы назвали выступления российских олигархов «запоздалой истерикой». Так, по словам Александра Мороза, «изначально нельзя было отдавать народную собственность иноземцам». Лидер СПУ подчеркнул, что он всегда был против незаконной приватизации «Криворожстали» и предлагал объявить «мораторий на приватизацию объектов до завершения президентской кампании».

Накануне аукциона на «Криворожстали» прошли стихийные собрания трудовых коллективов, результатом которых стали массовые обращения на имя руководства страны и председателя Фонда госимущества. Сотрудники комбината выступили против продажи «иноземным» инвесторам 92% пакета акций.

Как сообщил зампредседателя профкома «Криворожстали» Владимир Третьяков, на заводе несколько месяцев была парализована работа: в цехах шли собрания. «Люди говорили, что не важно, какие инвесторы придут — российские или американские. У «Криворожстали» должны быть отечественные собственники, — рассказывает г-н Третьяков. — Работники убеждены, что иностранные хозяева, в первую очередь российские, не заинтересованы в развитии предприятия, в сохранении его социальной инфраструктуры. Главное для них — размер прибыли и минимизация затрат. Они бы сократили или закрыли малорентабельные производства. Этого нельзя допустить. «Северстали» и «Евразхолдингу» нет дела до национальных интересов Украины».

Камо грядеши, Україно?

Положення доповіді підтверджуються численними фактами і цифрами, що роблять...

Недальновидная «трехходовка»

Передача имущественного комплекса «Мотор Сич» государственному госоргану со...

«Метод Смелянского»

«Укрпочта» получила возможность дополнительно зарабатывать на видах услуг, не...

«Непрестижные» сварщики, «ненужные» медсестры

Государственная служба статистики опубликовала любопытнейшую отчетность под...

Сотрудничество со временем

Время не допускает вольностей, если они переходят грань естественных вещей

Сети смерти

Суицидальная попытка представляет собой крик о помощи в невыносимой ситуации, а не по...

Сыщик в законе

Журналистские расследования мало чем отличаются от деятельности частных детективов

Шедевры, копии, подделки

Право управлять и властвовать не гарантировано бессрочно

Не с Европой единой нам жить суждено

Немалый потенциал в экономике, политике и иных сферах Украина способна обрести, если...

Вызовы для нового патриарха

Дипломатические чиновники — вновь в идеологическом «мейнстриме»

Смертельные весенние ручьи

Борьба с гололедицей и посыпание дорог составами, содержащими соль, привели к тому, что...

Свобода глазами киевлян

опрос взрослого населения Киева относительно восприятия свобод в повседневной жизни

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Авторские колонки

Блоги

Ошибка