Николай Литвин: «В 2014-м нас обвиняли: почему граница не стала Брестской крепостью?»

№18–19 (906) 17 — 23 мая 2019 г. 15 Мая 2019 1 3.1

В штабе тактической группировки «Кордон» с генерал-лейтенантом В. Мышаковским. Лето 2014 г.

Экс-глава Государственной пограничной службы Украины презентовал книгу воспоминаний «Линия разграничения», которая стала результатом переосмысления многолетнего непростого пути, который прошла структура с момента обретения Украиной независимости.

В книге собран уникальный материал, повествующий о становлении пограничной службы Украины, о тех реформах, которые претерпело ведомство в постсоветский период, и об испытаниях, которые ему пришлось пройти на разных этапах современной истории. Это события вокруг острова Тузла в 2003 г., и российско-грузинская война в 2008-м с участием в ней Черноморского флота, и потрясения, выпавшие на долю наших погранцов в результате авантюрной политики и бездарных действий руководства страны после «революции достоинства».

На основе документов, не известных широкой общественности фактов и личных наблюдений генерал армии, отдавший почти 40 лет воинской службе и 13 из них — государственной границе, попытался с высоты своего жизненного и профессионального опыта откровенно и объективно рассказать о трагических событиях 2014 г., ставших переломными для всего украинского общества. Именно тогда, по мнению Николая Литвина как непосредственного участника этих событий, на карте нашей страны и в сердце каждого ее гражданина появилась та самая линия разграничения, которая обозначила границы между добром и злом, варварством и цивилизацией, запустив губительные для государства процессы.

В книге без купюр описаны события в Крыму, действия по сохранению состава Морской охраны, передислокация Азово-Черноморского регионального управления ГПСУ в Херсонскую, Запорожскую и Николаевскую области и создание в беспрецедентно короткий срок — за полтора месяца — соответствующей инфраструктуры на временной границе.

Хронологически подробно рассказывает бывший главный пограничник и о начале боевых действий на границе — по датам и фактам, что дает возможность объективно оценить роль ГПСУ во время аннексии Крыма и начала военных действий на Донбассе. Ведь не секрет, что именно пограничники и руководство Госпогранслужбы оказались в роли «стрелочников», на которых пять лет назад обрушились обвинения в прорыве государственной границы, сдаче Крыма и неспособности удержать территориальную целостность страны.

Почему же силовой блок был бессилен перед нависшей над страной угрозой? Какую роль сыграли пограничники в событиях весны—осени 2014 г. в АРК и на Донбассе? На ком лежит ответственность за потерю Крыма? Почему государственные силовые структуры, оборонно-промышленный комплекс и системы государственного управления, ответственные за национальную безопасность, не смогли адекватно отреагировать на вызовы, перед лицом которых оказалось государство? На эти и многие другие вопросы отвечает в своей книге экс-глава ГПСУ.

К слову, пять лет назад, когда практически все руководители силовых органов покинули страну, спасаясь бегством, Николай Литвин остался в Киеве. Когда по стране прокатилась волна «мусорных» люстраций и праворадикалы начали рейды с угрозами к офису администрации ГПСУ на Владимирской, забрасывая его фаерами и требуя отставки главного пограничника, который, по их мнению, отсиживался в теплом кабинете, Николай Литвин находился рядом с теми, кто нес вахту на границе. Он координировал действия служб, ночевал в блиндажах, принимал борты с ранеными, руководил операциями, поднимая личным примером боевой дух рядовых пограничников.

В погонах, но без депутатских значков

Мы встретились с Николаем Михайловичем в агентстве УНИАН, где проходила презентация «Линии разграничения». К сожалению, это событие выпало из поля зрения большинства украинских СМИ — медийщики сфокусировались на перипетиях президентской кампании.

Основную аудиторию составляли бывшие коллеги и подчиненные Николая Литвина — начальники региональных подразделений и погранотрядов, управленческий коллектив погранслужбы почти в полном составе — крепкие профессионалы, опытные военнослужащие, генералы и ветераны погранвойск. Те, кто реформировал службу с учетом новейшего зарубежного и накопленного в советское время опыта, преобразовав ее к 2013 г. в современную модернизированную правоохранительную структуру, а весной и летом 2014-го в экстремальных условиях перестраивал ее на оборонные рельсы. Во многом благодаря четким и профессиональным действиям этих людей Украине удалось избежать гораздо больших потерь и катастрофических последствий в период начала военных действий на Донбассе. Однако именно они попали под каток люстрации — осенью 2014-го дорвавшиеся до власти политиканы фактически обезглавили погранслужбу.

По словам Николая Михайловича, этот факт стал одним из толчков к написанию книги «Линия разграничения».

— Прежде всего мне хотелось показать вклад пограничного ведомства в сохранение нашего государства, дать ответы на вопросы, которые были неправильно поняты обществом. Я решил написать в память о подвиге тех наших побратимов, которые погибли или были ранены. Ну и, конечно же, мне хотелось поделиться уникальным опытом комплексного реформирования Госпогранслужбы: это можно и нужно использовать в будущем.

В книге я делаю акцент на том, что необходимо размежевывать политический и административный уровни управления. Ведь как только политика начинает превалировать в министерствах и ведомствах, которые занимаются обороной, безопасностью или правоохранительной деятельностью, это приводит к пагубным последствиям, связанным с вымыванием кадров, падением уровня профессионализма и т. д. Силовые ведомства должны работать так, чтобы в случае смены власти они продолжали четко выполнять свои функции. Я всегда старался придерживаться этого принципа в своей работе.

ГПСУ — единственная государственная служба, где не было депутатов — ни районных, ни верховных рад, единственная служба, где не было политических назначений. И это тоже служило цементирующим моментом, давая положительный результат: погранслужба работала на человека, на общество, а не обслуживала какой-то политический проект.

Надо понимать, что история современной Украины тесно связана с пограничным ведомством. Но чтобы оценить масштаб задач и результаты его работы, нужно время. Только с расстояния времени можно сформировать объективную и непредвзятую оценку действий людей в зеленых фуражках.

Все пять лет после ухода в отставку я старался не обращать внимания на бестактность и политические заявления в мой адрес и в адрес ГПСУ. За это время фактически вычеркнули из истории моих побратимов — легендарных людей, которые стояли у истоков службы — с 1991 г. И это удар не столько по людям, сколько по государству. Говорю это вам как человек, который всегда руководствовался в своих действиях интересами страны.

Безусловно, я горжусь тем, что мне довелось на протяжении многих лет руководить украинской погранслужбой. О результатах пусть говорят другие, но я старался не делать ничего, что могло бы причинить вред авторитету и имиджу нашей службы. Я всегда оставался сторонником современной, профессиональной европейской структуры, которая базируется на фундаменте интегрированной системы управления границей с распределением функций между вооруженными силами, силовыми структурами и пограничниками правового статуса охраны и обороны. Как раз это и стало тем ключевым вопросом, который назрел в 2014 г., и все последующие события наглядно подтвердили необходимость создания именно такой модели охраны границы.

Сдача Крыма: кто виноват?

— Николай Михайлович, не могу не задать вам вопрос, который вот уже пять лет будоражит общество: почему сдали Крым? Кто виноват, и была ли возможность удержать ситуацию?

— На этот вопрос нет однозначного ответа. Во-первых, властные и оппозиционные элиты довели страну до общественного раскола, и наш сосед умело использовал эту ситуацию в своих интересах. Вторая причина заключается в том, что не были задействованы государственные механизмы прямого действия. Можно было решить вопрос с помощью введения правового режима чрезвычайного положения, когда был захвачен Верховный Совет АРК, или режима военного положения, когда ситуация стала выходить из-под контроля. Есть еще закон о территориальной обороне, который тоже не был применен. Вот эти три правовых рычага не были запущены, и это дало возможность блокировать силы и средства, которые находились в военных городках и не выполняли свои функции.

Ну и третья причина: в Крым следовало немедленно отправить правительственную комиссию, которая должна была разобраться в обстановке и взять под контроль переговоры с тогдашним руководством автономной республики, чтобы решить те или иные вопросы. Но и это не было сделано.

В итоге инициатива оказалась в руках России, которая привела в полную боевую готовность все находящиеся в Крыму силы и средства. В первую очередь под удар попали пограничники, которые делали все возможное, чтобы удержать свои позиции в ожидании помощи. Но помощь так и не пришла. Хотя, еще раз повторю, ситуацию можно было удержать с помощью введения правового режима. Подробнее об этом вы можете прочитать в моей книге.

В 2014-м нас обвиняли: «Почему граница не стала Брестской крепостью?» Чтобы расставить все точки над «і», я еще раз хочу пояснить всем, кто в потере территории винит пограничников, путая понятия охраны и обороны: Государственная пограничная служба Украины была сформирована и развивалась как правоохранительное полицейское ведомство, предназначенное для охраны границы и осуществления пропускных операций в пунктах пропуска.

Что касается вопроса соотношения охраны и обороны, то в Украине нет такого уникального ведомства, которое могло бы полностью взять на себя обе функции. И в случае возникновения внешней угрозы оборона границы — прерогатива вооруженных сил согласно стратегии и военной доктрине. Когда возникает угроза нападения, ВСУ должны подтягивать силы к государственной границе, выходить в обозначенные районы и занимать линию обороны. После чего под руководство ВСУ переходят все правоохранительные структуры и органы безопасности — МВД, СБУ и Госпогранслужба, каждый из которых выполняет свою функцию. Ничего этого не случилось в 2014 г.

Когда возникла угроза на Донбассе и руководство ГПСУ обратилось с просьбой к вооруженным силам взять под оборону границу в пределах Луганской, Донецкой, Сумской и Черниговской областей, войска не вышли. Вот почему я говорю в своей книге о необходимости военно-территориального деления страны и создания оперативно-стратегических органов управления. В мирное время это не было сделано, а те подразделения и части, которые имелись, не были готовы выйти к обороне границы.

Единственное, где нам была предоставлена квалифицированная военная помощь, так это в Херсонской, Николаевской и Запорожской областях, во время перекрытия Перекопского перешейка, которое осуществил Восьмой армейский корпус. Военные вышли с артиллерией, бронетехникой, и когда пограничники выполняли свои правоохранительные пропускные функции, за их спиной стояли вооруженные силы. Это общепринятая классическая схема, которая обеспечивает целостность границы.

Хочу привести вам такой пример: Восточное региональное управление ГПСУ охраняло 2295 км украинско-российской границы, где несли службу 8 тыс. пограничников. Т. е. в среднем четверо пограничников на 1 километр. Они охраняли границу в штатном соответствии, будучи оснащены вооружением и техникой, необходимыми для обеспечения правоохранительных функций. И когда нам вменяют в вину: «Почему вы не обороняли?», я повторяю, мы — правоохранительное ведомство, но вынуждены были своими силами перейти к обороне, поскольку ни в Луганской, ни в Донецкой областях ни единой части вооруженных сил до июня месяца не было.

Испытание войной: одни за всех

— Почему силовой блок государства оказался беспомощным как перед внешней, так и перед внутренней угрозой? Вы наверняка знаете, что происходило в тот период в кабинетах новой власти.

— Проблема в том, что в тот период, когда нужно было действовать быстро и на опережение, новая власть делила страну, министерства и должности. В дни аннексии Крыма представители оппозиционных сил, перехватившие государственный штурвал, распределяли портфели. Когда время шло на часы, а и.о. президента—главе ВР и премьеру нужно было принять и возглавить неотложные меры, чтобы локализовать неправовые, насильственные действия, этого не произошло. Один из активных участников второго майдана, Андрей Сенченко, позже рассказывал журналистам о том, что 23—25 февраля, когда можно было удержать Крым, новая власть «расписывала «шахматку» всей страны — до районных администраций включительно».

— Одна из частей вашей книги называется «Испытание войной», где вы рассказываете о майдане, начале войны и установлении линии столкновения на фоне политических процессов в государстве. Какие выводы вы сделали, проанализировав этот период?

— Прежде всего я пытался проанализировать первопричины кризиса власти, ее падения и размежевания общества с последующим ослаблением государства, что привело к потерям не только части территории, но и населения страны в Крыму и на востоке.

В ночь с 21 на 22 февраля 2014 г. обезглавленными остались многие министерства и ведомства — их руководство спасалось бегством. Среди всех силовых ведомств в этот период в штатном режиме без сбоев функционировала только погранслужба. И я могу со всей ответственностью заявить, что пограничное ведомство сыграло решающую роль в сохранении государства в 2014 г.

К концу 2013-го — началу 2014 гг. погранслужба как профессиональная структура успела пройти все этапы реформирования и единственная из всех силовых структур во времена испытания майданом и войной предстала организованной силой, четко управляемой, которая смогла в одиночку до июня 2014 г. держать границу, а значит — уберечь государство от глобальной катастрофы.

Весной—летом 2014 г. на границе Луганской и Донецкой областей пограничники остались единственными представителями государственной власти и не сдали без боя или приказа ни одного объекта — военного городка, органа управления или пункта пропуска. В то время как районные и областные госадминистрации, органы СБУ, прокуратуры и МВД рассыпались и прекратили свое существование. Одни растерялись, испугались и разбежались, другие — перешли на сторону сепаратистов. А некоторые выехали на подконтрольные украинской власти территории.

Оборона управления Луганского погранотряда, жестокие бои под Изварино, Краснопартизанском, Мариновкой, Красной Таловкой, оборона Мариуполя, бои в составе группировки совместно с вооруженными силами в секторе Д — это далеко не полный перечень героических действий пограничников. Причем офицеры и генералы из администрации ГПСУ принимали непосредственное участие в боях на границе, в т.ч. в составе мотоманевренных и оперативных групп.

Большую роль сыграло логистическое обеспечение, когда в сжатые сроки нужно было обеспечить решение вопросов и проблем, которые в мирное время перед нами не стояли. Прежде всего — обеспечить процесс перехода от правоохранительных действий на границе, которые выполняла погранслужба, к ведению общевойсковых, оборонительных боев и столкновений, что было несвойственно институции, но жизнь диктовала нам новые правила.

Уникальным опытом для нас стало выполнение заданий под ударами ракетных систем залпового огня, артиллерии, огня танков, бронетехники, снайперов и минной войны, противодействие диверсионно-разведывательным группам. Если взять историю аналогичных институций Европы и мира, то ни одна из них не имеет опыта такого быстрого переформатирования структуры с охранных функций до ведения общевойсковых действий. Это действительно уникальный опыт, который требует дополнительного изучения.

Убрать политику из силового блока!

— Насколько серьезными были потери пограничников в 2014 г., учитывая отсутствие опыта обороны и полноценной поддержки со стороны ВСУ?

— За время проведения АТО по состоянию на 1 октября 2014 г. потери ГПСУ составляли: 61 погибший, 344 раненых, 9 пропавших без вести, один пленный. И хотя это наименьшие потери среди всех силовых структур, мы обязаны до конца жизни помнить наших пограничников, которые погибли, получили ранения или остались калеками, выполняя свой долг.

Большую роль в тех событиях сыграла профессиональная подготовка пограничников, поскольку с 2008 г. ведомство полностью отказалось от призыва военнослужащих срочной службы и перешло на контрактную основу.

Я уверен в том, что если бы мы комплектовали службу срочниками, при недостаточном материально-техническом обеспечении, при недостаточном уровне управления и связи, без усиления подразделений офицерами и генералами региональных управлений и мобилизованными резервами, потери были бы на порядок выше. В том, что отвели большую беду, заслуга работы управленческого состава ГПСУ, органов охраны границы и реформ, которые были проведены. В погранслужбу приходили в основном люди, средний возраст которых составлял 27—28 лет, большинство из них имели высшее техническое образование. И этот костяк помог выстоять в горниле испытаний.

— Меня удивляет, что на презентации такой важной книги, которая могла бы стать пособием для нынешних пограничников, нет никого из теперешних руководителей ведомства. Преемники не обращаются к вам за помощью, учитывая ваш опыт?

— Это вопрос не ко мне. Но я всегда открыт к общению и готов предоставить любую консультацию своим коллегам. Кстати, книга — в некотором смысле хрестоматия для всех, кто решил посвятить себя пограничной службе, поскольку в ней я не только анализирую пройденный путь, но и делюсь своим видением будущего.

Имея многолетний опыт службы в системах государственной безопасности, понимая государственную систему управления, я решил изложить свое субъективное видение дальнейшего развития службы в виде предложений и рекомендаций, поскольку блок обороны и безопасности государства требует неотложных реформ силовых ведомств. Реформирование должно выполняться на основании единых нормативных требований к каждой структуре, ее численности, задачам и функциям, с четко определенными критериями стратегической координации функционального взаимодействия всех структур и единым алгоритмом управления.

К сожалению, на протяжении последних лет в работу силового блока постоянно вмешивается политика. Исправить ситуацию может только совершенствование политической системы в нашей стране и реформирование системы внутренней безопасности через взаимодействие МВД, Нацгвардии, СБУ и пограничной службы.

Особенно остро стоит вопрос профессионализации власти и формирования ее по принципу наличия опыта, знаний и конкретных результатов, а не политической целесообразности и симпатий. Хотелось бы, чтобы рекомендации, которые я даю в книге, помогли избежать ошибок на этом пути.

Впрочем, «Линия размежевания» — это не пособие исключительно для пограничников. Надеюсь, что книга будет интересна широкому кругу людей, небезразличных к судьбе государства. Верю в то, что трагические события войны, неудачи и испытания со временем выкристаллизуют наше государство, и сделают Украину более сильной и сформируют ее как нацию.

— Вы наверняка наблюдаете, как развивается погранслужба. Видите плюсы, минусы в этом процессе? Как в целом оцениваете работу ведомства?

— Как человек, отдавший погранслужбе 13 лет, я не хотел бы критиковать коллег. Скажу только, что экономическая ситуация в стране и война требуют рационального использования ресурсов. Реформируя структуру, я стремился к оптимизации, рациональности и экономичности. Во времена моего руководства ГПСУ было 6 департаментов, а сейчас их 15, было 5 региональных управлений, сейчас — 7. И как вы понимаете, это все — должности, звания, оклады, дополнительная бюрократия и т. п.

— Если новый президент обратится к вам с просьбой вернуться в кабинет на Владимирской, вы дадите согласие?

— Нет. ГПСУ — это пройденный для меня этап. Я его перерос. Я и так задержался на этой должности. Как говорил Наполеон, главное задание любого правителя — не дать своим подчиненным состариться на своих постах. Но я считаю, что если государство вкладывает в образование и профессиональное становление человека серьезные ресурсы, то оно должно максимально использовать полученные им знания и опыт. И это касается не только меня, в нашей стране есть много профессионалов, которые могут принести ей пользу. Я очень надеюсь, что вместе со сменой руководства Украины время дилетантов уйдет в прошлое.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...


Загрузка...
Загрузка...

Как на стероидах

Большинство этих людей по сути — гастарбайтеры. Но живут и заработанное тратят они в...

Искусство гордиться катастрофой

В сети шутят: Израиль — третья в мире страна, которая смогла только разбить свой...

Андрей Гармиш: «Любые проблемы, связанные с...

По статистике из девяти человек, которые консультированы у нейрохирурга, только...

Каковы чиновники — таков и «рудимент»

Украина продолжает идти путем дерегуляции и уменьшения давления на бизнес, но по факту...

Олег Шевчук: «Когда в Старычах начали рыть котлованы,...

Дешевле строить круглогодично и круглосуточно, чем из-за погодных условий...

Проверки Гоструда. Как избежать огромного штрафа

Положительная практика обжалования штрафов Госслужбы по вопросам труда есть Нередки...

Комментарии 1
Войдите, чтобы оставить комментарий
Виктор
16 Мая 2019, Виктор

Нема той зрады, из которой можно сделать перемогу и обьявить себя хероем......

- 5 +

Получить ссылку для клиента
Авторские колонки

Блоги

Лентаинформ
Загрузка...
Ошибка