«Громоотвод» для президента

11 Мая 2007 0

...Кто только не секретарствовал в Совете национальной безопасности и обороны Украины за 13 лет его существования (начиная с 1994 г.) — и ракетостроитель Владимир Горбулин, и выходцы из КГБ—СБУ Владимир Радченко и Евгений Марчук, и бизнесмен-кондитер Петр Порошенко, и судостроитель Анатолий Кинах, и бизнесмен «широкого профиля» Виталий Гайдук. Теперь вот подошла очередь специалиста в сфере овощной и молочной промышленности Ивана Плюща, призванного, как видится, стать ключевой фигурой в разрешении конфликта, который на протяжении веков равноценен аграрному вопросу, т. е. в борьбе за власть.

Каких-нибудь полгода назад Иван Степанович не без иронии высказывался о действующем Президенте Украины:

«Я не сказал бы, что он слабый. Когда человек слабый, он ищет помощи. Виктор Андреевич, наоборот, демонстрирует безудержный энтузиазм — за два года сменил три команды. И не только в своем секретариате — мы имеем уже третье правительство при президенте Ющенко. Причем за две недели до отставки Кабмина Тимошенко он получил отличную оценку от главы государства.Когда слушаю президента, начинаю просто теряться: что будет дальше?»

(«Фокус», № 14 от 30.12.06).

Тем не менее Плющ, как можно полагать, с готовностью согласился пойти «под руку» столь беспокойного и непоследовательного руководителя — и наверняка не просто из чувства долга перед государством и нацией, и уж тем более — не из-за нереализованных амбиций.

65-летнему дважды председателю Верховной Рады (1991—1994 и 2000—2002 гг.), ставшему к тому же героем фольклора (что свидетельствует о популярности в обществе — далеко не каждый политик может похвастаться наличием анекдотов о себе) и продуцентом крылатых фраз, уже давно не надо никому ничего доказывать. И если уж он ответил «да» и бросил размеренную жизнь «отставника», вернувшись в политику на пике серьезного кризиса в стране, то имел для этого несколько иную мотивацию, истоки которой, думается, необходимо искать в предыдущих страницах биографии секретаря СНБО.

Тот, кто «дереться крiзь життя»

Родился Иван Плющ 11 сентября 1941 г. в райцентре Борзна (сейчас — 11,5 тыс. населения), расположенном в центральной части Черниговщины. А за день до этого — 10 сентября — немецкие войска завершили оккупацию области, так что начало жизненного пути у Ивана Степановича, без преувеличения, было суровым (только вряд ли он это тогда осознавал — по причине малолетства). Далее было не легче — послевоенную жизнь в сельской глубинке сытой и комфортной назвать нельзя. Помыться нормально, по его словам, и то была проблема:

«Это сейчас все так просто. А тогда воду грели на печи, в лоханку мама бросала какой-то душистой травы» («Факты и комментарии», 04.01.02).

В отличие от Виктора Ющенко, который на 13 лет младше и семья которого принадлежала к сельской интеллигенции и, как известно со слов президентского брата — Петра, даже в «суровые сороковые» имела привычку пить по утрам диковинный в то время кофе (да и по многим другим признакам попадала под определение зажиточной), у Плющей, если верить Ивану Степановичу, ходили в «латаном-перелатанном белье», а детвора ждала Рождества с вполне конкретной целью — хоть раз в год поесть мяса.

Сравнение можно продолжить и на примере получения профессионального образования. Плющ в 14-летнем возрасте (т. е. окончив неполную среднюю школу) поступил туда, куда было ближе — в Борзнянский сельскохозяйственный техникум — лишь бы побыстрее войти в самостоятельную жизнь, избавив тем самым семью от лишнего рта.

Ющенко же пошел туда, куда указали ему родители (как известно, на экономическом образовании настоял отец, воспротивившийся тому, чтобы сын занимался физическим трудом) и куда они могли его без проблем устроить — в Тернопольский финансово-экономический институт, который в пору поступления Виктора Андреевича возглавлял его земляк (родился за 40 км от Хоружевки) — Леонид Канищенко (став президентом, Ющенко сделал бывшего ректора своим советником).

Так дальше и повелось — Ющенко полагался в своем карьерном росте на связи, а Плющ с молодых лет вынес ценный опыт, на основании которого и строил свою дальнейшую судьбу:

«Бог помогает в основном тем, кто трудится, кто «дереться крiзь життя», кто борется»

(«Факты и комментарии», 04.01.02).

Именно поэтому в 19 лет он уже был агрономом колхоза им. XXI съезда КПСС, в 20 — управлял участком совхоза «Войсковский», в 26 — стал председателем колхоза им. Кирова, в 33 — заместителем директора Барышевского треста овоще-молочных совхозов (все предприятия находились в Барышевском районе Киевской обл.).

В армию, судя по всему, Ивана Степановича не взяли — на земле мало кому нравилось работать, а потому специалистам-аграриям со средним специальным и высшим образованием предоставлялись отсрочки от воинской службы (считалось также, что таким образом можно привлечь в сельское хозяйство грамотных ребят из выпускных классов средних школ).

Параллельно с работой будущий «отец украинского парламентаризма» получал высшее образование — заочно учился в Украинской сельскохозяйственной академии, год окончания которой почему-то стесняется указывать в своих биографиях (интересно, что в независимой Украине из пяти председателей ВР трое — Иван Плющ, Александр Мороз и Александр Ткаченко — имеют дипломы аграрных вузов).

Номенклатурный овощевод

В 1975 г. Ивана Степановича забирают в столицу на партийно-хозяйственную работу — он становится заместителем заведующего отделом сельского хозяйства Киевского обкома КПУ. Из чего следует, что Плющ, несмотря на внешнюю простоватость (а возможно, именно благодаря ей), обладает природной мужицкой смекалкой и хитростью, которая не одному выходцу из сельской местности помогла попасть в коридоры высшей власти, поскольку в наших условиях и 30 лет назад, и сейчас быть чиновником означает — уметь совмещать административные навыки с гибкостью поступков и слов.

Еще одним таким же талантливым провинциалом оказался Александр Мороз, который годом позже пришел в тот же отдел — и тоже заместителем заведующего. Так впервые тесно пересеклись пути этих двух, без преувеличения, неординарных личностей (хотя, вполне возможно, они знакомы были и ранее). Правда, у Мороза путь наверх в дальнейшем оказался более «тягучим» — 7 лет в упомянутой должности, 2 года — секретарем Киевского облсовета профсоюзов, 5 лет — первым секретарем Киевского парткома областных организаций и учреждений, затем — снова обком, тот же отдел (теперь он уже именовался аграрным), но уже — в статусе заведующего.

А вот Ивана Плюща быстро стали «двигать» по служебной лестнице. Кто? Вопрос остается пока что открытым, но покровитель, исходя из течения и логики дальнейших событий, явно был.

Для начала молодого и перспективного работника, «обкатав» на протяжении двух лет в обкомовской среде, отправили в Москву — слушателем Академии общественных наук при ЦК КПСС. В советских реалиях это означало подготовку к «полковничьим» и «генеральским» должностям в системе исполнительной власти на уровне рай-, облисполкомов и Советов Министров, либо же отраслевых отделов региональных организаций Компартии (в отличие от Высших школ ЦК КПСС, где готовились руководящие идеологические кадры сугубо для партийных организаций, хотя такая градация и не была строгой догмой).

Однако возвратился Иван Степанович (в 1979 г.) на ту же должность, с которой ушел учиться, и лишь спустя два года он получил свое первое действительно серьезное назначение — стал директором Киевского спецтреста овоще-молочных совхозов. Участок работы был более чем просто ответственным — спецстрест поставлял свежую зелень, овощи и молокопродукты на обеденные столы партийной номенклатуры (простым киевлянам тоже кое-что из этого перепадало — по остаточному принципу) — тут за пятнышко гнили или прокисшую ряженку вполне можно было схлопотать обвинение в крайней халатности и потерять должность.

Но Плющ — справился, причем — очень быстро. Продиректорствовав всего год, он получает следующее повышение — в третий раз возвращается в свой родной обкомовский отдел сельского хозяйства (теперь в его названии появилось добавление — «и пищевой промышленности»), но — уже заведующим (Александр Мороз оказался у него в заместителях).

Еще два года — и снова мощный рывок: Иван Степанович — в кресле первого заместителя председателя (сентябрь 1984 г.), а уже через каких-нибудь три месяца (25 декабря 1984 г.) — председатель Киевского облисполкома. Он достиг, таким образом, пика своей советской карьеры (короткое время — в апреле— июле 1990 г. — также совмещал эту должность с должностью председателя Киевского облсовета).

Дважды спикер, четырежды депутат

А потом был бурный 1990-й с его первыми парламентскими выборами на альтернативной основе — и Плющ решил выдвинуть на них свою кандидатуру по Макаровскому избирательному округу № 221 (Киевская обл.). Но несмотря на наличие в его руках солидного админресурса, понадобился второй тур, чтобы Иван Степанович впервые стал обладателем мандата народного депутата (тогда еще — УССР). И сразу же вышел на общегосударственную арену, заняв кресло первого заместителя председателя ВР.

Председателем же в то время был Леонид Кравчук, интеллигентная речь которого не производила на общество столь яркого впечатления, как провинциальный говор Ивана Плюща с его «микрохвонами» и «хвамилиями». Поэтому первый вице-спикер, часто подменявший Леонида Макаровича во время пленарных заседаний ВР («полновесным» главой парламента Плющ стал в декабре 1991 г., после избрания Кравчука Президентом Украины), быстро получил широкую известность в народе, хотя и несколько специфическую, что впоследствии сыграло против него.

Случилось это в июне 1994 г., когда Иван Степанович рискнул баллотироваться на вторых президентских выборах, считая, видимо, что его публичный образ как нельзя лучше соответствует настроениям и чаяниям граждан Украины. И жестоко ошибся — за импозантного и колоритного бывшего спикера было отдано всего лишь 1,29% голосов, и он занял предпоследнее — 6-е — место в списке тогдашних кандидатов.

«Бывшего» потому, что к тому времени Плющ уже потерял свою должность — в марте 1994 г. состоялись выборы в Верховную Раду II созыва, во время которых Иван Степанович баллотировался на малой родине — по Борзнянскому избирательному округу № 445. Земляки, в отличие от украинцев в целом, не подвели — 71,5% в первом туре. Но на этом — все.

Председателем ВР стал бывший подчиненный — Александр Мороз, а Ивану Плющу была уготована роль рядового народного депутата — ни во II, ни в III созывах (куда попал уже по партийному списку пропрезидентской в то время НДП) он не занимал сколь-нибудь заметных должностей даже в комитетах ВР. Да и слышно его особо не было — создалось впечатление, что Иван Степанович разделит участь многих украинских политиков «первой волны», которые, блеснув в самом начале независимости, отошли затем в глубокую тень.

И вдруг, вследствие «парламентской революции» начала 2000 г., сместившей с должности председателя ВР Александра Ткаченко, Иван Плющ опять избирается спикером. Его выжидательная тактика, умение «жить дружно» со всеми политическими группировками и в то же время не быть плотно завязанным ни на одной из них, принесли свои плоды — он оказался единственной компромиссной фигурой, устраивающей весь пестрый спектр тогдашнего парламента.

Но это уже был не тот Плющ — он стал значительно взвешеннее, осторожнее, да и культура речи заметно возросла. Однако в целом он оставался самим собой, что особо ярко проявилось во время парламентского голосования о недоверии правительству Виктора Ющенко (май 2001 г.) — председатель ВР в день Х сказался больным, бросив на амбразуру своего первого заместителя Виктора Медведчука, который в итоге стал врагом № 1 нынешнего президента, зато дальновидный спикер со временем вошел в ближайшее окружение Виктора Андреевича, играя при нем своеобразную роль «политического дядьки» — сродни той, которую в свое время исполняли при Ющенко-банкире Вадим Гетьман и Владимир Стельмах.

Случилось это в 2003 г., уже в рамках Верховной Рады IV созыва, куда Плющ предпочел идти самостоятельно — по мажоритарному округу (№ 209, Черниговская обл.), не связываясь с партийными списками — политическая картина еще была не совсем четкой, а Иван Степанович не из тех, кто рискует зря. Поэтому он честно «отсидел» больше года в возглавляемой Степаном Гавришем и ориентированной на президента Кучму депутатской группе «Демократические инициативы».

И лишь в сентябре 2003 г., когда все яснее стали видны очертания президентских выборов-2004, Плющ осознал, что для него лучше сделать ставку на Ющенко, полагая, видимо, что новой команде, приди она во власть, больше понадобится его, умудренная политическим опытом, голова. А он в свою очередь окажется в той роли, на которую вправе рассчитывать политик его уровня и послужного списка — морального авторитета, советника с неформальными, но действенными функциями «последней инстанции» на случай возникновения противоречий и конфликтов. Так Иван Степанович оказался во фракции «Нашей Украины».

Неудавшийся «патриарх»

По большему счету, Плющ действительно мог рассчитывать на должность «политического патриарха» в «оранжевой» среде, которая была переполнена молодыми (не только по возрасту, но и по пониманию государственных и прочих процессов, а также по жизненной мудрости) деятелями, жаждущими власти ради власти, но совершенно не представляющими, что с нею делать после получения. О нем с уважением отзываются многие политики, причем из различных сторон. Леонид Кучма, к примеру, не так давно — в феврале с. г. — заявил:

«По вопросам украинской политики мне всегда интересны мнения [двух людей] — Леонида Кравчука и Ивана Плюща» («Главред», 07.02.07).

Одного не учел Иван Степанович — в лагере, к которому он примкнул, исключительным правом на «откровение» наделил себя Виктор Ющенко, которому неприятно было осознавать, что чье-то слово может быть более весомым и уважаемым (особенно если оно действительно таковым было по факту).

Именно поэтому дважды экс-спикер оказался после президентских выборов-2004, во время которых достаточно плотно поработал на победу Ющенко, не у дел. Зубастая молодежь в процессе утоления кадрового голода просто проигнорировала «старика».

Вполне естественно, он обиделся — не только отказался от места в списке «Нашей Украины» на парламентских выборах-2006, предпочтя блокирование с Юрием Костенко (хотя никогда ранее не только в правых, но даже в правоцентристских взглядах замечен не был), но и разразился серией уничижительных характеристик по отношению к людям, которым помог достичь власти, одновременно с почтением отзываясь о предыдущем руководстве Украины.

Здесь стоит прибегнуть к пространным цитатам (все — из интервью интернет-изданию «Главред», 14.12.06), чтобы показать всю глубину обиды, которой был обуреваем Иван Степанович.

О Ющенко:

«Что касается Виктора Ющенко, то никогда не думал, что можно так глубоко скрывать свое видение всего, что тебя окружает, ощущение своей роли в обществе в зависимости от «места сидения».

...такая мысль [о своем мессианстве у него] есть.

...Причем ощущение своей значимости у него значительно глубже, чем у Кравчука и Кучмы.Если бы это была лишь его мысль о себе, то было бы полбеды, но эта мысль пошла в жизнь.

 

Вот, например, история с бюджетом. Президент недоволен низкой заработной платой, прожиточным минимумом, еще чем-то... Но ты же Президент, ты же имеешь прямое влияние, так садись и разбирайся! Нет, показывают картинку, где Президент говорит, что он, возможно, этот бюджет не подпишет.

...Знаете, когда новая команда будет показывать доброго Президента и ужасное правительство, то, чтобы вы знали, в одной ловушке, на одном дне окажутся все.

...[Причиной уступок команды Ющенко в принятии политреформы в декабре 2006 г.] было стремление одержать победу любой ценой и с минимальным риском. Сегодня идем на все, а завтра разберемся...

...Когда уже было ясно, что Ющенко — президент, я сказал: «Виктор Андреевич, зачем мы Майдан держим? Пора людей распускать и идти работать». А он на это сказал: «Я никогда не скажу людям, чтобы они шли домой. Пусть это кто-то другой сделает».Вон как оно хотелось, чтобы Майдан был всегда — приходишь туда, а там с утра до вечера кричат: «Ю-щен-ко! Ю-щен-ко!..»

 

О Тимошенко:

«...я и говорил Юлии Владимировне в глаза: «Юля Владимировна, нельзя любить Украину только из кресла премьера или главы ЕЭСУ...» Ведь известно, с каким капиталом она стартовала в политике, и откуда этот капитал взялся — все из той же трубы...

...рейтинги растут, потому что Юля нравится нашим людям, потому что она говорит то, что люди хотят слышать, но, к сожалению, не делает того, что они хотят видеть.

Вот, например, Юля говорит: «Разве можно этот бюджет принимать? Да люди, его писавшие, в столбик считать не умеют!» Ну, возможно, считать так, как Юля, не каждый умеет. Но она забыла сказать, что год назад, когда сама была премьером, предложила такой бюджет, который можно было выполнить только после продажи «Криворожстали».

...Мы что, уже забыли, что когда Юля стала премьером, то первое, что она сказала — нам нужны новые нефтеперерабатывающие заводы, при том, что Украина на своих мощностях способна была переработать нефти в два раза больше, чем сегодня предлагается? Забыли, как Юля Владимировна говорила, что нужны новые мясокомбинаты? Почему?Да потому, что на тех предприятиях, которые есть, не было ее ниши.

 

Уже, наверное, забыли, что когда Юлия Владимировна стала премьером, то по ее инициативе на порядок была увеличена заработная плата всем государственным чиновникам? Мы что, это все уже забыли?

Или что двадцать тысяч людей без суда и следствия были уволены неизвестно за что, и на их места поставлены двадцать тысяч непрофессионалов? Куда это из нашей памяти делось?..

Почему сегодня Юля Владимировна не катается на коньках и не ездит на лошадях со своей командой? Я так понимаю, что спортом можно заниматься лишь тогда, когда сидишь в премьерском кресле?

...У меня лишь одна претензия к ней — нельзя любить Украину только в определенном статусе. Потому что получается, что если она премьер, то все, что делается — прекрасно, а если не премьер — то все не такие».

О Кучме:

«Я хорошо знал и знаю Кучму. И хочу сказать, что Леонид Данилович — человек компромиссов. Но его поставили в очень сложные условия именно национально-патриотические силы.

Вспомните ход событий после повторного избрания Кучмы президентом. Он был сторонником формирования центристской политической силы на базе национально-патриотических сил. Кучма подал кандидатуру Ющенко на утверждение Верховной Радой. По настоянию Виктора Андреевича назначил вице-премьером Тимошенко.

В результате налаженного сотрудничества между президентом Кучмой, правительством Ющенко и ВР было выполнено больше половины обязательств перед Советом Европы по имплементации европейских стандартов в национальное законодательство. Было покончено с отключениями света, невыплатой зарплат, экономика начала становиться на ноги.

И тут произошла трагедия с убийством Гонгадзе, грянул кассетный скандал. А в октябре 2000-го начались акции «Украины без Кучмы»...

Все это произошло тогда, когда Украина как никогда пошла вверх. И национально сознательные, патриотические силы слепо пошли, слепо — подчеркиваю, на этот крючок...

...Кучма видел неискренность... политических сил, которые помогли [ему] вторично стать президентом в конце 1999 года, а в октябре 2000-го его предали. И это, я думаю, было основной причиной отставки правительства Ющенко.

 

Поэтому, знаете, я сегодня не могу предъявлять обвинение Кучме в том, что он виноват в ситуации, что Ющенко с такими потугами стал президентом. Но я еще раз повторю свою крамольную фразу, чтоесли бы Кучма так не хотел видеть Ющенко президентом, то еще неизвестно, как бы все сложилось и чем бы он стал».

 

Ющенко-«Рузвельт» против Плюща-«молнии»

И тут мы подходим к двум основным вопросам, проистекающим из вышеизложенного: 1) почему Виктор Ющенко, известный своей крайней обидчивостью (особенно по отношению к тем, кто его публично критикует), пригласил Ивана Плюща на пост секретаря СНБО? 2) почему Плющ согласился?

Начнем с последнего — Ивану Степановичу, похоже, в этот раз изменила его обычная осторожность и критичное отношение к действительности. Просуществовав год не удел (а для активно действующего политика это — немалый срок) и получив столь лестное предложение, он, видимо, решил, что его наконец-то оценили по достоинству.

Поскольку же новый секретарь СНБО как действительно многоопытный и мудрый человек давно усвоил, что личная обида и политика — понятия несовместимые в принципе, то и не стал дуться и кокетничать, а с готовностью откликнулся, ибо понимал, что больше подобного шанса, с учетом его возраста, может и не представиться.

Тем более что нынешний статус предоставляет Плющу возможность занять в политике и обществе ту позицию, к которой он в последние годы стремился — стать своеобразным третейским судьей в противоборстве политических группировок. Т. е. пускай не де-юре, но — де-факто превратиться в «арбитра нации». И тут дело не в амбициях, а в некоем субъективном чувстве «восстановления справедливости».

Что касается Ющенко, то тут ситуация классическая до банальности — президенту необходим «громоотвод», т. е. человек, на которого можно свалить весь негатив кризиса, спровоцированного Виктором Андреевичем (к слову — подобный прием был коронным в практике президента США Франклина Делано Рузвельта).

Ющенко загнал себя в глухой угол. Он не находит достойного выхода из сложившейся ситуации, а потому склонен переложить всю ответственность на чужие плечи, в т. ч. — и за принятие непопулярных решений (например, о применении силового варианта или поиск методов по устранению Юлии Тимошенко из активной политики — секретарь СНБО, как было показано, ее переносит еще с большим трудом, нежели президент). Закончится хорошо — глава государства все заслуги припишет себе, нет — тут как раз Иван Степанович под рукой — «не выполнил задание партии и правительства — ату его!» (по ходу можно и за «крамольные» высказывания отомстить).

Но не факт, что Плющ, учитывая особенности его характера и мышления, даст подобным образом себя «оседлать». Он, скорее всего, уже в ближайшее время начнет вести свою игру — более тонкую, нежели Ющенко, все чаще проявляющий склонность к «лобовым» приемам, но более эффектную и эффективную.

В любом случае он не склонен будет занимать однозначно чью-то позицию — у него за долгие годы во власти накопилось слишком много хороших связей по разные стороны баррикад, чтобы он ими пренебрег ради амбиций одного человека, пускай даже и наделенного высшей властью.

А вот что Ивану Плющу вполне по силам — это поставить этого человека на место.

И он это сделает, став из «громоотвода» — «молнией».

Ждать осталось совсем недолго...

Своя вакцина роднее

39% киевлян априори доверяют вакцине против COVID-19, которая будет когда-либо...

Движение с перегрузом

Занявшись восстановлением дорог, в т. ч. за счет средств из фонда борьбы с...

Заработок по версии официальной статистики

Эффективным методом повышения уровня доходов украинцев было бы снижение тарифов на...

Чтобы не повторилось зверство человеческое, имя...

Последние социологические опросы показали,  что более 30%  европейцев и более 50%...

Жизнь на работе

Пандемия и последующий карантин засветили слабые места всех без исключения бизнесов....

Відкладений у часі смертний вирок

Про перипетії героїчного змагання з коронавірусом сьогодні не говорить тільки...

Призрак сотрудника

Украинцам понравилось работать дома: в стране значительно вырос спрос на удаленный...

Все в сад!

Стали известны наиболее прибыльные ниши для интернет-бизнеса во время карантина

Супермаркет – безотходное производство

Рыба – источник полноценного белка с огромным количеством незаменимых аминокислот....

Титановый человек

Старшее поколение прекрасно помнит, какого вкуса и цвета было сгущенное молоко. Оно...

Эволюция государственности

От золота Полуботка – до личного металлоискателя

Игра с судьбой страны

Деградация государственных институтов Украины очень хорошо видна на примере органов...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Авторские колонки

Блоги

Ошибка