Миротворческий айсберг Украины

№22 (560) 3 - 9 июня 2011 г. 01 Июня 2011
15-я ротация украинского миротворческого контингента боевой группы East сил КФОР в Косово. Фото FLOT 2007.COM

Прочитал в недавнем номере «2000» статью — воспоминания украинского миротворца о его пребывании на Балканах. Вне всякого сомнения, автор честно и объективно передал читателям реальную картину работы наших сограждан в горячих точках мира. Имея определенный личный опыт в данной сфере, решил продолжить тему, но рассмотреть вопросы миротворчества несколько под иным углом зрения.

Нужны ли нам миротворческие операции?

На страницах СМИ с подачи политиков периодически «вспыхивают» дискуссии о целесообразности участия Украины в тех или иных миротворческих операциях. Сразу подчеркну: в таких, как «миротворческая операция» НАТО в Ливии, нам делать нечего. Кстати, это еще один аргумент в пользу внеблокового курса нашей страны, ибо участие в любом военно-политическом союзе предполагает наличие определенных обязательств. Ведь достаточно пару раз отказаться (в виде отправки «миротворческого» контингента) поддержать усилия, например, упомянутого альянса, как от такого «союзника» постараются избавиться партнеры.

На мой взгляд, любая миротворческая операция подобна айсбергу. Его видимая часть — это публичная, открытая политика мирового сообщества под эгидой ООН или других международных организаций по недопущению или пресечению насилия, восстановлению законности, защите людей и оказанию им гуманитарной помощи. Безусловно, в мировой истории подобные ситуации объективно возникали, и без всяких подводных течений «голубые каски» помогали людям. Для нашей страны подобный пример — участие инженерного батальона в миссии ООН в Ливане, где украинские военнослужащие разминировали территории от взрывоопасных предметов и ликвидировали другие последствия военных действий.

К сожалению, приходится говорить и о «подводной части» айсберга, т. е. как готовятся и осуществляются миротворческие операции, кто за ними стоит и интересы каких третьих сил реализуются в ходе их проведения (из недавней истории это касается Ирака, Балкан и Ливии). Мало кто будет спорить, что крупные мировые игроки в первую очередь решали в упомянутых странах свои интересы под вывеской ООН, а оказание помощи мирным гражданам стало красивым лозунгом для обоснования применения силы. Естественно, таскать каштаны из огня — не самая достойная участь, и отношение нашей страны к подобным «миротворческим» проектам должно быть четким и однозначным.

Заметим, что решение проблемы легитимности ряда операций лежит в плоскости дальнейшего совершенствования нормативно-правовой базы, которой руководствуется ООН в своей миротворческой деятельности, а также подготовки и применения военной силы. Ведь до сих пор ООН «не захотела» регламентировать деятельность своего военно-штабного комитета, предусмотренного ее Уставом, за 65 лет не собравшегося ни разу. Хотя уже этим можно пресечь попытки поручать выполнение и даже толкование резолюций СовБеза ООН разного рода сторонним организациям (НАТО, ЕС и др.), а командование миротворческими операциями возложить на военно-штабной комитет с участием России, Китая и других государств — членов ООН.

Но есть миротворческие операции, которые находятся между двумя вышеописанными крайностями. Когда нет морально-этических и других препятствий направлять наших миротворцев за границу, нам следует активнее реагировать на запросы ООН. Автору статьи по роду своей деятельности неоднократно доводилось иметь дело с подобными документами уважаемой международной организации. Увы, в ряде случаев Украина изначально отказывалась от участия в некоторых операциях ООН (например, в Конго, Южном Ливане и т. п.) с мотивировкой, что это не соответствует нашим национальным интересам. Или была неспособна выполнить требования ООН, прежде всего по срокам подготовки и направлению контингента. Действительно, какая международная организация будет ждать украинских миротворцев полгода (именно такие сроки на подготовку запрашивались нашим Генштабом) в то время когда гибнут люди и помощь им нужна немедленно.

Важно и то, что миротворческие операции являются для многих украинских военнослужащих фактически единственным способом поддержания уровня боевой подготовки. Например, ежегодный налет нескольких десятков летчиков нашего вертолетного отряда в Либерии почти сопоставим с годовым налетом всех остальных вертолетчиков ВС Украины. Тоже самое можно сказать о тех кораблях ВМС, которые привлекались к операции «Активные усилия» в Средиземном море. Добавьте к этому, что ООН за участие контингентов в операциях выплачивает странам-контрибуторам значительные суммы денег. Есть, безусловно, фактор риска и даже непосредственной опасности для наших миротворцев. Но все они свою профессию выбрали добровольно. К тому же принцип добровольности сохраняется и в участии в миротворческих миссиях. Поэтому этические нормы здесь в определенной мере соблюдены.

Складывается впечатление, что в миротворчестве заинтересованы лишь Минобороны и МВД. Хотя, несомненно, это должно стать делом всего государства: участие в миротворческих операциях позволяет продвигать свои интересы в том или ином проблемном регионе. Ведь очевидно, что после боевых действий придется ликвидировать их последствия и дальше развивать страну, в которой происходили военные конфликты. Участие в операциях ООН позволит Украине закрепиться в той или иной стране, установить контакты в ее политических, военных, деловых и других кругах и со временем стать взаимовыгодными партнерами. В противном случае такой вакуум неминуемо будет заполнен другой страной... А альтернатив у нас нет — все видят, как и на каких условиях пускают нас на рынки европейских держав.

Немного о справедливости

Говоря о миротворческой деятельности, нельзя не затронуть тему справедливости в отношении людей, причастных к улаживанию конфликтов. Увы, тут можно говорить о больших проблемах.

Первая — группа предприимчивых военных образовала в армии своего рода закрытую касту «вечных миротворцев». Они вместе с ушлыми кадровиками и прочими военными чиновниками, по которым «плачут» наручники, отработали простую схему, при которой платишь десятую часть своей зарплаты (или месячный заработок) за время будущей загранкомандировки и убываешь выполнять «интернациональный долг» (расценки могут колебаться). После возвращения, «отметившись» краткосрочно на какой-нибудь должности в войсках или штабах, офицер вновь едет в очередную миссию. И так на протяжении всей службы. Если министр обороны захочет проанализировать карьеру некоторых своих подчиненных, а также заинтересуется работой тех или иных некоторых подразделений кадровых органов, то он будет весьма удивлен обилием «миротворческих» поездок у одних и их отсутствием у подавляющего большинства.

Анатолий Гриценко во время пребывания на посту министра обороны попытался навести порядок, приняв решение, что повторная длительная загранкомандировка возможна лишь через пять лет после возвращения из предыдущей. Но очень быстро угроза остаться без заработка вынудила кадровые органы искать новые схемы взаимоотношений, и сейчас «конвейер» вновь работает в прежнем режиме. (При желании сторон фамилии «авторов и исполнителей» этого проекта могут быть оглашены.)

Есть и другая сторона вопроса, связанная с несправедливой оценкой труда тех, кто рисковал собой под пулями, честно выполняя свой долг в горячих точках. К сожалению, значительная часть наших сограждан в погонах, пройдя сквозь огонь и воду, до сих пор не имеют статуса участников боевых действий и соответственно не могут пользоваться достаточно скромными льготами и привилегиями от государства (по сравнению с другими странами и отдельными категориями украинских льготников).

Один из красноречивых примеров — военнослужащие украинского миротворческого персонала в Республике Ирак. Что интересно: пока там была наша механизированная бригада, все ее военнослужащие получили статус участников боевых действий. После ее вывода в стране остались и продолжают работать (с периодической заменой) несколько десятков украинских офицеров. Но иракские повстанцы никуда не делись. Обстрелы и прочие неприятные вещи также. Но государство «мудро» решило, что наши миротворцы и так достаточно обеспечены, чтобы им давать статус и льготы участников боевых действий.

Мой знакомый рассказывал, что в некоторые периоды его пребывания в 2008 г. советником Тренировочной миссии НАТО в Ираке количество обстрелов в день доходило до двадцати. Однажды реактивный снаряд пробил потолок над его кабинетом. Минометная мина снесла верхушку пальмы возле его жилого трейлера, а осколки оставили многочисленные следы в стенах. Однако офицер официально участником боевых действий не числится. И таких случаев десятки. Участники подобных событий доказывали свой статус и права через суд, но пока нет оснований утверждать, что их усилия увенчались успехом.

И еще. Одна из неписаных военных премудростей гласит: армия, которая двадцать лет не воюет, утрачивает свой потенциал по вооруженной защите страны, превращаясь в забюрократизированную структуру, в которой перестает культивироваться боевой дух совершенствоваться мастерство ведения боя. Почему двадцать лет? Да потому, что это тот период времени, когда целое поколение офицеров, пройдя путь от лейтенанта до увольнения в запас, ни разу не нюхало пороха не на учебном стрельбище, а в реальной боевой ситуации. Естественно, что это поколение незаметно уходит с воинской службы, не передав ничего, что нужно передавать новым поколениям военных.

Безусловно, это большое счастье, что за двадцать лет независимости страны нам не пришлось реально воевать на своей территории (информационные сражения — тема для другого разговора). И фактически единственным источником накопления настоящего военного опыта и поддержания боевого духа армии становятся военнослужащие, которые прошли горячие точки за рубежом. Таких в нашей армии несколько десятков тысяч человек. Обычно в армиях мира — это основной кадровый резерв для продвижения по службе. Естественно, не ради карьерного роста, а для применения на практике полученного бесценного опыта. И как вы думаете, у нас много тех, кто носит генеральские погоны, исполнив перед этим свой интернациональный долг? Увы, больше тех, что освоили не «окопную правду», а «правила движения по паркету» в коридорах военного ведомства. И руководство страны и вооруженных сил закрывает глаза на такие очевидные вещи в кадровой политике.

Более того, от воинов-«афганцев» неоднократно приходилось слышать, как те или иные чиновники в погонах и без употребляли в их адрес фразу: «Я тебя в Афганистан не посылал. Поэтому нечего у меня что-то требовать (просить, предлагать...)». Прошли десятилетия, и история повторяется, но уже в отношении тех солдат и офицеров, которых посылала в горячие точки независимая Украина. Я готов публично назвать фамилии таких высокопоставленных и не очень чиновников в погонах, бросающихся подобными словами и сейчас.

В 2002 г. Генеральная Ассамблея ООН объявила 29 мая Международным днем миротворцев. Очень хочется, чтобы о наших миротворцах вспоминали не только раз в году в честь праздника. Необходимо, чтобы проблема миротворчества в целом и судьбы наших военнослужащих, причастных к этому, находились в поле зрения руководства государства и военного ведомства. Изобретать велосипед не нужно, достаточно изучить и взять на вооружение положительный опыт цивилизованных стран.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Камо грядеши, Україно?

Положення доповіді підтверджуються численними фактами і цифрами, що роблять...

Недальновидная «трехходовка»

Передача имущественного комплекса «Мотор Сич» государственному госоргану со...

«Метод Смелянского»

«Укрпочта» получила возможность дополнительно зарабатывать на видах услуг, не...

«Непрестижные» сварщики, «ненужные» медсестры

Государственная служба статистики опубликовала любопытнейшую отчетность под...

Сотрудничество со временем

Время не допускает вольностей, если они переходят грань естественных вещей

Сети смерти

Суицидальная попытка представляет собой крик о помощи в невыносимой ситуации, а не по...

Сыщик в законе

Журналистские расследования мало чем отличаются от деятельности частных детективов

Шедевры, копии, подделки

Право управлять и властвовать не гарантировано бессрочно

Не с Европой единой нам жить суждено

Немалый потенциал в экономике, политике и иных сферах Украина способна обрести, если...

Вызовы для нового патриарха

Дипломатические чиновники — вновь в идеологическом «мейнстриме»

Смертельные весенние ручьи

Борьба с гололедицей и посыпание дорог составами, содержащими соль, привели к тому, что...

Свобода глазами киевлян

опрос взрослого населения Киева относительно восприятия свобод в повседневной жизни

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Авторские колонки

Блоги

Ошибка