Есть ли исламофобия в России?

№52(848) 29 декабря — 4 января 2018 г. 26 Декабря 2017 1

Уважаемая редакция! С большим интересом прочитал на страницах «2000» (№48(844) от 1—7.12.2017) интервью с мудрым человеком — муфтием Духовного управления мусульман Украины «Умма» Саидом Исмагиловым. Хочу поблагодарить за эту полезную для каждого человека публикацию.

Мечеть Кул-Шариф в Казани открыта в 2005 г.

Мы как бы заглянули в чудесный мир ислама в Украине, узнали о благородной деятельности его последователей и проблемах, с которыми они здесь сталкиваются. И очень были рады теплым словам муфтия о доброй атмосфере, которая есть в Украине в отношении этой религии.

Интервью мне очень пришлось по душе — откровенный и, безусловно, нужный для украинцев разговор.

Но глубоко смутила, как мне показалось, некоторая неточная информация об исламе в России. Конечно, в проблемах ислама мои знания практически нулевые, и тут спорить с Саидом Исмагиловым я просто не имею права. Но так получилось, что вся моя жизнь была тесно связана с представителями народов, исповедующих ислам. От первой любви, пресеченной, к сожалению, родителями девушки — ортодоксальными мусульманами из среды татар, живущих на Урале, до родственников-мусульман, которыми обзавелись некоторые мои родные; были еще 6 лет, прожитых мною в Узбекистане. Поэтому у меня всегда был интерес к исламу в России.

Что и стало причиной моего повышенного интереса к этому интервью. Особенно к таким словам, прозвучавшим в нем:

«Те, кто убежали из России, например, рассказывают, какая там исламофобия. После двух чеченских войн мусульман там ненавидят. Ряд мечетей был демонтирован. В одном Ставропольском крае было убито больше 20 имамов. Скинхеды нередко избивают людей на улицах и в метро. И ничего подобного нет в Украине!»

В первую очередь меня смутил источник информации — «те, кто убежали из России». Мне кажется, что как раз эти люди несколько дезинформировали уважаемого Саида Исмагилова. Часто бывает, что желающие получить какой-то статус беженца, например, преувеличивают трудности, с которыми они столкнулись по прежнему месту жительства.

Для начала возьмем такую фразу: «В одном Ставропольском крае было убито больше 20 имамов».

По данным из авторитетных источников, убито не 20, а 44 представителя исламского духовенства. Фонд Jamestown Foundation (в котором трудятся бывшие американские дипломаты, сотрудники Белого дома, Пентагона и пр.) и Eurasia Daily Monitor в конце 2015 г. собрали информацию о гибели исламских священнослужителей и опубликовали подробный материал, основанный — среди прочего — на данных авторитетных правозащитных организаций. Материал вышел 17.09.2015 г. под названием «Мусульманское духовенство Северного Кавказа: между молотом и наковальней — в гибели священнослужителей подозревают ваххабитов». (Muslim Clerics in the North Caucasus: Between the Hammer and the Anvil Publication: Eurasia Daily Monitor Volume: 12 Issue).

Авторы статьи пишут следующее:

«Причины ликвидации священнослужителей на Северном Кавказе с момента учреждения Кавказского эмирата претерпели радикальные изменения. До учреждения эмирата боевики-повстанцы не нападали на религиозных деятелей. Тем не менее после того, как адепты Кавказского эмирата заявили о своей цели — об учреждении исламского государства в регионе — ситуация изменилась в корне. За период с 2009-го по 2014 год повстанцы убили 41 мусульманского священнослужителя на Северном Кавказе. Иными словами, сельские и городские имамы Северного Кавказа оказались практически на передовом крае борьбы с воинствующим экстремизмом и радикализмом. Власти не обеспечивают их надлежащей защитой, и потому они становятся легкими жертвами воинствующих радикальных группировок».

Иными словами, имамов убивают вовсе не власти, не скинхеды, а исламистские радикалы и экстремисты. А российскую власть можно и нужно упрекать не в гонениях на мусульманских священнослужителей, а в том, что она не обеспечивает им должного уровня защиты. При этом территорией риска стал весь Северный Кавказ, а не только Ставрополье.

Мечеть Нур Ислама в Новом Уренгое снесена в 2015 г.

Люди продолжают гибнуть. Есть полный перечень погибших представителей исламского духовенства и общественников на Северном Кавказе — с детальным описанием причин, ФИО и дат гибели — от правозащитного портала «Кавказский узел» с 2009-го по 2016 г. В этом трагическом перечне — 44 фамилии (www.kavkaz-uzel.eu/articles/244966/ ).

СПИСОК УБИТЫХ

Абдулгапуров Гитиномагомед (Дагестан)

Алибегов Омарасхаб (Дагестан)

Алиев Гаджи (Дагестан)

Ахильгов Юнус (Ингушетия)

Бадавиев Шамиль (Дагестан)

Биярсланов Магомед (Дагестан)

Бостанов Исмаил (КЧР)

Бузуртанов Мовлади (Ингушетия)

Гаджиев Исмаил (Дагестан)

Гамзатов Магомедкамиль (Дагестан)

Гамзатов Расул (РСО-А)

Гаппаев Абдулла (Дагестан)

Дайзиев Зайнудин (Дагестан)

Дударов Ибрагим (РСО-А)

Закарьяев Магомед (Дагестан)

Заурбеков Магомедхабиб (Дагестан)

Ибрагимов Ахмед (Дагестан)

Ибрагимов Калимулла (Дагестан)

Ильясов Ильяс (Дагестан)

Иманов Саидахмед (Дагестан)

Исмаилов Курман (Ставропольский край)

Исрафилов Сиражудин (Дагестан)

Казахбиев Магомед (Дагестан)

Кайбалиев Равиль (Ставропольский край)

Картоев Абдурахман (Ингушетия)

Курбанов (Ашурбек) Ашурулав (Дагестан)

Магомедов Назим (Дагестан)

Магомедов Муртазали (Дагестан)

Магомедов Яхья (Дагестан)

Махдиев Магомед (Дагестан)

Махмутов Замирбек (Ставропольский край)

Османов Ахмед (Дагестан)

Пшихачев Анас (КБР)

Рамазанов Нури (Чечня—Дагестан)

Рамазанов Тинамагомед (Дагестан)

Садиков Максуд (Дагестан)

Калиматов Саид-Хасан (Саидибрахим) (Ингушетия)

Сайпулаев Магомед (Дагестан)

Салахгереев (Саламгиреев) Басир (Дагестан)

Султанмагомедов Магомедвагиф (Дагестан)

Тагаев Ахмед-хаджи (Дагестан)

Саид афанди Чиркейский (Дагестан)

Хидиров Магомед (Дагестан)

Эсмурзиев Муса (Ингушетия)

Теперь о гонениях в России на ислам в целом. Пожалуй, сложно найти более популярную в Европе аналитику по вопросам отношения к исламу и мусульманам, чем European Islamophobia Report (EIR). Каждый год составители этого документа — Фонд политических, экономических и социальных исследований (SETA) со штаб-квартирами в Стамбуле, Каире и Вашингтоне публикуют 21 марта — в Международный день борьбы за ликвидацию расовой дискриминации — отчет об уровне исламофобии в странах Европы. С 2015 г. отчет представляют в Европарламенте.

Вот что пишут в отчете по России за 2016 г. (за 2017-й будет только в марте): «Главная цель EIR — вскрывать тенденции исламофобии и представлять репрезентативные примеры того, как это явление развивается в обследованных государствах».

Понятие «исламофобия» в SETA формулируют так: «Говоря об исламофобии, мы подразумеваем антимусульманский расизм. Критики мусульман или ислама — как религии — вовсе не обязательно являются исламофобами. Исламофобия существует тогда, когда некая доминирующая группа людей занимается укреплением, стабилизацией своей власти и расширением собственных властных полномочий путем выбора «козла отпущения» (как реального, так и вымышленного), в частности, путем исключения этого избранного «козла отпущения» из понятия «мы», путем лишения его ресурсов и прав».

В этом 40-страничном документе особый интерес представляют два отрывка. Первый — «Заключения и рекомендации»:

«Мусульмане — коренные жители России. Тем не менее в результате роста националистических и изоляционистских настроений в сочетании с предвзятостью в образе мышления российского общества и слабо продуманной государственной политикой в отношении конфессий в представлении среднестатистического россиянина российские мусульмане ассоциируются с понятием «чужаки», и их даже рассматривают в качестве врага.

Но при этом в среде российских мусульман нет авторитетных общественных деятелей, способных представлять и защищать интересы мусульман на федеральном и региональном уровне. Нет тут у мусульман и лидера, к чьему мнению могли бы прислушиваться государственные чиновники и российское общество. Фрагментацию мусульманского общества отчасти следует считать результатом личных конфликтов и междоусобной борьбы за власть между мусульманскими религиозными и общинными лидерами».

Второй отрывок — «Краткая аннотация для руководства»:

«Отношение российских властей к исламу и мусульманам в целом можно охарактеризовать как настороженное. В глазах чиновников мусульмане делятся на экстремистов и неэкстремистов. Для обозначения последних часто используется термин «традиционный ислам», одним из главнейших признаков которого считается лояльность по отношению к правящему режиму. Значительное число случаев, когда мусульмане становятся жертвами репрессий со стороны правоохранительных органов, как раз происходят под лозунгами борьбы с экстремизмом. При этом, как отмечают правозащитные организации, имеется немало примеров неправомерного применения антиэкстремистского законодательства как в отношении отдельных лиц, так и в отношении религиозных организаций. Среди позитивных тенденций последних лет следует отметить сохраняющуюся борьбу государства против ксенофобии и расизма в публичном пространстве».

Иными словами, рекомендации не выглядят жесткими или резкими. Напротив, составителей EIR более всего волнует ситуация в благополучной Западной Европе, где «почему-то» стали плохо относиться к мусульманам. (islamophobiaeurope.com/publications-b).

Теперь о демонтаже мечетей

Достаточно авторитетный в исламском мире источник — www.islamonline.ru — в октябре прошлого года процитировал статистику Центра экономического развития Дубая: «В настоящее время во всем мире функционируют 3,6 млн. мечетей. На каждые 500 мусульман приходится по 1 мечети. Согласно исследованиям центра, к 2019 г. количество мечетей в мире достигнет 3,85 млн.».

Как дело обстоит в России? По состоянию на 1991 г. в стране насчитывалось менее 100 мечетей (по некоторым данным, до 1917 г. в Российской империи было около 15 000 мечетей). По состоянию на 2015 г. в РФ функционировало более 7000 мечетей, а по состоянию на 2016 г. — уже примерно 8000 мечетей. Темпы прироста за 26 лет впечатляют.

Вот слова первого заместителя председателя Совета муфтиев России Рушана Аббясова: «На сегодняшний день количество мечетей в Российской Федерации достигает порядка восьми тысяч... Все это произошло за последние 20—25 лет, когда мы получили свободу вероисповедания».

А как с мечетями в Москве? В 2013 г. московский мэр Собянин — явно не специалист по проблемам ислама — имел неосторожность заявить, что четырех мечетей для мусульман достаточно. Его тут же «поправили» — и Совет муфтиев, и арабские СМИ. Судя по всему, в РФ отреагировали на критику — в июле 2017 г. РБК сообщает об открытии «седьмой мечети» в Москве.

Вот некоторые данные по наиболее интересным новым церквям в России.

Московская соборная мечеть — открыта 23 сентября 2015 г. на месте снесенной в 2011 г. Высота минаретов — 78 м, а центрального купола — 46 м. По площади — почти 19 000 кв. м. Московская соборная мечеть превосходит старое здание почти в 20 раз — здесь одновременно могут находиться до 10 000 человек. Реконструкция обошлась в $170 млн., и все это частные деньги. Самое активное участие принимали турки. Помимо 12 кг золота на куполах в 6-этажной мечети, есть немало примечательного — 7 скоростных лифтов, система видеонаблюдения и организации прямых трансляций, а также система кондиционирования.

По некоторым данным, минареты Московской соборной мечети самые высокие в Европе.

Мечеть Ар-Рахим станет самой большой по площади мечетью в РФ — 25 000 кв. м. Заложена в Уфе в честь 450-летия вхождения Башкирии в состав России. Строительство с перерывами ведется с 2007 г. — исключительно за частные средства, а открыть мечеть планируют в 2019 г., к 100-летию образования Башкортостана. Высота минаретов — около 77 м, купола — 46 м. Помимо технических новшеств (кондиционирование, видеонаблюдение, подземная двухуровневая парковка), здесь будут открыты музей ислама, огромная библиотека и учебные классы. По сметной стоимости строительства (около 5 млрд. руб.) может стать лидером в России.

Юсуф Бей Джами — центральная Джума-мечеть Махачкалы — открыта в 1997 г. на средства одной из богатейших семей Турции. В 2004—2008 гг. проведена реконструкция с расширением площади мечети, и теперь она считается одной из самых вместительных мечетей Европы — до 17 000 чел.

Мечеть «Сердце Чечни» — построена в центре Грозного, в период с 2006-го по 2008 г. Площадь — 5000 кв. м, вместимость — свыше 10 000 человек. Источником вдохновения для архитекторов послужила знаменитая Голубая мечеть Стамбула. Расположена на берегу реки посреди парка площадью 14 га. По сути это исламский комплекс, в который входит Исламский университет имени Кунта-Хаджи. У этой мечети есть свой сайт, обеспечивающий прямую трансляцию проповедей из «Сердца Чечни».

Мечеть имени Султана Делимханова — считается самой крупной сельской мечетью Европы. Рассчитана на 5000 мест, открыта в августе 2011 г. в селе Джалка в Чечне — в честь 60-летия Ахмата Кадырова, первого президента Чечни.

Мечеть «Кул Шариф» в Казани — главная соборная мечеть Татарстана. Строительство на частные средства начато в 1996-м, а завершено в 2005 г. — к 1000-летнему юбилею Казани. Вмещает около 2000 чел. Отличительная особенность: самое большое среди мечетей в России количество минаретов — 6.

«Нурд-Камал» — мечеть Норильска — официально признана самой северной мечетью мира (внесена в Книгу рекордов Гиннесса). Строительство тянулось с 1993-го по 1998 г. — и тоже исключительно на частные средства. Мечеть явно не ортодоксальна: климатические условия диктовали отказ от традиционной округлой формы минарета — здесь он квадратный ради устойчивости перед мощными ветрами. Кроме того, норильская мечеть в форме звезды стоит на сваях.

Случаи «сноса» или «демонтажа» мечетей, безусловно, есть — в самых разных регионах РФ, в т. ч. и в Крыму. Сносят по разным причинам — но в основном как незаконное строение, самозахват земли, неподходящее место и т. п. Точного количества нет, но речь идет о десятках, а не сотнях или тысячах культовых сооружений. О таких событиях в смысле тенденции или целенаправленной кампании речь не идет, тем более на фоне той статистики и тех фактов, что приведены выше.

Может быть, уважаемому муфтию Саиду Исмагилову эта информация будет интересной? Может быть, он захочет прокомментировать ее на страницах вашей газеты? В любом случае прошу напечатать мое письмо для более полного информирования ваших читателей.

И еще раз хочу поблагодарить Саида Исмагилова. Буду рад новой встрече с этим высокодуховным человеком и патриотом на ваших страницах. И да ниспошлет Аллах благо ему!

Денис ХАРЧЕНКО, Днепр


Шановний пане Денисе!

Я з великим зацікавленням прочитав Ваш лист. Чимало фактів, викладених Вами у листі (зокрема, вбивства більш ніж 40 імамів за останні роки), лише підтверджують те, що було озвучено в інтерв'ю. І розглядати ці вбивства лише як наслідок «міжусобиць» в російському ісламі навряд чи можливо, оскільки у абсолютній більшості випадків винні так і не були знайдені та покарані. Враховуючи потужність російського силового блоку в «мусульманських регіонах» РФ, у тому числі й в окупованому Криму, важко уявити собі проведення таких операцій без участі й відома силових структур.

Саід Ісмагілов

Більше того, за останні роки проти багатьох мусульман РФ було здійснено чимало акцій, серед яких арешти, затримання, суди. Наприклад, відома справа засудженого імама мечеті в Отрадному Махмуда Велітова (лише за те, що він прочитав джаназа-намаз (поховальну молитву) за померлим членом організації «Хізб ат-Тахрір»). У Криму тривають обшуки й затримання мусульман, станом на грудень 2017 року вже понад 30 мусульман за звинуваченням в «екстремізмі» перебувають у місцях позбавлення волі, а обшуки відбуваються чи не щотижня.

За останні кілька років в РФ були знесені мечеті в Новому Уренгої, Зарічному Свердловської області, Єкатеринбурзі, Астрахані та ін.

Список «екстремістських матеріалів» РФ свого часу навіть включав найпопулярніший російськомовний переклад Корану Ельміра Кулієва, а також книгу класичного ісламського богослов'я «Рійяд ас-Саліхін» імама ан-Нававі та й досі має чимало «заборонених мусульманских книг» (у тому числі й абсолютно неполітичного й ненасильницького змісту, таких як книги турецького просвітника Саїда Нурсі).

Послідовники різних ісламських рухів, зокрема ті, які на ідеологічному рівні не мають принципу насильницької боротьби (послідовники Саїда Нурсі, «Хізб ат-Тахрір» та інші), опинилися в РФ під забороною, так само, як і багато новонавернених мусульман-росіян (наприклад, «Національна організація руських мусульман», НОРМ). Публікації на цю тему регулярно виходять у провідних світових медіа, з обґрунтуванням і викладенням фактів (Russia Sees a Threat in Its Converts to Islam — The New York Times, 1 липня 2015 р., Putin's Savage War Against Russia's 'New Muslims' — Newsweek, 20 серпня 2016 р., тощо). Лише до України, Туреччини й країн ЄС за останні кілька років прибули тисячі практикуючих мусульман, які клопотали про статус біженця; історії багатьох із них набули широкого розголосу.

Факт системного переслідування мусульман в РФ відзначений практично в кожному дослідженні російського ісламу, а будівництво й функціонування нових мечетей відбувається виключно під жорстким державним контролем.

В силу історичних, демографічних та інших особливостей відносини між мусульманською частиною населення РФ та державою набагато складніші, ніж в Україні чи інших європейських країнах, про що, власне, і йшлося в моєму інтерв'ю. Вважаю, що заплющувати очі на проблеми мусульман (яка б це країна не була) буде некоректно з ісламської точки зору, і оскільки всі факти, викладені в інтерв'ю й у цьому листі, відповідають дійсності, не бачу підстав змінювати свою думку, яку поділяє й незаангажована в «офіційні» муфтіяти частина мусульман РФ. Також в Росії відкрито діють праворадикальні профашистські організації, що вчиняють насильство над мусульманами та викладають віодезаписи цих побоїв в YouTube.

Нічого схожого в Україні немає. За всі часи незалежності в Україні не було вбито жодного мусульманського релігійного діяча, не було зруйновано жодної мечеті, немає побиття мусульман за релігійною ознакою, немає переслідувань за релігійні погляди.

Це дає мені підстави стверджувати, що становище мусульман України набагато краще, ніж становище мусульман Росії. Адже наявність культових споруд, що були побудовані в Росії, не свідчить про релігійну свободу та відсутність ісламофобії в суспільстві, а систематичні переслідування мусульман з боку російської влади в окупованому Криму роблять такі висновки беззаперечними.

З повагою муфтій ДУМУ «Умма» шейх Саід ІСМАГІЛОВ

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...


Загрузка...

Женщинам-саперам «зеленый свет»

В Чернигове в 8-м учебном центре Госспецтрансслужбы Минобороны на днях стартовал...

Живи где хочешь, но за регистрацию заплати

Для регистрации или снятия с регистрации будет подаваться только...

Первая мировая: причины не поняты, уроки не выучены

Решающей схватке на полях сражений обычно предшествует война протекционизмов,...

Рева: пей, колись, страна! За все заплачено!

мы должны не только сами платить за квартиру, но и оплачивать счета неких спившихся или...

«Геть від Москви!» вылилось в «Геть з України!»

Трудовая миграция из Украины приобрела масштаб национального бедствия....

Загрузка...

Учим чиновников коммуникации за счет госдепа

Национальный университет «Киево-Могилянская академия» (НаУКМА) в партнерстве с...

Медицинский психолог Тина Берадзе: «Мы теряем своих...

За прошлый год почти 6 тысяч украинцев свели счеты с жизнью

Мелкий бизнес под лупой налоговиков

По данным МВФ, объем теневых денежных операций в Украине сопоставим с половиной...

Какая погода, такой и прогноз топливного рынка

На фоне резкого повышения стоимости коммунальных услуг — а с 1 ноября цена кубометра...

Короткий ствол и долгая дорога

После принятия закона о гражданском оружии уровень уличной преступности за первый год...

Предприятия бумажные, а долги реальные

Есть предприятия, которые по 10 лет проходят процесс ликвидации. И безуспешно

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто

Получить ссылку для клиента
Авторские колонки

Блоги

Маркетгид
Загрузка...
Ошибка