И прости нам долги наши

№ 51 (888) 21— 27 декабря 2018 г. 19 Декабря 2018 4.6

Американский экономист Хайман Мински, представитель монетарного посткейнсианства, в свое время ввел в обиход термин «финансирование Понци». Этот термин произошел от фамилии итальянского мошенника Чарльза Понци, который создал в США одну из самых хитроумных и оригинальных финансовых пирамид. «Финансирование Понци» подразумевает ситуацию, когда должник вынужден брать новые кредиты только для того, чтобы расплатиться с предыдущими долгами. Это приводит к дальнейшему накоплению долга, росту процента по займам и к неспособности должника обслуживать долг.

Термин применим как к частным лицам и компаниям, так и к государствам. Исходя из упрямой логики цифр, очень похоже, что Украина находится в долговой петле имени Понци.

Внешний государственный долг с 2013 г. вырос до 49 млрд. долл. с 37 млрд. по состоянию на конец 2013 г. Если в 2017 г. Украина размещала еврооблигации под 7,3% на 15 лет, то уже в текущем году госбумаги разместили под 9% на пять лет и под 9,7% на 10 лет. Дополняют безрадостную картину условия реструктуризации долга имени Яценюка—Яресько в 2015 г. (де-факто с 2015 г. Украина находится в состоянии технического банкротства). Согласно этому договору, начиная с 2021 г., если годовой рост ВВП составляет 3%, то Украина обязуется выплачивать кредиторам 15% от номинального роста. Если ВВП растет на 4% — то 40%. Многие аналитики и эксперты назвали эту реструктуризацию долговым рабством или репарациями. И небезосновательно.

Как бы парадоксально это ни звучало, но мы задались вопросом: поможет ли Украине в такой ситуации оглашение дефолта? Традиционно с этим термином связывают множество негативных последствий в экономике. Но его можно рассматривать и как механизм послабления долговой удавки, когда долги поставлены «на паузу до лучших времен». Дефолт, без сомнения, сопровождается не только негативными, но имеет и позитивные аспекты.

«2000» поговорили с экспертами в сфере экономики о возможном сценарии дефолта, его последствиях, перспективах, угрозах и мифах.

Юрий ГаврилеЧко

Юрий Гаврилечко, экономический эксперт ОО «Фонд общественной безопасности»:

— У нас существует очень много неправдоподобных страшилок о дефолте и сопутствующей ему теме обесценивания гривни. Я очень хорошо помню 1994 г., когда цены росли каждый день и по нескольку раз, и денег действительно не было. Все это происходило без дефолта и никакого отношения к нему не имеет. Отказ государства платить по своим обязательствам никоим образом не сказывается на гражданах этого государства.

Нас пугают, мол, Украине перестанут давать кредиты. Но разве сейчас кредиты хоть как-то доходят до потребителей и производителей? Большинство компаний, которые работают в Украине, обходятся без иностранной валюты. Те, кто работает, например, с долларом, в основной массе являются неукраинскими компаниями. Этим компаниям не прекратят выдавать кредиты в случае объявления Украиной дефолта. К примеру, французский банк «Креди Агриколь» прекращает работать со своими дочками в Украине из-за дефолта. Конечно, звучит это просто смешно.

Никаких объективных предпосылок для девальвации гривни в сценарии дефолта нет вообще. Наоборот, дефолт может способствовать стабилизации гривни, поскольку государство прекратит отток валюты за границу.

Второй важный момент. Большая часть гривневой ликвидности банков на текущий момент связана с облигациями внутреннего государственного займа, которые имеют доходность на уровне 19%. Банки не кредитуют реальный сектор экономики, а занимаются спекуляциями с государственными ценными бумагами. Просто так надежней и выгодней. Даже если госбумаги «горят», а банки банкротятся, то основные проблемы будут у корпоративных клиентов банков, а не у физлиц. Средний размер депозитного счета физического лица в банках составляет порядка 8 тыс. грн., а сумма компенсации Фонда гарантирования вкладов — 200 тыс.

Откровенно лукавят, когда говорят, что спекуляции и паника во время объявления дефолта обрушат гривню. Для этого нужно, чтобы у кого-то на руках был большой запас гривни и желание ее конвертировать в иностранную валюту. Такое изобилие гривны есть только у Национального банка, и только его решение о крупной эмиссии может девальвировать гривню. У населения для этого просто нет ресурсов.

Недавно Госстат обнародовал данные, что 14 млн. украинцев живут на сумму менее чем 2 тыс. грн. в месяц. Средняя зарплата по стране составляет порядка 9 тыс. Даже с учетом теневой экономики, которая, допустим, равна нетеневой, получим 18 тыс. на среднестатистическую семью из 3—4 человек. Этого явно недостаточно для девальвации гривни в процессе паники среди населения. Тем более что мы недавно наблюдали всплеск ажиотажа на доллар в преддверии введения военного положения. Курс подскочил на 6—7% (в отдельных областях до 10%), но, как видим сейчас, спекулятивные и панические настроения были достаточно быстро отыграны, и курс гривни укрепился на исходных позициях.

На 2019 г. в бюджете заложено около 420 млрд. грн. на обслуживание внешнего долга, и это на 26—27% больше, чем потратили в текущем году. Эта тенденция является более серьезной угрозой для девальвации валюты и ухудшений темпов роста экономики, нежели дефолтный сценарий. Дефолт, наоборот, может снизить девальвационные риски и укрепить перспективу роста, но нужно понимать базовый принцип. Дефолт — это только инструмент, не более. Это не панацея и не самоцель. Дефолт может позволить воплотить в жизнь ряд стратегических планов по конкретным политическим и экономическим решениям.

Олег Устенко

Олег Устенко, экономист, исполнительный директор Международного фонда Блейзера:

— Дефолт не означает списания долгов или их прощения, разве что в исключительных случаях. Долги так или иначе придется возвращать, но позже. Внутренний долг не является столь уж серьезной проблемой, поскольку номинирован в национальной валюте, но в условиях Украины это правило было нарушено. Из-за этого в следующем году значительная порция выплат внутреннего госдолга по ОВГЗ будет в иностранной валюте.

В целом в 2019 г. Украина должна будет выплатить порядка 7 млрд. долл. по своим обязательствам. Однако нужно понимать, что, кроме государственного долга, есть еще долги частного сектора, и это достаточно большая сумма (около 50 млрд. долл.). Традиционно частный сектор продлевает долги, прибегая к перекредитованию. Так или иначе, Украина будет нуждаться в следующем году в дополнительных 2 млрд. долл. для частного сектора. Потребность в валюте значительная, а источниками финансирования являются только международные финансовые институты, потому что самостоятельно Украина одалживать не может. Это было четко продемонстрировано последней неудачной попыткой выхода на внешние рынки НАК «Нафтогаз».

В условиях дефолта внешние рынки будут просто захлопнуты для Украины. Стоимость заимствований будет настолько высока, что выходить на рынок станет бессмысленно. Если мы делаем дефолт, то нужно быть готовыми к глубочайшей девальвации. Но насколько к этому готово и население? Мне кажется, что нет.

Я думаю, что более правильная позиция будет заключаться в активизации экономики. Рост позволит снизить ставки заимствований, и тогда можно заменить дорогие кредиты более дешевыми, в т.ч. избавиться от этих абсолютно ужасных условий реструктуризации, которую проводила экс-министр финансов Наталия Яресько.

В реальности даже те 12 млрд. долл., которые есть у Украины в виде европейских бондов, — не такая уже большая сумма. Да, в текущей ситуации это много, но в целом это небольшие деньги. Если сравнить с уровнем 2013 г. — ВВП 180 млрд. долл. при 12 млрд. долга — это меньше 10%. Но проблема в том, что экономика сильно упала.

Объявление дефолта — неправильное решение. Параллельно с этим произойдет девальвация гривни и падение объемов инвестиций в страну, что приведет к замедлению роста экономики. Лучше заниматься оживлением экономики и уже на этом фоне говорить о возвращении долгов.

Виктор Скаршевский

Виктор Скаршевский, экономический эксперт:

— В Украине берут новые займы не просто для обслуживания предыдущих долгов. На самом деле кредитов берут намного больше. За последние четыре с половиной года внешний государственный долг увеличился на 12 млрд. долл. Я прогнозирую, что до католического Рождества Украина получит транш МВФ на сумму 1,5 млрд. долл. Т. е. долг возрастет почти до 14 млрд.

Действующая власть очень любит обвинять предшественников во всяческих неурядицах. Если мы сравним, то за четыре года предыдущей власти внешний госдолг вырос на 10 млрд. долл. Нынешние же приумножили его еще на 14 млрд. (с учетом ближайшего транша МВФ), сохраняя традицию безответственной долговой политики в худших ее проявлениях.

Касательно дефолта как инструмента ослабления долговой нагрузки и возможности направить эти средства в производственные проекты. В нынешних условиях это очень сложно сделать. Возьмем пример реструктуризации Яценюка—Яресько ,одобренной Верховной Радой, без чего эта махинация была бы невозможной. С 2014-го по 2018 г. Украина получила отсрочку по выплатам в общей сложности 15 млрд. долл. Эти долги государство начнет выплачивать со следующего года. К слову, в результате реструктуризации процентные ставки повысились еще на 0,5%. Государство получило облегчение обслуживания долга на уровне 15 млрд. долл. в течение 4 лет. К каким положительным экономическим эффектам это привело? Эти деньги были куда-то инвестированы? Думаю, ответ очевиден.

Нагрузка просто немного перенеслась, вот и все, а деньги и время на улучшение экономической ситуации утрачены. Если делать дефолт (или назовем это более приличным словом — реструктуризация), это не даст никаких гарантий улучшения, потому что нет никакой экономической стратегии и плана — ни у власти в целом, ни у правительства в частности. Отсрочка долгов — необходимое, но недостаточное решение. Дефолт ради дефолта не даст никаких эффектов, и благодаря Яценюку—Яресько мы в этом четко убедились.

При упоминании дефолта (или реструктуризации) нас начинают пугать всяческими негативными последствиями в экономике. Но все очень просто — дефолтная экономика не боится дефолта, и это, увы, про Украину. Пугают в основном несколькими факторами. Первое — вывод иностранного капитала из страны. Украине с этим «повезло»: иностранный капитал отсюда уже сбежал. Сначала во время кризиса 2008—2009 гг., а затем в 2014—2015 гг.

Второе — при дефолте прекращается кредитование и перестают заходить иностранные инвестиции. Инвесторы и так обходят Украину десятой дорогой. Приток чистых иностранных инвестиций, по данным НБУ, в этом году ниже почти в полтора раза, чем в предыдущем. В общем, этот показатель находится на уровне конца 90-х, т.е. — минус 20 лет.

Третье — возможен арест имущества Украины за границей. У нас этого имущества нет, чему в свое время откровенно радовалась та же г-жа Яресько.

Четвертое — девальвация гривни. Я считаю, что единственным источником угрозы девальвации национальной валюты в текущих условиях является падение сырьевых рынков и спроса на традиционные экспортные товары Украины.

Парадоксально, но, получив отсрочку на 4 года по платежам на 15 млрд. долл., нынешняя власть сумела накопить практически столько же новых долгов. Если бы не было реструктуризации, мы уже погасили бы эти займы. Украина из-за своей монополизированной, аграрно-сырьевой экономики с колониальными элементами потребляет больше, чем производит, и обрекает себя на жизнь в долг. Мы производим продукцию с низкой добавленной стоимостью, а потребляем с высокой.

Полезно будет рассмотреть пример конца 90-х — период дефолта в России и внутреннего дефолта в Украине. И мы, и россияне возобновили рост после кризиса, поймав волну подорожания товаров сырьевой группы (нефть, металлургия, зерно и т. д.). Тогда гривня девальвировала с 1,8 до 3,5 и в конечном итоге до 5 грн. за доллар. Тогда Украина еще могла воспользоваться эффектом импортозамещения с сопутствующим процессом девальвации. Тогда еще была жива часть промышленного потенциала. Теперь же об этом говорить излишне.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...


Загрузка...

Эксперты: отмена «Роттердам+» будет полезна стране...

При этом бенефициары «Роттердам+» могут хорошо себя чувствовать и в новых...

Эксперт: Украина обладает минимальными запасами газа,...

«Избавление от энергозависимости» создало почву для коррупционных...

Эксперт: на данный момент решения Лондонского суда об...

Эксперт напоминает о похожих примерах преждевременных заявлений украинских...

Эксперт: итоги приватизации были и будут...

Распродажа государственного имущества не поможет наполнению бюджета

Эксперт: требование повышения платы за газ не...

Никакие требования МВФ, кроме сохранения бюджетного дефицита на уровне 3,5%, никогда не...

Загрузка...

Пенсионное накопительство: плакали ваши денежки

Те, кто поверит в накопительную систему, просто потеряют свои деньги, которые исчезнут...

Полчаса в руках — 150 лет на свалке

Если все останется как есть, то очень скоро все живописнейшие места страны превратятся...

Вера Савченко: «Если беззаконие возводится в закон,...

Надежда Савченко останется за решеткой не только до президентских, но как минимум до...

Как отфильтровать недобросовестность

Желательно выявлять проблемных игроков еще на этапе отбора к участию в торгах

Прекрасный стимул на фоне долгов

Мы строим столько новых трасс, сколько выходит из эксплуатации

Найдутся ли деньги на ударный беспилотник?

Продолжительность рабочего полета ударного БПЛА на крейсерской высоте 12 200 м будет до...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто

Получить ссылку для клиента
Авторские колонки

Блоги

Лентаинформ
Загрузка...
Ошибка