Неявка «частников» суд не сорвала

10 Сентября 2004

Нина РЫКОВА (из Луганска для «2000»)

В минувшую пятницу в Луганске тихо и «камерно» стартовал судебный процесс, способный стать академическим пособием для украинских законников.

Луганский апелляционный суд после предварительного слушания (это заседание вела судья Галина Каныгина) вынес решение: 27 сентября в 10.00 начать судебное рассмотрение одного из самых резонансных дел украинского судопроизводства. Некоторые СМИ в канун выходных сообщили эту новость, назвав процесс «Делом Александрова». Однако в суд дело поступило под названием «Уголовное дело по обвинению А. Н. Рыбака, К. В.Яворовского, С. Н.Тертышного, А. Е.Бадионного, Д. Н.Рыбака, С. Г.Петренко, А. С.Онышко, Р. Т.Турсунова, С. И.Корицкого, А. Н.Милько, Е. В.Загорулько в участии совершения преступлений, предусмотренных статьями (у каждого — свой набор статей) Уголовного кодекса Украины...»

Все 11 обвиняемых (из них только Загорулько пока на свободе под подпиской) оказались криминальными побратимами благодаря титаническим усилиям следователей Генпрокуратуры, СБУ и МВД.Убийство журналиста Игоря Александрова (заказ и исполнение — дело пяти обвиняемых, считает ГПУ) — только часть длинного мартиролога, исполненного «артелью», севшей на скамью подсудимых.

Возможно, слово «банда» употреблять преждевременно (памятуя о презумпции невиновности). Но реплика, вскользь брошенная представителем гособвинения, прокурором отдела Генпрокуратуры Валентином Брянцевым, дает основание для интриги. Мол, в ходе процесса вы услышите такое, что вам станет ясно, почему суд нельзя было проводить в Донецкой области. Таким было пояснение прокурора на наш вопрос о мотивах назначения слушаний в Луганске.

Безусловно, вполне банальной процедуре предварительного слушания придала определенный интерес ставшая известной на всю Украину судья Галина Каныгина (в связи с процессами над ОПГ Кушнира, банкира Фельдмана). Она вела заседания четко и сосредоточенно. Сюрприз (явно для прессы) заготовили адвокаты братьев Рыбаков. Защитник Андрей Федорович (он представляет интересы Дмитрия, обвиняемого в организации убийства Игоря Александрова) зачитал несколько страниц своего ходатайства к суду с требованием вернуть дело на дополнительное следствие (ДС). Среди аргументов фигурировал весь набор «давления» и нарушения права на защиту — от условий содержания до введения неизвестных медпрепаратов якобы психотропного воздействия. Все это мешало обвиняемому давать объективные показания. Да еще и назначенный адвокатом (некто Лебедев), якобы работая одновременно с двумя клиентами, настойчиво склонял Рыбака-младшего придерживаться кем-то заданной версии. Почему, когда и как от Лебедева братья отказались — неизвестно. Однако приглашенные (по личному выбору) иные защитники из Киева (у Александра Рыбака — Джондо Гелхвиидзе, у Дмитрия Рыбака — Андрей Федорович), вступив в дело, взяли ориентир — отправить дело на ДС.

В чем резон такой тактики, может быть несколько предположений. К слову, предвыборно-политическая версия тоже весьма вероятна. Тактику ведь можно практиковать как торг или шантаж. На мой вопрос, будет ли защита обвиняемых настаивать на технической фиксации процесса, Джондо Романович воскликнул: «Обязательно! У меня будет свой ноутбук. Если надо, мы сюда привезем и CNN!» Чувствовалось, защита настроена сражаться, но за какую долю истины — неизвестно. Дискуссия возникла между адвокатами-киевлянами и прокурором Валентином Брянцевым. Защита в присутствии прессы пыталась сделать особый акцент на том, что их подзащитные хотели лично участвовать в этом заседании. А Брянцев заметил, что о своем желании на этот счет братья Рыбаки процессуально следствие не известили, потому и остались в СИЗО-13 Киева.

Озвученные доводы о давлении на Дмитрия Рыбака при допросах Брянцев оценил как бездоказательные, остальное по закону подлежит рассмотрению в суде. Во всей этой «разминке» оставалась безучастной лишь Стелла Коновалова (защитник сидевшего в зале «подписного» обвиняемого Загорулько).

После краткого перерыва судья Галина Каныгина отказала всем ходатаям. Федоровичу — в отправлении дела на ДС, Гелхвиидзе — в отводе судьи (себя самой), вдове журналиста — в переносе слушания «александровского» эпизода в Славянск или Краматорск. Меру пресечения всем оставила прежнюю. И объявила дату следующей встречи в суде — 27 сентября.

Так что процесс пошел, несмотря на то что часть адвокатов продолжала оставаться на курортах Крыма. Там их по мобилкам вызванивали родственники обеих сторон процесса. Адвокаты изумлялись: «А что, суд уже начался?!» Повестка потерпевшей Людмиле Александровой пришла с резюме, подписанным судьей Каныгиной: «Неявка частников процесса не препятствует рассмотрению дела»...

Камо грядеши, Україно?

Положення доповіді підтверджуються численними фактами і цифрами, що роблять...

Недальновидная «трехходовка»

Передача имущественного комплекса «Мотор Сич» государственному госоргану со...

«Метод Смелянского»

«Укрпочта» получила возможность дополнительно зарабатывать на видах услуг, не...

«Непрестижные» сварщики, «ненужные» медсестры

Государственная служба статистики опубликовала любопытнейшую отчетность под...

Сотрудничество со временем

Время не допускает вольностей, если они переходят грань естественных вещей

Сети смерти

Суицидальная попытка представляет собой крик о помощи в невыносимой ситуации, а не по...

Сыщик в законе

Журналистские расследования мало чем отличаются от деятельности частных детективов

Шедевры, копии, подделки

Право управлять и властвовать не гарантировано бессрочно

Не с Европой единой нам жить суждено

Немалый потенциал в экономике, политике и иных сферах Украина способна обрести, если...

Вызовы для нового патриарха

Дипломатические чиновники — вновь в идеологическом «мейнстриме»

Смертельные весенние ручьи

Борьба с гололедицей и посыпание дорог составами, содержащими соль, привели к тому, что...

Свобода глазами киевлян

опрос взрослого населения Киева относительно восприятия свобод в повседневной жизни

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Авторские колонки

Блоги

Ошибка