Материалов для анализа достаточно, выводы делать некому

№ 50 (887) 14 — 20 декабря 2018 г. 12 Декабря 2018 0

За считанные дни после выхода из печати интервью с членом-корреспондентом НАНУ, министром промышленности Украины (1995—1997) Валерием МАЗУРОМ редакция получила огромное количество отзывов на этот материал (см. «Об индустриализации можно забыть, если экономикой руководят специалисты по ликвидации предприятий», «2000», №49 (886), 7—13.12.2018). В основном читатели разделяют позицию Валерия Леонидовича и благодарят его за принципиальность. В свою очередь считаем необходимым опубликовать (с согласия авторов) наиболее содержательные комментарии, которые, по нашему мнению, только дополняют указанное интервью.

Владимир КУЗНЕЦОВ, советник Президента Украины по вопросам инвестиционной политики (1996—2000):

— Предлагаю изучить тему, которая, может, сейчас и не является популярной из-за переполнения научной среды откровенной конъюнктурщиной и ура-патриотизмом, но, без сомнения, имеет огромную ценность, ибо подчинена она поиску ответа на вопрос о правильности выбора политики вообще и экономической политики — в частности. Не секрет, что под «европейским выбором» нынешняя власть понимает полное открытие внутреннего рынка для товаров, с которыми отечественные производители не могут конкурировать, а инвестиции и новые технологии на местный рынок не заходят в силу известных причин.

Вам как министру промышленности приходилось многократно посещать и знать изнутри ситуацию на таких флагманах украинского машиностроения, как ОАО «Мотор Сич» (производство вертолетных двигателей), ГП МНТК им. Антонова (авиастроение), АО «Заря-Машпроект» (турбиностроение), АО «АвтоЗАЗ» (автомобилестроение).

Я стал свидетелем некоторых событий в соседней стране, когда ее лидер искренне благодарил украинское руководство и лично Президента Украины за шаги, в результате которых:

1) производство двигателей для всех видов российских вертолетов развернуто в Пензе, после того как «Мотор Сич» получила политический запрет на поставки своей продукции в Россию. Производство почти 300 единиц двигателей в год у нас было свернуто, и предприятию остался госзаказ аж на три единицы двигателей в Украине;

2) разработанные АН-140 и АН-148, которыми так гордились отечественные авиастроители, так и не были запущены в серию ни на заводах в Киеве, ни в Саратове, зато российский ИЛ-112 с аналогичными и некоторыми превосходящими характеристиками (например, по экономичности двигателей) пошел в серию на заводе в Воронеже;

3) запрет на поставки малошумных турбин, производимых на «Заря-Машпроекте» для нужд российского флота, стал ударом не столько по РФ, которая быстро организовала выпуск таких же изделий на Ярославском заводе двигателестроения, сколько по украинскому предприятию, которое ничего не производит и по инерции еще обслуживает двигатели кораблей, например, в Индии;

4) российский автопром производит ежегодно 2 млн. новых авто. Там работают 12 автосборочных заводов всех ведущих мировых брендов (Ford, Volkswagen, BMW, Daimler-Benz, KIA и проч.). На предприятиях — десятки тысяч рабочих мест, уровень локализации достигает 80%. Для сравнения: в Украине в этом году будет собрано менее 8 тыс. новых автомобилей. Работает только одно предприятие Skoda в Закарпатье, но сборку там иначе чем отверточной не назовешь.

Таких примеров можно привести великое множество. Не хватает только последовательности и системности в их анализе и смелости в выводах, которые очевидно не будут приятны властям.

Борис СОБОЛЕВ, заместитель министра финансов Украины (1993—1996):

— Поднятые в вашем интервью вопросы являются жизненно важными и стратегическими. В структуре нашего ВВП продолжается сокращение доли перерабатывающей промышленности, сферы НИОКР. Если в 1991 г. доля перерабатывающей промышленности в ВВП составляла 38%, то уже в 2017 г. упала до 12%.

В то же время доля аграрного сектора поднялась до 18% при занятости — около 4%. Критически низкой стала производительность труда. Да и сам этот показатель вытеснен за пределы рационального управленческого оборота. Нынче у нас в ходу — «минимальный прожиточный уровень», «минимальная зарплата» и прочие минимумы выживания оставшегося населения.

В вашем выступлении правильно акцентировано внимание на критически важной корреляции между состоянием образования, науки и реальным сектором экономики. Отсутствует лишь финансовая составляющая, которая замыкает с финальным потреблением цикл воспроизводства. Позволю себе частично восполнить этот, по-моему, важный момент.

С 1996 г. Украина превратилась в основном в рыночное хозяйство, что и ознаменовалось более-менее успешной денежной реформой. Рынок тогда еще 50-миллионной страны внутри и около 7,4 млрд. потребителей за ее пределами должны были вместо госпланов и госснабов стать главными в установлении новых параметров и пропорций нашей преобразованной экономики.

Как вы помните, первый транш МВФ подоспел в холодную зиму 1994—1995 гг., когда мы впервые начали рассчитываться с Россией и Туркменией за энергоносители, успешно отсрочив накопленные долги. Именно с того момента следует особо отследить воздействие рынка на наш реальный сектор, на занятость, структуру экономики и ускорение падения численности населения.

Нормальный и продуктивный контакт между рынком и нашим производством попал в серьезную зависимость от состояния нашей новой денежной единицы. МВФ как главный кредитор и координатор действий прочих, не совсем цивилизованных кредиторов в качестве главного стимула «реформирования» и, что самое важное, гарантии возврата собственных кредитов предписывал девальвацию национальной валюты. В качестве реанимирующей меры МВФ рекомендовал именно обесценивание национальной валюты, ссылаясь на опыт Японии, Южной Кореи и Китая.

В наших условиях эффект девальвации съедали сырьевики за 2—4 месяца. Перерабатывающая промышленность попадала в страшную зависимость от следовавшей за девальвацией инфляции. Банкротства, закрытие заводов, свертывание инвестиций, падение занятости и спроса на научно-техническую продукцию, кадры, вообще на образование и науку.

С курса за доллар США в 1,7 мы дореформировались до 28,0! При этом вся страна стала заложником состояния конъюнктуры на рынке зерна кукурузы, подсолнечного масла, арматуры, передельного чугуна и железорудного окатыша: падает конъюнктура — сокращается до 80% доходов нашего экспорта. А далее жди очередной девальвации и спасительного вливания МВФ. Вот и вся удивительная закономерность.

Когда МВФ вливает свои средства, то в основном они идут на погашение предстоящих выплат (около 80% в последние транши). Ведь фонд не допускает дефолтов по обязательствам своих заемщиков.

Сильная гривня — это необходимое условие восстановления экономики, в целом реального сектора, банков, фондового рынка, да и инвестиций. В падающие валюты (за которые еще и платят до 10% номинально в суверенных займах) инвестируют лишь откровенные спекулянты и проходимцы.

Поэтому-то и не приходят к нам серьезные инвесторы, которые ждут окупаемости по 6—15 лет при совершенно нормальной норме рентабельности и предсказуемом состоянии местных валют и правопорядка.

Без радикальных и весьма болезненных мер вряд ли удастся что-то поменять. Очевидно, надо забыть на 10—15 лет про национальную валюту и употребить в качестве реанимирующего средства более твердую денежную единицу.

Только так сможем вписываться в расходы, сопоставимые с реально заработанными доходами. Только так собственное население будет получать заработанное и соответственно потреблять. Правительство и политики у власти приведут свои популистские, граничащие с безумными обещания в соответствие с реальным положением вещей, делегируют в регионы реальные полномочия и средства. Ну а цивилизованный мир поддержит. Ведь мы сможем уже сами продиктовать свою собственную программу.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...


Загрузка...

Проникновение в тело на фоне Уголовного кодекса

Если мужчина крепко обнял женщину и прижал к себе, означает ли это, что он подпадает под...

Украинский Ring:

История успеха базирующегося в Украине стартапа Ring, приобретенного в феврале 2018 г....

Украина создает роботов-убийц

Использование роботов ради сохранения жизни людей позволяет вести войны вечно

В 2019 г. Украина получит 6 турецких БПЛА Bayraktar TB2

Турецкий производитель беспилотных летательных аппаратов Baykar произведет и поставит в...

Каков «дух» — таковы и сидельцы

Получается, что открывать с помпой малозначительные объекты — это наша новая...

Александр Ватутин: «Не послушай Сталин Хрущева, дед...

Когда Ватутин оставил Житомир, Сталин был в ярости. С этого момента между ними...

Загрузка...

Пекин как последний бастион на пути торговой тирании...

В контексте противостояния США и Китая развивающиеся страны теперь могут искать...

А новостей об отечественной экономике сегодня нет

Предварительные итоги экономического развития Украины в 2018 г. подтвердили главные...

Зеленая, как доллар

То, что ЕБРР отвернулся от украинского солнца, — скверный знак для многих инвесторов

Дефолт и «нетрясимая страна»

Дефолт, конечно, не конец света. Но перспектива его для страны, согласитесь, несколько...

Выстрел в колено как способ заставить выучить...

Немногие здравомыслящие граждане говорят, что Украине следует спокойно и без истерик...

И прости нам долги наши

Американский экономист Хайман Мински, представитель монетарного посткейнсианства, в...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто

Получить ссылку для клиента
Авторские колонки

Блоги

Маркетгид
Загрузка...
Ошибка