Нужна ли защита судам, которые нас не защищают?

№50(846) 15—21 декабря 2017 г. 13 Декабря 2017 4

На днях Высший совет правосудия (ВСП) обратился в Нацполицию с требованием принять предусмотренные законом меры с целью недопустить блокирование Дома правосудия в Черкассах (ул. Гоголя, 316) и обеспечить общественный порядок во время работы судов.

Во дворе Дома правосудия жгли шины

Вердикт прозвучал за полночь

Поводом для такого обращения послужили сообщения черкасских судей. В частности, и. о. председателя Сосновского райсуда Алла Чечот заявила, что работу возглавляемого ею суда, расположенного на втором этаже Дома правосудия, заблокировали радикально настроенные митингующие с флагами и символикой «Национального корпуса». Свои действия они объяснили тем, что не удовлетворены решением судьи Приднепровского райсуда Черкасс, которое было вынесено вечером 7 декабря 2017 г.

Указанные лица утром 8 декабря заблокировали все входы в здание, на замечания и призывы сотрудников полиции не реагировали, судей на рабочие места не допускали, перед Домом правосудия жгли шины.

Г-жа Чечот их действия назвала недопустимыми, противоправными, создающими давление на судей, что является прямым вмешательством в осуществление правосудия с целью помешать выполнению служебных обязанностей.

В свою очередь и. о. председателя Приднепровского райсуда Владислав Шипович сослался на заявление от следственного судьи Сергея Дунаева, в котором последний указал, что 7 декабря он рассматривал ходатайство следователя ГУ Нацполиции в Черкасской обл. о применении меры пресечения (судебное дело №711/10989/17).

При рассмотрении дела в зале судебных заседаний присутствовали т. н. свободные слушатели. После оглашения судебного решения, которое состоялось 8 декабря в 0 час. 15 мин., присутствующие выразили недовольство и отказались выпускать судью и секретаря из зала судебных заседаний №4. Около 20—30 мужчин из числа свободных слушателей стали угрожать судье, намереваясь причинить вред его здоровью и имуществу.

В результате до 3 часов судья и секретарь находились в зале судебных заседаний вместе с представителями общественности, пытаясь успокоить разъяренных людей, однако это не дало никакого результата. В связи с этим работники Нацполиции осуществляли меры по поддержанию общественного порядка, обеспечили судье и секретарю выход из зала.

В это время враждебно настроенные лица с помощью мебели, которой оснащен зал судебных заседаний, начали блокировать проходы к лестнице и помещению суда. Затем выход из здания перекрыла толпа, возникла потасовка.

Несколько особо агрессивных мужчин проявляли реальные намерения нанести вред здоровью судьи, высказывая угрозы, а также неоднократно выдвигали требования немедленно принять другое судебное решение, угрожая физическим насилием, уничтожением принадлежащего судье имущества, а также применением насилия в отношении членов его семьи.

Некоторые из этих лиц обращались к судье в нецензурной и унизительной форме. Для недопущения эскалации конфликта судья решил вернуться на рабочее место, где и провел всю ночь.

ВСП указал, что указанные факты подтверждаются публикациями в интернете, а также отметил, что в Доме правосудия в Черкассах расположено четыре судебных учреждения: Приднепровский райсуд, Сосновский райсуд, Черкасский райсуд и апелляционный суд Черкасской обл.

Следует отметить, что ВСП почему-то не упомянул о том, что вообще-то действия тех, кто устроил погром в Доме правосудия, подпадают под несколько статей УК. В частности, согласно ст. 376, вмешательство в любой форме в деятельность судьи с целью воспрепятствовать выполнению им служебных обязанностей или добиться вынесения неправосудного решения наказывается штрафом до 50 необлагаемых минимумов доходов граждан (НМДГ), или исправительными работами на срок до двух лет, или арестом на срок до шести месяцев.

Зал судебных заседаний №4 Приднепровского райсуда после погрома

В ст. 377 указано, что угроза убийством, насилием или уничтожением (повреждением) имущества в отношении судьи, народного заседателя или присяжного, а также в отношении их близких родственников в связи с осуществлением правосудия наказывается исправительными работами на срок до двух лет, или арестом до шести месяцев, или ограничением свободы до трех лет, или лишением свободы на тот же срок.

Никто не отменял и ст. 296, согласно которой хулиганство, т. е. грубое нарушение общественного порядка по мотивам явного неуважения к обществу, наказывается штрафом от 500 до 1000 НМДГ, или арестом на срок до шести месяцев, или ограничением свободы на срок до пяти лет. Те же действия, совершенные группой лиц, наказываются ограничением свободы на срок до пяти лет или лишением свободы на срок до четырех лет.

Да и действия (точнее — бездействие) самих полицейских вызывают немало вопросов. Почему они, например, спокойно взирали на то, как во дворе Дома правосудия жгут шины, ломают мебель в зале заседаний, угрожают судьям и даже допустили, что следственный судья был вынужден всю ночь оставаться на своем рабочем месте? И при этом ни один из участников беспорядков не был задержан.

Вопиющая беспомощность правоохранителей, включая СБУ, наводит на мысль о том, что силовые структуры не только действуют разобщенно, но и не в состоянии обеспечить безопасность граждан Украины. Судя по всему, требование ВСП — глас вопиющего в пустыне.

Судьба Алчевска

Но все-таки что это было — беспомощность, страх или, возможно, плохо скрываемое нежелание защищать судей по каким-то веским причинам, неведомым сторонним наблюдателям, хотя в последнее совсем не хочется верить? Но я предлагаю не исключать полностью и эту версию.

Поскольку было бы несправедливым не рассказать о некоторых, мягко говоря, вопиющих проблемах жителей Смелы Черкасской обл. и об их отношении к событиям, произошедшим 7—8 декабря в Доме правосудия в Черкассах. Вот что написала одна из украинских газет 31 октября 2017 г.

«В городе Смела Черкасской обл. уже второй год в начале отопительного сезона батареи остаются холодными. Большую половину города отапливает частная компания, которая должна «Нафтогазу» немалую сумму и из-за этого не получила лимиты на топливо.

На улице плюс 4, а в школах, больницах, садиках и домах Смелы — не выше 13 градусов. И это если работают обогреватели. С похолоданием школьников отправили на каникулы. А вот малышей в садиках приходится кутать. Обогреватель в комнате включают за несколько часов до дневного сна детей.

70% города отапливает частная компания «Смела Энергоинвест». Она должна «Нафтогазу» 91 млн. грн. НАК не установил лимиты на топливо. Горожане не знают, сколько еще ждать обещанного тепла.

Частная компания отапливает город с 2010-го — тогда местное теплокоммунэнерго подписало с ней договор о совместной деятельности, разрешив «Энергоинвесту» использовать коммунальную базу — 21 котельную. По словам директора КП «Смела Теплоэнерго» Владимира Пруса, договор был разорван еще в апреле 2017 г., коммунальщики хотят самостоятельно отапливать Смелу.

На некоторые котельные вернулись сотрудники теплокоммунэнерго. Старое оборудование частники демонтировали, установили новое. Но запустить котельные невозможно. На котельных были сняты блоки управления горелками, хотя все эти объекты находятся в собственности города.

Между тем частники действия коммунальщиков назвали самоуправством, сославшись на то, что суд признал неправомерным расторжение договора. Кроме того, новое оборудование в котельных городу не принадлежит.

Замдиректора «Смелаэнергоинвест» Андрей Ляхов заявил, что «80% котельных — это лизинговая компания, которая предоставила нам данное оборудование. 20% — это то оборудование, которое есть, имеется в виду у КП. То, что сейчас происходит, я по-другому не назову, как рейдерский захват».

И пока коммунальщики и частники решали, кто и как будет отапливать Смелу, жители замерзали. «Если тепло не подадут в ближайшее время, 80-тысячный город рискует повторить судьбу Алчевска», — указано в публикации издания.

Браслет вместо 38,5 млн. грн.

А какое отношение жители Смелы имеют к ситуации вокруг Дома правосудия в Черкассах? — задастся вопросом пытливый читатель. Самое непосредственное.

Пресс-секретарь генпрокурора Лариса Саган на своей странице в Фейсбуке сообщила, что 7 декабря «Приднепровский райсуд Черкасс отказал в удовлетворении ходатайства следователя, согласованного с прокурором, об избрании подозреваемому в организации преступной схемы по присвоению средств, полученных от потребителей за поставку тепловой энергии ООО «Смелаеэнергоинвест» (один из основателей общества), меры пресечения в виде заключения под стражу с возможностью внесения залога в размере нанесенного ущерба в 38 млн. 530 тыс. грн.

Следственный судья избрал подозреваемому меру пресечения в виде личного поручительства народного депутата Ивана Фурсина. Прокурором в уголовном производстве на указанное судебное решение внесена апелляционная жалоба».

Пресс-служба Черкасской областной прокуратуры объяснила, что имела в виду г-жа Саган. Дело в том, что жители Смелы неоднократно пикетировали здания местной власти из-за перебоев с подачей тепла. В ноябре этого года отопительный сезон в городе так и не начался. Причина — задолженность за поставки газа компании «Смелаэнергоинвест», которая поставляет тепло 90% населения города.

Оказалось, что руководство «Смелаэнергоинвеста» в 2014—2017 гг. использовало схему увода денег за поставленное тепло на собственные счета. Согласно материалам досудебного расследования, должностные лица ООО «Смелаэнергоинвест» в обход действующего законодательства на основании фиктивных договоров открыли на основателя фирмы, а также на юридических лиц расчетные счета, на которые и поступали деньги потребителей за поставленное тепло. В итоге злоумышленники присвоили 38,5 млн. грн.

Правоохранители два года занимались расследованием этого дела и провели масштабную операцию, в которой помимо работников областной прокуратуры приняли участие оперативники областного управления по защите экономики, следователи Нацполиции, а также бойцы спецназа КОРД («корпус оперативно-раптової дії»). В результате был задержан организатор преступной схемы — один из основателей «Смелаэнергоинвеста», а также его соучастник — бывший директор этой компании.

Было изъято большое количество наличности в гривнях и в валюте, а также финансово-хозяйственная документация и компьютерная техника, подтверждающие причастность должностных лиц «Смелаэнергоинвеста» к совершению преступления.

Им предъявлено подозрение в совершении преступления, предусмотренного ст. 191 УК (присвоение чужого имущества, вверенного лицу, путем злоупотребления должностным лицом своим служебным положением, совершенное по предварительному сговору группой лиц, в особо крупных размерах).

Территориальное управление Государственной судебной администрации Украины в Черкасской обл., а также ряд отечественных изданий сообщили, что один из задержанных по этому делу — владелец ООО «Смелаэнергоинвест» Андрей Карпенко. Хотя обвинение просило взять его под стражу с правом внесения залога в 38,5 млн. грн. (сумма ущерба), судья Сергей Дунаев выпустил его на поруки народного депутата Ивана Фурсина.

Мы ни в коем случае не оправдываем действия тех, кто устроил беспорядки в Доме правосудия в Черкассах, но обращаем внимание на мотивы их поведения. Согласитесь, странно выглядит тот факт, что судья принял решение не в рабочее время, а после полуночи. Может быть, ждал, пока разойдутся ненужные свидетели и еще более ненужные протестующие?

Протестующие наверняка ознакомились с публикацией аналитического портала «Слово и дело», который в июне 2017 г. опубликовал статью «Переведенный из зоны АТО судья получил в подарок от отца большую квартиру». В ней сообщалось, что «переведенный из Ровеньковского горсуда Луганской обл. судья Приднепровского райсуда города Черкассы Сергей Дунаев получил в подарок от отца квартиру. Согласно реестру деклараций, отец судьи — гражданин Украины Александр Валентинович Дунаев подарил ему квартиру общей площадью 132,2 кв. м. Стоимость жилья — 1 млн. 122 тыс. 750 грн.

В ежегодной декларации за 2016 г. Дунаев указал, что в Черкассах он вместе с семьей арендует квартиру площадью 70 кв. м. Также судья задекларировал жилье в Кадеевке Луганской обл. площадью 45,9 кв. м и автомобиль Toyota RAV4 2012 г. в., которым пользуются он и его жена, однако прав владения транспортным средством семья Дунаевых не имеет».

У нас нет оснований утверждать, что такой щедрый подарок — признак коррупции, но и трудно не удержаться от ассоциаций с некоторыми народными избранниками, купившими дорогущую недвижимость в столице не за собственные средства, а на деньги жен и знакомых.

В связи с этим нельзя не вспомнить еще один инцидент, имеющий непосредственное отношение к Черкассам. В июле 2017 г. депутат Черкасского горсовета Иван Косенко обратился в ВСП с жалобой, в которой попросил рассмотреть и квалифицировать решение судей Апелляционного суда Черкасской обл. Игоря Поединка, Ирины Соломко и Николая Ятченко и отстранить их от судопроизводства.

Просьбу он обосновал тем, что эти судьи «фактически позволили выпустить из-под стражи основного подозреваемого в организации жестокого убийства корсунского журналиста Василия Сергиенко». «Считаю недопустимыми такие действия судей, которые дискредитируют честь людей в мантиях», — написал депутат.

Журналист Василий Сергиенко

К слову, Василия Сергиенко похитили из собственного дома в г. Корсунь-Шевченковский поздно вечером 4 апреля 2014 г., убили и закопали в лесу возле села Выграев в 15 км от места похищения. На теле Сергиенко были многочисленные ножевые ранения, перерезано горло, проломлен череп. Руки закованы в наручники, а ноги перебиты в коленях.

В связи с решением судей Апелляционного суда Черкасской обл., которые отпустили из-под стражи Вадима Мельника, основного подозреваемого в организации убийства журналиста, и заменили ему меру пресечения на домашний арест с ношением электронного браслета, возмущенные люди подожгли шины и блокировали выезд из здания суда.

И ведь нельзя сказать, что ВСП смотрит сквозь пальцы на Дом правосудия в Черкассах. В конце прошлого года он уволил в связи с подачей заявлений об отставке аж 11 судей Апелляционного суда Черкасской обл. И не стоит обращать внимание на формулировку — судьи просто так в отставку не уходят.

Проблема заключается в избирательности действий правоохранителей и судей, отсюда и повсеместное недоверие к ним жителей Украины. И пока это доверие не будет возвращено, мы по-прежнему будем наблюдать за жжением шин и блокированием работы полицейских и судебного корпуса. И за нежеланием полицейских защищать таких судей.

Понятно, что полицейские должны защищать судебную систему в любом случае. Но ведь и они тоже люди, которым не чужды чувство справедливости и обида за то, что в результате напряженной работы им в конце концов удалось поймать и привести в зал суда возможного убийцу, а его отпустили из-под стражи. Перефразируя известную фразу, можно сказать, что если под окнами Дворца «правосудия» горят шины, то, возможно, тому есть причины.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...


Загрузка...

Нетоксичные мечты и сортирная революция

Две трети населения страны проживает на территориях, где качество атмосферного...

Не слезли с пальмы

Жидкое пальмовое масло (олеин) по составу близко к свиному салу

Вперед к эпохе тотальной биологически-цифровой...

Новые технологии дают возможность вторгаться в жизнь работников в немыслимых ранее...

Какая армия без полиции?

ВСП на данный момент не имеет права ни возбуждать уголовное производство, ни...

Загрузка...

Борьба с пожарами в пожарном порядке

Если б не было кемеровского ада, то глава правительства и не знал бы, что есть закон о...

Из палаток — в «умные» казармы

«Наша задача — учить военных развертывать полевые лагеря в любых условиях и жить...

Лучше немцев только японцы

Во многих странах ежегодно определяют лучшие легковушки, а различные рейтинговые...

У мины нет обратного хода

7 тыс. кв. км подконтрольной украинскому правительству части Луганской и Донецкой...

Ветераны без вождя

Создав в сентябре 2014 г. Государственную службу по делам ветеранов и участников АТО...

Сытый желудок или автоматы Калашникова?

Статус Украины как страны-аспиранта НАТО является «протокольно-символическим...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто

Получить ссылку для клиента
Авторские колонки

Блоги

Маркетгид
Загрузка...
Ошибка