Движение в разнонаправленных векторах*

№47(931) 22 — 28 ноября 2019 г. 20 Ноября 2019 1 5

События в Латинской Америке разворачиваются с головокружительной быстротой. Главным из них в последнее время стала победа «демократического майдана» в Боливии, требующая самого основательного анализа и осмысления.

Событие это еще раз подтвердило: хоть политика и является «концентрированным выражением экономики», она все-таки относительно самостоятельна. Поэтому нельзя трактовать причины явлений и процессов в сфере политики в духе «экономического материализма». Так, в Венесуэле, измученной экономическим кризисом, гиперинфляцией и драконовскими санкциями со стороны США, правительство Мадуро держится уже целых пять лет, а в динамично развивавшейся и достаточно благополучной в экономическом отношении Боливии власть сложилась вмиг, как карточный домик.

Собственно, подать в отставку Моралеса вынудил переход армии и полиции на сторону мятежников, тогда как в Венесуэле офицерский корпус в большинстве своем сохраняет лояльность к действующей власти и не поддается на нажим из-за рубежа, настоятельные призывы поменять свою позицию (наверняка подкрепленные материальными посулами). По-видимому, в свое время Уго Чавесу — благо он как офицер пользовался в армии большим авторитетом — удалось основательно преобразовать силовые структуры государства, вычистив оттуда реакционеров. В Боливии же — как и в Эквадоре, где армия и полиция служат верой и правдой совершившей кульбит власти, разгоняя народные протесты, — этого, очевидно, сделано не было.

Карлос Меса

Соперником Эво Моралеса на выборах выступал Карлос Меса — экс-президент Боливии (2003—2005 гг.), проводивший неолиберальную экономическую политику и вынужденный покинуть кресло под давлением народного возмущения. Не исключено, что Меса попробует баллотироваться и на предстоящих выборах. Однако, скорее всего, он служил лишь в качестве умеренной фигуры, прикрывавшей до поры до времени истинную сущность готовившегося загодя переворота.

Фернандо Камачо

Ибо боливийский майдан, подобно майдану на Украине, на место первоначальных своих фронтменов выдвинул новую — и очень примечательную — фигуру: Луиса Фернандо Камачо, миллионера, газового магната из восточного департамента Санта-Крус.

Камачо связан с ультраправой организацией, которую можно охарактеризовать как христианско-фашистскую: она сочетает в своей идеологии христианский фундаментализм, противопоставляемый традиционным языческим верованиям индейцев, с неприкрытым расизмом. Луис Камачо уже успел отметиться тем, что совершил своего рода обряд очищения захваченного толпой президентского дворца от «сатанизма». Эмблема организации — зеленый крест, а приветствие ее боевиков — в стилистике «зигования» фашистов и «ультрас».

Богатый газом, с высоким удельным весом белого населения Санта-Крус всегда являлся главным оплотом противников Моралеса, его преобразований, в т. ч. национализации компаний, эксплуатирующих недра страны. Можно предположить, что в госперевороте, осуществленном через вакханалию насилия, немаловажную роль сыграли потомки бежавших после войны в Боливию немецких нацистов и хорватских усташей (да и русских белоэмигрантов, возможно, тоже).

Это обстоятельство создает опасность обострения в республике межрасовых противоречий. Эво Моралес стал первым в истории Боливии индейцем, избранным на пост главы государства: до этого в экономической и общественно-политической жизни страны господствовала вторая, метисно-белая половина населения. Моралес добился переименования Республики Боливия в Многонациональное Государство Боливия, придания языкам всех коренных народов официального статуса и вообще повышения статуса индейских народов, их роли в жизни страны.

В результате нынешнего переворота Боливия погрузилась в пучину безвластия, бесчинств разнузданной толпы. Временно исполняющим обязанности главы государства объявила себя вице-спикер сената, однако это было сделано без одобрения парламента (при условии кворума), как того требует конституция. Более того, нижняя палата избрала нового спикера — из числа приверженцев Моралеса. При этом власть путчистов фактически дала карт-бланш подчинившейся ей армии на подавление народных протестов, развязав военным руки.

Очевидно, что у верховодов госпереворота задача состоит даже не в том, чтобы взять власть и легитимировать ее посредством выборов, а в том, чтоб подчистую уничтожить прежнюю властную политическую силу, зачистив будущее «политическое поле» от настоящей оппозиции, которая могла бы препятствовать намечаемым «контрреформам». Верить в то, что новая власть сумеет организовать «честные и прозрачные выборы» (которые, однако, Вашингтон и Организация американских государств признают безо всяких оговорок!), было бы в высшей степени наивно. Поэтому сторонники Эво Моралеса просто не могут себе позволить сдаться и принять правила победителей. К тому же партия «Движение к социализму», имеющая опору в профсоюзах и индейских организациях, куда более способна к сопротивлению, чем, скажем, наша Партия регионов образца 2014 г.

Боливия расколота практически пополам, и с первых же дней после ухода Моралеса появились сообщения о начале демонстраций и забастовок — теперь уже против переворота и террора его победителей. Индейцев особенно возмутил тот факт, что фашиствующие молодчики сжигали традиционные индейские флаги випала.

События в Боливии отлично вписываются в общемировой тренд «поворота крайне вправо», усиливавшийся после прихода в Белый дом Дональда Трампа. Вот и в бывшей метрополии — Испании — поразителен успех ультраправой, франкистской партии Vox («Голос»). Созданная всего шесть лет назад в результате откола от Народной партии, она впервые обратила на себя внимание своим результатом на региональных выборах в Андалузии в 2018 г. А в нынешнем году, воспользовавшись выступлениями сепаратистов в Каталонии и перезахоронением Франко, мобилизовав сторонников «единой и неделимой Испании» и тех, кто ностальгирует по временам «твердой руки» каудильо, она получила на парламентских выборах сначала 24, а теперь и 52 депутатских мандата, выйдя на третье место среди парламентских партий Испании.

Подъем ультраправых сил по всему миру, их все более агрессивные действия по захвату власти — явное свидетельство того, что после мегакризиса 2008—2009 гг. господствующие элиты более не способны «править по-старому» и противостоять новым кризисам. Но способны ли все эти «новые правые» реализовать свои популистские обещания, разрешить множащиеся экономические проблемы?

Латинская Америка дает нам поучительные примеры того, как народ легко и радостно избирает во власть явных проходимцев — особенно, если они раздают ставшие уже стандартными обещания «покончить с коррупцией», «навести в стране порядок», «привлечь инвесторов» и превратить все население в процветающий «средний класс». А потом, вдоволь отведав плодов неолиберальных реформ, народ начинает выражать недовольство, возмущаться и протестовать. Но — уж во всяком-то случае в Латинской Америке — недовольство народное не ограничивается одними разговорами на кухнях, а выплескивается на улицы, воплощается в забастовки. Реформы, проводимые в интересах местной олигархии и МВФ, сжимают пружину, готовую распрямиться со страшной силой.

«Неолиберальные грабли» и вероятный новый «левый поворот»

Жаир Болсонару

Бразилия, отрекшаяся от курса Лулы да Силвы и Дилмы Руссефф, сполна уже хлебнула всех прелестей «возвратного неолиберализма»: проводимый последовательно в сфере экономики, в наше время он почти необходимо дополняется «пропиночетовской», репрессивно-террористической внутренней политикой. Жаир Болсонару, отставной военный, занимающий президентское кресло с 1 января с. г., открыто называет себя поклонником не только Дональда Трампа, но и Пиночета со Стресснером; он восторгается военной диктатурой 60-х, «прославившейся» пытками инакомыслящих. Мол, военные тогда «спасли Бразилию от превращения в Кубу»!

Картина насаждаемого в экономике «ультралиберализма» хорошо нам знакома, как и бразильцам: тотальная приватизация, распространяемая на железные дороги, аэропорты и морские гавани. Передача компании EMBRAER — третьего в мире производителя пассажирских самолетов — под полный контроль «Боинга». Причем новый хозяин решил вообще упразднить старый бренд, являвшийся гордостью Бразилии: теперь это будет всего лишь подразделение Boeing Brazil — Commercial. Пенсионная реформа, ослабление ограничений на продолжительность рабочего дня и бo'льшая «свобода» для работодателей — ну, это так, обычный набор «непопулярных, но необходимых реформ». В Бразилии, однако, намерены пойти и дальше: узаконить детский труд.

Стремительный рост безработицы и «неформального сектора занятости», рост бедности и числа недоедающих. Притеснения индейцев, бесцеремонное отнятие у них их земель, убийства тех индейских вождей, которые пытаются защищать свои права.

Изгнание из страны работавших там кубинских врачей-интернационалистов. «Мы не можем терпеть кубинских рабов в Бразилии и продолжать кормить кубинскую диктатуру», — заявил Болсонару. К слову, теперь кубинских медиков высылают и из Боливии — как съязвил один блогер, «их помощь боливийцам больше не нужна: богатые за врачебные услуги сами заплатят, а бедные и так обойдутся».

Болсонару известен как черствый враг экологии, желающий приватизировать даже заповедники — с тем чтобы капитал мог интенсивно осваивать там природные ресурсы (для Болсонару, как и для его наставника Трампа, деньги превыше всего). В этом году Бразилию, Амазонию охватили беспрецедентные лесные пожары — и, как утверждают экологи, власти закрывают глаза на вырубку лесов, на преднамеренные поджоги их скотоводами и старателями. Болсонару уже сравнили с Нероном!

Кое-кто ожидал и предвкушал, что Болсонару, объявивший о переориентации на США и Израиль, выведет страну из объединения БРИКС, развалив его. Однако этого не произошло: президент спустя какое-то время высказался за прагматизм в отношениях с Россией и БРИКС (его идея о вступлении Бразилии в НАТО пока не получила развития). И состоявшийся в Бразилиа саммит БРИКС показал готовность Болсонару к сотрудничеству в рамках этой организации — бразильского президента не особо смущает даже присутствие там ненавистных ему коммунистов (китайских).

Думается, что представление о Болсонару как о марионетке США и Трампа ошибочно. Его амбиции куда шире, и он представляет огромную страну с большим экономическим и политическим потенциалом. Болсонару — националист, главная цель его, вне всяких сомнений, — «Великая Бразилия». И очевидно, что для осуществления этой и других своих целей националисту Болсонару сподручней будет сочетать военно-политический союз со Штатами, направленный против левых режимов в Южной Америке, с участием в БРИКС. Тем более что консерватизм Болсонару, его апелляция к традиционным, в т. ч. христианским, ценностям могут встретить понимание не только в Белом доме, но и в Москве.

А уж с украинской властью декоммунизаторов у антикоммуниста Болсонару взаимные симпатии просто не могут не воспылать! То-то Болсонару и Зеленский, пообщавшись в Японии, обменялись приглашениями друг к другу. Обсудили они и возможность приобретения Украиной бразильских легких штурмовиков EMB-314 Super Tucano. Некоторые записные патриоты разразились критикой: зачем нам покупать чужую технику, если на Украине простаивает собственный авиапром!

Между тем Украина выпускала только транспортные самолеты, а опыта разработки и производства боевых аппаратов не имеет. Проблема в другом. Неплохой EMB-314 — это типичный контрпартизанский самолет, очень актуальный для Южной Америки — с ее сельвой, повстанцами и наркокартелями. В частности, «туканы» используются для патрулирования Амазонии в целях борьбы с наркотрафиком и прочей противоправной деятельностью. Однако в гипотетической войне с Россией этот самолет был бы совершенно бесполезен. Попросту готовится пустая трата денег налогоплательщиков. Или «распил» денег — это кому как. Ну разве что «туканы» будут брошены властями против копателей янтаря на Волыни.

Себастьян Пиньеру

Если верно утверждение, что Болсонару — это «бразильский Трамп», то главу Чили Себастьяна Пиньеру можно окрестить «латиноамериканским Порошенко». Впрочем, он куда круче: личное состояние Пиньеры оценивается в 2,5 млрд. долл. Роднит украинского и чилийского президентов-олигархов еще один момент: Петр Алексеевич грозился Владимиру Александровичу реваншем и возвращением в кресло главы государства. А сеньор Пиньера такой реванш уже, можно сказать, совершил, придя к власти во второй раз. Первый раз он правил в 2010—2014 гг. Протесты против его социальной политики происходили и тогда, но только теперь они дошли до полноценных уличных боев и военного положения.

Впервые после ухода из власти Пиночета против народа брошена армия — и это решение, воспринимаемое чилийцами именно как реминисценция хунты, только подлило масла в огонь всенародных протестов, объединив в ненависти к власти и бедные, и зажиточные кварталы. В Чили мы видим всю классику форм рабочей борьбы: забастовки транспортников, портовиков, горняков — однако СМИ, ясное дело, выпячивают бесчинства радикалов, поджоги станций метро и университетов.

Понятно, что не столь существенное повышение цены на проезд в метро — лишь повод для протестов, но никак не их причина. А метро в Сантьяго и без того чудовищно дорогое, недоступное для многих его жителей. В Чили самые дорогие в Южной Америке образование и медобслуживание. Студенты там долгие годы и при любых властях постоянно протестуют против коммерциализации образования — им ведь приходится учиться в кредит, а затем выплачивать кредит чуть не полжизни.

Чили принято считать самой богатой и благополучной страной Латинской Америки, с самым низким уровнем коррупции. Эти достижения приписывают Пиночету, чей культ неспроста раскручивался у нас едва ли не с 1991 г., если не раньше. Но в сегодняшних протестах наконец прорвались проблемы социального неравенства и бедности, восходящие ко временам диктатора и его прославленных Chicago Boys, одним из которых, с слову сказать, был брат нынешнего президента.

Маурисио Макри

Альберто Фернандес

А тем временем еще один президент-олигарх, проводивший неолиберальные реформы, потерпел полное фиаско на выборах — Маурисио Макри в Аргентине. Левые, как и ожидалось, взяли реванш: президентом избран Альберто Фернандес, в паре с которым (на должность вице-президента) пошла хорошо всем известная и по-прежнему очень популярная в стране пампасов Кристина Киршнер.

Кристина Киршнер

Четыре года назад Макри обещал покончить с экономическим кризисом, но в своей экономической политике он полностью провалился: из трех лет его правления два года ВВП страны закончил в минусе, да и в этом году МВФ прогнозирует снижение его еще на 3,1%. Несмотря на урезание «бюджетной сферы», рост дефицита и внешнего долга только ускорился. В итоге Макри был вынужден обратиться к МВФ за рекордной в истории страны «помощью» в 57 млрд. долл. Курс песо по отношению к доллару рухнул примерно в 6 раз. Все время правления Макри страну сотрясали протесты против его социально-экономической политики: ибо в результате ее треть населения оказалась за чертой бедности, а теперь до 3 млн. человек — и вовсе на грани голода! Результаты правления Макри остряки окрестили «макризисом».

С конца лета Аргентина уверенно покатилась к дефолту — кажется, девятому в ее истории. Виновными в этом снова объявлены левые: их победа на праймериз сильно-де перепугала инвесторов, опасающихся превращения Аргентины во «вторую Венесуэлу». Удивительно, но к сеньору Макри, толкнувшему страну на те же «неолиберальные грабли», которые привели ее к дефолту и массовым погромам начала 2000-х, и однозначно заслужившему «двойку» у инвесторов, — полное доверие! Впрочем, и веры в то, что новая старая власть левоцентристов кардинально исправит ситуацию в стране, даст толчок ее развитию — а не займется косметическими реформами, как в первую эпоху киршнеризма, — тоже особо нет.

Победа левых в Аргентине может послужить началом нового «левого поворота» в Латинской Америке разве что в психологическом плане. Впрочем, после того, что произошло чуть позже в Боливии, и эта морально-психологическая победа обесценена. Немаловажным, правда, является момент разрыва правой союзной «оси» Бразилиа — Буэнос-Айрес. Жаир Болсонару, который испытывает к любым, даже самым умеренным левым зоологическую ненависть, со свойственным ему хамством назвал победителей выборов в Аргентине «бандитами». Те в долгу не остались, и Альберто Фернандес, заметим — это важно, осудил переворот в Боливии.

Лакалье Поу

Некоторое психологическое значение будет иметь и назначенный на 24 ноября второй тур президентских выборов в Уругвае, на котором давно правящие страной умеренные левоцентристы из «Широкого фронта» в лице Даниэля Мартинеса (40% голосов в первом туре) будут отстаивать мандат на власть против правоцентриста Луиса Лакалье Поу (29%). Судя по раскладу в первом туре — а ко второму туру вся оппозиция, включая крайне правых, военных, симпатизирующих Жаиру Болсонару, сплачивается против Мартинеса — скорее всего, Уругвай уйдет вправо.

Хуан Сартори

Занятно, что соперником Лакалье Поу по праймериз в его партии выступил зять российского олигарха Рыболовлева Хуан Сартори — владелец агрохолдинга и английского футбольного клуба «Сандерленд». У Рыболовлева в этой связи заявили, что миллиардер не имеет в Уругвае интересов и не спонсирует кампанию родича.

В Аргентине смена власти прошла мирно и цивилизованно. Зато в идущей по схожему экономическому пути Бразилии дело вполне может закончиться взрывом — и это крайне чревато в 200-миллионной стране. Впрочем, куда более вероятна там другая альтернатива: закручивание гаек под предлогом борьбы с коррупцией и «марксистской заразой» и скатывание к неприкрытой диктатуре.

Но тут вдруг произошел новый крутой поворот: вечером 8 ноября из тюрьмы выпущен Лула да Силва — популярнейший политик, который, если бы он был к ним допущен, почти наверняка выиграл бы выборы 2018 г. Он способен стать знаменем протестов.

Лула да Силва

Выпущен он из тюрьмы по решению суда не насовсем — а до тех пор, пока рассматриваются все его апелляции. Тем не менее выход на свободу Лулы вызвал воодушевление у его сторонников — у ворот тюрьмы политика встретила восторженная толпа. Лула да Силва способен стать знаменем сопротивления режиму Болсонару. Однако сейчас не ясно, в какой степени он будет свободен в своих действиях или же связан теми судебными разбирательствами, которые в отношении него все еще продолжаются.

Если в Бразилии вопрос о власти будет решаться конституционным путем, то следующий президент вступит в должность в 2022 г. — а это будет особенный год для Бразилии — 200-летие провозглашения ее независимости (7 сентября 1822-го).

Мы видим, насколько сложна обстановка в Латинской Америке. Движение ее идет в разнонаправленных векторах: протесты и беспорядки охватили как Эквадор с Чили, так и Венесуэлу с Боливией. Более того, протесты распространяются по всему земному шару: Франция, Каталония, Ливан, Ирак, Иран, Гонконг, Чехия. Мы не знаем, как повернутся события в США в год выборов в обстановке острейшей политической борьбы и кампании по импичменту Трампу. Никто не знает, чем обернется все откладываемый Брекзит.

Вероятно, все эти протесты и беспорядки — суть лишь предвестники грядущих глобальных потрясений, толчок которым даст новый экономический мегакризис, ожидаемый экономистами уже несколько лет. В этой буре столкнутся самые разные, антагонистически противоположные векторы дальнейшего движения общества, и только в борьбе разрешится, какой вектор возобладает, станет господствующим.

Политическая реформа на Кубе

Свое 500-летие Гавана отметила на славу: с гала-концертом в Большом театре города, где выступили артисты балета Мариинского театра, с концертами и салютом на набережной Малекон. На празднества в качестве гостей прибыли король Испании Филипп VI и экс-президент Ф. Олланд. «Подарок» Кубе сделали и США — расширили санкции.

В этом году на Кубе вступили в действие новые конституция и избирательный кодекс страны. Критику слева более всего вызвало конституционное признание права частной собственности. Хотя это всего лишь юридическое признание того, что уже давно существует, и было бы куда хуже, если бы определенное общественное явление оставалось юридически непризнанным, без четкого и прозрачного регулирования.

Впрочем, в конституционной реформе на Кубе просматриваются некоторые опасные моменты. Прежде всего — восстановление поста президента как движение от принципа коллегиальности руководства, присущего государственной системе социализма. Сосредоточение высшей власти в государстве в руках одного человека несет большие риски, ставя слишком многое в зависимость от личностных качеств одной персоны.

Мигель Диас-Канель

Вспомним, что и Советский Союз распался всего через год после избрания президентом Горбачева: введение этого поста и обосновывалось необходимостью укрепить государственную власть, но привело к прямо обратному эффекту. К Мигелю Диас-Канелю, правда, пока никаких претензий не возникает.

Далее, число депутатов Национальной ассамблеи народной власти сокращено почти на четверть. У нас сокращение корпуса «слуг народа» вызвало бы только одобрение, но на Кубе нет профессионального парламента — там депутаты работают в сессионном режиме без отрыва от основной работы. Угроза же видится в том, что с уменьшением числа депутатов становится весьма вероятным снижение удельного веса среди них реальных рабочих и крестьян — и, соответственно, может произойти возрастание удельного веса партийных и государственных работников.

Теперь о правде и домыслах об уровне жизни на острове. Тут не так давно на вражеском телевидении прошла передача бывшей украинки, путешественницы Жанны Бадоевой, где говорилось о том, что на Кубе обычны нищенские зарплаты в 100 долларов. Но, позвольте, на Украине тоже нередки нищенские пенсии в 100 долларов — вот только на Кубе скромные зарплаты и пенсии сочетаются с настолько смешной платой за жилье и коммунальные услуги, что г-жа Бадоева, услышав, даже и не поверила (что-то порядка $1). На Кубе существует пресловутая карточная система «либрета», по которой гражданин может по смешным ценам приобрести минимальный, базовый набор продуктов, не позволяющий человеку умереть с голоду или опуститься до копошения по мусорникам. Не говоря уже о бесплатных медпомощи и образовании, вплоть до того, что детям там безвозмездно выдают все школьные принадлежности (тетрадки, карандаши и прочее), необходимые им для учебы.

Главной социально-экономической проблемой республики, как мне кажется, является то, что кубинцам не удается конвертировать высокий уровень образования и науки в рост производительности труда, в создание качественно более высокой культуры производства. И во многом причины этого, вероятно, коренятся в самом национальном характере, в отношении островитян к жизни.

Возникает такое ощущение, что некоторым кубинцам попросту нравится быть «бедными, но гордыми», — тогда как их антиподы, ориентированные на «валютных» туристов, на США и смену строя, надеются перестать быть бедными, всего лишь продав свою гордость за пачку долларов...

В 2000-х левые всего мира возлагали завышенные надежды на «левый поворот» в данном регионе. Практика, однако, говорит в пользу того, что Латинская Америка — при всей растущей важности происходящих в ней движений — не способна нанести решительное поражение империализму. Латиноамериканцам по самому их менталитету присущи некоторая безалаберность, веселая расслабленность, «карнавальность». И это не так уж плохо: в этом тоже — особый, неповторимый пряный вкус латиноамериканского мира.

Вот только победить империализм, не изменяя себя самих, невозможно. Чтобы одолеть «стоглавую гидру» — победить прежде всего на экономическом фронте, на чем основывается всякая эпохально-историческая победа, — для этого требуются железная дисциплина, немецкий четкий порядок и организованность, североамериканские деловитость и расчет, китайское терпеливое прилежание — разумеется, соединенные воедино с революционно-чегеваровским романтизмом.

*Окончание. Первую часть читайте в «2000», №46(930) от 15—21.11.2019 и на сайте 2000.ua.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Трамп выступает за вступление Бразилии в НАТО

Трамп поддерживает ходатайство Бразилии о членстве в Организации экономического...

Камо грядеши, Україно?

Положення доповіді підтверджуються численними фактами і цифрами, що роблять...

Недальновидная «трехходовка»

Передача имущественного комплекса «Мотор Сич» государственному госоргану со...

«Метод Смелянского»

«Укрпочта» получила возможность дополнительно зарабатывать на видах услуг, не...

«Непрестижные» сварщики, «ненужные» медсестры

Государственная служба статистики опубликовала любопытнейшую отчетность под...

Сотрудничество со временем

Время не допускает вольностей, если они переходят грань естественных вещей

Сети смерти

Суицидальная попытка представляет собой крик о помощи в невыносимой ситуации, а не по...

Комментарии 1
Войдите, чтобы оставить комментарий
Владимир Теренин
21 Ноября 2019, Владимир Теренин

Казенная закостенелость диалектического мышления этого автора, механического собирателя и популяризатора интернетовских сведений, не позволила ему обособить и выделить еще одну, пожалуй, наиболее существенную, составляющую необходимую для победы над «стоглавой гидрой» империализма, а именно – «русский революционный размах». Это качество было рождено и воспитано российскими большевиками в ходе революционной борьбы. Оно стало той живительной силой, которая будит мысль, двигает вперед, ломает прошлое, дает перспективу. Без него невозможно никакое движение вперед. Считать, что таковым в борьбе может стать некое соединение терпеливого прилежания с революционным романтизмом, значит обречь всякую борьбу на неизбежное поражение. Даже при железной дисциплине, организованности и деловитости. Здесь не недомыслие и не глупость недалекого диванного «мудреца», а прямое способствование империалистическому увековечению.

- 9 +
Авторские колонки

Блоги

Ошибка